Медреформа 2020: Чего ждать всем врачам, больницам и пациентам. Отвечает замминистра Павел Ковтонюк

02.08.2019 – Когда критикуют медреформу, обычно кричат, что ничего не изменилось и стало только хуже. Одна из причин такого негодования – часть украинцев до сих пор не различают «первичку» (семейные врачи, педиатры, терапевты), где реформа началась и продолжается, и «вторичку» (узкие специалисты, больницы), которую еще даже не трогали.

Но начнут. По закону «О государственных финансовых гарантиях медицинского обслуживания населения», с 1 января 2020 года все медучреждения Украины должны перейти на новую систему.

Что будет с зарплатами врачей, куда пойдут в первую очередь деньги, будет ли сокращение больниц и какое, за что пациенту придется платить, а что ему покроет государство – на эти вопросы «Украинской правде. Жизнь» отвечает заместитель министра здравоохранения Павел Ковтонюк.

***

— В общем, модель будет такая. Есть семейный врач. От него будет направление. С ним пациент идет в больницу или поликлинику, – поясняет Ковтонюк.

На входе будет знак, есть ли договор с Национальной службой здоровья. Если есть, мы увидим перечень услуг, которые сможем получить в этой больнице за средства НСЗУ.

Если будем идти к врачу по направлению, услуга будет безвозмездной.

Если хотим направить себя сами – будем платить больнице или поликлинике самостоятельно.

Не все будет бесплатным. Отдельные медицинские и немедицинские услуги будут платными.

– Что войдет в программу медицинских гарантий?

– Все услуги, от которых зависит жизнь. Не можем не включать услуги, неполучение которых приведет к серьезным последствиям для здоровья.

Потому что иначе человека все равно госпитализируют, но для государства это будет стоить дороже.

Окончательно программа медицинских гарантий формируется вместе с бюджетом на следующий год, поэтому я сейчас не иду в конкретику.

Бюджетный процесс даже не начался. Есть наработки, но не буду озвучивать, чтобы потом не говорили, что пообещали, и нет.

Не будет покрыта, например, плановая стоматология для взрослых. Или оздоровление, когда мы хотим пройти курс массажей, ибо часто болит спина.

— Какие направления будут приоритетными, и финансироваться по высшему тарифу?

Фокус на, те медицинские услуги, вкладывая в которые особые усилия и средства, мы получаем наибольший результат для здоровья нас как страны.

Приоритеты

  1. Роды и неонатальная помощь. Все, что касается деток, новорожденных и здоровье их мам.
  1. Сердечно-сосудистые болезни, главные среди них инфаркты и инсульты. Они забирают 2/3 жизней украинцев.
  1. Онкология. Особое внимание будет уделено диагностике и раннему вмешательству.

Медучреждения будут стимулированы финансово, чтобы инвестировать в диагностическое оборудование, чтобы на как можно ранних этапах проводить диагностику по направлению семейных врачей.

Другое дело – стандарты лечения для серьезных услуг: инфаркт или инсульт, например. Готовя договоры с медучреждениями на следующий год, нам открываются глаза на некоторые вещи.

Например, в одной области 20 больниц отчиталось, что лечат инсульт. Но только у 5-х есть компьютерный томограф.

Лечить инсульт без компьютерного томографа – крутить рулетку, лечить навскидку. Не сможет НСЗУ купить услуги по лечению инсульта в больнице, которая не имеет томографа.

Вот о чем должны думать главные врачи и местные власти как собственники больниц. Хотя есть такие, которые в политику ударяются и ставят под угрозу финансирование своих больниц и зарплаты своих врачей на следующий год.

– Платить больнице или поликлинике не за каждый визит к врачу, а за пролеченный случай, как и обещали? 

– В целом, да. Будем оплачивать результат.

– Между семейными врачами и узкими специалистами на местах есть конфликты. Врачи «вторички» обижены, что у них 3-5 тысяч зарплаты, а у семейных врачей – 15. Например, такая ситуация наблюдается в Южноукраинске. Что будет с зарплатами медиков в больницах и поликлиниках?

– Вы правы, есть напряжение между вторичной и первичной помощью.

Это следствие того, что реформа вводится поэтапно. Мы не могли все начать в один день. Это было физически невозможно.

Больницы не были готовы, не были превращены в предприятия. Электронной системы не было. А без нее мы ничего не начинаем, потому что хотим, чтобы все было прозрачно и автоматизировано, без решений чиновников.

Больницы заходят в реформу в 2020 году. Там проблем накопилось больше.

То, из-за чего мы жалуемся на нашу медицину, обычно сосредоточено в больницах.

Реформа там займет больше времени, будет сложнее. Думаю, не год, а несколько. Но больницы, которые будут готовы, почувствуют результат быстрее. Поэтому призываю всех медиков сосредоточиться на подготовке к следующему году.

— С семейными врачами понятнее: зарплата зависит от количества людей, подписавших декларации. Это стабильные деньги каждый месяц.  

Но как прогнозировать зарплату узким специалистам? Вы же не можете знать, что у 200 человек будет инфаркт каждый месяц…

– Есть страх: когда переходишь на оплату услуги, в конце месяца не знаешь, сколько получишь. Это необоснованные опасения. Медицина – самая стабильная из возможных отраслей.

Если нет эпидемии, и если смотреть не на день, а на год, то количество инфарктов, инсультов, сломанных ног… примерно одинаковое. Поэтому больница сможет спрогнозировать, сколько пациентов будет и каких.

Деньги и здесь пойдут за пациентами. Поэтому волноваться надо тем, которые на самом деле не лечат, а делают вид из себя в больнице. Откровенно: такого много.

Начинаем собирать данные. В одной области проанализировали все хирургические отделения. В среднем лишь 39% случаев, из-за которых люди что в эти отделения попадают, нуждаются в операциях.

60% пациентам там не делают операций. А есть хирургические отделения, где хирургические операции занимают только 12% работы. Таким стоит задуматься.

– Программа медицинских гарантий должна стартовать 1 января 2020. По вашим прогнозам, сколько медучреждений успеет к этому времени подготовиться?  

Справка УП: Чтобы с 2020 года медучреждение смогло получить финансирование от государства, оно должно стать коммунальным неприбыльным предприятием (КИС). Такое решение принимает местная власть, которая и владеет конкретными больницами и поликлиниками. Дальше больница или поликлиника заключает договор с НСЗУ.

– Думаю, большинство. Разница будет не в количестве заведений, а в количестве услуг.

Когда вы придете в больницу или поликлинику, надо будет смотреть, на какие именно услуги программа медгарантий здесь распространяется.

Например, инсульты в этой больнице могли лечить раньше. Но если здесь нет нужного оборудования, НСЗУ не будет там закупать эти услуги.

Это уже ответственность собственника, местных властей, принимать ли в эту больницу больного с инсультом, где не окажут современной помощи.

– Представим: областной центр медленно движется и не закупает нужное оборудование для лечения инсультов. Куда «скорая» должна человека везти? 

– Если такие медучреждения не зайдут в реформу, это будет означать, что там все будет работать, как и работало. Сейчас же как-то они пациентов туда возят.

НСЗУ реализует определенные гарантии современной медицинской помощи, а не платит за что-либо.

Мы узнаем, в каких больницах конкретной области достаточно высокие стандарты лечения, чтобы НСЗУ заплатила им хороший тариф.

Люди будут знать: если я поеду туда, там мне сделает стентирование на современном аппарате квалифицированный врач, и шансы выжить очень высоки. А здесь нет договора с НСЗУ, следовательно, я подумаю, есть ли смысл туда обращаться.

– А если выбора нет? Есть только одна больница?  

– Тогда это будет неудобная правда. Оказывается, это здание называется больницей, туда всегда госпитализировали людей, но они не лечат по элементарным стандартам.

Почему бы не спросить об этом своего мэра? Почему он столько лет это терпел?

«Добро пожаловать в реальный мир». Это будет где-то неприятно, но очень полезно для нашей медицины. Нет другого пути, кроме как посмотреть на себя в зеркало и признать, что есть такие проблемы и их решать.

– Регионы готовятся по-разному к изменениям. Харьковская область готова на 80%, а Закарпатье – на 10%.

— Знаю о ситуации с семейными врачами, которые ходили на сессии горсовета и требовали их автономизировать, чтобы они без денег не остались. В итоге все равно опоздали и весь январь медики сидели без зарплаты.

— Если местные власти до 2020 года не проведут подготовительную работу, врачи и пациенты окажутся в заложниках…

– Мы пообщались со всеми главными врачами, представителями советов и мэрий, коммуницировали две задачи: преобразование на КНП и компьютеризация, чтобы заключить договор с НСЗУ.

Если семейную медицину местная власть еще может несколько месяцев содержать, то областную больницу, такую как Херсон хочет рискнуть … Думаю, им не понравится.

Поэтому всех максимально мобилизуем. Те области, которые к этому подходят профессионально, не сомневаюсь, там будет все хорошо. Проблемы всегда с теми областями, которые включают политику.

— По соцсетям расходится страх о массовых сокращениях врачей, закрытии больниц из-за реформы и так далее.  

Понятно, что часть больниц и отделений действительно нужно оптимизировать.

Говорите ли вы с местными властями и главными врачами, чтобы они уже перепрофилировали медиков, которых много, на реабилитацию, например, которой почти нет.

– Говорим, и не один год. Грамотные главные врачи и владельцы медучреждений уже это делают, много, кто уже сделал.

Они настроили свои больницы в соответствии с запросом, который есть у населения. Иметь хирургическое отделение без потребности в хирургической помощи, или родильное отделение там, где живут одни пенсионеры, не стоит.

Не все нас слышат. Владельцев, главных врачей научит новая система. У них еще есть время подготовиться.

Речь идет не о закрытии больницы, а о том, чтобы они могли себя поддерживать в системе «деньги идут за пациентом».

Чтобы делали услуги, которые нужны их пациентам. То есть – делали свою работу.

– Например, есть раздутый штат хирургического отделения. Куда эти медики пойдут? 

– Работать туда, где есть на них спрос. Мы часто видим, что врачей не столько много, сколько они распределены неравномерно. Там, где их надо, их нет. Будет переток. В этом ничего плохого нет.

Это будет полезно, ибо в местах, где недостаточно медиков, может, наконец, появится врач.

Доход будет примерно одинаковый везде по Украине. По семейной медицине видно, что зарплаты врачей в крупных городах и селах мало отличаются.

Это хорошо, потому, что тогда у нас врачи будут работать не только в крупных городах.

– Где находится место экстренной медпомощи в программе медгарантий? 

– В фундаменте. Чтобы получить помощь по программе медицинских гарантий, у пациента есть два пути.

1) планово, по направлению семейного врача, по другим направлениям

2) вызов экстренной помощи при неотложном состоянии.

Экстренная помощь тоже готовится к заключению договоров с НСЗУ.

Есть нарекания, что не приехала ко мне «скорая», вот медреформа! Но медреформа еще не касалась экстренной помощи, мы не меняли правила вызова «скорой».

Если вам очень плохо, или ситуация неотложная – вызывайте «скорую». Не думайте ни о каких правилах. Не ждите семейного врача или кого-то.

– Как в новой системе будет финансироваться «скорая»? 

— «Скорой» нельзя платить за количество выездов. Мы же не платим полиции в зависимости от того, сколько раз она на кражу выезжала.

Это служба спасения. Она должна быть на 100% готова всегда. Она содержится, чтобы быть в полной готовности. Оплачивать эту готовность будет НСЗУ.

***

– Насколько я понимаю из общения и наблюдения за регионами, они еще порой сами не знают, что должны делать со своим имуществом.  

Ждут, когда придет «сверху» методичка, которая скажет, что делать. Один главный врач разводил руками и спрашивал меня: «Почему никто не говорит, что делать с моими 70-ю ФАП?».

– Наша медицина сейчас там, где была польская, эстонская, болгарская медицина в 95-96х годах. Когда главных врачей назначали не для того, чтобы они принимали решение, а чтобы выполняли инструкции.

В новой системе, когда надо самостоятельно принимать решения, многие растеряны. Они не плохие люди, нет. Просто с ними годами практиковали другую модель поведения. Другого пути, чем время, чем адаптация к новой системе, нет.

Есть города, от которых мы наоборот сейчас слышим запрос: «Мы уже готовы. Когда вы начнете?». А во многих местах до сих пор ждут указаний.

Мы не пишем методички по тем решениям, которые медучреждения должны принимать сами. А по техническим – пишем.

– Есть ли у МИНЗДРАВА рекомендации, какими должны быть главные врачи в больницах и поликлиниках? Какое образование, какую квалификацию должны иметь?

Если больницу возглавит человек, который никогда не управлял, а был, например, заместителем главного врача по медчасти, он может хотеть что-то изменить, но это будет трудно…

– Вы правы. Главные врачи, руководство больницы – это менеджеры, они будут ключевыми фигурами. От них будет чрезвычайно много зависеть. Поэтому рекомендую им как можно скорее заполнять пробелы в управленческих знаниях.

Не бояться признавать того, что ты чего-то не знаешь. Это нормально.

Система сейчас внедряется такая, в которой мы никогда не работали. Мы все делаем ее впервые: я, Национальная служба здоровья… Мы как страна делаем это впервые.

Мы все можем ошибаться. Все должны признать, что должны учиться. Лучше учиться на своих ошибках, чем их бояться. Должны ездить, смотреть, где лучше, спрашивать у своих коллег. Всем главным врачам предлагаю получать управленческое образование хотя бы на курсах.

– Какие уроки вы вынесли для себя по сменам на первичке, какие учтете в дальнейшем?

– На первичке мы точно недооценили наших людей и врачей. Думали, они гораздо хуже будут отзываться на изменения. Готовились к гораздо более скромным сценариям.

Второй урок – в коммуникациях. Поняли, что рассказывать наперед – не очень хорошая идея. Мы увидели, что человек готов воспринимать информацию, только когда встретился с этим на практике.

Самый большой запрос на общение был тогда, когда что-то начинали. Начали заключать декларации — всем стало интересно. Начались «Доступные лекарства» с электронными рецептами – что именно.

И местная власть имеет огромное значение. Чтобы я сделал больше? Больше ездил и говорил с местными властями, с мэрами, с советами. Они имеют критическое значение.

Потому что ты приехал, поговорил с ними в зале и уехал, а они остались одни. Им нужно принимать решение, они собираются с мэром, главным врачом и начинают думать. Мэр, председатель райсовета или ОТГ играет лидерскую роль.

Если он понял, какую пользу это принесло общине, в таких случаях обычно успешные примеры.

***

– Учитывая выборы и смену власти в стране, насколько сильна уверенность МИНЗДРАВА в том, что реформа других уровней начнется 1 января 2020 года?

– МИНЗДРАВ на это смотрит так. Следующее правительство и парламент теперь ответственны за то, чтобы медреформа была завершена. Очень важно перенести ее на вторичный уровень, потому что врачи ее там ждут. Им неприятно быть в стороне.

Я бы советовал делать это как можно быстрее и бескомпромисснее. Это как вырвать зуб: резко, сначала поболит, но потом будет большое облегчение.

Одна из наших главных идей – вывести вопросы медицины из политики, из МИНЗДРАВА, из областных и районных советов. От чиновников в техническую плоскость.

НСЗУ – это технические профессионалы, не политики. У них есть ИТ, данные и подготовка. Они реализуют эти изменения. В 2020 году основная роль будет их.

Ключевой задачей следующего правительства и парламента будет сохранить независимость НСЗУ от политиков. И дать возможность развиваться электронной системе здравоохранения.

Есть правило, написанное на опыте реформ в других странах. Их должны делать минимум два правительства подряд, тогда они будут успешными.

– Есть ли у вас консультации с новой командой? Выборы президента были в апреле, теперь «Слуга народа» набрала большинство…

– В июне мы имели встречу с президентом и его командой, всеми его заместителями. Встреча была длинная, кажется, нам удалось очертить элементы всех изменений.

Хотя это не прямая ответственность президента, но одна из ключевых реформ в стране.

– В комментариях люди часто спрашивают, останется ли «команда Супрун». Какие настроения в министерстве?

– Работать до финального свистка. Для нас очень важно довести наши проекты и передать их в таком состоянии, чтобы с ними можно было работать. Мы на этом сосредоточены.

Когда мы сюда приходили, была катастрофа. Поэтому это для нас – вопрос принципа. После финального свистка будем говорить о других вопросах.

– Уйдет ли часть команды Ульяны Супрун из МИНЗДРАВА, когда будет новый министр?

– Ответ на этот вопрос будем знать, когда будет новое правительство.

– Есть ли у вас предположения, кто может стать следующим министром здравоохранения? 

– Не знаю. Сейчас у Украины есть уникальное окно возможностей, связанное с тем, что, имея однопартийное большинство, можно сформировать технократическое правительство.

Сейчас не надо договариваться, делить портфели, можно пригласить профессионалов. Это может быть прорывным для страны. Я хотел бы именно такого сценария.

Автор: Ирина Андрейцив

Источник: «Украинская правда. Жизнь»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий