Олег Бахматюк: Чуда не бывает – просто надо инвестировать в инфраструктуру, добавленную стоимость и улучшать все государственные институты

Специальный проект «Украинского Тиждня» – «Стратегический диалог». Это серия интервью с представителями бизнеса и топ-менеджерами крупных государственных компаний, которая должна развернуть дискуссию относительно роли и места государства и предпринимательства в будущем нашей страны.

Как бы вы обозначили самые главные проблемы нашей страны?

– Мы существенно отстаем в инновационных вещах. За последние годы экономическая политика была направлена скорее на выживание, чем на развитие. Пандемия только обострила эти тенденции, хотя одновременно и дала огромные возможности для сырьевых отраслей. Наши проблемы традиционны для развивающегося общества: система подстраивается под конъюнктуру, четкой стратегии нет, куда движемся – непонятно. Не бывает удачных моделей без стратегического видения.

Экономические отношения часто определяют политические, что можем видеть на примере США, Китая и Евросоюза. Основными для любых противостояний или союзов между странами являются именно экономические аспекты. Украина в таких отношениях, наконец, должна избавиться от роли объекта и приобрести субъектность – а для этого нужно использовать возможности и потенциал территорий, что не является возможным без стратегии.

Мы определили свой политический вектор. Мы хотим в Европу, это понятно и это идейно и ментально подходит большинству украинцев. Но в то же время мы находимся в непростой политической и экономической ситуации, пандемия фактически поделила весь мир на кластеры по интересам, и политика используется лишь как инструмент.

По моему мнению, Украина сильно сфокусирована на политике и слишком мало – на экономике: надо создавать территорию с инновациями, переставать быть сырьевой державой и формировать четкое направление движения.

На чем держится наша экономика сегодня? Сырьевое направление – аграрный сектор и железная руда, IT и те наши граждане, которые работают за рубежом. На этих «столбах» экономика Украины продержится еще следующие три года. Но за счет интереса к нашему сырьевому ресурсу у других стран, в частности стран Азии (Японии, Кореи, Китая, Индонезии, Филиппин), Украина может получать инвестиции и вкладывать эти средства в развитие территорий и элементы добавленной стоимости, а это инновационные вещи.

Также ни для кого не секрет, что весь мир движется в сторону общей инфляции. Развитые страны Европейского Союза и США вместо борьбы с ней, будут поднимать уровень доходов населения. И это дает возможность накопить в экономике избыточные финансы. В следующие три года в Украине не так остро будут стоять проблемы в деньгах: железная руда, зерновые и масличные – трендовые вещи, которые обеспечат огромный приток средств.

Поступления от наших эмигрантов, как это ни странно, за последний год выросли на 8%, и дальше будут расти. Развиваться будет также и IT. Поэтому следует сосредоточиться на увеличении внутреннего спроса – а это будет возможно, если увеличатся доходы населения. Развитие производства, инфраструктуры и стимулирование собственной территории будут первоочередными.

Все говорят о Польше как о «чуде». Но не будем забывать, что Польше удалось привлечь $40-50 млрд. в самом начале своего развития. Чуда не бывает – просто надо инвестировать в инфраструктуру, добавленную стоимость и улучшать все государственные институты: совершенствовать суды, искоренять коррупцию, реформировать государственное управление.

Принцип частной собственности обеспечит прозрачность, отсутствие коррупции и поступления в бюджет. Если решится вопрос с государственными предприятиями (большинство из них необходимо приватизировать), 90% коррупции в Украине исчезнет, потому что эти предприятия являются «кормушкой» для всех депутатов, чиновников и министров.

Какой, на ваш взгляд, является самая эффективная модель сотрудничества бизнеса и государства? 

– Бизнес платит налоги, а государство обеспечивает ему все необходимое для функционирования со своей стороны и представляет его на внешних рынках. Я не верю в партнерские отношения между бизнесом и государством, хотя где-то в мире они, возможно, и существуют.

Владелец агрохолдинга "Укрлендфарминг" Олег Бахматюк, бизнес

Государство подключает инфраструктуру, обеспечивает платформу – а бизнес является более живым, подвижным. Однако очень весомой является роль государства в отношении внешней политики, ее представительская функция для продвижения своих товаров и услуг. В этом смысле Украина отстает, это я могу сказать по своему опыту. Даже российские «разведчики» значительно больше нацелены на продвижение своего продукта, чем мы.

Каковы главные приоритеты для правительства как органа, ответственного за экономическую политику? 

– Правительство – это исполнительный орган власти, фактически это менеджмент страны. Поэтому, прежде всего правительство должно разработать стратегию развития экономики. Оно должно понимать, каково наше место в мире, куда мы хотим двигаться, интересны ли мы миру.

Второе – это механизм повышения доходов населения. Эти два механизма стимулирования экономики правительство должно задействовать, не провоцируя сильных вспышек инфляции, сгладив переходы и осознавая, где можно использовать инновационные подходы. Еще одна задача правительства – это внешняя политика, мы не можем жить обособленно от экономической системы мира.

Должна быть выстроена политика коммуникации с миром через экономический интерес – а значит, надо думать, как сделать так, чтобы мир заинтересовался нами. Кому мы интересны сейчас? Во-первых, это страны Ближнего Востока и Северной Африки, и это традиционно «наши» рынки, а во-вторых – азиатские страны, о которых я уже упоминал, а также Океания.

Именно эти страны, огромные по объемам, станут драйверами мировой экономики в течение ближайших 20-30 лет. От них мы можем получить значительный финансовый ресурс на развитие своих территорий. Поэтому на этом этапе нам нужны люди, которые будут продвигать наш продукт.

Возьмем, к примеру, Грузию. За короткий период они привлекли около $4,5 млрд. грантов от Европейского Союза. Их эмиссары были и в Европе, и в Азии, в Японии и Корее. Это дало толчок для развития этой небольшой территории. Должны быть люди, которые представляют интересы бизнеса за рубежом и помогают крупным мировым игрокам приходить на наши рынки. В этом я и вижу основную задачу правительства.

Есть такое понятие – «проклятие ресурсной экономики». Согласны ли вы с тем, что земля, хотя и обогащает нас, но не способствует технологическому развитию? 

– Если вы дадите деньги своим детям, и они их просто будут тратить – фактически вы сделаете их беспомощными. Но в то же время они получат возможность, например, учиться и развиваться. То же и с землей: прежде всего это возможность, которая у нас появилась, и мы ничего для этого не делали. Это хорошая земля, что точно является одним из интересов нашего государства.

Если возвращаться к вопросу рынка частной собственности – этот вопрос оно давно уже решило бы. Спекуляция политиков, которые забрали у людей возможность владеть землей и использовать свою собственность. Это политический инструмент, эксплуатация  населения. Однако это не сможет длиться долго, люди умнеют, ездят за границу, и обманывать их дальше не получится. Рынок земли должен быть открытым.

Понятное дело, Украина из поставщика сырья должна превратиться в поставщика протеина. В мире нет дефицита зерна и масличных культур, но есть дефицит протеина. Так, комбикорм – это 75% стоимости мяса птицы, 76% стоимости яиц, 80% – свинины и тому подобное. Надо перерабатывать сырье в добавленную стоимость и стимулировать ее элементы: рабочие места, уровень дохода и ту добавленную стоимость, которая заложена в налоги.

Нам необходимо развивать перерабатывающую промышленность в аграрном секторе. Нашей проблемой в ближайшие годы не будет дефицит валюты, но может стать малый доход населения. И как раз правительство эту проблему должно решить.

Не считаете ли вы, что существует риск превращения Украины в такую Аргентину, которая является крупным аграрным игроком, но малоразвитой страной? 

– Опять-таки, это вопрос подхода. Есть Бразилия, по территории не меньше Аргентины. Но в Аргентине социалистическая модель управления и эксплуатируется популизм. А Бразилия смогла трансформировать свое экономическое влияние в политическое: она поставляет не только сырье, но и мясо птицы и крупного рогатого скота. У людей появилась работа, и Бразилия стала действительно великим игроком.

В этом году торговое сальдо Украины будет положительным, но это ничего не меняет. Для тех, кто покупает у нас сырье, важна не цена, а стабильность поставок. Наша железная руда для Китая, аграрное сырье для Японии, Кореи, Филиппин – это обеспечение сотен миллионов людей в этих странах, занятых в перерабатывающей промышленности, рабочими местами. Это наш козырь, благодаря которому мы можем получить финансирование на развитие уже нашей инфраструктуры.

Благодаря своим ресурсам мы можем продвигать собственные интересы в мировой экономике. Как этот шанс не упустить – это вопрос. Через три года конъюнктура закончится, и мы снова можем оказаться в ситуации просителя.

Как за это время мы могли бы усилить долю перерабатывающей промышленности? 

– Прежде всего, нужны деньги. В Германии на одного рабочего приходиться в 10 раз больше произведенной продукции, чем в Украине, не потому, что он в десять раз больше работает, а потому, что используются инновационные методы производства. Так, в Херсоне мы построили самую большую фабрику по производству яиц в мире и еще одну – в Каменце-Подольском. Эти фабрики могут производить по 150 млн. яиц, здесь есть зона для молодняка и «взрослые» зоны, комбикормовый, сортировочный заводы…

Стоимость двух этих проектов – более $500 млн. Это большая перерабатывающая цепь, и чтобы построить ее, нужны существенные вливания средств. Украине необходимы вливания в $30-40 млрд., чтобы они пошли на инфраструктуру. Когда строятся дороги, мосты, порты и тому подобное, и территория становится интересной. Вряд ли может быть какой-то другой рецепт.

Велика ли, по вашему мнению, угроза стремительного развития технологий, что обесценит украинскую землю?

– Учитывая прогноз ФАО ООН, количество населения в мире к 2050 году, в частности в странах Африки и Азии, будет неуклонно, расти. Всем этим людям нужны будут ресурсы. Есть два самых опасных видов оружия массового уничтожения: отсутствие воды и отсутствие пищи. Возможно, и появятся какие-то инновационные способы добывания пищи, но они скорее будут продуцировать какие-то трендовые вещи, чем изменят общую динамику.

То, о чем вы говорите, может произойти, только если начнется глобальная война и население планеты сократится на треть. Если же динамика роста населения останется такой же, какой она есть сейчас – это невозможно.

Учтем также и то, что, например, в странах Азии меняется философия потребления пищи. Раньше человек ел одну чашку риса – а теперь в его рационе появляется говядина, круассаны и тому подобное. Это потому, что поднимается уровень дохода населения, а, следовательно, и уровень потребления. Поэтому глобальной угрозы обесценивания земли точно нет.

Кто будет, и кто должен был быть главными игроками на украинском аграрном рынке после запуска рынка земли: крупные холдинги или средние фермерские хозяйства? 

– Рынок земли в мире очень специфичен: им владеют крупные фонды, которые имеют доходность 2-3% годовых, и их интересует не так высокий доход, как стабильный залог. Более 70% аграрной продукции в мире производится на арендованной земле. Скажем, я арендую землю, строю фабрику, сам покупаю технику, создаю инфраструктуру и нанимаю людей – а за счет арендной платы могу стать конкурентным в этой среде. Поэтому рынок земли и рынок арендной платы в мире разделены.

В Украине, по крайней мере, сначала они будут перемешаны, потому что закупочная цена на землю будет низкой. Однако я мало верю в то, что «выстрелит» фермерство – оно не сможет существовать без дотаций, поддержки от государства и серьезных финансовых вливаний. Но, по меньшей мере, хорошо, что этот рынок стартует.

А появится ли в Украине вообще такая прослойка, как фермеры?

– Фермеры и сейчас есть, но чтобы их количество существенно выросло, нужны финансовые вливания. Чтобы начать фермерское хозяйство, необходима большая сумма средств на старте. Государство должно разработать механизмы, чтобы люди могли получить эти деньги. Отсутствие «длинных» оборотных средств не дает возможности это реализовать. Поэтому, к сожалению, может случиться так, что часть людей просто купят землю, и будут ждать роста ее цены.

Бытует мнение, что показатель уровня жизни в стране – это не города, а небольшие населенные пункты. Каким вы видите украинское село через 5-10-20 лет? 

– Согласно прогнозам, до 80% населения мира к 2050 году будет жить в городах, и это катастрофично. Но для того чтобы современный человек жил в селе, он должен иметь доступ к полноценному обучению, удобствам, коммуникациям и тому подобное. Возможно ли это в ближайшее время в Украине? Вряд ли. Конечно, многие с радостью жили бы за городом, где лучшая экология и больше пространства. Но возможности для работы и учебы все же больше приоритетные. Большинство людей, которые остаются в селе, – люди старшего, пенсионного возраста.

К селу в основном была привязана животноводческая отрасль – это тяжкий труд, и государство очень давно на это «забило». А для того чтобы это изменилось, и на селе появились рабочие места, необходимы огромные оборотные средства. Поэтому идея развития или обновления села в современных условиях – это скорее эксплуатация ностальгии. Урбанизация надвигается на мир очень быстро – и Украина вряд ли этого избежит.

Какой вы видите роль бизнеса в развитии государства, если говорить об Украине? И как изменить ложное, стереотипное представление о бизнесменах как о «хапугах», которые воруют народные деньги?

– Прежде всего, это вопрос культуры. Популизм в среде политиков в Украине все еще очень сильный. Вы слышали хоть одного политика, который рассказывает, что он за частный сектор? Самая большая проблема в нашем государстве – это чиновники, наша «элита», которая вместо того чтобы быть заинтересованными в высоком уровне жизни для всех, как это происходит в Европе, практикуют искусственное разделение людей на какие-то слои по каким-то признакам и кичатся своими богатствами, унижая других.

Пока мы сами не вырастим настоящую элиту и средний класс – на внешних рынках нам «нечего ловить». Кроме нас самих, нам не поможет никто. И время поставит все на свои места.

—————–

Олег Бахматюк родился в 1974 году в Ивано-Франковске. Окончил Экономико-правовой институт в Черновцах (1995 г.) и Ивано-Франковский университет нефти  (2005 г.). Начинал карьеру в энергетическом секторе. С 2007-го возглавляет агрохолдинг «Авангард» и начинает развитие крупного аграрного бизнеса, интегрированного в компанию «Укрлендфарминг».

Источник: Тиждень

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий