Банки. Инструмент, а не самоцель

25.03.2018 – Банковскую систему нужно поставить на службу национальным экономическим интересам. Украинский банковский сектор за последние несколько лет претерпел мощные трансформации, которые коренным образом изменили его лицо.

А если взглянуть на десятилетия назад, то заметен еще разящий контраст с олигархической банковской системой времен позднего Кучмы – раннего Ющенко, когда государственные банки были откровенным атавизмом советского прошлого, а иностранные финучреждения оставались все еще редким явлением и не оказывали большого влияния на систему.

Читайте также: Семь главных тезисов банковской стратегии. План для государственных банков на 2018-2020 гг.

Местные олигархи ушли из этой сферы, ведь все больше требовалось денег для докапитализации своих банков. А это своим вливанием могли обеспечить либо государство (самые яркие примеры – «ПриватБанк», а перед тем «Укргазбанк»), или зарубежные материнские структуры, европейские или российские. К олигархическим пылесосам, хрестоматийным примером которых стал «ПриватБанк», уже в целом выработан иммунитет, хоть и большой ценой.

Сейчас фактически все ключевые банки являются либо государственными («ПриватБанк», «Ощадбанк», «Укрэксимбанк» и «Укргазбанк»), или дочерними структурами европейских (Raiffeisen Bank Aval, ОТР, Credit Agricole, Intesa Sanpaolo) или российских учреждений («Альфа-Банк» и недавно приобретенный ими «Укрсоцбанк», «Проминвестбанк», «Сбербанк» России). Это все больше вписывает нас в центральный тренд других постсоциалистических стран, которые в банковско-финансовой сфере стали преимущественно сферой иностранных учреждений.

В той же Польше доля государственных банков значительно выше, чем национальных частных (соответственно 24% и 17%). По сравнению с национальным частным банковским капиталом  в два раза большая доля госбанков также и в Румынии. Это 8% против 1%.

Однако, в отличие от стран Центральной Европы, пока что доля финучреждений с иностранным капиталом у нас куда меньше, чем в большинстве постсоциалистических стран ЕС, и существенно уступает доле госбанков. Если в Украине иностранные финучреждения сейчас контролируют менее трети банковской системы, то в Польше этот показатель почти вдвое выше – около 59%, а в Румынии или Чехии вообще 90% и более. Однако доля банков государственного сектора («ПриватБанк», «Ощадбанк», «Укрэксимбанк», «Укргазбанк») в активах составляет 55%.

Поддержаны правительством в конце февраля обновленные «Принципы стратегического реформирования государственного банковского сектора», которые были подготовлены Министерством финансов совместно с международными финансовыми институтами, должны окончательно ликвидировать эти различия украинской банковской системы от реалий, что сложились в центральных европейских странах.

В частности, стратегия сориентирована на более чем двукратное уменьшение присутствия государства в банковском секторе (с 55% сейчас до 24% уже в 2022 году) из-за полной или частичной продажи банков государственного сектора, прежде всего иностранным банкам.

Ожидается, что «Укргазбанк» и «ПриватБанк» будут полностью приватизированы в соответствии в 2020-м и 2022-м из-за продажи международным стратегическим инвесторам или через IPO.

В Минфине и правительстве считают, что именно такая стратегия государства в банковском секторе позволит сделать его прибыльным и привлекательным для иностранных и украинских инвесторов, откроет доступ к дополнительному финансированию по лучшим ставкам и генерирует больше доходов для государственного бюджета. В частности, эта реструктуризация сгенерирует до 160 млрд. грн. дополнительной стоимости, для государства включая около 35 млрд. грн. в форме дивидендов и налогов и свыше 85 млрд. грн. поступлений от продажи акций.

Но соответствует ли такое определение приоритетов реформирования банковской системы более широким  национальным экономическим и политическим интересам, которые заключаются, прежде всего, в содействии формированию мощного национального бизнеса и реального экономического суверенитета Украины?

Выбор пути

В обнародованной стратегии декларируются мероприятия, которые якобы должны свидетельствовать об использовании государственных банков для поддержки малого и среднего бизнеса.

Например, там говорится о том, что «усовершенствованное корпоративное управление обеспечит практику здоровой конкуренции среди банков государственного сектора, в частности в сферах розничного, малого и среднего бизнеса». «Ощадбанк» «постепенно будет переносить акцент в своей деятельности с крупных клиентов (в частности, государственных) на средний корпоративный бизнес и предприятия малого и среднего бизнеса».

А деятельность «Приватбанка» (до приватизации?) «должна быть направлена на построение в ограниченных объемах портфеля кредитов для юридических лиц, которые характеризуются низким уровнем рисков, главным образом сосредотачиваясь на кредитовании предприятий малого и среднего бизнеса».

«Укрэксимбанк» и в дальнейшем основное внимание должен уделять финансированию экспортно-импортной деятельности украинских компаний, для них такая возможность со стороны частных коммерческих банков является ограниченной.

Общеизвестно, что представители малого и среднего бизнеса в большей степени полагаются на банковский кредит, чем большие компании. Однако ожидаемые от правительственной стратегии результаты к 2022 году не предусматривают надлежащих приоритетов для формирования мощного национального малого и среднего бизнеса. Когда от декларативной части стратегии переходим к более четким индикаторам, то оказывается, что даже на уровне стратегии закладывается очевидный крен в сторону поддержки, прежде всего крупного бизнеса.

Например, с 440 млрд. грн. дополнительных ресурсов, доступных для кредитования корпоративного сектора», которые должны появиться в результате реализации стратегии, лишь треть – 160 млрд. грн. – планируется потратить для кредитования малого и среднего бизнеса. При этом дополнительные 240 млрд. грн. должны быть потрачены на «розничное кредитование для поддержки потребительских потребностей украинских домохозяйств». А в отечественных реалиях это означает стимулирование потребления преимущественно импортных товаров долговременного пользования, а не производственных инвестиций и валового накопления капитала национальным бизнесом.

Наконец, по тому самому «Укрэксимбанку», который должен специализироваться на поддержке экспортно-импортных операций украинских компаний, планируется постепенный отказ от клиентов с пассивами до 100 тыс. грн., уменьшение количества отделений с 75 до 57. То есть опять же отдаление от потребностей малого бизнеса, которому именно сейчас так нужна банковско-кредитная поддержка, чтобы выйти на внешние рынки.

Итак, в нынешнем видении правительства стратегия реформирования государственной части банковской системы не ориентирована на превращение ее в инструмент реализации  нужных национальных приоритетов, как стимулирование появления и укрепления национального бизнеса, особенно малого и среднего, агрессивного наращивания объемов производства и экспорта товаров и услуг.

Речь идет о банковской системе как самоцели, своей вещи. А, следовательно, и максимизации таких его индикаторов, как прибыль государственных банков, налогообложение (которое должно составлять чуть более чем ?1 млрд. при условии курса, близкого к нынешнему курсу), рентабельности капитала этих финучреждений (ориентировочно 18%), «160 млрд. грн. дохода для государства в форме дивидендов, налогов и поступлений от продажи акций».

Кроме того, раз речь идет об использовании государственной части банковского сектора как дойной коровы для латания дыр госбюджета, направленной на  проедание. И это вместо того, чтобы подчинить ресурс государственного сектора банковской сферы, который сейчас самый большой, стимулированию экономического роста на основе увеличения численности и «наращивания мышц» национальным бизнесом, прежде всего малым и средним.

Значимость кредитного ресурса

Стратегия не предусматривает и эффективных мер для прекращения ныне доминирующей на внутреннем финансовом рынке самоуничтожающей тенденции к вымыванию кредитного ресурса, который должен направляться на производственное и другое коммерческое инвестирование, на нужды потребления. Речь идет как об изъятии государством с внутреннего рынка кредитного ресурса через ОВГЗ на покрытие дефицита бюджета, так и о нехватке мер по преодолению ситуации, когда потребительское кредитование является более выгодным, а, следовательно, становится приоритетным для финучреждений.

Имея значительную ликвидность, банки отдают предпочтение покупке государственных ценных бумаг, а если и кредитуют, то по большей части потребление преимущественно отнюдь не украинских товаров.

На эту проблему нужно срочно реагировать. Или работать на уменьшение государственных заимствований на внутреннем финансовом рынке в целом, или, если это невозможно, переходить к прямому выкупу Нацбанком ОВГЗ, чтобы не изымать кредитный ресурс с рынка. Параллельно как правительство, так и НБУ должны искать регуляторные и фискальные инструменты для уменьшения доходности и привлекательности потребительского кредитования для банков и повышать его конечную цену для граждан. И  таким способом демотивировать что одних, что других от разрушительного для страны потребительского отношения.

Все еще очень низкий уровень накоплений и производственных инвестиций, который наблюдается сейчас, не сможет оказать нужного толчка экономике. Не говоря уже о том, чтобы обеспечить критически необходимые Украине долгосрочные средние темпы роста ВВП на 10-12% ежегодно. Только валовое накопление капитала более 35% дает шансы на быстрое структурное обновление и опережающий рост экономики.

К тому же опыт большинства стран, которые продемонстрировали соответствующее стремительное развитие в течение последнего столетия, свидетельствует, что для этого почти всегда приходилось опираться, прежде всего, на внутренние финансовые ресурсы. Иностранные инвестиции и кредиты поддерживали такую динамику уже потом.

А для этого банковская система должна стать, прежде всего, инструментом для мотивации граждан и бизнеса приумножать сбережения и ответственно относиться к их инвестированию и использованию на развитие, а не потребление. До сих пор в стране все было перевернуто с ног на голову. В погоне за посреднической прибылью менеджмент и работники банков старались навязать средства заемщикам, часто закрывая глаза на их ненадежность.

Одновременно формировалась зависимость от вливаний из этой деструктивной цели кредитных ресурсов извне. И сейчас такая негативная тенденция грозит восстановиться в других условиях, особенно если львиная доля банковской системы окажется в руках иностранных финучреждений, использовать которые для проведения государственной политики целенаправленного выращивания национального бизнеса будет намного сложнее, чем государственные.

Действительно, банки государственного сектора накопили большой портфель неработающих кредитов (свыше 400 млрд. грн.), которые составляют 67% всех таких в банковской системе Украины. Больше чем 90% нерабочих кредитов банков государственного сектора приходится на корпоративный сегмент, предприятия. Но это не свидетельствует о том, что государственная политика должна быть направлена на усложнение условий их кредитования, как это происходило в последние годы.

Эксперты уже обращают внимание на то, что по ряду нормативов, которые затрудняют предоставление кредитов, мы уже превзошло большинство стран мира, включая наших основных конкурентов.

Наоборот, нужно разблокировать процесс наращивания кредитования производственного сектора, параллельно упростив процедуру взыскания залога, банкротства и смены собственников или продажи активов предприятий за долги, если они не могут или не хотят их обслуживать, не демонстрируют готовности искать компромиссные варианты реструктуризации кредитов. Тем временем в парламенте годами лежит ряд уже подготовленных законодательных актов, которые призваны повысить уровень гарантий для кредиторов.

Интересы стремительного развития национальной экономики и предпринимательства требуют, чтобы кредиты были самыми дешевыми и предоставлялись в больших объемах. Но в, то, же время их получатели должны быть максимально дисциплинированными. А банкротство и взыскание с тех, кто не может выполнять своих обязательств, максимально должно быть упрощенным. Только при этих условиях, возможно, рассчитывать на стремительное экономическое развитие страны даже на фоне нормальных для капиталистической экономики массовых банкротств значительной части предпринимателей, которые окажутся менее успешными.

Госбанки должны стать инструментом стимулирования экспорта товаров и импорта технологий и оборудования для стимулирования развития малого и среднего бизнеса. Дешевые кредиты через государственные банки важно предоставлять, прежде всего, тем малым и средним предприятиям, которые экспортируют свои товары или, по крайней мере, реализовывают проекты по расширению производства.

Тем временем в правительственных и даже властных кругах в целом и до сих пор нет четкого плана, как направить деньги в продуктивную производственную сферу экономики и последовательно реализовать такой план. Нет стратегии мощной кредитно-финансовой поддержки развития национального малого и среднего бизнеса. Он является значительно более зависимым в своем развитии от кредитования, и частные банки не проявляют готовности делать это в нужных объемах.

До 2 млн. представителей малого и среднего бизнеса в Украине все еще вынуждены брать с огромными трудностями кредиты под десятки процентов. Тогда как их соперники в основных странах-конкурентах имеют возможность получать их под проценты, что, по крайней мере, в несколько раз, а то и значительно меньше. Лишь небольшая часть даже имеющегося украинского малого и среднего бизнеса занимается производством.

Более того, даже наши государственные банки активно вкладывают в реализации программ по продвижению на украинский рынок продукции других государств. Например, «Укрэксимбанк» в рамках развития кредитования малого и среднего бизнеса выдает такие кредитные продукты, как «Белорусский импорт». По его условиям, правительство Беларуси компенсирует заемщику часть процентной ставки по кредиту (до 2/3 учетной ставки НБУ, но не более 8% годовых). Такие займы выдаются на приобретение сельскохозяйственной техники, транспортных средств или нового оборудования, которое произведено в Беларуси.

В то же время аналогичных украинских программ для продвижения, как на внутреннем, так и особенно на внешнем рынке, по сути, нет.

Автор: Александр Крамар

Источник: Tyzhden.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий