Председатель НКРЭКУ Оксана Кривенко: Мы не анализируем добычу угля. Это все, что я могу вам сказать

29.12.2018 – В первой части интервью с руководителем энергетического регулятора Оксана Кривенко ответила на вопрос о политическом влиянии на комиссию, о тонкостях установления тарифов для генерации и запуске нового рынка электроэнергии.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Национальная комиссия по регулированию рынка энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) устанавливает правила работы для компаний, совокупный доход которых составляет более 500 млрд. грн.

Читайте также: Адвокат Ирина Одинец: В деле «Роттердам+» не имеется подозреваемых лиц. Оно должно быть закрыто

«Роттердам+». Куда зашло следствие

Непотопляемый «Роттердам +»: как «элита» оставила в дураках всю страну

Куда исчезают миллиарды из энергетического рынка Украины?

Оксана Кривенко стала членом этого органа с принятием нового закона «Об энергетическом регуляторе» в мае. 6 июня она была избрана председателем НКРЭКУ.

Перед этим она работала заместителем директора нефтегазового департамента комиссии, была на хорошем счету у предыдущего руководителя регулятора – Дмитрия Вовка.

Из заявлений и решений Кривенко за полгода можно сделать вывод, что ее деятельность полностью копирует концепцию изменения регулируемых сфер Дмитрия Вовка. Примерно так оно и есть.

НКРЭКУ под ее председательством не отменила методологию формирования тарифа для тепловой генерации, известную как формула «Роттердам+», или «чаевые для Ахметова». Она, так же как и Вовк, периодически конфликтует с НАК «Нафтогаз Украины» и имеет проблемы с вступлением в силу решений комиссии из-за действий премьера Владимира Гройсмана.

Впрочем, есть и отличия. В кабинете председателя комиссии, который ранее занимал Вовк, в глаза бросается розовый калькулятор со стразами. Пожалуй, таких цветов здесь не было никогда. Все предыдущие главы регулятора были мужчинами.

А над рабочим столом, вместо портрета президента Петра Порошенко, который висел там во времена Вовка, висит Герб Украины. Портрет президента, который и по новому закону о регуляторе формирует состав комиссии, перемещен на стол. С порога он не заметен.

В первой части интервью Кривенко отвечала на вопрос о политическом влиянии на решения комиссии, о формировании оптовой рыночной цены электроэнергии и о запуске рынка электроэнергетики с 1 июля 2019 года.

О ПОЛИТИКЕ

— С момента избрания вас председателем НКРЭКУ, вас привязывали к предыдущему председателю комиссии Дмитрию Вовку, который в свою очередь, был креатурой президента Петра Порошенко. Вы часто общаетесь с президентом, или с Дмитрием Вовком?

— Я работаю в комиссии с 2001 года. Начинала еще во времена Продана (Юрий Продан был председателем НКРЭ с 2001 по 2004 год, в 2007-2010 и в 2014 годах возглавлял министерство энергетики).

Да, действительно, членом НКРЭКУ меня назначил президент. Я встречалась с ним при назначении. Когда меня избрали председателем, еще было несколько торжественных мероприятий, где мы встречались с руководителями высшего звена.

Согласно закону, я письменно обращаюсь в Администрацию президента в случае необходимости командировки, например. Личных встреч с президентом у меня не было.

Что касается общения с Дмитрием Вовком. Он мой бывший руководитель, и предыдущий председатель комиссии. Есть административные и другие вопросы, в которых нужна историческая память руководителя. Я к нему обращалась с такими вопросами.

— Существуют ли регуляторные решения, по которым у вас были серьезные противоречия с Вовком, когда он был председателем НКРЭКУ?

— Конструктивные диалоги я не могу назвать противоречиями. Свое мнение у нас может высказывать любой работник. Обсуждая определенные решения комиссии, я высказывала свою точку зрения. Она могла не совпадать с мнением руководителя. Но, даже, были ситуации, когда я могла доказать свою точку зрения, которая впоследствии была принята.

— Можете привести пример?

— В основном это касалось ситуации, когда мы имплементировали вторичное законодательство о рынке природного газа. Конкретный пример не приведу, ведь их было много.

— Я к тому, что вы продолжаете делать все так, как делал Вовк.

— Согласно закону члены комиссии принимают решение коллегиально по представлению аппарата. Так оно происходит и сегодня.

— У меня сложилось впечатление, что у Дмитрия Вовка был авторитарный стиль управления комиссией. Вы согласны с этим?

— Будучи его подчиненной, я бы так не сказала.

О КОММУНИКАЦИИ С УЧАСТНИКАМИ РЫНКА 

— Некоторые руководители участников рынка жалуются, что не могут встретиться с вами для того, чтобы обсудить вопросы реформирования рынков. Почему вы их игнорируете? 

— Я хочу ответственно заявить, что персональных встреч я с руководителями лицензиатов не проводила. Но, конечно, без таких встреч невозможно регулировать рынок.

Законом предусмотрена возможность таких встреч с участием, как минимум, двух членов комиссии, или двух директоров департаментов комиссии.

В таком формате я встречалась почти со всеми руководителями крупных лицензиатов, в частности НАК «Нафтогаз Украины», АО «Укртрансгаз», НЭК «Укрэнерго», ПАО «Укргидроэнерго». Исключением является руководитель НАЭК «Энергоатом», он такой встречи не инициировал.

О ПРИМЕНЕНИИ ПРОФИЛЬНОГО ЗАКОНА 

— Долгое время комиссия не могла имплементировать нормы закона «Об энергетическом регуляторе». Этот документ предусматривал институциональную независимость — отменял необходимость согласовывать решения с другими органами власти. Имеет ли сегодня НКРЭКУ такую независимость?

— Она есть. И она облегчает работу комиссии. Правда, все равно есть антимонопольное законодательство. Много документов мы согласовываем с Антимонопольным комитетом (АМКУ).

Если решения касаются регулирования исключительно естественных монополий, они не требуют согласования с АМКУ.

С одной стороны значительно облегчило работу то, что мы не регистрируем документы в Минюсте. Раньше для этого тратились дополнительные усилия. С другой стороны, согласования в Минюсте помогали отшлифовать решение по форме и содержанию. Они были — как второй глаз.

— После вступления в силу закона о регуляторе основной проблемой стало то, что издание Кабмина «Правительственный курьер» не публикует решения комиссии, без чего они не могут вступить в силу. Эта проблема до сих пор существует?

— Действительно, несвоевременная печать документов мешает. Сегодня неизданными остаются более 30 решений НКРЭКУ. Хотя в последнее время они более интенсивно начали печатать.

Летом была ситуация, когда мы корректировали тарифы на тепло в меньшую сторону, а они не печатали. И потребители, пока решения не вступили в силу, должны были платить по большим тарифам.

— Как представляется официальная аргументация «Правительственного курьера» по поводу того, что они вовремя не печатают решения НКРЭКУ?

— Официально они объясняют, что недостаточное финансирование. Но у нас на этот год не было предусмотрено финансирование печати в газете «Правительственный курьер». Мы как бюджетная организация, не можем нарушить бюджетные процедуры. Направление средств на цели, не предусмотренные нашей сметой, невозможно.

— Вы видите в этом попытку премьера Владимира Гройсмана иметь влияние на решение комиссии?

— Ну… (вздыхает). Действительно, легко печатаются те решения, по которым у Кабинета министров или у газеты «Правительственный курьер» не возникает сомнений.

О ЗАРАБОТНЫХ ПЛАТАХ В КОМИССИИ 

— Введена ли материальная независимость НКРЭКУ? Какие сейчас средние зарплаты у директоров департаментов комиссии?

— Сегодня законом предусмотрена шкала, которая привязана к минимальной заработной плате. Но примечаниями к Бюджетному кодексу указано, что шкала для бюджетных организаций привязана к прожиточному минимуму, который вдвое меньше минимальной заработной платы.

В 2018 году прожиточный минимум составляет 1762 грн.

Для директоров департаментов комиссии предусмотрен оклад в размере 24 минимальных зарплат для налогообложения. Но реально это 24 прожиточных минимума. Директор департамента, без доплат за стаж и премий, получает чистыми около 34 тысяч гривен в месяц.

Все равно, это более конкурентная зарплата, чем была. Когда мы проводили конкурсы, у нас было уже много кандидатов. Стало легче найти специалистов.

— Как формируется бюджет комиссии? Уже введена норма о том, что он наполняется не из госбюджета, а за счет оборота всех лицензиатов?

— Да. Сегодня комиссия устанавливает взносы за регулирование. Этот процент не может превышать 0,01% от чистого дохода субъектов регулирования.

Мы формируем и направляем свой бюджет в Министерство финансов, а потом защищаем их в Бюджетном комитете Рады. Эти средства закладываются в спецфонд госбюджета. А затем лицензиаты уплачивают установленный процент платы за регулирование.

На первый квартал 2019 года мы утвердили отчисления на уровне 0,0078% от дохода каждого лицензиата.

— Даже по новому закону о регуляторе окончательное решение, о назначении членов НКРЭКУ принимает президент. Весной действующий президент страны может быть переизбран. Ваши действия в таком случае? Уйдете в отставку, продолжите ли отрабатывать свой пятилетний срок? 

— Прежде всего, каденция членов НКРЭКУ составляет шесть лет. Конечно, я останусь. Законом предусмотрена четкая норма, что смена президента не является основанием для освобождения членов НКРЭКУ.

ОБ ОБВИНЕНИЯХ В КОРРУПЦИИ 

— Я вижу ситуацию, когда идут войны в треугольнике: руководство НАК «Нафтогаз Украины» во главе с Андреем Коболевым, «Региональная газовая компания» (РГК) Дмитрия Фирташа, которая контролирует около 70% распределения газа, и НКРЭКУ. При этом и» Нафтогаз», и НКРЭКУ условно лояльны к президенту. Объясните, почему так происходит? 

— Мы как регулятор, должны балансировать интересы всех участников рынка. Такими участниками являются: поставщики, которым является НАК «Нафтогаз», оператор газотранспортной системы, которым является «Укртрансгаз», операторы газораспределительных сетей (РГК), трейдеры и потребители.

Бывают разные взгляды на один проблемный вопрос. Нет какой-то авторитарной мысли с нашей стороны. Мы всегда собираем или рабочие совещания или рабочие группы для того, чтобы выяснить суть проблемы. Пытаемся прийти к общему решению: как урегулировать проблему, чтобы сбалансировать интересы всех участников рынка.

Сказать, что у нас какие-то сверхсложные взаимоотношения… Я так не могу сказать.

— Один из руководителей «Нафтогаза» Юрий Витренко в своем Facebook, прозрачно намекает, что НКРЭКУ помогает РГК Фирташа воровать газ у «Нафтогаза». 

— Если мы уже говорим о конкретной ситуации, были какие-то заявления каких-то отдельных людей относительно определения несанкционированного отбора газа в кодексе ГТС. Первоисточником этих трактовок был «Укртрансгаз» (УТГ), который в 2015 году подал нам на утверждение кодекс ГТС.

На то время еще не было закона о регуляторе, поэтому мы могли утвердить только тот кодекс, который подал нам УТГ. Это определение несанкционированного отбора осталось еще с тех времен.

Обвинять, что кодекс ГТС какой-то не такой — это не объективно. Тем более у нас есть оценка кодекса от Секретариата энергетического сообщества, как того требует закон.

БЦ: УТГ действительно входит в структуру «Нафтогаза». Поэтому выглядит так, что «Нафтогаз» критикует свой собственный документ. Но в 2015 году УТГ возглавлял Игорь Прокопив, который конфликтовал с руководством НАК. В марте 2017 года «Нафтогаз» добился увольнения Прокопива с должности председателя правления УТГ, обвинив его в коррупции. С тех пор, руководство УТГ полностью лояльно к председателю правления «Нефтегаза» Андрею Коболеву.

— В июле 2018 года директор нефтегазового департамента НКРЭКУ Татьяна Рябуха заявила о том, что дверь ее квартиры неизвестные обклеили листовками «Фирташ вон!». Она подозревала в организации этой акции руководство «Нафтогаза». Было ли какое-то продолжение этой истории?

— Действительно была ситуация, когда теми наклейками обклеили наше здание и двери помещений ключевых людей, которые работают в этой сфере. Татьяна Рябуха заявила об этом в полицию.

В то же время под зданием НКРЭКУ проходила акция с этими же лозунгами. Это свидетельствует о том, что люди, которые протестовали, даже не разбираются в специфике.

На самом деле, мы регулируем предприятия, а не владельцев. Нам все равно, кто владелец. Компании должны работать стабильно, обеспечивая потребности потребителя.

— Насколько мне известно, вам также оклеили двери этими лозунгами.

— Да, мне тоже обклеили. Хотя я живу в обычном доме 70-х годов. Думаю, они испугались, когда туда пришли и сомневались правильный ли это адрес (смеется).

Я не заявляла в полицию. Потому что, кроме неприятного ощущения, это никакого вреда не принесло. Мы сняли листовки, помыли те двери и стены подъезда, и все.

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОПТОВОЙ РЫНОЧНОЙ ЦЕНЫ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ 

— НКРЭКУ 14 декабря утвердила прогнозируемую оптовую рыночную цену (ОРЦ, средняя цена) электроэнергии (э/э) на первые два квартала 2019 года. Все ждали, что будет большое повышение ОРЦ по формуле «Роттердам+» и хроническое недостаточное финансирование других видов генерации. 

Но этого не произошло. ОРЦ выросла всего на 2%. Почему так случилось?

— Перед принятием решения по ОРЦ, мы утвердили тарифы по генерациям, которые имеют фиксированный тариф: это НАЭК «Энергоатом», «Укргидроэнерго», НЭК «Укрэнерго» (все — государственные компании) и теплоэлектроцентрали (ТЭЦ).

Почти по всем статьям затрат для этих предприятий произошло увеличение. В частности по «Энергоатому» фонд заработной платы увеличен более чем на 20%. Это вообще самая большая заработная плата среди всех предприятий, что регулируются комиссией.

Средняя заработная плата в «Энергоатоме», принятая в расчет, составляет 22 тыс. грн. Вообще по всей сфере электроэнергетики увеличилась средняя заработная плата.

— Значит, во всех лицензиатов увеличился тариф на отпуск э/э, а ОРЦ увеличилась только на 2%. Как такое может быть?

— Тарифы для генераций увеличились не существенно. Например, в тарифе «Укргидроэнерго» была учтена индексация всех расходов, повышена заработная плата. Но есть такая составляющая, как инвестиционная.

В них была предусмотрена большая инвестиционная составляющая, в тарифе для строительства гидроаккумулирующих (ГАЭС) и гидроэлектростанций (ГЭС).

Строительство завершается. И часть средств, которые были заложены в тариф, сегодня уже не нужны. Поэтому тариф «Укргидроэнерго» на первую половину 2019 года уменьшился.

Тариф для «Энергоатома» увеличился несущественно — на 4%. Все их заявления, которые были обоснованы, были учтены. В частности — по инвестиционной составляющей. Учтены расходы на закупку свежего ядерного топлива, согласно тем контрактам, которые предоставил «Энергоатом».

Необоснованные расходы не учитывались.

— Например?

— Например, свежее ядерное топливо. Они предоставили контракт с определенным объемом и ценой. Но в расчет тарифа подали большую партию закупки по цене с учетом большего курса доллара, чем есть сейчас. Соответственно — расходы, заложенные в тарифе, должны были увеличиться.

Поэтому мы взяли ту партию, которая предусмотрена контрактом, индикативную цену уранового концентрата, действующий курс доллара, посчитали — и вышла реальная сумма затрат.

— Как изменился тариф оператора электрических магистральных сетей НЭК «Укрэнерго»?

— Тариф НЭК «Укрэнерго» остался почти на том уровне, на котором он был в этом году. По результатам проверки, средства, которые не были использованы компанией, они были изъяты из тарифа. Иного мероприятия нет — не использовал средства, не получишь их в тарифе.

Впрочем, фонд заработной платы также увеличился на 20%.

Для ТЭЦ также произошло уменьшение тарифа. В частности — для газовых ТЭЦ. Дело в том, что уменьшилась стоимость газа, и удельный вес расходов на закупку топлива в тарифе также уменьшился.

БЦ: Постановление Кабмина №867 от 19 октября 2018 года предполагает, что ТЭЦ, работающие в режиме когенерации — вырабатывают тепловую, и электрическую энергию, весь газ закупают по специальной цене, которая действует для населения и предприятий Теплокоммунэнерго. Так было сделано, с целью предотвратить злоупотребления, когда ТЭЦ получали газ по разной цене: для производства тепла — дешевле, для производства э/э — дороже.

Также уменьшился тариф для угольных ТЭЦ. Потому что угольные фьючерсы показывают тренд на уменьшение. Поэтому стоимость угля в тарифах для таких ТЭЦ уменьшена.

О ФОРМУЛЕ «РОТТЕРДАМ+» 

— Главный вопрос – что с тарифом для тепловой генерации (около 80% производства тепловой генерации контролирует холдинг ГТЭК Рината Ахметова)?

— Для определения тарифа для ТЭС используется индикативная цена API2 за предыдущие 12 месяцев с учетом доставки в Украину, курса доллара и калорийности. Там есть рост цены.

При расчете объема средств, которые необходимы тепловой генерации, учитываются условно-постоянные расходы за предыдущий период, индексируются на индекс инфляции. Также планово им дается норма 2% рентабельности. Это то, что должно составлять их прибыль.

Но, учитывая то, что для расчета тарифа ТЭС используется индикативный показатель, то тариф для них вырос несущественно.

— Среднегодовой тариф для тепловой генерации на 2018 год составил около 1,8 грн. за кВт/ч. Каким он будет на первое полугодие 2019 года? 

— Среднегодовой тариф составит 2 грн. за кВт/ч.

— Правильно ли я понимаю, что тариф для ТЭС рассчитанный согласно методологии (так называемая формула «Роттердам+»)?

— Да. Методология полностью соблюдена. При этом она предусматривает расчет тарифа на год. Мы поквартальной установкой ОРЦ обеспечили рост тарифов для потребителей в первом полугодии всего на 2%.

В этом случае индикативная цена угля на уровне импортного паритета сработала, как сдерживающий рыночный фактор (Кривенко подразумевает повышение Министерством энергетики цены угля для государственных шахт до 2800 грн. за тонну, что выше индикативной цены).

— НАЭК «Энергоатом» заявил о том, что Минэнергоугля утвердило не реальный прогнозный энергетический баланс на 2019 год. Именно по нему комиссия считала ОРЦ. 

Для дешевых генераций «Энергоатом» и «Укргидроэнерго» прогнозная выработка выросла на 700 млн. кВт/ч для каждой. А для дорогих генераций запланировано уменьшение выработки: на 400 млн. кВт/ч — для «зеленых», и аж на 3200 млн. кВт/ч — для ТЭС.

— Когда баланс будет не выполнен по дешевой генерации, в «Энергорынке» просто не хватит денег. Что вы будете тогда делать?

— Прогнозный баланс — это прогнозные показатели на плановый период, которые могут быть скорректированы уже по результатам, например, первого квартала.

Если взять первую итерацию прогнозного баланса на 2019 год, который был утвержден министром энергетики Игорем Насаликом в сентябре, и сравнить с показателями 2018 года, можно увидеть определенный дисбаланс.

По нашему мнению, в том балансе необоснованно были завышены объемы тепловой генерации. И существенно — на 2500 млн. кВт/ч — были уменьшены объемы атомной генерации.

Если проанализировать динамику за последние 10 лет, то баланс не соответствовал этой динамике. Поэтому в последней итерации, действительно, была увеличена выработка атомной генерации и уменьшены объемы выработки тепловой генерации по сравнению с первой итерацией прогнозного баланса на 2019 год.

Но даже последняя редакция баланса не соответствует динамике, которая была за последние 10 лет.

В случае необходимости, прогнозный баланс может быть изменен. По результатам этих изменений мы проведем соответствующие расчеты. Порядком установления ОРЦ предусмотрено, что если в течение года происходят ситуации, которые влияют на изменение ОРЦ больше, чем на 5%, то ОРЦ должна быть пересмотрена.

О ЦЕНЕ УГЛЯ 

— Какая цена угля заложена в тариф для ТЭС на 2019 год? 

— Цена Минэнергоугля для государственных шахт утверждена на уровне $101 за тонну (2800 грн.). Индикативная цена API2 за последние 12 месяцев с доставкой и поправкой на калорийность составляет $79,3 за тонну. Это та цена, которая заложена в тариф ТЭС для покрытия их расходов на закупку топлива.

— Как же тогда тепловые генерации будут закупать государственный уголь, если цена топлива, заложенная ими в тариф, на $20 в тоне меньше, чем цена, установленная министерством?

— У них есть возможность купить импортный уголь по этой цене.

— Что же тогда будет с государственными шахтами? Кому они будут продавать свой уголь по такой цене?

— Я думаю, надо повышать эффективность государственных шахт. И вообще, анализ себестоимости угля, не относится к компетенции НКРЭКУ. Мы закладываем такие расходы, которые дают возможность импортировать уголь.

Вы же понимаете, что если бы мы заложили такую цену, то ОРЦ выросла бы гораздо больше. Поэтому мы сэкономили средства потребителей.

— Но, происходит регулятивный дисбаланс, когда НКРЭКУ не учла цену Минэнергоугля, по которой лицензиаты НКРЭКУ должны его покупать.

— Именно в этом и заключается баланс интересов между производителями и потребителями.

— НКРЭКУ имеет ли информацию о том, какова себестоимость добычи угля компанией «ГТЭК Павлоградуголь» (ГТЭК всеми возможностями скрывает эту информацию)?

— К функциям НКРЭКУ не относится задача анализировать стоимость угля. Мы лишь учитываем в тарифе индикативную цену, по которой можно импортировать уголь.

— Получается такая ситуация. Тарифы полностью регулируемые — рынка не существует. Но комиссия даже не знает, какие затраты несет на добычу угля ГТЭК Ахметова, который более чем на 80% использует уголь собственной добычи. При этом исследование Carbon Tracker говорит о том, что в Украине самая дорогая тепловая генерация.

— Мы не анализируем добычу угля. Это все, что я могу вам сказать. Наша работа заключается в том, чтобы обеспечить игроков рынка достаточными финансами для закупки этого угля.

О ЗАПУСКЕ РЫНКА ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ 

— Вы верите, что с 1 июля 2019 года будет запущен рынок электроэнергии?

— Я надеюсь на это. Все что нужно для этого от НКРЭКУ, было сделано.

С 1 января 2019 года запускается розничный рынок электроэнергии. Для этого завершен процесс отделения функций оператора систем распределения (облэнерго) и поставки. Выданы все лицензии на распределение и поставки э/э потребителю (поставщики универсальных услуг — ПУУ).

Кроме того, в тарифе для операторов систем распределения предусмотрена компенсация на закупку объемов потерь э/э.

— Это как производственно-технологические потери (ПТП) на рынке газа?

— Да. На самом деле, легко провести параллели между этими рынками. Есть своя специфика, но ситуация очень похожа.

Что произойдет с 1 января? Заработает рынок розничных услуг. В первую очередь он защищает бытового потребителя (население). Ничего снова подписывать не надо. Каждый потребитель снабжен своим ПУУ.

С другой стороны раскрывается рынок, что дает возможность выбрать любого поставщика любому потребителю, в том числе и бытовому.

Суть в том, что ПУУ не может отказать в поставке э/э бытовому потребителю. Но потребитель имеет право изменить его.

— Но бытовой потребитель не станет менять поставщика, потому что тогда ему придется платить за э/э по рыночной цене. Сейчас для населения действует субсидированная цена. 

— Действительно, пока есть перекрестное субсидирование, такая ситуация имеет место. Да, бытовому потребителю сейчас не выгодно будет менять поставщика, потому что стоимость э/э у независимого поставщика будет выше.

Но для всех остальных потребителей — это возможность. Это касается всех потребителей — и бытовых и не бытовых — мощность потребления, которых не превышает 150 кВт (для примера, максимальная мощность потребления двухкомнатной квартиры составляет 10 кВт).

На самом деле, в рыночных условиях у ПУУ будет не самая дешевая э/э, потому что он имеет регулируемый тариф. Самая дешевая будет у независимого поставщика.

Например, ликвидный потребитель (тот, кто платит регулярно и в полном объеме) будет очень интересен всем поставщикам. Главное правило рынка — за все надо платить.

Поэтому, если ты имеешь возможность платить, за тебя будут бороться поставщики и благодаря конкуренции, цена товара уменьшится.

— Каких потребителей можно отнести к неликвидным?

— На сегодня это угольные шахты и некоторые водоканалы. Там нет дисциплины платежей. Но цель нового рынка — создать эту дисциплину платежей.

— Подобная ситуация наблюдается на рынке газа. Там облгазсбыт (в первую очередь РОК Фирташа), аналоги ПУУ на рынке э/э, не хотят отпускать ликвидных потребителей. Им помогает то, что облгазсбыт принадлежит владельцам облгазов, а ПУУ — владельцам облэнерго.

— Тут уж мы, как регулятор, должны вмешаться в ситуацию, проконтролировать соблюдение всех правил.

На рынке природного газа мы детально разбираем каждый случай. Если есть обращение потребителя, что он не может сменить поставщика, мы вмешиваемся. Если видим злоупотребления со стороны действующего поставщика, штрафуем его.

— Сейчас в Facebook есть жалобы работников «Нафтогаза», которые меняют облгазсбыт Фирташа на газоснабжающую компанию «Нафтогаз». Туда вы вмешиваетесь?

— Если будут обращения потребителей, то мы готовы вмешиваться в такие ситуации, исследовать, проверять и штрафовать за злоупотребление монопольным положением на рынке природного газа.

О ЛИКВИДАЦИИ ПЕРЕКРЕСТНОГО СУБСИДИРОВАНИЯ НА РЫНКЕ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ 

— Какой процент в ОРЦ сегодня занимают дотационные сертификаты (дотации населению за счет бытовых потребителей)? 

— Они составляют около 40 млрд. грн. на рынке, или около 20% в структуре ОРЦ.

Действительно, законом на рынке э/э запрещено перекрестное субсидирование, которое действует сейчас. Мы предполагаем, что в прямом виде его не будет. Но для того, чтобы потребителю не больно было ощущать реформы на рынке э/э, нужно будет позаботиться о бытовом потребителе.

Есть необходимость поэтапно приводить стоимость э/э для бытового потребителя в рыночных условиях.

С 1 июля 2019 года предусмотрено возложение специальных обязанностей на поставщиков э/э. Так, как это работает на рынке газа.

Это означает, что определенному субъекту возлагается обязанность поставлять э/э по определенной цене бытовым потребителям. И если стоимость его ресурса не покрывает закупочную цену, должен быть обеспечен компенсационный механизм из определенных источников.

— Из каких источников? Как долго?

— Это могут быть бюджеты разных уровней. Такое решение будет приниматься Кабмином по представлению комиссии. Создана рабочая группа по проработке этого вопроса. Мы совместно будем думать, как это сделать.

Сроки тоже еще не определены. К тому же сегодня трудно сказать, какой будет рыночная цена. Опыт некоторых стран показывает, что после открытия рынка происходил стремительный рост стоимости э/э.

На сегодня с Всемирным банком мы прорабатываем проект модели расчета ценовых рисков и поведения игроков рынка, чтобы понять, какой может быть цена. Сейчас еще трудно прогнозировать.

Во второй части ответы на вопросы о зеленых тарифах, доходах облэнерго, злоупотреблениях своим положением операторами ГРМ, подконтрольных Дмитрию Фирташу и тарифах оператора газотранспортной системы — «Укртрансгаза».

Автор: Сергей Головнев

Источник: БизнесЦензор

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий