Борис Гудзяк: В это предрождественское время нам важно задуматься – как сделать так, чтобы не было войны всех против всех

15.12.2017 – Епископ УГКЦ, президент Украинского католического университета убежден, что сегодня Украина требует динамического реформирования, а не революционных порывов. Украина переживает непростые времена. Ежедневные политические противостояния, борьба за власть, коррупция и война приводят к росту разочарования в обществе.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Поэтому сейчас нам как никогда нужно создавать доверие и искать согласия, считает епископ Украинской Греко-Католической Церкви Борис Гудзяк.

Родившись в США, владыка Борис имел все возможности для обеспеченной жизни и работы за рубежом. Но выбрал путь возвращения на Родину, чтобы лично приложить усилия к ее становлению и развитию.

Как выпускник Гарварда, который прекрасно понимает значение образования для общества, владыка Борис активно способствовал становлению Украинского католического университета в Львове, который сегодня является одним из самых престижных вузов страны.

Последние несколько лет как епископ Украинской Греко-Католической Церкви он занимается украинской общиной во Франции, Швейцарии, Бельгии, Нидерландах и Люксембурге. Поэтому он убежден: общественно-политические трансформации происходят сейчас во всем мире. И Украина в этих процессах – на передовых позициях.

Разговор с владыкой Борисом состоялся утром после ежегодного благотворительного банкета УКУ в Киеве. Во время мероприятия удалось собрать более 10 миллионов гривен на развитие университета.

О причинах тяжелого становления Украины, наших рисках и позитиве на пути к успеху владыка рассказал накануне рождественских праздников, когда хочется верить в чудеса.

Читайте также: Ирина Бекешкина: Лидером доверия среди украинцев является армия, а недоверия – Верховная Рада и президент

– Сегодня УКУ является одним из самых прогрессивных вузов страны и стремительно развивается. Когда университет перейдет в высшую образовательную лигу и станет на уровне с Гарвардом, Йелем и Стэнфордом?

– По самой сути вашего вопроса могут быть разные точки зрения. Я, например, принадлежу к тем, кто не ставит Гарвард на первый план. Я в нем учился, и он является для многих мерилом качества образования, к которому стоит стремиться, из-за эксклюзивного эталона. Думаю, что Церковь может и должна предложить что-то другое.

В УКУ мы изначально пытались отойти от некоторых тенденций модерности, которые ведут к такому, временно крайнему, индивидуализму. В нашем университете преобладает желание помогать друг другу и видеть другого человека. И направлять конкуренцию так, чтобы мы не боялись друг друга, чтобы мы не одолевали друг друга, а поддерживали. Не постоянно указывали на ошибки и искали точки для самообразования, а наоборот – поднимали ближнего.

Именно такое отношение – когда мы верим и доверяем, можем положиться и готовы поддержать – помогает строить видение, человека и общество. Такое отношение, которое мы стараемся развивать, должно переходить в среду бизнеса, в политику.

Мы привыкли к тому, что университет учит, дает знания. Однако очень важно видеть человека, студента целостно.

Не только как ум, который может отвечать на вопросы, формулировать тексты, давать идеи. Разум, который можно запрограммировать. А как человека, который имеет сердце, душу, семью, проблемы, собственно отцовство и материнство. Человека, который имеет свою собственную историю и тождество, и через них воспринимает обучение и знания.

Университет призван готовить этого молодого человека к дальнейшей профессиональной и личной жизни. Сегодня, в XXI веке, мировые университеты не всегда берут на себя такую целостную воспитательную и образовательную ответственность.

Хотя, конечно же, названные университеты занимают первые места в рейтингах не зря, и нам еще много надо от них учиться в разных аспектах.

Говоря о консультативной роли, то мне приятно, что у нас еще только зародившаяся программа юридических наук уже дает определенную экспертизу для украинского Конституционного суда.

Львовская бизнес-школа уже много лет является всеукраинским и международным форумом для встреч, осмысления вопросов бизнеса.

Школа журналистики, которую некоторые считают, чуть ли не лучшей в Украине, является площадкой для обучения и дискуссии украинского медиа-сообщества, а ее выпускники становятся хорошими журналистами в ведущих медиа.

Богословский факультет с самого начала является экспертной средой, прежде всего для Греко-Католической Церкви, но его наработками пользуются и другие Церкви. Этот факультет «выбил» признание богословия в украинском государстве, что открыло двери для всех конфессий.

УКУ стал флагманом многолетней борьбы за государственное признание богословия в Украине. Его стараниями богословие было признано, как научная дисциплина и зачислено в область науки «Философские науки».

Катехитично-педагогический институт воспитал около 1500 катехизаторов (учитель, который преподает основы христианской веры). И они присутствуют в разных областях Украины.

Неформальным образом представители академического сообщества – профессора, руководители, директора различных исследовательских институтов – являются консультантами для президента, членов правительства, министерств.

– Сегодня – четвертая годовщина Майдана, который также называют Революцией Достоинства. Считаете ли вы, что после стольких испытаний нам удалось стать страной Достоинства?

– Не стоит искать однозначных и таких измерительных ответов на это таинство, которое началось четыре года назад. Или вы можете, не задумываясь, назвать страна Достоинства? Изменения – это процесс. Длительный и мучительный. И никто не обещает, что необратим.

Во время Майдана в различных выступлениях на телевидении, со сцены, в текстах я пробовал поощрять людей к великой терпеливости. То, что было в 2013 году, драматические события, которые произошли в феврале 2014 года, и все, что идет после, – это единичные, порой славные, порой мучительные этапы и процессы.

Назовите меня не проинформированным оптимистом, но я верю, что мы шагаем вперед. Все время делаем два шага вперед с шагом назад. Порой идем слишком медленно и сбиваемся с пути. Порой идем не за теми проводниками.

Но оставить наследство раба, избавиться от ран тоталитаризма – это долгий процесс. Помните о 40 годах народа Израиля в пустыне? Разве нужно столько времени, чтобы пройти из Египта в Палестину? Преодолеваем не километры, а меняем самих себя, выжимаем из себя рабов.

В младшем возрасте я думал, что эти процессы можно сделать быстрее. Ведь вокруг много рекламы, где говорят, что все будет очень хорошо и очень быстро. Как Nescafe – кипяток, порошок и удовольствие.

В общественных трансформациях, в трансформациях человека применять такие подходы непросто. Тем более, когда надо менять целое общество – глубоко травмированное колониализмом и геноцидальной историей.

Я считаю, что есть много положительных сдвигов. Память порой подводит, мы забываем, с чего мы исходим.

Я часто ради эксперимента спрашиваю у молодых студентов, кто такой Владимир Щербицкий, и они не могут ответить. А это же человек, который руководил Украиной почти 20 лет! Сегодня он на свалке истории. Но это не означает, что его влияние, влияние тоталитарного колониального прошлого, не имеется на подсознании.

Страх, который вошел в нашу ДНК, из-за того, что система уничтожала народ, оставляет у нас большое подозрение ко всем системам, скепсис и недоверие к институтам. И творить доверие, исцелять раны, которые нанес травматичный способ тоталитаризма, можно только большим, терпеливым, с многогранной любовью, вниманием к ближнему человеку. Слушанием.

Мы знаем, как травмированный чем-то в детстве человек тяжело выходит из этой травмы. А общество – это совокупность людей. И это чудо, что украинский народ выжил. 18% жителей украинской земли погибли во время Второй мировой войны. От 12 до 15 миллионов человек погибло неестественной смертью между 1914 и 1955 годами.

В Харькове в середине 80-х не было ни одной украинской школы. С 1917 по 1937 год, за 20 первых лет коммунизма, Православная Церковь была уничтожена на 90-95%. Греко-Католическая Церковь с 1946 до 1989 года была полностью нелегальной.

Различные аспекты нашей культуры и традиции отрицались и разрушались. Мы не могли даже оплакивать свои потери. Мы только теперь как народ осознаем, что такое голодомор, и каковы его последствия.

Называю все эти известные факты, чтобы лучше проиллюстрировать, насколько сложным было наше прошлое, сейчас есть непростые процессы, но мы движемся. Думаю, что мы уже не вернемся к неволе. Это паломничество от страха к достоинству, мы платим за него высокую цену, но оно того стоит.

Есть определенные потери по дороге. Сейчас меня больше всего волнует демографический вопрос. Ведь много людей уезжает из Украины. Некоторые исследования указывают, что в Украине осталось примерно 37 миллионов. Не существенна точная цифра, но то, что много людей уехало, является неоспоримым.

Для нас большой вызов – как в сутках увеличенного глобального индивидуализма нам держаться вместе и взаимно поддерживать себя на длинном и нелегком путешествии от страха к достоинству? Как собирать наших сограждан в рассеянии сущих – как физически, так и ментально?

И это для меня сейчас – самый большой вызов.

– Почему действующая украинская власть, которая, фактически, пришла в свои кабинеты с Майдана, повторяет практику режима Януковича? Почему мы так и не побороли политическую коррупцию?

– Позвольте мне ответить на этот вопрос как священнику. Мне кажется, мы часто разочаровываемся, потому что имеем завышенные ожидания. Идеалисты, утописты, не до конца понимают, что человек грешен. Он падает, ошибается и просто намерено грешит.

Сегодня об этом неполиткорректно говорить. Что-то есть в человеке, что человек из поколения в поколение повторяет те же грехи и ошибки. Несколько причин является социально обусловленными, а некоторые – нет.

Наша власть, образование, медицина, церковная жизнь – это все составляющие нашего многогранного общества, которое имеет определенные общие знаменатели. Оно все есть порожденное определенными историческими процессами, и мы не можем сбросить это наследство в один момент.

Есть люди, сформированные в определенных парадигмах, и им трудно из них выйти. Со сменой поколения много вещей меняется, но не все сразу. Например, сегодня много студентов дают взятки, потому что не хотят учиться. Хотя, казалось бы, имеют все возможности думать и действовать иначе. Однако есть те, кто не платит, те, кто собственным примером меняют систему, оздоравливая ее.

Стоит посмотреть шире и понять, что не все добродетели или пороки принадлежат нам. Весь мир борется с популизмом, политической коррупцией. Посмотрите на мировую элиту. Какая политическая риторика есть сегодня в Америке? Как происходит деконструкция Европейского Союза, который принес мир странам, которые еще сто лет назад каждые 10 или 25 лет жили в войне?

Все эти примеры показывают, что очень легко калечить и перечеркивать положительные достижения. В то же время всегда есть шанс восстанавливать, исцелять, реформировать, двигаться вперед.

– Так чего же нам ждать дальше?

– Я принадлежу к лицам, которые живут надеждой. Больше надеждой, чем оптимизмом. Но считаю, что процессы реформ будут диалектическими: одни будут тянуть вверх, другие – стаскивать вниз.

Сейчас больше всего боюсь войны всех против всех, распространения ненависти. И хотел бы призвать и власть, и общество, и журналистов, и реформаторов, и тех, которые болеют за потерю определенных традиций, уметь слушать друг друга.

Много кто считает, что надо действовать радикально, резать и рубить. Вряд ли это нам даст желаемый результат.

Боюсь, что компот нашей жизни начинает снова кипеть. Есть большие изменения. Но также есть много гнева. До сих пор мы имели Революцию на граните, Оранжевую и Достоинства, в которых проявлялось невероятное благородство нашего народа.

Когда, это будет осмыслено, описано, экранизировано – выдержка и глубина украинских духовных, можно сказать, борисоглебовских традиций жертвенности (князья Борис и Глеб, которые в XI веке показали пример ненасилия, не начав борьбу против брата, пожертвовав своей жизнью), надеюсь, будут оценены.

Боюсь, что беспринципные люди во власти с одной стороны, а с другой – провокаторы, внутренние и международные, могут создать такую ситуацию, а у людей, которым наболело, иссякнет терпение, и это приведет к социальному взрыву и кровопролитию. И это непременно будет использовано против нас всех.

Поэтому надо творчески и критически подходить к вопросам. Справедливый гнев – важный движитель в обществе, но он не должен становиться злобой, которая ослепляет и не обращает внимания на последствия.

Во время нашего ежегодного банкета УКУ в Киеве мы традиционно вручали премию «Свет справедливости». В этом году ее получила ваша коллега и ровесница Наталья Седлецкая. Фактически, она вдвое моложе, чем все другие лауреаты премии. Но таким образом сообщество УКУ хотело отметить работу Натальи и других независимых журналистов, которые стоят на страже правды и справедливости, используя инструменты критического мышления.

Наша команда в УКУ, Церковь, покойный Блаженнейший Любомир, Глава УКЦ призывают людей помнить свою народную мудрость, которая учит сотрудничать и поддерживать друг друга.

Я, например, очень воодушевлен и постоянно рассказываю в разных странах по разному поводу, как украинцы приняли более 1,5 миллионов внутренних переселенцев. Конечно же, не без проблем, которые порой калечат судьбы людей, однако мы не видели прорывов границ или толпы голодных и раненых, как это происходит из-за войны в Сирии. Я рассказываю, как украинцы справляются с социоэкономическими проблемами, которые обостряет война.

С помощью международного сообщества, при участии, прежде всего младшего поколения, происходят важные процессы реформирования Украины. Мы нуждаемся в динамическом, постоянном и неутомимом реформировании, а не в революционных порывах.

В это предрождественское время нам важно задуматься – как сделать так, чтобы не было войны всех против всех, как сделать нашу борьбу и критику конструктивной, как не быть популистами, которые предлагают привлекательные лозунги, но не думают о возможности их воплощения.

В последнее время наблюдаю много разделов, которые для меня лично являются болезненными.

Я люблю Львов и имею хорошие отношения со многими людьми в этом городе. Мне больно слышать спор, который есть между управлением города и области. И руководитель города, и руководитель области когда-то были членами одной команды. Сегодня между ними вражда, политическая баталия. И из-за этого страдают и будут страдать люди. Хотя, наоборот, их здоровая конкуренция и конструктивное сотрудничество могли бы сделать немало для Львова и области.

Уважаю то, что делает Ульяна Супрун, и активно ее поддерживаю. Но я также уважаю Ольгу Богомолец, и мне больно, что отсутствует согласие между ними. Я считаю, что важно, чтобы такие фигуры находили общий язык.

Ссоры и недостойная коммуникация, взаимные унижения в политикуме истощают весь народ. Циничные методы для уничтожения оппонента порождают гнев и ненависть. Защищать государство, принципы, партию или личные амбиции следует нравственными методами.

Судьба некоторых наших предыдущих президентов и политиков свидетельствует о том, что зло имеет свойство бумеранга. Больше всего жаль, что в своем полете он косит судьбы миллионов людей. Слова унижения и хулы становятся слишком распространенными, мировой политический дискурс деградирует как раз в то время, когда украинский стиль жизни должен был бы развиваться.

Слова и обещания – это очень ответственные вещи. Если пообещал, надо выполнять. Нам надо сохранить позицию человечности.

– Украина – демократическое государство. Демократическими государствами управляют те, кого выбирают. Почему украинцы из года в год выбирают недобропорядочных политиков?

– Это не только украинская проблема. Сегодня ее чувствуют граждане развитых демократий в Америке и Европе. Мировые интеллектуалы жалуются на безответственность избирателей и не брезгливость в средствах тех, кого выбирают.

Политики рафинированным образом обращаются к нашим низменным инстинктам, раздражают эмоции, которые потом мешают нам трезво думать. Этот негативный процесс деморализует общества. Те, кто придумывает такие подходы, несут большую моральную ответственность.

– Вы имеете в виду политических технологов, которые поставили эмоции выше, чем суть?

– Не только эмоции, а власть и деньги поставили выше, чем служение.

Мы видим, как в самых развитых демократиях довольно легко уничтожаются благородные традиции диалога, поиска консенсуса и уважения к идеологическим или политическим оппонентам. Сегодня всем нам над этим вопросом надо работать и работать.

Я хотел бы предложить журналистам, например, искать добро. Делать репортажи о позитивных вещах. Возможно, призыв звучит наивно. Но стоит всем, кто публично говорит, задуматься над ответственностью за их слова и публичные действия – является ли это в согласии с верой?

Веду ли я себя способом, который поднимает народ, моих коллег и даже моих оппонентов? Или же работаю способом удручающим, оставляя направо и налево руины и выжженную землю?

Это таинственный дар. Мы можем влиять на историю, на обстоятельства, в которых находимся. Есть единичные люди, которые имеют большую политическую власть, административный или финансовый ресурс, которые имеют большее влияние – и большую ответственность.

Но вся суть Майдана была в том, что каждый из нас имел влияние и ответственность. И ими пользовался. И я считаю, что много молодых людей, реформаторов, журналистов, многие политики делают важные и полезные вещи.

Происходят важные реформы в энергетической, медицинской, образовательной отрасли, реформа полиции, декоммунизация. Вот, например, есть законодательство, которое поддерживает украинское кино. Чрезвычайно важно работать через культуру, честь и слава всем, кто понимает это.

Эволюция произошла. Все Церкви и религиозные организации были единодушно на Майдане. Призвали, что власть должна слушать народ, и что не может быть насилия власти против народа, и очевидно наоборот. Что вся риторика о разделении страны является неморальной, и что диалог – это единственный выход. Все Церкви были против войны. Это очень большой позитив.

Поняла ли наша власть, насколько Церкви могут влиять на общество, и поддержала ли влияние Церквей – это уже другой вопрос. Но как бы там ни было, сегодня мы имеем другую Украину. Это факт и дар, которым мы должны управлять.

Если в Оранжевой революции лозунг был именем одного кандидата, то сегодня нет иллюзий, что один политик может решить вопрос целой страны. Каждый из нас является ответственным, каждый из нас должен залечивать в себе раны прошлого, должен искать согласие в семье, с соседями, на работе.

Каждый из нас должен поднимать своего ближнего. И такие феномены, как принятие беженцев, как солидарность вокруг восстановления армии, большая жертвенность в отношении нуждающихся для меня является свидетельством прогрессивного курса.

Без сомнения, состоятельные люди должны проявлять солидарность с бедными. Здесь речь идет не о милостыне для маргинализированных, а о более глубокой социальной справедливости. Христос дает нам пример близости к увечным, хромым и обездоленным. Евангельское свидетельство красноречиво распространяет папа Франциск.

В разных вещах можно сомневаться, не можем быть уверенными, что мы никогда, не ошибемся, но когда помогаем тем, кто в нужде, кто жаждет справедливости, кто не имеет, что кушать, во что одеться, и где голову приклонить, здесь сомнений нет.

– Сейчас в Верховной Раде происходит большая дискуссия относительно избирательной реформы. Как думаете, будет ли украинский избиратель субъектным, если внедрят пропорциональную систему с открытыми списками?

– Надо, чтобы ее поощряли.

– Создать возможность для большей субъективности граждан?

– Я считаю, что власть должна максимально отходить от патернализма к партнерству, а из партнерства переходить в осану служения. И не надо считать избирателя инфантильным. Ведь если дать разъяснения, если коммуницировать изменения, то избиратель поймет все процессы.

При условии, что не будет усилий отдельных политиков баламутить избирателя, им манипулировать, использовать его.

– Верховная Рада ввела выходной на Рождество по григорианскому календарю. И сразу с разных сторон раздались голоса о готовности украинского общества быть со всем миром в использовании григорианского календаря в жизни Церквей. Чувствуете ли вы в церковной среде ту готовность?

– Для большинства епископов и священников Греко-Католической Церкви это не является принципиальным вопросом. Потому что он не является догматическим. Много приходов в США или Канаде празднуют по новому стилю, чтобы быть вместе с обществом, некоторые, по старому, желая поддержать связь с Украиной. Это невозможно решить принуждением или директивами. Важно, чтобы праздник объединял людей.

Мы хотим объединиться с целым миром. Я об этом год назад писал статью, которая широко распространялась, поощряя поразмыслить над этим вопросом и понимая, что и в этом есть определенная процессуальность.

Блаженнейший Святослав очень хорошо ответил, что это есть идеал, но важно, чтобы мы вместе шли в этом направлении. И делать это таким образом, чтобы не создавать новый раздел.

– Три ваших наставления в рождественский пост для людей, которые хотят изменить себя и страну.

– Исключить на 40 дней Facebook. На один час раньше ложиться спать и примириться с одним человеком, с которым вы не общаетесь.

Авторы: Андрей Андрушкив, Дарья Рогачук

Источник: Украинская правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий