Агия Загребельская: Антимонопольный комитет наступил на хвост очень влиятельным людям на лотерейном рынке

21.03.2018 – «Лотерейная» война Антимонопольного комитета и правительства продолжается уже около года. В мае 2017-го АМКУ не согласовал проект новых лицензионных условий для операторов лотерейного рынка.

Как утверждают в Комитете, предложенные Минфином лицензионные условия, направлены на то, чтобы в Украине появился лотерейный монополист. Сейчас же на этом рынке работают три компании – «УНЛ», «МСЛ» и «Патриот». Однако с принятием нового проекта работа двух последних станет невозможной, по сути, останется только «УНЛ», которую связывают с депутатом от «БПП» Александром Третьяковым.

Два игрока лотерейного рынка «МСЛ» и «Патриот», по информации СНБО, связаны с российским бизнесом. Именно поэтому попали под санкции.

СМИ писали, что оператор «МСЛ» имеет связи с российской компанией «Альфа – Групп» и ее совладельцем Андреем Косоговым. Кроме того, якобы не публично имеет долю в компании влиятельный народный депутат, глава группы «Возрождение» Виталий Хомутынник.

По сообщениям медиа, 100% акций компании «Патриот» принадлежит кипрскому офшору, который ранее входил в холдинг российского олигарха Олега Бойко. После введения санкций в 2015 году у компании сменился собственник. Им стал бывший глава правления Ощадбанка Александр Морозов. Кстати, Морозов и депутат Третьяков давние знакомые, они входили в ближайшее окружение бывшего президента Виктора Ющенко.

Однако в настоящее время санкции не мешают компаниям продолжать работу в Украине, предложенные же лицензионные условия, ограничат доступ на рынок этим операторам.

Читайте также: Агия Загребельская: Отчета АМКУ по лотереям боятся, имеется цель не допустить его одобрения любой ценой

Разнообразие бонусов в онлайн казино Вулкан

Play’n GO выпускает новые игровые автоматы Imperial Opera и Golden Colts для онлайн казино Вулкан Платинум

Новый виток противостояния АМКУ и Кабмина произошел уже в феврале 2018-го. Первый вице-премьер Степан Кубив выгнал с совещания, которое касалось лотерейного рынка, государственного уполномоченного Антимонопольного комитета Агию Загребельскую. Эксперт пришла на заседание, чтобы объяснить нецелесообразность принятия новых условий, но не прошло и минуты с начала выступления, как, по словам Загребельской, ее попросили уйти.

После скандального совещания в Минфине обещали пересмотреть проект лицензионных условий. Однако все равно настаивают на скорейшем их принятии. «Это серьезно изменит положение дел… Доходы от легализации этого бизнеса уже заложены в бюджете на этот год, и это есть в программе МВФ», — убеждал министр финансов Данилюк.

Тем временем 22 февраля АМКУ рассмотрел и утвердил отчет о состоянии конкуренции на лотерейном рынке. Но проект лицензионных условий до сих пор не согласован с Антимонопольным комитетом. По словам Агии Загребельской, Минфин вновь направил письмо в АМКУ с просьбой рассмотреть тот самый проект. Он был отклонен 10 месяцев назад. 16 марта Антимонопольный комитет на заседании должен был рассмотреть обращение министерства и решить, что делать дальше с проектом лицензионных условий, но этот вопрос так и не был внесен в повестку дня.

«Главком» встретился с государственным уполномоченным Антимонопольного комитета Агией Загребельской, чтобы выяснить, кому выгодна монополизация рынка лотерей и как она прокомментирует обвинения в работе операторов, связанных с российским капиталом.

После скандального совещания, из которого вас выгнали, и волны возмущения поведением вице-премьера Кубива министр финансов Данилюк пообещал пересмотреть проект лицензионных условий. Это уже сделано?

В Антимонопольный комитет не поступал новый проект лицензионных условий. Наоборот, к нам поступило письмо от Минфина, подписанное заместителем министра финансов Марченко о том, что они ознакомились с нашим отчетом и просят снова рассмотреть лицензионные условия в майской редакции и соответственно дать свое согласование или согласование с замечаниями.

Значит, логика жесткая: от Антимонопольного комитета в любом случае требуют согласования условий?

Министерство финансов настаивает на том, что мы должны в любом случае согласовать этот проект. А если у нас есть замечания, мы должны согласовать с замечаниями. По сути, согласование — это визирование ответственным должностным лицом Антимонопольного комитета проекта нормативно-правового акта. Замечание пишется на отдельном листе. Мы не завизировали проект мая прошлого года. Мы лишь написали, что есть замечания к этому проекту.

Вместо того чтобы доработать проект лицензионных условий и отправить нам доработанный, они (Минфин) направили нам письмо с просьбой завизировать проект редакции мая 2017 года, который мы уже рассматривали!

Какими теперь будут действия Антимонопольного комитета?

В этом случае я не считаю, что мы должны согласовывать этот проект, потому что мы его рассмотрели еще в мае 2017 года и указали свою позицию. После этого было согласовательное совещание в августе. На совещании присутствовали представители регуляторной службы, Министерства экономического развития и торговли. Все органы высказали свои замечания к этому проекту, отметили замечания и предложения, которые нужно внести.

Поэтому сегодня возвращаться в май 2017 года и вновь рассматривать то же самое, на мой взгляд, юридически и стратегически некорректно. Тратится время государственных служащих, тратятся ресурсы. Для чего? Минфин хорошо знает нашу позицию, она изложена на ста листах отчета. Сегодня им нужно доработать проект лицензионных условий и вновь нам направить, а тот шаг, который они сделали, затягивает процесс.

Тем временем я подготовила Отчет по результатам исследования рынка выпуска и проведения лотерей. Он был единогласно одобрен Антимонопольным комитетом. Это означает, что все члены АМКУ поддержали проведенный анализ рынка лотерей и те выводы и предложения, которые содержались в отчете. После одобрения мы отправили этот отчет в Кабмин. Сейчас ждем их реакцию.

Кабмин должен был бы дать поручение ключевым органам, которые ответственные за эти вопросы. Это не только Минфин, но и МВД, МИНЗДРАВ, Минсоцполитики, Минобразования, Государственная регуляторная служба. Так или иначе, эти ведомства касательные к вопросам азартных игр. После того как будет дано такое поручение, профильные органы должны проработать отчет в своей части, предоставить Кабмину и АМКУ свои предложения. Правительство же должно стратегически определять, какой орган, что будет делать.

Отчет по лотерейному рынку Украины, который вы обнародовали, достаточно объемный. Более ста страниц. Какие главные выводы в этом документе?

По сути, все, что содержится в отчете, в предложениях, можно глобально разделить на три блока.

Первый — это внесение изменений в закон «О государственных лотереях в Украине» или принятия нового закона. Здесь есть два направления, куда двигаться. Первое — государство продолжает политику прогибиционизма, то есть юридического запрета всех видов азартных игр, кроме лотерей. В таком случае, надо четко определить, что такое «лотерея» и на практике этот запрет обеспечить. Сегодня в законе все так сформулировано, что под название лотерея может подпадать и букмекерская деятельность, и игровые автоматы, которые являются наиболее вредными, с точки зрения вовлечения в игроманию.

Надо определить, что такое лотерея, какие виды азартных игр и прописать разное регулирование для каждого из них.

Я до сих пор не нашла ни одного успешного примера, когда бы запрет азартных игр действительно действовал, кроме стран, где распространен ислам или иудаизм: там исполнение этой нормы подкреплено религиозными убеждениями. Когда религией этот запрет не подкреплен, то побороть спрос на азартные игры по законодательству невозможно. Однако это не решает Антимонопольный комитет, с этим должно определиться государство.

Второе направление — в случае, если Украина идет на выполнение обязательств перед МВФ, то запрет азартных игр – это временное явление до принятия соответствующего закона. Если мы идем к легализации азартного бизнеса, тогда государство должно четко отделить лотереи от азартных игр.

Второй блок отчета – это изменения подзаконной нормативной базы. Первая ее часть касается проекта лицензионных условий, о котором мы говорим. Сегодня в рамках этого проекта можно реализовать и лицензирование программного обеспечения, и сертификацию лотерейного оборудования, и ввести единую электронную систему приема ставок, и ввести реестр оборудования, территориально ограничить места расположения этого оборудования.

Третий блок отчета — это стратегия развития лотерейного рынка в Украине, на ней должна строиться нормативная база. В этой же стратегии должны быть определенные показатели, благодаря которым государство со временем сможет проанализировать, эффективна ли ее политика на лотерейном рынке.

Первый вице-премьер-министр Степан Кубив говорил, что собирается подавать заявление в НАБУ, чтобы они разобрались, почему вы срываете принятие лицензионных условий. Он реализовал свой умысел?

На совещании, где я присутствовала, и, из которого меня выгнал Степан Иванович, он начал с того, что проект лицензионных условий надо принять, потому что это огромные налоги в бюджет, а все, кто блокирует их принятие — нелегальные лоббисты интересов азартного рынка, и по поводу этих лиц он будет обращаться в НАБУ. Мне неизвестно, подал ли он заявление в НАБУ, но сотрудники этого учреждения не обращались ко мне. Мы с удовольствием готовы с ними пообщаться и все рассказать.

После этого скандала на правительственном комитете в СМИ началась кампания: вас обвиняют в причастности к лотерейным фирмам, которые имеют российские корни?

В таких случаях я говорю: «Не надо критиковать спикера, критикуйте позицию, которую высказывает спикер». К сожалению, справедливой критики нашей деятельности я не услышала. Вся критика базируется на дискредитации меня как спикера, как человека, который выражает позицию Антимонопольного комитета, потому что именно я из 2015 года занималась вопросами лотерейного рынка.

Я считаю это давлением, потому что очень трудно отстаивать позицию государственному деятелю, когда на тебя с разных сторон начинает сыпаться. Вы говорите об обвинениях в лоббировании двух компаний. Однако не только это. Меня называли и кремлевским агентом, и шпионкой, и коррупционером. Последние публикации дискредитируют и мою семью. Сегодня уже дошли до той стадии, когда моего мужа обливают грязью, хотя он вообще на госслужбе никогда не работал и не имеет желания работать.

Конечно, давление — это попытка изменить позицию, запугать. Высказывания Степана Ивановича (Кубива) также были спланированы. Однако такая критика может иметь два эффекта. Если, например, человек неуверен в своей позиции, если человеку есть за что беспокоиться, если он лоббирует чьи-то интересы или совершает какие-то неправомерные действия, то он может испугаться и отступить.

Для человека же, которому не за что переживать, уверенного, что отстаивает правильную позицию, такое безумное противодействие является подтверждением того, что он на правильном пути. Это означает, что мы наступили на хвост очень влиятельным людям, которые имеют большие возможности.

Получали ли вы угрозы от таких людей? Потому, что редакции «Главкома» после публикации материала о лоббистах лотерейного бизнеса, уже передали «привет».

В большинстве, предупреждения поступают от пользователей Facebook. Мои знакомые передавали: «Кому-то ты как кость в горле, твоя позиция всем мешает. Это серьезные люди. Могут быть попытки физического воздействия – напугать или устранить». Я не исключаю открытия уголовного дела против меня. Через общественных деятелей я узнала, что представители правоохранительных органов не хотят выполнять указания по поводу уголовного преследования в отношении меня.

Они понимают, что моя позиция правильная, и в любом случае их действия будут анализироваться в будущем. Мне могли инкриминировать государственную измену, то есть работу на компании РФ, которые внесены в санкционный список. Также есть другой мотив для возбуждения уголовного дела – убытки в 1,9 млрд. гривен, которые были нанесены государству моим бездействием, несогласием с лицензионными условиями. Я очень надеюсь, что дальше каких-то слухов и разговоров это все не пойдет.

Охрану имеете?

Не имею и не планирую нанимать. Я не очень верю, что охрана может защитить, если есть сильное желание что-то сделать с человеком. Есть куча примеров… К тому же, охрана будет подтверждением того, что я боюсь.

Пока я не планирую нанимать охранников и надеюсь, что не дойду до такого. Я уже определенный период жила с охраной, знаю, что это такое. Это было в 2010 году, когда я работала адвокатом. Тогда мне сожгли автомобиль, из-за того, что я защитила клиента. Было много угроз и мне, и моей семье.

Известно ли вам доподлинно, кто является конечными бенефициарами украинских лотерейных гигантов «Патриот», «МСЛ» и «УНЛ»? «УНЛ», например, связывают с депутатом от «БПП» Александром Третьяковым, который якобы устраивал митинг под стенами АМКУ и угрожал заблокировать трибуну в Верховной Раде…

Это уместный вопрос, но есть одно «но». В большинстве случаев, когда мы исследуем рынок, на котором ограниченное количество участников, мы очень тщательно изучаем конечных бенефициаров. Однако в этой ситуации мы прекрасно понимаем, что если сейчас уйдем в политическую сторону и будем их называть, нас дискредитируют и не дадут возможности исправить ситуацию на рынке. Мы умышленно отошли от бенефициаров и сказали, что нас они не беспокоят. Нас беспокоит, кто будет бенефициаром тех компаний, которые получат новые лицензии.

Мы говорили, что у таких компаний должна быть прозрачная структура собственности, государство должно знать в лицо каждого из конечных бенефициаров. Они должны подтвердить, что у них есть средства, добытые не преступным путем, что у них есть правомерно сформированный определенный уставный фонд.

Есть ли санкции в отношении компаний «Патриот» и «МСЛ», мы их не обсуждаем, потому что это не наша компетенция. Мы не можем говорить, правомерно ли они наложены. Мы не имеем доступа к тому уровню информации или государственной тайны, чтобы профессионально это проанализировать.

По поводу «УНЛ» есть информация, которую вы знаете из СМИ относительно конечного бенефициара Романа Зеньо. Велотренер Тернопольской школы Зеньо стал владельцем компании после обысков там СБУ, на которые приезжал депутат от БПП Александр Третьяков. По данным издания biz.censor.net именно он был реальным владельцем компании.

Потом была смена конечного бенефициара, и сегодня это гражданин Британии или Канады… (СМИ писали, что в конце февраля из списка бенефициаров компании «УНЛ» пропал упомянутый велотренер, а новым собственником компании стала компания Hong Kong Bo Rui Investment Limited, бенефициаром которой назван британец Майкл Джон Фогго, который живет в Гонконге). Эта информация есть и у нас. Дальше мы не шли, чтобы нас не обвинили в том, что мы политизированы или действуем в интересах некой компании.

В отчете Антимонопольного комитета, который вы подготовили, говорится о том, что начиная с 2013 года, госбюджет получал все меньше и меньше поступлений от лотерей. С чем это связано?

Причин много. Первая и основная — недостаточное государственное регулирование. Где-то в 2012 году лотерейные билеты были исключены из бланков строгой отчетности, что упростило механизм и привело к подделкам.

Вторая причина — закон 2012 года, который не установил никаких жестких правил регулирования, которые позволяли бы государству контролировать потоки, идущие через лотерейных операторов. Например, сегодня мгновенные лотереи по закону оператор не обязан проводить с использованием электронной системы принятия ставок. Это те лотереи, которые находятся в наибольшей зоне риска по неуплате налогов.

Позже была введена система налогообложения, которую выдержать было невозможно. Операторов загоняли в тень. Государство продолжало называть игровые автоматы лотереями и регулировать их как лотерею. Конечно, это все способствовало тому, что у операторов появилась возможность не показывать львиную долю своих доходов. К тому же, у них появилась мотивация это делать.

Изменения в законодательство были внесены лишь в 2014-2015 годах. Это привело к тому, что мы видим сейчас — участник рынка понимает, что он может не платить и ему за это ничего не будет. Поэтому он не платит. Если он понимает, что не способен платить так, как хочет государство, он тоже не платит, потому что обанкротится. Когда на рынке пять компаний и двум из них позволяют не платить налоги, то другие компании также перестанут их платить, иначе они не выдержат конкуренции.

Значит, цифра в 26,5 млн. грн. налогов за 2015 год не адекватна доходам «лотерейщиков»? О каких реальных доходах от лотерей мы можем говорить?

Министр финансов Данилюк назвал цифру в $1 миллиард в год.

Рынок есть, но госбюджет получает из него крошки?

Абсолютно. $1 миллиард в год — это та сумма, с которой должны исчисляться налоги. Думаю, что это даже больше $1 миллиард. Минимум – это 1 миллиард евро. Если же учтем еще и подпольные казино, то цифра будет намного больше. 200 тысяч гривен — это доход, который приносит один игорный салон за месяц. В Украине более 30 тысяч населенных пунктов, вычеркнем очень маленькие села, где нет лотерейных заведений, останется хотя бы 10 тысяч.

Итак, если в населенном пункте будет хотя бы один игорный зал, который приносит в месяц 200 тыс. грн., то в целом по Украине прибыль отрасли составит 2 — миллиарда в месяц, на год – 24 миллиарда грн.

Это репрезентативная цифра. Однако государство в 2015 году получило только 26,5 млн. Например, в Грузии азартный рынок в 2014 году составил 2,3% от ВВП, страны. У нас в 2015 году азартный рынок составлял лишь 0,02% от ВВП. В 2014 году – 0,02%, в 2016 году – 0,003%.

Объясните, почему по всей стране работают заведения с затемненными окнами под вывесками лотерей. На самом же деле они являются залами игровых автоматов, которые запрещены еще во времена правительства Тимошенко? Почему Нацполиция на все закрывает глаза?

Это началось с 2010 года. Их становилось все больше, и на сегодня их просто безумное количество. Они в последнее время как грибы растут. Даже у нас возле здания Антимонопольного комитета один открылся, потом второй, третий. Кто «крышует»? Если не говорить популистскими лозунгами, то их «крышует» закон. В законе такое определение «лотерея», которое позволяет под видом лотереи проводить азартные игры. В том числе, на игровых автоматах. Конечно, их можно закрывать. Это компетенция правоохранителей, но возможно ли это чисто физически? Их очень, много.

Для того чтобы закрыть одно такое заведение, надо прийти, изъять оборудование, отправить его на экспертизу, которая будет проводиться за государственный счет, найти тех, кому принадлежат игровые автоматы, и, возможно, привлечь их к ответственности.

Однако на каждом этапе этого процесса присутствуют большие правовые сложности. По закону, оператор не несет никакой ответственности за распространителя. Все салоны, которые вы видите, это распространители лотерей. Те же операторы могут сказать: «Мы ответственности за распространителей не несем».

Эту ситуацию можно изменить новыми лицензионными условиями. Можно ограничить расположение салонов, сертифицировать оборудование. Это будет означать, что в этот зал попадет только, то оборудование, на которое государство поставило штамп о том, что оно лотерейное. Распространителю придется пройти экспертизу оборудования, занести его в реестр и только после этого установить его.

Также в лицензии можно предусмотреть, что оператор несет ответственность за распространителя. Уже в дальнейшем, когда в устройство будет интегрирован GPS-трекер, на нем будет стоять QR-код, все будет очень просто. Сотрудник правоохранительных органов или кто-то другой сможет прийти с мобильным телефоном, и проверить, есть ли это оборудование в едином реестре. Если его не будет в реестре, то это нелегальное оборудование, его конфискуют без всяких экспертиз. С помощью этой системы можно определить даже, сколько ставок было сделано в течение определенного времени и сколько было выдано наличных денег, как призового фонда.

Недавно в столице возле метро Берестейская рядом с игровым залом убили человека, который там работал. Это передел рынка лотерей?

Многие воспринимают это, как передел рынка и говорят, что Антимонопольный комитет вмешался в распределение рынка и действует в чьих-то интересах. Я всегда говорю: «Мы не хотим и не говорим о распределении рынка».

Я прошу общественность и всех отойти от термина «разделение рынка», а говорить о том, что государство должно его урегулировать. С 2009 года лотерейные операторы и игроки рынка разбираются между собой, кто кого «крышует», меняются министры, руководители райотделов полиции, но ситуация не меняется.

Я думаю, что сам рынок хочет работать прозрачно. К нам приходили представители рынка в один голос говорили: «Мы хотим единую электронную систему принятия ставок, мы хотим произвести сертификацию оборудования, лицензирование программного обеспечения. Мы устали и хотим платить деньги государству». Просто все, кто работает на этом рынке, давно уже к этому готовы, потому, что для них это возможность спокойно работать. К тому же, это капитализация бизнеса, потому что если государство сейчас построит легальный рынок, то их бизнес будет что-то стоить, они смогут вкладываться в репутацию, имидж, людей, и уже завтра смогут продавать свои акции.

Сегодня этот псевдолотерейный бизнес ни один иностранец не купит, потому что это сочетание коррупции, криминала и названия «Государственная лотерея». Бизнес также боится, что к нам придут иностранные компании, и они не смогут с ними конкурировать. В странах Европы и Америки такие компании уже десятки лет работают легально и знают, как это делать.

В СМИ сейчас распространяется мнение, идет реклама на ТВ и радио о том, что монополисты в лотерейном бизнесе – это очень хорошо, и такая модель работает во многих странах. Это правда?

Действительно, есть страны, в которых работает монопольная модель. Однако тот список стран, который показывают в украинских СМИ – не является корректным.

В настоящей монопольной модели есть позитив — монополист хочет продать меньше товара за большую стоимость. Но что такое монопольная модель? Если Украина хочет ее внедрить, то лучше определить монополиста на конкурсе. Это показывает мировая практика. И назначать монополиста надо на определенный срок, указав его в лицензии, чтобы оператор смог вернуть средства, которые вложил. Государство на избранного монополиста возлагает жесткие условия и обязанности. Если он не выполняет этих условий, его просто убирают с рынка и выбирают нового. Это и есть монопольная модель.

Если говорить о монопольной модели, когда государство определяет государственное предприятие и назначает его, как единственное, которое проводит лотереи, то здесь нам стоит вспомнить пример Грузии. В 2009 году там создали «лотерейные компании Грузии» — 70% принадлежало государству. Государство заключило с компанией эксклюзивный договор, что именно эта компания 15 лет будет лотереей. В феврале 2016 года задолженность этой компании составила более $90 млн. В результате в 2016 году по решению Минфина Грузии компании приостановили действие лицензии.

Я думаю, что, тоже, самое будет и у нас, если введут подобную модель. Мы не готовы к тому, чтобы государственное предприятие занималось бизнесом. Поэтому, в конце концов, наиболее подходящими для Украины является олигопольная модель, когда на рынке ограниченное количество участников, или монопольная модель избрана на конкурсе.

В связи с санкциями компании «Патриот» и «МСЛ» не могут получить лицензионные условия для своей дальнейшей деятельности. Остается единственный претендент, который соответствует всем условиям, «УНЛ». Однако в правительстве убеждают, что у нее есть потенциальный конкурент – «Ощадбанк», ведь государственные банки в Украине имеют разрешение заниматься лотереями. «Укрэксимбанк» не дотягивал по критерию в региональной сети, а Приватбанк не является госбанком по закону «О госбанках»… Насколько вероятным является сценарий, что «Ощадбанк» просто заставят купить лицензию, для того чтобы создать видимость конкуренции, но он не будет заниматься в дальнейшем лотереями?

Есть такая вероятность. Мы получим монополиста не по той модели, которая нам надо, а получим искусственно созданную монопольную модель. Это именно то, о чем мы писали в отчете и говорили с Минфином. Потому что если на рынок выйдет только одна компания, для рынка это будет большой шаг назад.

Но «Ощадбанк» не обязали ли купить лицензию?

Нет. Более того Нацбанк, подкрепился позицией иностранных экспертов для того, чтобы не обвиняли его в лоббизме интересов России. Это компаний «МСЛ» и «Патриот», которые попали под санкции из-за возможных связей с российским бизнесом. НБУ сказал, что планирует изменения в законы о банках и банковской деятельности, согласно которым они планируют исключить лотерейную деятельность из видов деятельности, которыми может заниматься банк. Потому что для банка это очень вредно, и минус для репутации. Вопрос даже не в том, хочет ли банк, а в том, что он будет делать после того, как начнет заниматься лотереей.

Я думаю, что все-таки эти изменения будут внесены в закон. Нацбанк дальше уже продолжит ту работу, которую он начал и эти дискуссии, наконец-то, прекратятся. Сегодня в СМИ риторика очень изменилась, начали говорить, что единственный оператор – это прекрасно. Поэтому, я думаю, что от идеи затянуть государственные банки в этот вид деятельности отказались.

Если мы отбросим в сторону санкции в отношении других двух компаний, то они отвечают другим условиям, чтобы получить лицензию?

Если снять санкции будет три игрока на рынке, но все равно ничего не изменится. Это немножко лучше, чем один. Из-за какой-то конкуренции между ними мы не будем еще больше опускаться в пропасть нелегальности. Если их будет три, то мы останемся в той точке, в которой мы находимся сегодня. Нам надо принять нормативную базу, чтобы идти вперед. Если имеется политическая воля, то это можно сделать за месяц. Но потом есть практическая реализация этой нормативной базы, и, это – годы.

В исследовании АМКУ есть информация, что 66% «лотерей» — это на самом деле игровые автоматы, 14% — букмекерские конторы. Значит, действительно лотерея – это только 20%…

На самом деле, процент лотерей очень маленький.

Букмекерские конторы сейчас так же запрещены…

Да. Один политик сказал, что запрет букмекерских контор — это большая ошибка: «Мы запретили шахматистов». На самом деле, букмекеры – это очень интеллектуальный вид деятельности. Для того чтобы выигрывать, они должны изучать ситуацию, анализировать, много читать. К тому же, букмекерство в каждой стране финансирует спорт. По сути, спорт живет букмекерской деятельностью. Почему у нас такая ситуация со спортом? Не потому, что наше государство мало выделяет, а в том числе, потому что у нас легального букмекерства нет.

Вы общались со Степаном Кубовим после одобрения отчета Антимонопольного комитета?

Нет, только по телефону, сразу после того совещания 16 февраля он позвонил мне, извинился и сказал, что поступил неправильно как человек, но как первый вице-премьер и модератор совещания он был вынужден именно так сделать. Я ему сказала: «Я же вам ничего не говорила, вы мне даже не дали сказать». «Ну, извини. Так было нужно», — пояснил он.

Есть ли у вас аудиозапись совещания?

Нет, пока ответа на свой запрос я не получила.

Автор: Юлия Туник

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий