Ольга Бабий: Нынешняя ситуация страшнее «хлорного кризиса» – в марте может остановиться очистка воды

01.01.2019 – Во время «хлорного кризиса» летом украинцы впервые узнали о существовании Ассоциации водоканалов, которая отстаивает интересы отрасли. Сейчас Ассоциация снова сделала громкое заявление. Согласно закону о рынке электроэнергии в следующий год водоканалы должны войти со стопроцентной предоплатой и подписанными договорами с поставщиками электричества.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Однако отрасль уже имеет миллиардные долги, поэтому поставщики не горят желанием заключать сделки. Поэтому предприятия, вероятно, перейдут на поставки определенных компаний, которые будут поставлять электричество по завышенной цене. При этом Нацкомиссия и местные органы исполнительной власти не устанавливают для водоканалов рыночный тариф за их собственные услуги.

Читайте также: Председатель НКРЭКУ Оксана Кривенко: Европейские потребители должны заказывать наши мощности, договариваясь с «Газпромом»

Георгий Гелетуха: Украинская биржа биотоплива и биомассы на 70% будет сосредоточена на сырье аграрного происхождения

Создание нового рынка электроэнергии и амбициозные проекты энергетиков: чего ждать украинцам в 2019 г.

Экс-председатель НКРЭКУ Дмитрий Вовк: Цены на газ нужно повышать на 60-70%

Председатель НКРЭКУ Оксана Кривенко: Мы не анализируем добычу угля. Это все, что я могу вам сказать

Ассоциация водоканалов заявляет, что отрасль доводят до банкротства. Станет невозможной выплата кредитов, взятых на обновление инфраструктуры, которая на 70% изношена, а это подорвет имидж Украины как заемщика. Под ударом окажутся местные бюджеты, которые вместо того, чтобы воплощать проекты в рамках децентрализации, будут вынуждены гасить дыры водоканалов.

Об обновлении сетей можно забыть, поскольку с марта под угрозой окажется процесс очистки воды, а также выплата заработных плат сотрудникам. Подробнее Цензор.НЕТ пообщался с вице-президентом Ассоциации водоканалов Ольгой Бабий.

Водоканалы искусственно доводят до банкротства в угоду ДТЭК

— Почему ситуация, которую необходимо решить бюрократическим способом, дошла до публичности и в чем главная проблема?

— Сейчас мы видим три основных момента. Во-первых, водоканалы в этот раз не хотят стать козлами отпущения относительно поднятия тарифов. Потому что винить в повышении тарифов будут нас, хотя де-факто виноват тот, кто установил цену на электричество «поставщика последней надежды» для водоканалов, которая на 30-40 % выше цены, которая была до того – это Национальная комиссия.

Второе. Национальная комиссия регулирует тарифы только 50 водоканалов. Всем остальным тарифы устанавливают местные органы исполнительной власти. Сейчас у нас, водоканалов, тарифов под новую стоимость электроэнергии нет, все отказываются их устанавливать – из-за политики и выборов.

Но, в-третьих, одновременно с отсутствием тарифа на воду для населения, стоимость электричества для водоканалов повысили.

— Вы заявляете, что с 1 марта в водоканале не будет электричества и произойдет полная остановка очистки воды и очистки сточных вод. Что конкретно обусловит этот кризис?

— В связи с тем, что внедрился новый рынок электроэнергии, водоканалы заключают два договора. Один договор на распределение электроэнергии с бывшими облэнерго, а второй – на поставку с новыми игроками рынка. Водоканалы являются субъектом тендерных закупок, поэтому все закупают электроэнергию через систему PROZORRO.

По состоянию на сегодня состоялось только два тендера – по городскому водоканалу в Запорожье и областному в Запорожской области. Согласно первой процедуре заключен договор на поставку электроэнергии на 3 месяца, а согласно второй – всего на месяц. Другие тендеры не проходят. Поставщики электроэнергии не приходят на тендеры и говорят водоканалам: мы не будем работать с вами, потому что вы ненадежные плательщики.

В результате чего с 1 января водоканалы должны заключить договоры на поставку электроэнергии с «поставщиком последней надежды», которого определит правительство, а стоимость электричества, которую он будет продавать, определит Национальная комиссия.

Прекращение поставок электроэнергии может произойти в любой момент: если не будет договора на поставку, или будет задолженность. Задолженность за потребленную электроэнергию будет. Тарифы не будут своевременно скорректированы, и на 1 марта задолженность составит месячное потребление без источника для уплаты. И тогда будут остановки.

— Значит, альтернативные поставщики с вами не работают? Кто может быть «поставщиком последней надежды»? 

— Согласно законодательству альтернативным поставщиком может быть так называемый «поставщик последней надежды». Это одна из компаний ГП «Укрэнерго». Но тариф этой компании как «поставщика последней надежды» на 30-40% выше действующего тарифа. Такой поставщик для водоканалов согласно закону определяется на 90 дней.

В целом норма адекватная, но никто не думал, что кто-то воспользуется ею в пользу роста стоимости на 40%. Если водоканалы с 1 января начнут потреблять электричество этого поставщика, то общая задолженность водоканалов за электроэнергию будет расти. Сейчас это 5 млрд. На 1 февраля уже будет 6 миллиардов, а на 1 марта – в пределах 7-8 миллиардов. Ибо источника покрытия нет.

Источником покрытия могли бы быть местные бюджеты, которые будут вынуждены давать средства водоканалам, чтобы в городах не произошло коллапса. Например, для Житомира – это почти бюджет развития города. Для Харькова это вообще катастрофа, им надо дотировать около 30 миллионов в месяц. Для Киева – это треть бюджета. Эта ситуация еще сложнее, чем «хлорный кризис». Потому что в структуре тарифа нет таких высоких показателей.

— По какому тарифу вы будете начислять плату для потребителей?

— По старому тарифу. Притом, что тариф на электричество уже новый для нас. Очень большую проблему будут иметь малые города. Города не успеют быстро установить тарифы, и возникнет огромная задолженность.

— С того, что вы говорите, следует, что водоканалы хотят довести до банкротства. Что дальше?

— Энергетики хотят довести водоканалы до банкротства. Они и сейчас фактически банкроты, но после этой ситуации возможности выхода из кризиса уже не будет. Водоканалы будут выставлены на продажу по той же схеме, что и облэнерго. Но я являюсь ярым противником приватизации водоканалов! Это же ведь критическая инфраструктура!

Их можно отдавать в управление, но не приватизировать. Они должны оставаться в коммунальной собственности и регулироваться государством, потому что без воды город не может существовать. И это то, за что можно держать любого мэра: я тебе отключу завтра электроэнергию и будешь иметь проблемы.

ПОДВИСАЕТ ВЫПЛАТА КРЕДИТОВ В 600 МИЛЛИАРДОВ, ВЗЯТЫХ НА ОБНОВЛЕНИЕ ВОДОКАНАЛОВ 

— Те водоканалы, которые взяли кредиты на обновление инфраструктуры, в этой ситуации окажутся?

— Национальная комиссия не установила водоканалам, которые являются заемщиками Всемирного банка, возмещения стоимости кредитов. Во-вторых, если возникнет проблема с электричество, такие водоканалы вообще не будут способны выполнять обязательства. 400 миллионов, которые мы взяли сейчас и 200 миллионов, взятые ранее, зависают. Соответственно, мэры городов, решившиеся взять кредиты, будут вымывать свои бюджеты.

— Какие это города?

— Кропивницкий, Житомир, Тернополь, Чернигов, Ивано-Франковск, Новоград-Волынский, Черкассы, Винница. Значит, состоится коллапс отрасли. А во-вторых, мы показываем потенциальным инвесторам и кредиторам, что с водоканалами нельзя работать. Это на 70% изношенность инфраструктуры.

— Но такие последствия были ожидаемы? Почему такие изменения приняли и почему только сейчас об этом заговорили?

— Закон приняли давно, но не приняли ряд нормативных документов, которые должны быть приняты в придачу. Они не приняты, в том числе Кабинетом министров. Национальная комиссия со своей стороны задержала принятие регулятивных документов. Их начали принимать только сейчас. Поэтому мы только сейчас увидели проблему. У них был ровно год для того, чтобы этот вопрос урегулировать.

Но это умышленно затягивалось, по моему личному мнению, с одной целью – не вводить рынок электроэнергии и оставить облэнерго монополистами.

Поэтому что произойдет сейчас? Мы все перейдем на «поставщика последней надежды». Средств в тарифе на возмещение никто не имеет, будут долги. Никто не будет разбираться и правительству ничего не останется, как перед выборами сказать, что рынок не сложился, и мы возвращаемся на старую схему. Все делается в интересах одной компании – ДТЭК.

Потому что даже на этом поставщике «последней надежды» больше всего прибыли получают именно компании ДТЭК. У 50 водоканалов — до миллиарда гривен в год вымоется. И это минимальные показатели. Нехилый такой «подарок под елку» энергетикам.

— Если вы говорите, что к такому положению дел довели умышленно, то до какого уровня достигает этот умысел?

— Это надо спрашивать у премьера, потому что он за это несет личную ответственность. Он и профильные вице-премьеры, министры должны официально заявить, почему не произошло то, что должно было состояться по требованию закона. И, во-вторых, почему до сих пор не принято постановление Кабмина, которое запрещало бы отключать водоканалы.

— Чего вы ожидаете от разных ветвей власти?

— Мы обращались в Кабмин, в Верховную Раду. В том числе, к заместителю комитета ЖКУ Андриевскому, он зарегистрировал изменения в закон, которые решат две вещи. Во-первых, отсрочит для нас норму хотя бы на три месяца, что позволит Нацкомиссии урегулировать тариф. Это надо делать срочно. Потому что уже через три месяца будут наращенные миллиардные долги, которые непонятно кто будет возмещать. И нести уголовную ответственность будут именно директора водоканалов и мэры городов.

К сожалению, законопроект 9406 не прошел рассмотрение в парламенте. Это было в тот последний день, когда дрались и голосовали за продление моратория на землю. С водой решать, не было не времени.

Я считаю, что вмешаться сейчас должен лично президент. Потому что Нацкомиссия находится в сфере его регулирования, и члены НКРЭКУ назначаются им или со слов с его согласия. С одной стороны Нацкомиссия устанавливает тариф энергетикам. А с другой стороны – устанавливает тариф водоканалам.

Если НКРЭКУ видит, что есть рост стоимости электроэнергии на 40%, то почему эта группа лиц своими совместными действиями доводит до банкротства большое количество предприятий? Это уже уголовная ответственность. И в Нацкомиссию по этому поводу должен обратиться институт президента.

— Неформальное общение этому предшествовало? С Гройсманом? С Зубко? 

— Как всегда, единственный человек, который включился в процесс, – это Зубко. Сейчас его инициатив никто не слышит. Когда он проводит совещания и собирает других членов Кабмина, они реагируют: ну, как-то оно будет. Поэтому сейчас вопрос должен решить либо Кабмин, либо президент.

— По поводу ваших апелляций к президенту. Вы являетесь членом «Самопомощи» и ваши слова можно воспринять как часть кампании Андрея Садового, который критикует Порошенко.

— Сейчас я говорю не как политик. Никакой критики. Я просто человек-хозяйственник, который занимается отраслью, требую вмешательства в решение проблемы людей, которые за это отвечают. Мое видение, и толкование ситуации никак не связано с кампанией Андрея Ивановича. Есть две ветви власти, в плоскости которых лежит решение проблемы, и над ними стоят два человека – президент и премьер.

Потому что когда происходят неформальные разговоры с Нацкомиссией, они говорят: тарифов на воду у вас не будет. А на воду тарифы не могут поднимать из-за выборов. Хорошо, тогда доставайте из государственного бюджета компенсацию в несколько миллиардов и компенсируйте убытки. Кабмин в лице Минфина делает вид, что проблемы нет, что убытков нет и это вообще проблемы Национальной комиссии. Ну как так может быть?!

Создавая искусственно финансовую несостоятельность, уничтожают критическую отрасль, которая обеспечивает устойчивое функционирование городов!

Сейчас все выглядит так, что энергетики намеренно наращивают задолженность водоканалов за электроэнергию, для того, чтобы иметь предмет для разговора с тем человеком, который победит в результате президентской кампании. Такая закладка на усиление переговорной позиции.

— Были ли попытки со стороны водоканалов решить ситуацию в судебном порядке? 

— С кем судиться? С Кабмином и НКРЭКУ? У нас есть 5,5 млрд. долга за электричество без источника покрытия. Нам говорят: идите, судитесь. У нас есть 200 млн. НДС, которые нам Минфин не возместил. Мы судимся из-за этого уже год с Минфином. А за это время нам начислили пеню и штраф. Сейчас все в апелляциях. Судиться с государством – это как лезть голым вверх по стеклянной стене.

У ДИРЕКТОРОВ ВОДОКАНАЛА НЕТ ВЫБОРА: ЛИБО УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, ЛИБО ПУБЛИЧНАЯ ПОЗИЦИЯ 

— Какими будут действия Ассоциации, если ваши требования не выполнят? 

— Мы настроены очень серьезно. Если Верховная Рада не рассмотрит наше представление, мы будем устраивать митинги и забастовки. В парламенте есть очень большое лобби ДТЭК, и они сделают все, чтобы не допустить голосования. Им нужен возврат к системе облэнерго — монополист.

Сейчас директора всех водоканалов обращаются к нардепам — мажоритарщикам. Уже состоялась пресс-конференция. Поэтому мы переходим в публичную плоскость и рассказываем людям о том, что энергетическое лобби в стране победило.

Будем просить Верховную Раду повторно вносить на рассмотрение законопроект 9406. Надеемся, что хоть в январе это произойдет.

— Водоканалы в этой позиции едины? 

— Да, но есть определенная зависимость директоров отдельных водоканалов перед органами управления, и они не будут выступать. Мы с пониманием относимся к этой ситуации. Большинство же директоров просто не имеет выбора: либо идем под уголовную ответственность, или начинаем об этом говорить публично.

— Директора, каких водоканалов очень зависят от городской администрации?

— Очень серьезная ситуация в Сумах. Местный водоканал уже получил сообщение от «Сумыоблэнерго» о том, что с 1 января им прекратят поставку электроэнергии. А в Житомире заключают договор по цене +20%, это дополнительные полтора миллиона на месяц. Другого выхода нет. Зависимость или независимость, какая разница. Когда нет электричества или воды, кого не назначай — вопрос не решится.

— Модернизация сетей учета и водоснабжения также отходит на второй план?

— Об этом забудьте. Под вопросом выплата заработной платы – с марта месяца. А о повышении зарплаты, учитывая инфляцию, вообще речь не идет.

— Как, по вашему мнению, должна происходить подготовка водоканалов в идеале? 

— За 6-9 месяцев должна появиться вся нормативная документация. Также должен быть алгоритм перехода – надо было учесть, что водоканалы являются субъектами публичных закупок, мы должны были бы заключить предварительные договоры и оговорить цену. Затем, в октябре, мы подали бы всем регуляторам информацию о том, какой тариф на электроэнергию будет работать с 1 января, и они должны были бы откорректировать тариф. Это идеальная картина цивилизованного государства.

Средний рост тарифа на 2019 год у водоканалов должен составлять 15% даже без последней стоимости электричества: обычная инфляция, плюс ситуация с хлором, плюс рост стоимости электричества в 2018-ом.

— Как относитесь к идее, чтобы водоканалы сами устанавливали тариф на свои услуги? 

— Нельзя такого делать, потому что монополист не может сам устанавливать тариф. Должен быть регулятор. Система должна работать по такому принципу, как, скажем, в Польше. Там все водоканалы в муниципальной собственности. Но закон предусматривает, что любой тариф на следующий год рассчитывается водоканалом и подается на согласование муниципалитета.

В течение месяца город должен предоставить обоснованные замечания относительно размера тарифа, согласовывает его, и тогда тариф автоматически вступает в силу. Там все идет по принципу экономически обоснованного тарифа.

Европа выбрала себе принцип не спекулировать на тепле, жилище и воде. А те потребители, которые не могут заплатить по рыночным тарифам, имеют компенсацию через различные социальные программы.

— Можно ли было бы перекрыть убытки водоканалов через субсидии? 

— В бюджете на 2019 год заложены субсидии на 30% меньше, чем были в прошлом году. А тариф на электричество вырос.

— Уже есть реакция международных доноров и западных кредиторов?

— Мы направили всю информацию во Всемирный банк. Также готовим ее для того, чтобы направить в посольство США, ЕБРР и главное – тем компаниям, с которыми водоканалы имеют контракты. Когда была ситуация с хлором, мы обращались также. Но на самом деле я думаю, что это наш внутренний вопрос и мы должны сами это решать.

— Если западные компании задействованы в совместных проектах по модернизации украинских водоканалов, то их это может коснуться. 

— Их уже коснулось. Но не думаю, что они будут выражать свою позицию. Им лучше потерять деньги, чем потерять репутацию. Здесь есть другая сторона для Украины. Если водоканалы не будут возмещать вовремя все заимствования, то Минфин будет начислять бешеные штрафные санкции.

Если водоканалы, которые есть в проекте «Инфраструктура», и взяли кредиты, на 1 июля будут иметь задолженность в 20-30 миллионов долларов, то им такую пеню и начислят. А потом за это все заплатит потребитель.

— Каким образом?

— Придумают какую-то схему, включат регуляторные потери в тариф, и все. Среднестатистический город на покрытие убытков по электричеству водоканалам сейчас дает 30-40 миллионов гривен. Это два детских сада. Почему город должен платить из местного бюджета за убытки, которые наносит ему государство, вместо того, чтобы строить школу или садики?

— В данном случае децентрализация работает наоборот?

— Да, государственное регулирование наносит ущерб местным бюджетам.

МЫ И ДАЛЬШЕ ПОКУПАЕМ ХЛОР ЗА РУБЕЖОМ, НА 40% ДЕШЕВЛЕ, ЧЕМ У «ДНЕПРАЗОТА» 

— Поговорим о» хлорном кризисе», который был летом. В той ситуации с хлором все решилось в последний момент.

— После интервью, когда я сказала, что виноват президент, и после некоторых совещаний в КМУ.

— Вы убеждены, что Порошенко вмешался? 

— Служба безопасности, которая тогда вмешалась в ситуацию, кому подчинена? Президенту? Я ему искренне благодарна, что он тогда вмешался. Цистерна поехала в Харьков в 16:00 последнего дня критического срока, и Харьков был спасен. Тогда президент решил эту проблему.

— Что с тем хлором, который закупили за рубежом? 

— Мы закупаем хлор с проблемами до сих пор, потому что «Днепразот» вставляет палки в колеса. Он имеет своих людей в системе различных служб и спецслужб. Поэтому есть блокировка импорта, нерастаможивание перевозок, манипулирование ценами. Но мы научились с этим жить.

— Откуда сейчас Украина импортирует хлор, и какого он качества?

— Из Румынии, Словении, Узбекистана. Качество прекрасное. Из Узбекистана, где были проблемы с контейнерами, хлор приезжает в цистернах. Сейчас уже дошли до 20% импортного хлора от общего потребления. Также имеем резервы.

И «Днепразот» после того как понял, что мы не остановимся, он начал обращаться с водоканалами более толерантно. «Днепразот» потерял репутацию и потерял потребителя. Стал общаться с водоканалами, проводить совместные совещания. Некоторым водоканалам даже предлагают отсрочки.

Главное, что мы сейчас имеем альтернативный источник. Кроме того, иностранный хлор значительно дешевле, процентов на 40. Поэтому кто может экономить и имеет оборотные средства, тот экономит.

Но электричество – не хлор. Ее не привезешь контейнером из Румынии. Мы все присоединены к сетям облэнерго, которые все являются распределителями. Это проблема, и тут надо принимать взвешенное неполитическое решение.

— Какова ситуация с качеством воды и водоснабжением в серой зоне и на неподконтрольных территориях? 

— Об этом не хочу говорить, потому что любое мое слово о водоснабжении Востока Украины будет расценено, как слово политика. Там серьезная проблема, и любое сказанное слово может иметь последствия.

— Но уже сказано много и политиками, и учеными. 

— Однако там не сказана, правда. В частности, по Луганщине и Донетчине задолженность по электричеству очень большая — около 2,5 миллиардов.

— А в целом 5. Половина долгов приходится на две области? В эти 2,5 млрд. входят и неподконтрольные территории? 

— Да. Поэтому пока военный конфликт не урегулирован, не надо разбираться, откуда там задолженность. Надо просто молча ее гасить. Потому что система водоснабжения этого региона очень сложная, и для нашей территории может быть много угроз.

— Водоканалы столкнулись с хлорным кризисом, сейчас имеют энергетический. Эксперты предупреждают, что следующий – это отток кадров. Насколько это так?

— Люди из-за низкого уровня зарплаты выезжают за границу целыми бригадами. В Киеве, Львове и в западных областях с этим серьезная проблема. Например, электрогазосварщика или экскаваторщика уже нельзя найти. Новая техника приходит, а специалистов, которые могли бы на ней работать за 10 тысяч гривен, нет.

А самая большая проблема – электрослесари. Ибо в области электроснабжения высокие зарплаты, на 50% больше, чем в водоканалах, и они идут туда.

И зарплату опять-таки устанавливает Нацкомиссия. Львов сейчас просит минималку для специалистов водоканала 10500 грн. И им отраслевая Нацкомиссия отказывает. Сейчас минимальные зарплаты 7500-9000. Это для самой грязной работы. Поэтому сейчас водоканалы живут на тех кадрах, которые есть.

ДИРЕКТОРОВ ВОДОКАНАЛОВ МЕНЯЮТ С ПРИХОДОМ КАЖДОЙ НОВОЙ ВЛАСТИ. ТАК НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ 

— Выработан ли алгоритм обновления инфраструктуры: систем учета, очистки и обеззараживания? 

— Ассоциация разработала много стратегий, надо просто не мешать. Нам просто надо дать раз в год экономически обоснованный тариф и согласовать инвестиционную программу. И все, дальше мы сами все сделаем.

— Насколько Ассоциация влиятельна и насколько с ней считаются? 

— После ситуации с хлором начали считаться.

— Значит, вы компетентны, взять на себя ответственность за государственную стратегию по обновлению инфраструктуры? 

— Каждый директор водоканала компетентен, на себя брать ответственность. В совете Ассоциации 35 директоров водоканалов. Все высокопрофессиональные и знают, куда в первую очередь в каждом предприятии вкладывать средства. Потихоньку делают карты сетей, которых до сих пор в Украине не существовало. Но у государства нет понимания общей концепции, а поэтому нет финансирования.

Во многих городах на бумаге есть комплексные решения, но их никто не слышит. Водоканалы уже нельзя рассматривать отдельно. Должна быть общая стратегия государства по инфраструктуре.

— Стратегию должно делать министерство? 

— Министерство должно взять на себя ответственность за всю критическую инфраструктуру. Водоканалы разработали технические условия для стратегии. Подали в Минрегионразвития, Всемирный банк готов это финансировать. Насколько я знаю, по ОСМД и теплоэнергетике также есть такой проект. Но все надо корректировать с городами.

Также происходит интересная политическая ситуация. У нас политический цикл 5 лет, и с каждой новой властью меняется директор водоканала, потому что у нас это почему-то политическая должность, хотя она не должна быть такой. А какой должна быть классическая ситуация для водоканала? Приняли стратегию, на 15 лет, и водоканал себе работает, никто не вмешивается в его работу. Пусть политика и власти меняются, но водоканалы, теплоэнерго и дома трогать нельзя.

— Были примеры, когда по политическим мотивам уволили хорошего менеджера водоканала?

— Мы боролись за Сергея Овчаренко, директора Черкасского водоканала. Это очень профессиональный человек, который многому научил меня. Но он оказался под угрозой снятия после конфликта с местной властью. Пока он остается на посту. Провели проверку, которая не подтвердила обвинений против Овчаренко. Сейчас аналогичная ситуация с директором водоканала в Черновцах.

— Директора водоканалов, берущие кредиты, оказываются под прицелом правоохранительных органов? Как вы это объясняете? 

— Возьмем условный водоканал, взявший кредит Всемирного банка. Нацкомиссия установила ему в тарифе возмещение займа. С 1 июля у него страшная санкция Минфина, и все – он под следствием. Так сняли директора водоканала Ивано-Франковска – «за умышленное доведение до убыточности», хотя его вины нет. Да и дело до конца не доведено, у нас для отставки достаточно открытия дел. И, программа обновления водоканала закрылась. Возьмут новых специалистов, и откроют потом на них уголовные дела.

И в теплокоммунэнерго такая же история, просто они молчат, потому, что получили лимиты на газ. Им главное дожить до весны.

— Модель, каких государств, в плане модернизации системы водоснабжения, лучшая для Украины?

— Это должна быть модель Украины, где мы должны построить все самое лучшее для нашей ситуации. Европейская схема модернизации водоснабжения для нас идеальная. Они брали средства, вкладывали их в энергоемкость. Сократили до минимума потребление электричества и постепенно заменяли аварийные коммуникации. В таком случае электричество растет в стоимости, но на тариф не влияет. Первые средства они вложили в систему учета тепла, воды, мусора. Далее, имея показатели что, где и как, минимизировали затраты электричества и провели замену сетей.

На самом деле проблемы есть везде. Например, на сайте Нью-йоркского водоканала регулярно появляются объяснения, почему ржавая вода.

Автор: Ольга Скороход

Источник: Цензор.НЕТ

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий