Президент AgroGeneration Джон Шморгун: Пережить кризис в Украине аграриям будет значительно проще, чем другой экономике

22.01.2019 – Джон Шморгун был пилотом ВМС США, а сейчас руководит одним из крупнейших агрохолдингов страны с земельным банком 110 000 га. В своей работе ценит прямолинейность и готовность отстаивать свою точку зрения, а еще уверяет, что украинские аграрии имеют высокий профессионализм – «не слушайте того, кто говорит обратное, – он ошибается».

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Президент и член совета директоров агрохолдинга AgroGeneration Джон Шморгун – одна из интереснейших фигур в украинском агробизнесе. Человек очень необычной судьбы, гражданин Соединенных Штатов, который прошел путь от военного пилота ВМС США до одного из руководителей крупной украинской сельскохозяйственной компании.

Возможно, на выбор Шморгуна повлияло то, что его родители родом из Украины, возможно, брак с гражданкой Швейцарии украинского происхождения. Свою роль могла сыграть и двадцатилетняя успешная карьера во всемирно известной компании DuPont, куда он пошел после увольнения с военной службы и получения степени магистра управления предприятием в Женевском международном институте управления (IMI).

В DuPont специалист возглавлял направления деятельности, связанные именно с рынком Украины, РФ и СНГ в целом.

Читайте также: Джон Шморгун: Агрокомпании будут отходить от производства только зерна и переходить в смежные отрасли

Метеоролог Татьяна Адаменко: Изменение климата играет на пользу сельскому хозяйству Украины

Леонид Корейба: Треть инвентаризированных земельных участков отсутствуют в Государственном земельном кадастре

Игорь Швайка: Аграрная политика в Украине сегодня безголовая или вообще отсутствует

Замминистра Максим Мартынюк: В земельном вопросе нас в течение 17 лет пугали мифами

Восемь лет назад Джон Шморгун стал президентом агрохолдинга Harmelia, портфельной компании SigmaBleyzer. А после ее слияния с AgroGeneration – президентом новообразованного одноименного холдинга.

Об украинских аграриях Шморгун говорит с большим уважением и считает, что аграрная Украина имеет прекрасные перспективы на мировом рынке, несмотря на все возможные кризисы.

– В прошлом вы были пилотом ВМС США, входили в элиту вооруженных сил, а сейчас оказались в руководстве одного из ведущих украинских агрохолдингов. Это довольно необычная биография. Что побудило летчика, майора пойти в сельское хозяйство? 

– Здесь нет какой-то особой интриги – достаточно немного заглянуть в прошлое, посмотреть на мою жизнь в ВМС США. Мой отец купил ферму в штате Мэриленд, когда мне еще не было и десяти лет. Я буквально вырос на ферме и работал в фермерском хозяйстве до вступления в Военно-морскую академию США в Аннаполисе, в которой готовят офицерский состав для ВМС и корпуса морской пехоты США.

После увольнения из вооруженных сил я продолжил образование в бизнес-школе в Швейцарии. Моя жена швейцарка и, кстати, имеет, как и я, украинские корни. После бизнес-школы меня пригласили работать во всемирно известную компанию DuPont. Начинал я в направлении агрохимии, и моя карьера в новой области началась в московском офисе компании еще в 1991 году, во время путча.

– Как вы оказались в Украине?

– То время было очень интересным – ломались старые связи, Украина стала независимым государством, открылись новые перспективные рынки… И тогда я предложил руководству DuPont открыть отдельный украинский офис, что и произошло уже в 1993-м. Когда мы переехали в Киев, я сразу занялся именно направлением агросферы и шесть следующих лет возглавлял офис DuPont в Украине. Я видел, что направление очень перспективное – тогда в стране какое-то развитие происходило именно в сельском хозяйстве.

Мы начали продавать агрохимические препараты, семена и выстраивать системы дистрибуции – опыта такой работы украинские предприниматели еще не имели. Моим первым дистрибьютором был Леонид Козаченко, который потом стал основателем Украинской аграрной конфедерации и вице-премьер-министром Украины, членом парламента. Затем к дистрибьюторам присоединились такие известные компании, как «Райз», «АгроРось», «Эридон» и многие другие.

Моим первым дистрибьютором был Леонид Козаченко, который потом стал основателем Украинской аграрной конфедерации и вице-премьер-министром Украины, членом парламента.

– Что из опыта, полученного в DuPont, является для вас самым важным? 

– DuPont – всемирная корпорация, которая придерживается принципов ведения честного бизнеса и имеет очень грамотно выстроенные бизнес-процессы. Это вообще одна из первых компаний такого уровня, которая начала работать в Украине. Именно этот опыт организации бизнес-процессов и принципов честного бизнеса – я и считаю своим самым ценным достоянием в DuPont.

– В DuPont вы построили очень хорошую карьеру, но в одном из ваших интервью я прочитал, что переход в собственный аграрный сектор состоялся благодаря знакомству с известным человеком – Майклом Блейзером…

– С Майклом Блейзером я лично знаком очень много лет – может, с 1995-го, когда он основал свой известный фонд. Где-то после 1998-го, я, находясь в DuPont, переехал в США в штат Делавэр. Поработал три года там и возглавил офис DuPont, который руководил всеми операциями в странах СНГ.

Потом были еще переезды, но я постепенно приходил к мысли, что есть большое желание заниматься делом непосредственно в аграрном секторе, а не просто поставкой для сельхозпредприятий средств защиты растений или семян культур. И я понял, что пришло время определяться, что мне делать дальше.

Я видел, какие возможности есть у аграрного сектора Украины, меня многое связывает с Украиной лично, и в 2008-м я решил рискнуть и завершил двадцатилетнюю карьеру в DuPont.

Майкл тогда начал активно инвестировать в украинские аграрные компании, инвестировать здесь в землю, и я присоединился в команду. Так я, условно говоря, оказался с другой стороны процесса – до этого продавал агрохимию, семена, услуги, а теперь стал их покупателем.

– Что убедило вас покинуть успешную карьеру в DuPont и присоединиться к Блейзеру?

– Я увидел, что у нас есть общая цель и общая мечта. Майкл уже давно изучал украинский рынок относительно возможности вложения средств, но считал, что до кризиса 2008 года он был в значительной степени переоценен. Кризис внес коррективы – цены активов стали привлекательными для инвестирования, и Блейзер решил, что удобный случай для прихода в Украину.

Он не очень меня и убеждал – я знал, что он готов к инвестированию в украинские сельхозпредприятия, а он знал, что я рассматриваю вопрос перехода из DuPont непосредственно к аграрной деятельности.

«Я постепенно приходил к мысли, что есть большое желание заниматься делом непосредственно в аграрном секторе, а не просто поставкой для сельхозпредприятий средств защиты растений или семян культур. И я понял, что пришло время определяться, что мне делать дальше» 

— Вы коснулись вопроса аграрного рынка. Недавно мы общались с известным обозревателем Thomson Reuters Карен Браун. По ее словам, модель украинского аграрного рынка отличается от рынков ЕС и США. Какие, на ваш взгляд, отличительные уникальные черты украинского агробизнеса? 

– Это очень сложный вопрос, ведь агрорынок США очень мощный, возможно, самый мощный в мире. Но каковы составляющие этой мощности? Во-первых, это логистическая составляющая. Возможно, самой развитой в этом плане является Германия, но по сравнению с Соединенными Штатами, ФРГ – небольшая по территории страна. В центральной части США везде есть железные дороги, элеваторы на каждом шагу, процветают кооперативы фермеров. Все выстроено с учетом потребностей хозяйств в логистике.

Во-вторых, отличием США являются сами хозяйства – они относительно небольшие по размерам, но, как я уже говорил, работают скоординировано, могут добиваться оптимальных цен на свою продукцию. Есть и минусы – многие из семейных хозяйств вынуждены продаваться, потому что земля очень дорогая, очень высокие ставки налогов на нее.

Кроме того, сами погодные условия в сельскохозяйственных штатах жесткие и год от года ухудшаются. Есть современные технологии, есть возможности ирригации, но климатический фактор остается определяющим в сфере агро.

Кардинальными отличиями Украины я бы назвал профессиональную рабочую силу и низкие цены на землю. Эти показатели постепенно растут, но еще не приблизились к рынкам развитых стран, и особенно США. Отличием является и размеры хозяйств – в Америке большие поля, но в Украине они еще большие.

Кроме того, особенностью можно считать модель работы крупных агрокомпаний, когда объединяются разные бизнесы – сельхозпроизводство, элеваторный бизнес, перерабатывающие предприятия и тому подобное. Модель необычная, но здесь она работает.

– Логистику вы выносите за скобки? 

– Логистика в Украине – это уже даже не проблема. Ситуация, которая сложилась вокруг «Украинской железной дороги», – настоящая катастрофа. Таких проблем вообще не должно быть.

Сейчас более чем вдвое увеличили тарифы на перевозку зерна, но что с того? Сервис, вагоны, тяга не появились. Обслуживают только элеваторы, которые могут принять под загрузку по 54 вагона. Но сколько таких элеваторов, какой процент от общего объема зернохранилищ? Их всего около 60 по всей Украине, что делать всем остальным? У монополиста, который поднимает тарифы, ответа нет.

Читайте также: Глава УЖД Евгений Кравцов: То, что об одной поломке Бориспольского экспресса до сих пор говорят, мы воспринимаем как рекламу

Очевидно, решение заключается в демонополизации украинских железных дорог, приватизации определенных частей. Инвестиции не могут быть за счет фермеров и агропредприятий. Государство уже отменило возврат НДС на спецсчета предприятий по отдельным группам продукции, теперь возникают дополнительные расходы на логистику, что оставляет фермеров без маржи и «вгоняет» их в серый и черный рынок. Это просто несправедливо, это не государственный подход к решению проблемы.

Но, как бы трудно не было сейчас, я вынужден признать: Украина на правильном пути. Нет желания ликвидации государственных монополий, и есть понимание того, что делать это надо и делать это придется. «УЖД» – лишь одна из составляющих общей проблемы демонополизации государственного сектора.

Логистика в Украине – это уже даже не проблема. Ситуация, которая сложилась вокруг «УЖД», – настоящая катастрофа. Таких проблем вообще не должно быть.

– В Украине хорошо знакомы с так называемыми вертикально интегрированными агрокомпаниями. Вместе с тем сейчас развивается, условно говоря, горизонтальная интеграция – крупные холдинги втягивают в свои «орбиты» отдельные фермерские хозяйства в рамках отдельных программ. Есть ли такие в AgroGeneration? 

– Да, у нас тоже есть программы сотрудничества с различными фермерскими хозяйствами в тех регионах, где мы работаем, – прежде всего, это обмен информацией, опытом, технологиями. Например, если в какой-то зоне на наших полях сработал некий гибрид культуры, эта информация сразу становится известна и нашим соседям-фермерам. Есть сотрудничество на уровне совместного использования наших элеваторов и тому подобное.

Здесь есть определенный интерес всех сторон – ведь мы, или другой агрохолдинг, заинтересованы, чтобы в районе все поля были вовремя обработаны, чтобы технологии начинали применяться одновременно, была возможность закупки удобрений или средств защиты растений оптом. Это взаимовыгодное сотрудничество, вполне логичное и естественное. И мы тоже такое широко практикуем.

Но здесь я хочу подчеркнуть, что государство просто избегает решения вопросов в отношении фермерства. Я каждый день слышу, что фермеров надо поддерживать, но дальше разговоров дело не идет. А вот про такие агрокомпании, как наша, их роли в поддержке фермерства, реальной поддержке, вообще молчат, как будто нас просто не существует.

Хотите помочь мелким фермерам – поддержите их финансово, через государственные программы. Тогда фермеры сами начнут выходить с серого рынка, где сейчас вынуждены работать.

– Но вы говорили, что в США буквально процветает кооперация фермерских хозяйств. Что мешает так делать в Украине? 

– Все очень просто. Как условный фермер Иван Иванович, который все расчеты ведет кэшем, объединится с фермером Петром Петровичем, который работает полностью легальным способом? Ведь для объединения в какие-то совместные программы надо открывать свою отчетность, в кооперативе нужен учет, надо открыть счета, прозрачно платить пайщикам…

Сделать при современном состоянии дел это просто невозможно, и это очень большая проблема для аграрного сектора и большой вызов для государства Украина в целом.

– Сейчас много говорят о возможности очередного глобального кризиса. Не повредит ли украинскому агросектору его экспортная ориентированность и полная зависимость от внешней конъектуры и где в условиях кризиса аграриям искать источники для инвестиций?

– Это вообще проблема продовольственной безопасности в глобальном смысле – подобные вопросы постоянно поднимают страны Ближнего Востока, которые начали инвестировать в украинский агросектор, это очень болезненный вопрос для многих стран Африки, которые не способны самостоятельно обеспечить продовольствием собственное население…

Но надо иметь в виду, что на мировом рынке сейчас имеются рекордные запасы и пшеницы, и кукурузы, и сои. Многие так называемые стоки-цены на основные сельскохозяйственные культуры понемногу проседают. Был урожайный год, бразильские фермеры вышли с предложением раньше, чем обычно, и американские агропроизводители были вынуждены продавать урожай по дешевке.

И опять-таки «но»: в мире сокращается площадь высокопроизводительной вспашки вследствие эрозии почвы, меняется климат и условия для агропроизводства в целых регионах планеты, а население мира постоянно растет.

И есть совсем немного стран, которые способны обеспечить их продовольствием, и Украина – одна из этих немногих. Страна способна производить 100-120 млн. т зерна ежегодно при потреблении чуть более 20 млн. т. Значит, агросектор есть и будет экспортоориентированным, и ничего с этим сделать нельзя.

Украина занимает выгодное положение для экспорта в Китай или Африку, выгоднее, чем США. Сейчас все острее встает вопрос с ГМО – Украина может предложить сельхозтовары без ГМО. Надо этим пользоваться – даже из-за низких цен на мировом рынке, расчет идет в долларах или евро, а многие из затрат украинских компаний фиксируются в гривне. Поэтому пережить кризис агросектору будет значительно проще, чем другим секторам экономики.

«Хотите помочь мелким фермерам – поддержите их финансово, по государственным программам. Тогда фермеры сами начнут выходить с серого рынка, где сейчас вынуждены работать» 

– Какие, на ваш взгляд, направления агробизнеса в Украине остаются недооцененными? 

– Агрокомпании внимательно следят за рынком и хорошо отслеживают тренды, не думаю, что в их стратегиях вообще есть какие-то провалы. Вы видите, как сейчас развивается производство ягод, меда, на какой уровень вышла переработка подсолнечника. Возможно, остаются недостаточно охваченными направления глубокой переработки сои, кукурузы, производство овощей. Для достаточного производства мяса крупного рогатого скота или молочного хозяйства надо развивать экспортный рынок – внутренние цены такой возможности не дают.

– AgroGeneration работает в пяти областях Украины, расположенных в различных регионах. Какие управленческие решения по такой модели хозяйствования выходят на первый план? Насколько автономны хозяйства компании в принятии решений? 

– Вся бюджетная политика AgroGeneration формируется снизу, и генеральные директора компаний, входящих в холдинг, имеют широкие полномочия в принятии решений.

На центральном уровне все бюджеты обрабатываются, систематизируются, и происходит оптимизация всех заказов. Зачем же нам, например, покупать 20 фунгицидов, если для полноценного ведения хозяйства во всех регионах хватит пяти видов? И вот когда все бюджеты сведены, объявляются тендеры по централизованным закупкам всех необходимых расходных материалов и ресурсов, техники и тому подобное. Так делать экономически целесообразнее.

Кроме того, оптимизируется большая часть продаж – есть постоянные трейдеры, с которыми мы работаем, которые предлагают нам лучшие цены и условия. Но если генеральный директор подразделения находит на месте покупателя за большую цену, он имеет полное право принять решение о продаже части продукции ему. Из центра только утверждают это решение.

Несмотря на финансовую централизацию, все в достаточной мере и принятие решения зависит от конкретных условий.

– Насколько независимы руководители в принятии хозяйственных и производственных решений – например, относительно севооборота или иных вопросов такого плана? 

– Здесь некоторая автономия, наш бюджет, как я сказал, начинается снизу. Генеральный директор компании – это не какая-то условная «услуга», а независимый в принятии хозяйственных решений руководитель. Плюс к этому они выполняют очень важную для AgroGeneration функцию – работают непосредственно с дольщиками. Также генеральный директор имеет все полномочия для сотрудничества с местными органами власти. На них возложена большая ответственность.

Есть, пожалуй, единственная хозяйственная функция, которая тоже координируется из центра, и касается она использования техники или ресурсов. Например, может приниматься решение о переводе части техники для выполнения определенных работ из одного хозяйства в другое в пределах наших кластеров или субкластеров. Это понятно – такое использование техники, когда она переводится из места, где работы уже нет, на месту, где техники не хватает, повышает эффективность всего холдинга.

У нас есть специалисты, координаторы, которые просчитывают оптимальные режимы использования тракторов или комбайнов и принимают решение.

– Какие основные черты украинского агрария вы можете назвать? 

– От самого начала, когда я только приехал в Украину, я чувствовал стремление, любовь украинцев к земле. Это, возможно, первая характерная черта.

Вторая – высокий профессионализм украинских аграриев. Не слушайте того, кто говорит обратное, – он ошибается.

И, наконец, третья – независимость в принятии решений, готовность отстаивать свою точку зрения. У меня как у президента AgroGeneration неоднократно в хозяйствах возникали ситуации, что со мной спорили, доказывали свою правоту. Это очень хорошая черта – умение выбирать и принимать решения, брать на себя ответственность.

Сочетание западного подхода с украинскими традициями землеустроителей, умных землепользователей – очень хорошее сочетание, если ты можешь это сделать.

К этому можно добавить склонность к инновациям и желание их воплощать в жизнь. Все наши информационные системы менеджмента, наблюдения за участками земли, управление GPS-датчиками – все мы разработали сами, в Украине. Это информационные продукты AgroGeneration. К нам часто обращаются представители различных компаний с предложениями приобрести их информационные продукты для агросектора. Но могу сказать: наши лучшие.

Сочетание западного подхода с украинскими традициями землеустроителей, умных землепользователей – очень хорошее сочетание, если ты можешь это сделать.

– Какой из показателей работы компании вы считаете самым главным? 

– Это очень сложный вопрос. Видимо, доходность на один гектар. Это универсальный показатель. А для украинского агрохолдинга самым важным является и процент зарегистрированных договоров аренды на земельные участки пайщиков. Их у нас более 30 000, и это ежедневная кропотливая работа.

Компания AgroGeneration в цифрах

Общий земельный банк: около 110 000 га

Количество договоров аренды на земельные участки: более 30 000

Области, в которых расположены кластеры холдинга: Харьковская, Львовская, Тернопольская, Житомирская, Сумская (по размерам региональных земельных банков).

Количество предприятий холдинга: 13.

Количество созданных рабочих мест: более 1300.

Основная специализация: производство зерновых и масличных культур.

Валовой сбор основных культур: около 400 000 т. в год.

Собственные мощности хранения зерна: 220 000 т.

Финансовые показатели в 2017 году: выручка – 54,2 млн. евро; EBITDA – 9,1 млн. евро.

Состав акционеров: инвестиционный холдинг Konkur Investment Ltd (находится под управлением SigmaBleyzer) – 54,5%; холдинговая компания Green Alliance/Gravitation – 6,9%; холдинговая компания Cordial Investment and Consulting Ltd – 1,1%.

Акции в свободном обращении: 37,5%.

Автор: Михаил Дикаленко

Источник: Landlord

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий