Курс гривны не является решающим фактором доходности украинских экспортеров

Курс гривны к ключевым мировым валютам не является решающим фактором доходности экспортеров. Главный фактор – это цены на сырьевые товары. Об этом говорится в отчете о финансовой стабильности, который подготовил центральный банк страны.

Вставка 7. Влияние курсовых колебаний на экспортеров

Последствия укрепления или ослабления гривны для доходности обычно нивелируются через валютную составляющую в себестоимости производства и влиянии на переоценку долга.

До 2015 года в Украине действовал режим фиксированного валютного курса. Поэтому в течение кризисов гривна неконтролируемо девальвировала под давлением накопленных дисбалансов. Это оказало значительное негативное влияние на экономику. Для обеспечения ценовой и финансовой стабильности НБУ внедрил инфляционное таргетирование и режим плавающего курса.

С тех пор наблюдались эпизоды заметного ослабления и укрепления курса, что вызывало беспокойство по поводу доходности экспортеров.

Для оценки влияния колебания курса гривны на экспортеров проанализированы крупнейшие отрасли, которые продают продукцию на внешних рынках: это металлургия, машиностроение, сельское хозяйство и масложировая промышленность, а также 720 публичных компаний из этих отраслей, которые дают треть экспортной выручки страны.

Результаты анализа свидетельствовали о слабой связи между изменением валютного курса и доходностью экспортеров.

Определяющим фактором доходности в основном были цены на международных сырьевых рынках, ведь большинство украинских экспортеров специализируется именно на экспорте сырьевых товаров.

Слабая статистическая зависимость объясняется тем, что 50-70% себестоимости экспортеров напрямую зависит от обменного курса. Это импортные товары или сырье, стоимость которого определяется на мировых рынках в долларах, а внутренние цены в гривне быстро реагируют на изменение мировых цен. Следовательно, снижение или рост доходов в гривне в значительной мере компенсируется изменением расходов.

Изменение курса на 1% реализуется в параллельное изменение доходности EBITDA экспортера на 0.2% в аналогичном периоде. Для большинства компаний даже после значительных изменений обменного курса доходность бизнеса нормализуется за один-два года в результате коррекции цен на составляющие себестоимости.

Некоторым экспортным отраслям присущ длинный производственный цикл. Соответственно влияние изменения курса на денежные потоки экспортера меньше, чем на бухгалтерскую прибыль. Это объясняется правилами учета: в себестоимости, прежде всего, учитываются самые старые запасы, приобретенные по старым ценам.

Большинство украинских экспортеров привлекает кредиты в иностранной валюте. Следовательно, изменение обменного курса увеличивает долговую нагрузку во время девальвации. Например, большинство украинских экспортеров понесли значительные убытки от переоценок во время кризисов 2008-2009 годов и 2014-2016 годов. Потеря доходов вместе с переоценкой долга вынудили даже самые стойкие компании к реструктуризации.

Достоянием взвешенной монетарной политики и свободного курсообразования также стали самые низкие за всю историю процентные ставки. Это улучшило доступ предприятий, в том числе экспортеров, к кредитным ресурсам.

Риск доходности

Риски доходности пока не реализовались: операционная доходность высокая, а отраженные банком кредитные убытки не чрезмерные. Как продемонстрировал кризис, комиссионные доходы наиболее уязвимы к ужесточению карантинных мер. Однако их падение было краткосрочным благодаря росту безналичных операций.

Доходность обеспечивал высокий процентный спред — он практически не изменился с начала года, несмотря на значительное снижение общего уровня ставок. В среднесрочной перспективе риски его снижения являются значительными.

Также сохраняется определенная неопределенность по поводу достаточности сформированных резервов под кредитные убытки.

Влияние коронакризиса на доходность пока умеренное  

Коронакризис ухудшил финансовое состояние банков, однако менее ощутимо, чем ожидалось весной. Прибыль сектора за 10 месяцев 2020 года снизилась лишь на четверть по сравнению с предыдущим годом. Количество убыточных банков не выросло. Худшим финансовый результат был во II квартале во время жестких карантинных ограничений из-за снижения спроса на банковские продукты и повышенных отчислений в резервы.

Однако уже в III квартале началось восстановление процентных и комиссионных доходов, которое еще больше ускорилось в последние месяцы года.

Четырнадцать банков, которым принадлежит почти две трети активов сектора, сохранили рентабельность капитала более 15%. Прибыль сектора очень концентрированная – «Приватбанк» сформировал 57.4% всей прибыли, а пять самых прибыльных банков – 88.2%.

Карантин ощутимо повлиял на комиссионные доходы

Чистый комиссионный доход — вторая по значимости составляющая операционных доходов банков. Карантинные ограничения имели быстрое и значительное негативное влияние именно на эти поступления. Объем банковских операций, за которые взимается комиссия, снизился во время жесткой фазы карантина. Самая весомая причина – меньший поток клиентов в торговых точках и отделениях банков, а также снижение экономической активности малого и среднего бизнеса.

Негативно повлияло и временное падение портфеля необеспеченных потребительских займов, которые генерируют для банков сопутствующие комиссии. Динамика комиссионного дохода была неоднородной. После значительного шока весной он начал восстанавливаться вместе с оживлением экономической активности, а в октябре рост составил 18.6% по сравнению с соответствующим месяцем прошлого года. Среди прочего значительно выросли доходы от кассового обслуживания.

В дальнейшем краткосрочное падение комиссионного дохода возможно во время январского локдауна.

Фундаментально комиссионные доходы были устойчивыми к неблагоприятным условиям. Карантинные ограничения быстро изменили преференции клиентов. В течение нескольких месяцев произошла структурная трансформация спроса, на которую в обычных условиях потребовалось бы несколько лет. Резко вырос спрос на удаленные услуги с использованием онлайн-банкинга.

Банки способствовали этому, снижая тарифы на безналичные платежи и переводы. НБУ разрешил удаленную идентификацию клиентов.

Развитие безналичных платежей, однако, не привело к снижению спроса на наличные. Банки кое-где установили или повысили тарифы на наличные операции.

Чистый процентный доход оставался устойчивым 

Коронакризис разворачивался в цикле снижения процентных ставок. В течение первого полугодия учетная ставка НБУ снизилась на 7.5 п. п. до самого низкого в истории показателя 6%. В сочетании с благоприятными макроэкономическими условиями, в частности низкой инфляцией, а также стабильной базой фондирования это способствовало снижению ставок по депозитам и кредитам.

В первом полугодии ставки по депозитам в гривне впервые в истории банковского сектора снизились до однознаковых показателей. С начала года банкам удавалось сохранить процентный спред неизменно высоким. Одно из объяснений — изменение стоимости фондирования произошло быстрее, чем изменение доходности активов из-за разногласий в сроках. В целом чистый процентный доход во время карантина стабильно рос на уровне 4-5% г/г.

Из-за повышения инфляционных ожиданий снижение ставок по депозитам в последние месяцы практически приостановилось. Но удешевление кредитов будет продолжаться. В корпоративном сегменте лонгация и выдача новых кредитов будет происходить по более низким ставкам. Этому будет способствовать конкуренция между банками за качественных заемщиков и дальнейшее развертывание государственных программ поддержки кредитования.

В то же время в розничном сегменте спреды будут оставаться высокими из-за доминирования необеспеченных потребительских кредитов, стоимость которых традиционно высока. В среднесрочной перспективе процентные спреды в этом сегменте будут снижаться из-за роста доли ипотечных кредитов. Однако снижение спреда сполна будут компенсировать большие объемы кредитного портфеля.

Отчисления в резервы ожидаемо выросли

Расходы на формирование резервов за 10 месяцев почти удвоились относительно прошлого года, дополнительно произошло значительное однократное формирование резервов под юридические риски «Приватбанка». За 10 месяцев банки признали потери от кредитного риска в среднем на уровне 1.6% валового и 2.9% чистого кредитного портфеля.

С начала года около 20% портфеля перешло из первой стадии оценки ко второй стадии оценки по МСФО 9. По этим кредитам произошел существенный рост кредитного риска. Отраженные банками кредитные убытки не являются критичными для доходности. В то же время пока сложно оценить их достаточность. Иногда банки отложили признание ухудшения качества активов, проведя реструктуризации кредитов.

Также у заемщиков некоторых секторов экономики возможны новые финансовые трудности из-за ужесточения условий карантина в течение января 2021 года.

Вставка 8. Декомпозиция чистой процентной маржи банков

Со снижением общего уровня процентных ставок в экономике, банкам все сложнее сохранять высокий уровень доходности. Текущий уровень чистой процентной маржи дает возможность финучреждениям комфортно покрывать все сопутствующие расходы, в том числе общие и административные, а также отчисления в резервы на покрытие кредитного риска.

Поскольку маржа со временем может снизиться, то доля заработка, что формирует чистую прибыль банков, также постепенно сократится.

Стремительное снижение стоимости банковского фондирования с начала года создало предпосылки для снижения кредитных ставок. До сих пор они снижались параллельно доходности депозитов, поэтому процентные спреды остались почти неизменными. Однако в дальнейшем стоит ожидать сужения спредов, что может негативно влиять и на процентную маржу.

Чистая процентная маржа (NIM) рассчитывается как разница между процентными доходами и расходами на одну гривну чистых активов, генерирующих процентные доходы. Для целей расчета доходы и расходы приводятся к годовому измерению. К активам, генерирующим процентные доходы, относятся как кредитные операции, так и инвестиции в ценные бумаги правительства и НБУ.

Рассчитанная таким образом NIM отражает усредненную доходность основных активных операций банка. Сейчас усредненный NIM* составляет 5.5%, снизившись с начала года на 0.8 п. п.

Стоимость фондирования с начала года снизилась на около 2 п. п., в этом способствовало снижение как гривневых, так и валютных депозитных ставок. Финансирование процентных активов сейчас составляет для банков в среднем 3.8% годовых. Это исторически самый низкий показатель, а потому дальнейшее его сокращение маловероятно.

Разница между NIM и расходами на обеспечение деятельности и покрытие рисков считается прибылью, генерирующей этот сегмент. Все расходы сопоставлены с объемом чистых процентных активов и выражены в процентных пунктах.

Административные расходы банков учтены в части, соответствующей доле чистого процентного дохода в чистом операционном доходе. Предполагается, что общие и административные расходы банка распределяются между бизнес-линиями пропорционально операционному доходу, который они создают.

Расходы на отчисления в ФГВФЛ выделены отдельно и учтены в полной мере.

Расходы, связанные с ухудшением качества кредитного портфеля, представлены соответствующими отчислениями в резервы.

Дополнительно учтены потери банка от хранения части средств обязательных резервов на корреспондентских счетах.

Административные расходы занимают около 2.7 п. п. В процентной марже больше всего влияют на расчетную доходность. Их объем длительное время не меняется, а доля у NIM растет. Поэтому есть значительный потенциал для повышения доходности активных операций через оптимизацию административных расходов. В то же время отчисления в ФГВФЛ и потери от удержания средств обязательных резервов имеют несущественное влияние.

Отчисления в резервы под кредитный риск в 2019 году достигли минимальных уровней, расходы на них составили всего 1 п. п. у NIM. С ростом кредитного риска в 2020 году резервы незначительно повысились. В ближайшее время эта составляющая может вырасти и будет давить на доходность. Учитывая общий уровень кредитного риска, потенциал снижения затрат на резервирование незначителен.

Разница между процентной маржой и понесенными расходами обеспечивает доходность банков. В течение последних двух лет в распоряжении банков остается 1-2 п. п. NIM. Дальнейшее снижение кредитных ставок создаст дополнительные стимулы для банков увеличивать эффективность, чтобы не допустить сокращения маржи.

Риск долларизации

В 2020 году валютный риск не реализовался, а медленная дедолларизация продлевалась, несмотря на развертывание кризиса.

Постепенно изменились и предпочтения вкладчиков, несмотря на снижение доходности гривневых депозитов и самый низкий в истории дифференциал ставок между гривневыми и валютными вкладами отдают предпочтение сбережениям в гривне.

Заметно сужаются и направления использования банками валютных средств. Спрос на кредиты в иностранной валюте снизился, а доходность валютных ОВГЗ рекордно низкая. Поэтому растет дисбаланс между долей валютного фондирования и возможностями размещения этих средств. Поэтому банки будут иметь стимулы к дальнейшей дедолларизации балансов. В случае сохранения благоприятных макроэкономических условий доля гривны в активах и обязательства будет расти.

Долларизация банковской системы медленно снижается, но остается системным риском 

Уровень долларизации балансов банков длительное время остается близким к 40%, это минимум вдвое выше естественного уровня для Украины. В то же время коронакризис не повлиял негативно на этот показатель, ведь впервые в истории кризис не сопровождается неконтролируемой девальвацией гривны.

С начала пандемии коронавируса курс национальной валюты умеренно колебался под влиянием рыночных факторов и в целом за девять месяцев снизился на 12% относительно доллара. Поэтому в отличие от предыдущих кризисных эпизодов банки не понесли существенных убытков, в результате значительной долларизации баланса.

Более того, относительная стабильность курса позволила избежать статистического эффекта роста долларизации портфеля. Ранее этот показатель резко менялся из-за переоценки активов и обязательств по курсу.

Финучреждения в целом подошли к этому кризису более устойчивыми к вероятным шокам на валютном рынке, которые так и не материализовались. В частности, они преимущественно имеют сбалансированные валютные позиции, работают в условиях консервативных пруденциальных ограничений, рыночный риск, обусловленный открытыми валютными позициями, покрыт капиталом.

К тому же ряд банков все же снизил долю валютной составляющей в последние годы, и этот тренд будет продолжаться. Этому будет способствовать фундаментальное изменение поведения вкладчиков. Несмотря на существенное снижение доходности гривневых депозитов и рекордно низкий дифференциал между ставками по гривневым и валютным депозитам они и в дальнейшем предпочитают гривневые вклады. Для этого есть предпосылки на макроуровне.

В частности, инфляция остается низкой и контролируемой, взвешенная макропруденциальная политика способствует устойчивости финансовой системы, на рынке возникают эффективные инструменты хеджирования валютных рисков.

Сужение направлений инвестирования валютных средств будет способствовать дедолларизации

С общим снижением гривневых процентных ставок и рисков резкой девальвации гривневые кредиты становятся более привлекательными для заемщиков. Спрос бизнеса на гривневые ресурсы растет значительно быстрее, чем на валютные.

А кредитование физических лиц в иностранной валюте запрещено с 2009 года. Поэтому произошло фундаментальное изменение преференций на валюту кредитования, на которую банки должны реагировать. Коронакризис лишь усилил этот тренд. С началом карантина валютный кредитный портфель сократился на 8%. Банки также ужесточали требования к заемщикам, реже согласовывали заявки на валютные займы.

Кроме того, процентные спреды по валютным кредитам длительное время были ниже, чем по гривневым. Поэтому на валютном кредитовании банки в среднем зарабатывают меньше. Долгое время привлекательной альтернативой инвестирования средств оставались ОВГЗ в иностранной валюте. Но доходность этих ценных бумаг также снизилась до исторических минимумов. Поэтому соотношение риска и доходности по валютным активам существенно выросло для банков за последние годы.

Ограниченность направлений использования валютных средств вынуждает банки держать значительную их часть на корреспондентских счетах за рубежом, не получая никакого дохода. Чтобы минимизировать диспропорции в балансах, банки отпугивают заемщиков до валютных вкладов.

Дисбалансы объемов депозитов и кредитов в иностранной валюте больше всего присущи иностранным банкам. Поэтому кое-где они отпугивают новые вложения, устанавливая нулевые ставки. Даже, несмотря на это, валютное фондирование в них остается устойчивым или растет, ведь в условиях низких ставок единственное соображение клиентов – надежность банка.

Несколько иная ситуация с рядом банков с украинским капиталом. Они предлагают более высокие ставки по валютным депозитам, однако объемы валютного фондирования у многих из них снижаются. Вместе с тем значительная часть их кредитов до сих пор в валюте.

На эффективную стоимость валютных депозитов значительно влияет еще и высокая норма обязательного резервирования. Для валютных средств она составляет 10% по сравнению с нулевой для гривневых. Привлекая валютные обязательства, банки должны удерживать гривневый эквивалент десятой части привлеченной суммы на корреспондентском счете в НБУ. Поэтому для некоторых финучреждений расходы по депозитам иногда превышают доходы от инвестирования.

Банки должны оптимизировать процентную политику и стратегию привлечения фондирования 

Финучреждения должны убедиться, что объемы привлеченных валютных средств сопоставимы с доступными направлениями их размещения. Важно учитывать также будущие регуляторные изменения, в частности, установление весов риска для валютных ОВГЗ. Если возможности инвестирования средств ограничены, то стоит скорректировать ставки привлечений.

В целом сохранение макрофинансовой стабильности и изменение преференций вкладчиков и заемщиков будут способствовать дальнейшей естественной дедолларизации балансов банков. Следовательно, применение дополнительных макропруденциальных ограничений в настоящее время не является необходимым.

В то же время имеющиеся ограничения, в частности повышенная норма обязательного резервирования по отдельным обязательствам в иностранной валюте, будут сохраняться.

Изменения регуляторной среды

Во втором полугодии 2020 года приняты законы, направленные на полноценное развитие рынков капитала и защиту потребителей микрокредитов. В то же время продление моратория на взыскание имущества по валютной ипотеке отложило процесс урегулирования такой проблемной задолженности и сдерживает возобновление ипотечного кредитования в следующем году.

НБУ обновил план внедрения новых регуляторных требований для банков и начал разработку и внедрение новых регуляторных норм для участников рынка небанковских финансовых услуг.

Урегулировано функционирование рынков капитала и развитие их инфраструктуры. В августе 2020 года вступил в силу закон об упрощении привлечения инвестиций и внедрении новых финансовых инструментов (№ 738-IX), который фундаментально регулирует работу рынка ценных бумаг и производных финансовых инструментов.

Введены новые виды ценных бумаг — депозитные сертификаты банка, зеленые облигации, опционные сертификаты, депозитарные расписки и тому подобное. Закон меняет правила работы фондового и товарного рынков и способствует расширению спектра финансовых услуг, развитию рынка корпоративных облигаций, созданию условий для обеспечения эффективной защиты прав владельцев облигаций.

Усилена защита потребителей микрокредитов  

В сентябре 2020 года ВР Украины приняла закон (№ 891-ІХ), расширяющий круг кредитов, на которые распространяется действие закона “О потребительском кредитовании”. После вступления его в силу с начала 2021 года потребительскими также будут считаться кредиты на срок до одного месяца и кредиты, не превышающие одной минимальной заработной платы. Ранее действие закона на них не распространялось.

По таким договорам сумма штрафов и пени за нарушение потребителем своих обязательств ограничивается двойной суммой полученного кредита. Закон запрещает кредитору повышать процентную ставку и регулирует передачу информации о таких кредитах в Бюро кредитных историй.

Продлен мораторий на взыскание имущества, предоставленного в качестве обеспечения кредитов в иностранной валюте. Законом № 895-ІХ продлен мораторий на принудительное взыскание имущества по валютной ипотеке, а также на переуступку прав требования по таким кредитам до 21 апреля 2021 года. Это будет сдерживать развертывание ипотечного кредитования.

Введены в действие требования к раскрытию банками информации об услугах и их стоимости

С 01 сентября 2020 года банки должны предоставлять полную информацию о потребительских кредитах и депозитах для граждан на своих веб-сайтах в едином унифицированном формате.

Прежде всего, банки обязаны указывать реальную годовую ставку по кредиту. В том числе стоимость дополнительных услуг (страховой компании, государственного регистратора, нотариуса, оценщика), если они являются обязательными в банке; срок услуги; ориентировочную общую стоимость кредита и периодичность его погашения; предупреждения о возможных последствиях в случае просрочки выплат по кредиту; условий досрочного снятия денег с депозита и другие.

Внедрена единая процедура надзорных проверок и оценки SREP 

С октября 2020 года НБУ применяет единую процедуру и методологию процесса надзорных проверок и оценки – SREP (Supervisory Review and Evaluation Process). Оценка деятельности банков по рейтинговой системе CAMELSO в дальнейшем не будет осуществляться. Методология SREP, в которой учтены и компоненты оценки по системе CAMELSO, основанной на оценке рисков с учетом анализа текущего состояния банка, его стратегии, бизнес-модели и планов развития.

Оценка проводится ежегодно по состоянию на 01 января, однако надзорный процесс является непрерывным.

Упрощены процедуры лицензирования и согласования руководителей банков

НБУ в августе 2020 года упростил процедуры согласования руководителей банков, их уставов и ввел процедуру пересмотра решений о признании лица владельцем существенного участия. В частности, расширен перечень оснований для проведения квалификационной комиссией НБУ собеседования с руководителем банка во время его согласования. Теперь собеседование в обязательном порядке будет проводиться с любым руководителем банка, если:

бизнес-модель и/или уровень организации корпоративного управления и внутреннего контроля банка оценены как такие, которые создают высокий уровень риска для жизнеспособности банка;

руководитель никогда раньше не согласовывался регулятором или не согласовывался в течение последних пяти лет;

банк является системно важным.

Обновлена нормативная база о применении мер воздействия

НБУ в октябре 2020 года имплементировал новые требования законодательства Украины и предписания международных стандартов по вопросам финансового мониторинга. Принятые изменения предусматривают:

постепенный переход от практики применения инструмента “рисковая деятельность в сфере финансового мониторинга” к оценке принадлежности системы управления рисками. В частности, установлен лишь один признак рисковой деятельности по вопросам финансового мониторинга — неосуществление банком достаточных мер для предотвращения и противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма;

возможность заключать письменное соглашение в случае нарушения банком законодательства по вопросам финансового мониторинга.

Отныне обязательным условием заключения любой письменной сделки с банком является денежное обязательство.

Минимальная сумма денежного обязательства банка составит 1 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан, для соглашения по вопросам финансового мониторинга – 25% от расчетной суммы штрафа, если расчетная сумма штрафа составит 2 млн. грн. и более;

пересмотр размера штрафов за нарушение банком законодательства по вопросам финансового мониторинга, а также видов таких нарушений.

Введен в действие новый порядок финансового мониторинга небанковскими учреждениями

Новый порядок в сфере финансового мониторинга (Постановление № 107) учитывает особенности небанковского финансового сектора. Так, отдельные требования к небанковским учреждениям являются упрощенными по сравнению с банками, в частности:

большинству учреждений рекомендовано иметь систему автоматизации процессов по финансовому мониторингу, однако обязательной она является только для платежных систем, осуществляющих переводы средств в режиме онлайн;

оценка риска клиентов происходит упрощенно, в том числе учреждениям предоставлена возможность оценивать риск клиентов на групповой основе;

установлены особые меры по надлежащей проверке клиентов и выгодополучателей для страховых компаний с применением риск-ориентированного подхода;

небанковские учреждения не согласовывают с НБУ кандидатуру ответственного работника за финансовый мониторинг. Ему разрешается совмещение и совместительство по должности.

Предусмотрен также порядок дистанционной идентификации и верификации клиентов. Полноценными моделями верификации являются: использование BankID НБУ, квалифицированной электронной подписи, сеанса видео-трансляции, а также верификация с помощью ресурса государственных онлайн-услуг “действие”.

Усовершенствовано регулирование рынка электронных денег 

Новые правила предусматривают необходимость идентификации пользователей электронных денег; установление новых лимитов для операций с электронными деньгами; ужесточение требований к банкам-эмитентам электронных денег контролировать деятельность коммерческих агентов; повышение в уровне защиты прав пользователей электронных денег.

Для идентифицированных и верифицированных в полном объеме пользователей электронных кошельков НБУ отменил установленные ранее ограничения сумм электронных денег, на которые могут осуществляться расчеты и переводы.

На электронном кошельке может храниться максимальная сумма в размере 400 000 грн.; минимальная сумма – 5 000 грн. Изменения действуют с 15 сентября 2020 года. Банки имеют шесть месяцев, чтобы привести свою деятельность в соответствие с новыми требованиями.

Усовершенствовано управление операционным риском объектами платежной инфраструктуры, НБУ разработал методические рекомендации по управлению операционным риском и обеспечению хранения информации о клиентах объектами платежной инфраструктуры.

Рекомендации учитывают современные подходы по обеспечению киберустойчивости инфраструктуры финансового рынка и предусматривают регулирование процедур, направленных на выявление угроз, уменьшение их влияния и оперативное восстановление деятельности.

Обновлена стратегия макропруденциальной политики

С учетом текущих макроэкономических условий и с учетом “сплит” НБУ пересмотрел риски для финансовой стабильности, обновил планы введения и применения макропруденциальных инструментов. В частности, в фокус макропруденциальной политики включены риски небанковского финансового сектора.

Установлено, что небанковские финансовые учреждения не имеют системных рисков, учитывая низкий уровень связей с другими финансовыми и нефинансовыми учреждениями и относительно небольшой размер.

Определена методика оценки муниципальных облигаций как возможного залога по кредитам рефинансирования. НБУ в августе 2020 года утвердил подход к определению справедливой стоимости муниципальных облигаций, которые могут быть включены в пул залогов по кредитам рефинансирования. Оценка таких ценных бумаг будет осуществляться с учетом присущего им кредитного риска, который отвечает жестким ограничениям, установленным Бюджетным кодексом Украины.

Включение этих облигаций в пул залогов будет способствовать расширению инструментария банков по регулированию собственной ликвидности, а также развитию региональных инфраструктурных проектов и рынка ценных бумаг в целом.

Расширен перечень приемлемого залога по кредитам для экстренной поддержки ликвидности 

Отныне залогом по ELA могут выступать имущественные права по кредитным договорам с юридическими лицами не только в гривне, а в иностранной валюте – долларах США и евро – со сниженными корректирующими коэффициентами; в перечень приемлемого залога также включены имущественные права по кредитным договорам с юридическими лицами пятого класса (ранее – не ниже четвертого).

Внесены изменения в порядок вычета стоимости непрофильных активов из капитала банков

С января 2021 года банки должны уменьшать капитал на 25% стоимости непрофильных активов, которые длительное время хранятся на их балансах. Речь идет преимущественно об объектах жилой и коммерческой недвижимости, которые банки взыскали как залоговое имущество по кредитам.

Учитывая неблагоприятное влияние коронакризиса на рынок недвижимости, НБУ продлил с одного до трех лет период содержания имущества на балансе без вычета из капитала. Ведь банки не имели возможности реализовать полученные недавно активы до начала кризиса. После 2022 года финучреждения вернутся к нормальному графику вычета стоимости непрофильных активов: для жилой недвижимости – через два года, для остальных активов – через один год.

Системные риски небанковского финансового сектора

Небанковские финансовые учреждения в нынешнем году получили и новые положения в регуляторе, отныне ими будут руководствоваться НБУ и НКЦБФР. Оба в дальнейшем будут осуществлять микропруденциальный надзор, который должен обеспечить устойчивость и прозрачность каждого финансового учреждения.

В то же время НБУ имеет мандат на содействие финансовой стабильности, поэтому проанализировал наличие системных рисков в этом сегменте. Сейчас из-за небольших размеров, низкой взаимосвязанности между собой и с банками, а также из-за особенностей бизнес-моделей небанковские финансовые учреждения не создают системных рисков.

Однако НБУ и в дальнейшем будет мониторить развитие сектора и при необходимости применять макропруденциальные инструменты, чтобы обезопасить финансовую систему от накопления и реализации системных рисков.

Небанковский финансовый сектор активно развивается во всем мире

Традиционно в финансовом секторе основными посредниками были банки. Впрочем, развитие технологий, дерегулирование и глобализация усиливали конкуренцию и способствовали выходу на рынок и росту небанковских финансовых учреждений (НБФУ), особенно в развитых странах. Их весомым конкурентным преимуществом является значительная регуляторная гибкость: в отличие от “зарегулированных” банков, они работают в основном без жестких требований.

При этом их операции были в тесной связке с банковскими. А между игроками возникали существенные взаимосвязи. Поэтому риски, которые накапливались на балансах одних учреждений, распространялись на другие и приобретали характер системных. Именно существенная взаимосвязанность финансовых учреждений и недостаточное регуляторное внимание привели к значительным убыткам для финансового сектора во время кризиса 2008 года.

После этого микропруденциальные регуляторные требования к НБФУ и требования к надлежащему рыночному поведению (market conduct) в целом ужесточились.

Кроме того, особое внимание регуляторов с тех пор приковано к понятию системного риска. Системный риск означает возможность такого поражения всей или части финансовой системы, что будет угрожать ее полноценной работе.

Учитывая опыт 2008 года, становится понятно, что НБФУ также могут играть определенную роль в возникновении системных рисков. Этому предшествуют существенный рост их доли в системе, часто замаскированной балансовыми операциями, взаимосвязей с другими финансовыми учреждениями и более мягкие регуляторные требования.

Учитывая это, Европейский совет по системным рискам рекомендует применять макропруденциальные инструменты к отдельным НБФУ, признавая их значительное влияние на финансовую стабильность.

Регулирование НБФУ до недавнего времени было недостаточно эффективным

В Украине НБФУ также длительное время работали без пристального внимания бывшего регулятора – Национальной комиссии финансовых услуг.

Сопоставимая мягкость и устарелость регулирования и надзора привели к накоплению рисков, снижению прозрачности сектора, кое-где — к использованию НБФУ для перераспределения средств в пределах групп бизнеса и избегания налогообложения. Реформа с условным названием “сплит”, что заключалась в перераспределении функций Нацкомфинуслуг между двумя другими регуляторами, призвана повысить прозрачность сектора, устранить возможности регуляторного арбитража и создать систему пропорционального регулирования небанковского рынка.

Отныне НБУ регулирует финансовые компании, страховщиков, кредитные союзы и ломбарды, НКЦБФР – пенсионные фонды, фонды финансирования строительства и институты совместного инвестирования.

Активы НБФУ незначительны для системного воздействия

Размер — не определяющая, однако достаточно важная предпосылка возникновения системного риска в сегменте. Доля НБФУ в активах украинского финансового сектора исторически не превышала 25%, а в последнее время снизилась из-за более низких темпов роста, чем у банков.

Самым высоким прирост активов НБФУ был в 2010-2012 годах, достигая кое-где 25% в годовом измерении. Во время кризисных периодов он, естественно, замедляется.

Значительные объемы активов НБФУ концентрируют институты совместного инвестирования (ИСИ). Но, в отличие от мировой практики, где ИСИ финансируют реальный сектор, украинские аналоги в основном перераспределяют денежные потоки для оптимизации налоговой нагрузки и других целей, отличных от финансового посредничества. Стремительный их рост с 2008 года обусловлен налоговыми льготами.

Ограниченную роль ИСИ подтверждает низкая доля финансовых инструментов и высокая доля – более 60% – дебиторской задолженности в их активах.

Среди компаний, поднадзорных НБУ, наибольший объем активов имеют финансовые компании. Совокупно на них приходится около 4% активов финансовой системы. Значительную долю их активов составляют кредиты, предоставленные юридическим лицам, что может свидетельствовать об активной поддержке финансовыми компаниями внутригрупповых операций. А в домохозяйствах они формируют меньше десятой части. Поэтому их роль в финансировании экономики умеренная.

Второй крупнейший сегмент – страховой. Количество страховщиков и объемы их активов в последнее время сокращаются. С рынка уходят преимущественно компании, не работавшие с населением. Многие из них занимались исключительно внутренним перестрахованием. Проникновение страховых услуг низкое, объемы страховых премий в 2019 году составляют всего 1.4% ВВП, из них лишь 0.14% – премии по страхованию жизни. Это отличает Украину от большинства европейских стран, где эти показатели в разы выше.

Другие НБФУ имеют менее 1% активов финансового сектора.

Поэтому в целом небольшие размеры небанковского финансового сектора и ограниченное проникновение услуг свидетельствуют об отсутствии в нем рисков, которые можно было бы определить как системные.

Низкая взаимосвязанность небанковских учреждений также снижает системные риски

Одним из ключевых факторов системного риска является значительная взаимосвязанность финансовых учреждений. Однако это не характерно для украинского рынка. Наивысшая степень связей существует между страховщиками и банками, ведь страховщики сохраняют значительную долю активов на банковских счетах.

Однако чрезмерную концентрацию депозитов в одном банке ограничивают регуляторные требования к диверсификации таких вкладов. Для банков депозиты страховщиков несущественны — всего около 1% обязательств.

Уровень связанности банков и страховщиков через кредитные продукты, требующие страхования, также низкий.

Непрозрачная структура собственности ряда НБФУ не позволяет точно определить источники происхождения их фондирования. Однако маловероятно, что оно поступает от банков через консервативные банковские процедуры управления рисками. Повышение требований к раскрытию структуры собственности и фондированию НБФУ позволят четче идентифицировать каналы взаимосвязей.

Деятельность НБФУ не создает системных рисков

Небанковские учреждения меньше склонны генерировать системные риски по сравнению с банками, поскольку:

их фондирование в основном дольше и прогнозируемее. Не депозитные финучреждения финансируются преимущественно за счет бессрочного капитала или же длинных заемных средств, а объемы обязательств по требованию – несущественны. Поэтому они имеют более низкие риски ликвидности, чем депозитные;

корреляция между рисками и с макроусловиями ниже.

Например, основной риск у страховщиков — андерайтинговый, риск недооценки убытков от страхового случая — не связанный с макропоказателями, поэтому редко реализуется одновременно с другими финансовыми рисками;

реже выполняют уникальные критически важные функции для рынка, поэтому являются взаимозаменяемыми. Исчезновение с рынка одного микрокредитного учреждения компенсируется наличием других. НБФУ нечасто являются ключевыми кредиторами отраслей или регионов. Кроме того, одни компании редко зависят от стабильности других, отсутствует аналог межбанковского рынка;

имеют в основном низкую концентрацию операций, а рост помогает диверсифицировать риски.

Поэтому НБФУ из-за особенностей своей деятельности, незначительных объемов активов и низкой связанности между собой и с банками сейчас не несут системных рисков. Конечно, со временем ситуация может меняться. Поэтому НБУ постоянно будет оценивать наличие рисков в небанковском секторе.

Если будут возникать угрозы для финансовой стабильности, к НБФУ могут быть применены макропруденциальные инструменты. Об этом говорится в Стратегии макропруденциальной политики НБУ, которая была обновлена в связи со “сплит”. Принцип их применения будет функциональным, будут использоваться только инструменты, целесообразные с учетом направления деятельности банков.

Например, кредиторы могут быть ограничены в возможностях выдавать займы физическим лицам, что не имеют должного уровня доходов, чтобы обслуживать долг.

Небанковское кредитование населения во время коронакризиса

С наступлением кризисных явлений в экономике и ухудшением платежеспособности должников усиливаются риски перетока кредитования из банковского в небанковский сектор. В Украине во время коронакризиса этот риск не реализовался. Кредитование населения небанковскими финансовыми учреждениями замедлилось. Поскольку большинство займов являются краткосрочными, и постепенно погашаются, то заметно снизился кредитный портфель этого сегмента.

Некоторые финансовые учреждения ужесточали требования к должникам, некоторые были ограничены в возможностях работать во время карантина. Снизился также спрос на их услуги. Поэтому доля небанковских учреждений в кредитах населению не изменилась.

Темпы роста розничного кредитования в Украине длительное время были очень высокими. Рос как банковского, так и небанковского портфеля – темпы в обоих сегментах были близки к 30% г/г в начале 2020 года. Большинство займов краткосрочные, поэтому они вращаются очень быстро. Для многих финансовых компаний именно операции по кредитованию населения – это ключевое направление деятельности.

Клиентами финансовых компаний часто являются заемщики, которые нуждаются в средствах насущно, не имеют времени обратиться в банк и готовы оплатить больший процент. Другой распространенный тип клиентов — лица, чьи кредитные заявки банки отклоняют из-за плохой кредитной истории или низкой платежеспособности.

Часто именно у небанковских кредиторов привлекают средства для погашения полученных ранее займов, в том числе от банков. С началом кризиса и ухудшением платежеспособности заемщиков возрастает вероятность перетока клиентов между секторами.

Однако, как показали последние месяцы, перетока кредитования между секторами не произошло. С началом кризиса значительно снизился спрос населения на потребительские кредиты, как банков, так и небанковских финансовых учреждений. Это подтверждается количеством поисковых запросов на онлайн-займы. Снижение спроса заметно отразилось на объемах кредитования финансовыми компаниями.

Во II квартале портфель снизился на 11%, а сумма предоставленных кредитов была почти вдвое ниже, чем в I квартале. Это падение даже значительнее, чем для банков.

Финансовые компании во время кризиса также реагировали на изменение макроусловий и платежеспособности населения. Некоторые существенно повысили требования к заемщикам. Также в последние годы возросла осведомленность населения об условиях небанковских кредитных продуктов, в частности об их высокой стоимости. Это также частично сдерживало население от чрезмерного наращивания долга во время кризиса. Поэтому, по свидетельствам участников рынка, качество кредитного портфеля, заметно не ухудшилось.

Кредитование населения ломбардами также замедлилось, произошло падение на 12% в I квартале по сравнению с предыдущим периодом, которое углубилось до 25% во II квартале. Объемы новых кредитов выросли только в III квартале. Кредитные союзы также были неактивными в кредитовании населения в течение пандемии. Их значительно ограничивал запрет принимать клиентов в отделениях, введенный в начале карантина.

Кроме того, в отличие от финансовых компаний, они не обслуживают клиентов в онлайн-режиме.

Поэтому во время коронакризиса риск перетока кредитования населения в небанковский финансовый сектор не реализовался. Доля небанковского кредитования в период жестких карантинных ограничений даже сократилась. Это обусловлено снижением, как предложения, так и спроса со стороны населения.

Возобновление небанковского кредитования довольно стремительное у большинства участников рынка. Темпы роста даже превышают банковские. Впрочем, позиции банков на рынке потребительского кредитования будут сохраняться, учитывая значительно больший объем их операций и существенно более высокую платежеспособность банковских клиентов по сравнению с клиентами небанковских финансовых учреждений.

Кроме того, в последние годы конкурентная позиция банков усиливается из-за удобного сервиса и большого количества сопроводительных услуг, которые банки предоставляют населению.

Рекомендации

Чтобы обеспечить финансовую стабильность, нужна слаженная работа всех участников финансового рынка: Национального банка, банков, небанковских финансовых учреждений и других регуляторов рынка, а также действенная поддержка органов государственной власти.

Национальный банк предлагает государственным органам и финансовым учреждениям свои рекомендации и обнародует собственные планы и намерения на ближайшее время.

Рекомендации органам государственной власти

Обеспечить полноценное выполнение условий сотрудничества с международными донорами.

Из согласованных МВФ 5 млрд. долл. в рамках программы стенд-бай Украина пока смогла получить лишь 2.1 млрд. долл. Чтобы получить остаток средств для сохранения финансовой стабильности и возобновления устойчивого экономического роста после завершения пандемии, наше государство должно выполнить все взятые обязательства в рамках этой и предыдущих программ.

Обязательства по программам сотрудничества с Всемирным банком и ЕС также должны быть выполнены в полном объеме. Шагами в этом направлении является преодоление конституционного кризиса, восстановление реформы судебной системы и борьба с коррупцией.

Принять законы, способствующие развитию финансового сектора:

изменения в закон о банках и банковской деятельности (№ 4367) для совершенствования системы корпоративного управления и внутреннего контроля в банках, дальнейшей гармонизации требований к капиталу с нормами европейского законодательства, включая изменение структуры капитала.

Кроме того, законопроектом уточняются отдельные нормы в части консолидированного надзора над банковскими группами, лицензирования банков, согласования приобретения существенного участия в банках и требований к структуре собственности банков;

о платежных услугах (№ 4364) для осовременивания регулирования деятельности украинского рынка платежей, перевода средств и создания правовой основы для интеграции украинского платежного рынка с европейскими нормами.

Обновить законодательство по регулированию небанковского финансового рынка

НБУ ставит на финиш законопроекты «О финансовых услугах и финансовых компаниях”, “О страховании” и “О кредитных союзах”. Они призваны обеспечить надлежащую финансовую устойчивость учреждений, прозрачную структуру собственности, риск-ориентированный подход к надзору, упрощение лицензирования, вводит стандарты корпоративного управления с учетом размера учреждения, а также поможет внедрить концепцию “рыночного поведения”.

Решить вопрос платежеспособности ФГВФЛ

Совет по финансовой стабильности в сентябре одобрил механизм реструктуризации долгов в Фонде гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), который должен восстановить его платежеспособность и устойчивость системы гарантирования вкладов. Совет рекомендовал конвертацию текущих обязательств ФГВФЛ перед правительством и будущих процентных платежей в условные обязательства.

Предполагается также присоединение «Ощадбанка» в систему гарантирования вкладов. С учетом определенных временных рамок (в частности реструктуризация – до конца 2021 года) следует активизировать усилия по реализации плана.

Усилить регулирование первичного рынка недвижимости

Схемы финансирования на первичном рынке недвижимости остаются сложными и запутанными, сам рынок является крайне непрозрачным. А требований к репутации застройщиков до сих пор практически нет.

Права инвесторов постоянно нарушаются, сроки ввода в эксплуатацию переносятся, а проекты замораживаются. Эти факторы привели к тому, что только 13% ипотечных кредитов предоставляется на покупку недвижимости на первичном рынке.

Следует как можно скорее, завершить реформирование ГАСИ и упорядочить систему контроля над строительством, иначе препятствия для получения разрешительной документации и ввода жилья снизят его предложение на рынке уже со следующего года. В отчете о финансовой стабильности за декабрь 2019 года НБУ предоставлял рекомендации увеличить прозрачность первичного рынка недвижимости и усилить защиту прав инвесторов.

Восстановление ипотеки в Украине блокирует также ряд других проблемных вопросов, в частности, долгая продолжительность и неэффективность процедур взыскания залога, трудности с регистрацией ипотеки для семей с несовершеннолетними детьми, ограниченный доступ к информации о рынке недвижимости, необходимо продление моратория на взыскание имущества по валютной ипотеке.

Создать предпосылки для обращения сельскохозяйственных земель и банковского кредитования под залог земли 

Открытие рынка земли сельскохозяйственного назначения со следующего года требует масштабной подготовительной работы. Желательным является создание специализированного фонда частичного гарантирования кредитов в сельском хозяйстве. Предоставление фондом гарантий по кредитам малых и средних агропроизводителей будет уменьшать риски банков и упростит кредитование фермеров для приобретения земли и финансирования производства.

Рекомендации банкам

Многие из рекомендаций банкам, предоставленные в предыдущих отчетах о финансовой стабильности, до сих пор остаются актуальными. Это активная работа с неработающими кредитами, консервативная оценка кредитного риска по кредитам, снижение долларизации балансов, активное привлечение и удерживание более устойчивых долгосрочных ресурсов, сохранение стандартов кредитования и контроль уровня концентрации корпоративных заемщиков.

Подготовиться к введению новых требований к капиталу

Во второй половине 2021 года произойдет повышение весов риска для необеспеченных потребительских кредитов и начнется имплементация процесса оценки банками достаточности внутреннего капитала и внутренней ликвидности (ICAAP/ILAAP). С начала 2022 года будут введены минимальные требования к покрытию капиталом операционного и рыночного рисков.

Дополнительно будут определены сроки активации буфера консервации капитала и буфера системной важности. Предварительные оценки свидетельствуют, что выполнение новых требований не создает вызовов для большинства банков. В то же время банкам стоит консервативно подойти к управлению имеющимся капиталом, в частности воздержаться от выплаты дивидендов, чтобы подготовиться к введению новых требований.

Кроме того, банкам необходимо подготовить планы возобновления деятельности, которые будут содержать реалистичные меры по оздоровлению финучреждения в случае существенного ухудшения его финансового состояния или наступления стрессовой ситуации, и подать их до 1 марта 2021 года.

Внедрить расчет и придерживаться нового норматива ликвидности

С 1 апреля 2021 года вводится NSFR как норматив на уровне 80% с поэтапным повышением до 100% в апреле 2022 года. Внедрение этого норматива изначально было запланировано на начало 2021 года, однако в связи с повышенной операционной нагрузкой на банки из-за пандемии отсрочено на квартал. Банки уже проводят расчет NSFR в тестовом режиме с августа 2020 года.

Снижать объем портфеля неработающих активов 

Усилия по сокращению неработающих кредитов (NPL) уже дали ощутимые результаты. В частности, активизировали работу с проблемными кредитами государственные банки. Финучреждения должны в дальнейшем прилагать усилия к расчистке своих балансов, в частности выполнять стратегии и операционные планы по управлению NPL, вовремя реагировать на ухудшение финансового состояния должников.

Рекомендации небанковским финансовым учреждениям 

НБУ будет внедрять пропорциональный и риск-ориентированный подход к надзору и регулированию небанковских финансовых учреждений. Свое видение НБУ отразил в соответствующих Белых книгах для страховых компаний, кредитных союзов, финансовых компаний, факторинга, ломбардов и финансового лизинга. В нескольких из этих сегментов НБУ планирует фундаментально изменить принципы регулирования.

Однако на первых этапах небанковским финансовым учреждениям стоит сконцентрироваться на нескольких направлениях:

на обеспечении прозрачной структуры собственности;

на повышении качества финансовой и статистической отчетности;

на выполнении требований к финансовому мониторингу;

на усилении качества корпоративного управления и системы внутреннего контроля;

страховщикам – на обеспечении надлежащего качества активов и полном выполнении требований к платежеспособности;

кредитным союзам — на надлежащем резервировании проблемных кредитов и повышении операционной эффективности.

Планы и намерения Национального банка 

Продолжить гармонизацию банковского регулирования с европейским законодательством в сфере обеспечения достаточного уровня капитала и ликвидности.

В первом полугодии 2021 года определить новые сроки активации буфера консервации капитала и буфера системной важности. Введением требований сформировать эти буферы капитала, что было временно остановлено в марте из-за развертывания коронакризиса.

С апреля 2021 года ввести коэффициент чистого стабильного финансирования (NSFR) на уровне 80% с постепенным его увеличением на 10 п. п. каждые полгода и доведением до 100%.

Во второй половине 2021 года осуществить поэтапное повышение весов риска для необеспеченных потребительских кредитов до 150% по сравнению с текущими 100%; начать оценивание достаточности внутреннего капитала и внутренней ликвидности (ICAAP/ILAAP) и осуществлять в тестовом режиме.

С 1 января 2022 года осуществить введение минимальных требований к покрытию капиталом операционного и рыночного рисков, которому будет предшествовать тестовый период расчетов.

С 2024 года начать приведение структуры капитала банков в соответствие с международными стандартами. Будут введены: трехуровневая структура капитала; новые требования к составляющим капитала и порядку вычетов из капитала; коэффициент левериджа, который будет устанавливать требования к достаточности капитала в зависимости от общего объема активов; полноценное внедрение ICAAP/ILAAP.

Обновить регулирование и надзор в небанковском финансовом секторе

НБУ уже провел обсуждение с рынком ряда ключевых для сектора законопроектов, работа над которыми продолжится в парламенте. В то же время разрабатываются ключевые подзаконные нормативные акты для осуществления регулирования и надзора над рынком. В частности прорабатывается Положение об инспекционных проверках небанковских финучреждений, изменениях в порядок определения активов страховщика, приемлемых для покрытия технических резервов.

С 1 января 2021 года начнется оценка общего финансового состояния страховщика.

Также планируется усилить контроль над соблюдением минимальных требований и качеством отчетности небанковских финучреждений.

Провести оценку качества активов (AQR) и стресс-тестирование банков.

Оценка качества активов позволит выяснить, корректно ли банки отражают состояние кредитного портфеля и формируют резервы. Важно, чтобы заявленные уровни достаточности капитала банков отражали реальное положение дел и чтобы банки должным образом отразили фактические и ожидаемые потери. График внедрения новых требований к капиталу может корректироваться с учетом результатов AQR и стресс-тестирования.

Обновить Положение №351.

В 2021 году НБУ планирует ввести новые требования к оценке специализированных кредитов.

Подход к проектному финансированию будет обновлен, также будут введены правила оценки объектного финансирования и финансирования недвижимого имущества, генерирующего доход.

Кроме того, будет предложен упрощенный подход к оценке кредитного риска небольших по размеру кредитов.

Источник: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий