Чем обусловлены цены на роды, и как определить сложные патологии: акушер-гинеколог ответил на вопросы читателей

11.05.2017 – Доктор медицинских наук по специальности «Акушерство и гинекология», профессор, заслуженный врач Украины, директор киевского городского медицинского центра «Академия здоровья человека» Игорь Чермак ответил на вопросы читателей в эфире «Время:Online» на сайте 5.UA.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

 – Как изменилась статистика рождаемости по Киеву?

 – Это чрезвычайно важные вопросы государственного, стратегического значения, потому что сегодня самое важное в государстве – человек. Человек – это источник существования нашего государства, поэтому все начинается со здоровья человека, тогда есть и развитие, тогда и экономика работает, тогда работает все в государстве и есть развитие. Если взять сегодняшнюю статистику в нашем государстве, то мы можем сказать, что пик рождаемости у нас приходился ориентировочно на 2015 год. У нас в Киеве родилось около 34 тысяч младенцев.

 – Девочек больше или мальчиков?

 – Девочек больше. На небольшой процент, на 5% больше, чем мальчиков. Но это для медиков не имеет никакого значения. Для нас имеет значение, чтобы детки рождались здоровыми, счастливыми и росли на радость родителям и обществу. Это – самое важное. Если брать кривую, то я скажу, что начиная наблюдение с прошедших 10-15 лет, когда мы наблюдали рождение 26 тысяч, 28, 29, 30 тысяч, то я помню, еще недавно в 2010 году, мы думали, когда мы пересечем рубеж в 30 тысяч.

 Но есть здесь и некоторые крупные проблемные вопросы, которые настораживают. Связаны они не только со здоровьем людей, а с экономикой страны в целом, и с количеством молодого населения, молодого поколения. Сейчас мы прекрасно понимаем и знаем, что много молодого населения уезжает за границу, грамотные, молодые, инициативные люди, они, выезжают за границу ищут другую судьбу временную или, возможно, и постоянную. Эта статистика все увеличивается. Прогнозировать на последующие годы очень трудно, потому что все-таки жизнь людей, медицина и все в целом зависит только от экономического потенциала и от экономического состояния государства.

 Рождаемость в государстве, думаю, что за 2016 год примерно на 5%, чуть меньше – где-то на 3% по городу Киеву снизилась в 2016 году. Это объясняется объективными причинами. Почему это так, я уже объяснял. У нас сегодня в государстве не самые комфортные условия для рождения.  Есть тревога, есть переживания за сегодняшний и за завтрашний день, переживания за то, что у нас не спокойно, что идет война. Поэтому есть сосредоточенность семей жить сегодняшним днем и думать о том, как будет завтра, но все-таки жить сегодняшним днем.

 Но самое важное – не, сколько родится детей, самое важное – то, чтобы эти дети родились здоровыми и счастливыми. А что надо для того, чтобы дети рождались здоровыми, мы поговорим немножко дальше, потому что это целое философское понятие, это диапазон привлечения всех, всего общества, политиков, администраторов, экономистов и всей «машины», которая сегодня существует в нашей жизни.

 – Скажите, а статистика сложных патологий уменьшилась или увеличилась, если говорить про последние годы?

 – К сожалению, по сложным случаям заболеваний, у нас статистика не уменьшается. Люди обращаются к врачам, когда уже есть какая-то проблема. Раньше были более сконцентрированные, фундаментальнее и более профессиональные медицинские профосмотры. Сегодня они приобретают все меньшее значение, как правило, они приобретают статистическое значение, по крайней мере, не профилактическое. Это одна такая причина.

 Вторая причина – экономическая. Люди все-таки заботятся о выживании в сегодняшнем дне, как выучить ребенка, как его отправить в школу и дай Бог, чтобы пришел здоровым со школы. И есть много элементарных бытовых вещей, которые становятся очень важными, и уже обращения к врачу отходят на другой план, они предстают в более критический момент, когда уже что-то болит, или, когда явно видно какая-то причина или какая-то явная проблема.

 – Подскажите, пожалуйста, на ранних сроках беременности можно выявить патологии у плода, как это происходит и как этому помочь?

 – У нас сегодня в Украине, особенно в столице все шире и фундаментальнее развивается перинатальная диагностика. Мы привлекаем всех специалистов и просим молодежь, семьи, которые хотят зачать ребенка, чтобы обращали внимание на обследование до беременности, в процессе беременности и в раннем периоде беременности. Это и есть ряд диагностики: лабораторная, клиническая, инструментальная, ультразвуковая диагностика и многие другие вещи. Это уже профессионально-индивидуальный подход к каждой женщине, к каждой семье. По-другому нельзя делать, нельзя мерить всех под одну линейку и всем делать одно и то же – это статистический подход. Подход к диагностике, лечению, наблюдению, реабилитации и всем другим мероприятиям – исключительно индивидуальный.

 – Если говорить по Киеву, наиболее частые патологии у беременных женщин, например, три самые распространенные болезни?

 – Еще лет 15 назад у нас проводились заседания, медицинские советы, во главе с главным акушером-гинекологом города Киева профессором Михаилом Макаренко. Большое внимание мы уделяли здоровью будущих рожениц и отработали такую программу «От Загса до Загса». Когда только люди женятся, это уже включился секундомер о здоровье будущего ребенка, который должен родиться – процесс оплодотворения, процесс рождения, процесс воспитания и до тех пор, пока он не становится полноценным взрослым человеком и вступает в брачный процесс.
 
Поэтому вопрос будущего поколения – это процесс брачного варианта: здоровая мать, здоровый ребенок, значит, полная вероятность и дальше иметь здорового ребенка. Генетический фактор – один из важнейших в структуре будущего здорового ребенка. На втором месте, понятно, это вопрос нашей экологии, это проблема всех других вещей – то, чем мы дышим, какую пищу едим, как мы двигаемся и конечно центральная нервная система, которая играет наиболее главную роль. Очень распространены сегодня всякие психозы, неврозы, депрессивное состояние у людей чрезвычайно увеличивается и это все влияет прямым или другим способом на здоровье наших детей и в будущем на здоровье нашей нации.

 – Существует ли несовпадение родителей, например, по группе крови, в таких случаях, что при этом делают? Семья уже сложилась, люди друг друга любят, они женаты, что делать в таких случаях? И какие бывают несовпадения, или их не бывает и это миф?

 – Я думаю, что любовь победит все. Если семья желает, то надо пройти эти элементарные проблемные вопросы, возможно у кого-то они уже называются пытками, но когда видите цель, то сможете увидеть и результат. Сегодня медицина бурно развивается, всякие технологические моменты, компьютерная техника, ежедневно идет развитие. Поэтому сегодня уже практически нет невозможного, ну только надо терпение, желание и, разумеется, вера в то, что родятся дети.

 – Есть ли такие случаи, когда несовпадение можно решить?

 – Это все решается. Но еще раз – это должен быть индивидуальный подход и чтобы были профессионалы-врачи своего рода, и соответствующие желания и возможности у родителей.

 – Скажите, какой наилучший репродуктивный возраст для мужчины и женщины?

 – Я скажу, что это показатель нашего общества. Раньше у нас 20-25 лет – это был прекрасный период для рождения детей. Сегодня с возможностью всякой урбанизации, всяких экономических воздействий, мы сегодня пошли по капиталистическому развитию государства уже, понятно, что на первом месте это процесс выживания, процесс получения образования, укрепления в этой жизни, найти работу, найти элементарные жизненные постулаты. Ну а потом люди уже думают о том, чтобы завести семью и родить ребенка.

 Поэтому сегодня эта величина смещается. Если, например, лет 20 назад рожали в среднем в 20-25 лет, то сегодня – в 25-30 лет. Такая статистика. Моя диссертация – это беременность у женщин позднего репродуктивного возраста, когда люди уже сделали некоторые дела в своей жизни, где они уже достигли того, чего они хотели, и конечно пришло время рожать. Акцентирую внимание, что все надо делать обязательно параллельно. Не оттягивать, пока получу то-то и то – это все риски, и эти риски не в сторону улучшения. Потому что репродуктивный потенциал заложенный природой, это ориентировочно от 20 до 30 лет.

 – Существует такой миф, очень часто его можно встретить на женских форумах, что, когда женщина рожает ребенка после 40, то ее организм омолаживается. Это, правда, или это мифическая история, но в нее хочется верить?

 – Вы знаете, как говорят, в каждой шутке есть доля шутки, так же и здесь. Мы не можем сказать, что женщина может таким образом омолаживаться. Но понятно, что всем в организме управляют гормоны и гормональный процесс, эндокринная система управляет. И когда женщина забеременела, тогда все активизируется, организм человека прошел некоторый стресс и стресс положительный, потому что организм будущей матери должен защитить ребенка и вырастить, и родить.

 И таким образом активизируется весь организм, поэтому конечно, на данный момент можно сказать, что она омолаживается, потому что она становится матерью. А результат материнства это возраст, ориентировочно 20-30 лет. Но конечно надо рожать и в 35, и в 40, когда есть возможность, когда есть желание рожать. Просто есть какой-то риск, он наступает в большинстве случаев.

 – Но предварительно нужно пройти обследование у врачей, особенно если возраст старше?

 – Это однозначно. Ну, знаете, беременеют девочки и в 15, 16, 17 лет, там обычно нет никакого обследования, это чаще случайные беременности. А уже у семей, которые есть, которые желают, где планируется беременность – обязательно надо проверить организм и подготовиться к беременности. Самый большой праздник в жизни, самое большое счастье – это родить себе подобных, это фундамент природы.

 – Попросим от вас несколько основных советов для женщин, чтобы родить здорового ребенка, основные факторы, возможно, это питание, настроение, и что вы посоветуете по этому поводу?

 – Я уже сказал, что на первом месте – любовь. Потому что это соответствующее состояние души, душевное состояние и физическое состояние, когда есть большое желание родить. Сегодня, возможно, медицина и наука не в полном объеме изучили все эти процессы, но желание, любовь, такие какие-то высшие, тонкие чувства и такие ценности у людей, которые возникают, прежде всего, является крупнейшим фундаментом для положительного результата.

 Ну и второй вопрос. Надо подумать об организме, о материальности, как работает эта динамо-машина, для того, чтобы действительно зачатие этого ребенка было здоровым, здоровой матерью и здоровым отцом. Но для этого есть основные постулаты, которые мы должны понять, себя подготовить. Мне очень нравятся мусульманские страны, когда они готовятся год до беременности.

 И самое важное здесь – не матери, а отцы. Потому что сегодня понятно, что женщины в той или иной степени все готовятся к материнству. Но будущие отцы не всегда. Думают, что это дело одного дня, одной ночи, или какого-то небольшого периода времени. Вовсе нет, к этому нужно готовиться как минимум год, потому что это высшее духовное состояние. Второе, это прекрасная физическая форма.

 И третий вопрос – это здоровье всех физических органов и систем, которые должны быть. И желание, вера и любовь – тонкие духовные чувства, которые обязательно дают положительный и приятный результат.

 – Если пара сталкивается с бесплодием или невозможностью зачать ребенка, какие факторы и болезни могут влиять на то, что у пары не получается?

 – Основные причины. Первая – генетического порядка. Вторая – механического генеза, скажем, где действительно нет возможности. Третья – причины эндокринной системы, когда нет возможности у того или иного человека продолжить род. Это такие основные причины. Ну, и дальше в основном, я бы сказал, что у людей молодого поколения – это воспалительные процессы, надо не забывать о них.

 Есть инфекции, которые передаются половым путем, воспалительные процессы после абортов, после инфекций, которые передаются половым путем, и это является источником дальнейших заболеваний, вследствие чего создается спаечный процесс, непродуктивно работает репродуктивная сфера у мужчины или у женщины, и это является причиной проблем. Первое, что я бы сказал, это очень категорично, максимум, если брать в масштабе – уменьшение количества абортов.

 Все беременности должны быть планированными и желанными, потому что аборт — это большой грех, это большая проблема, это большая беда, когда женщины делают аборты.

 – А если вернуться к статистике, процент абортов по Киеву увеличился или уменьшился?

 – Все-таки по Киеву процент абортов уменьшился. Все-таки сознание людей и планы побеждают негативные процессы. Я бы сказал, что динамика уменьшения неплохая на сегодня, но все-таки факты есть. Сегодня аборты отслеживаются больше у молодого поколения, начиная с 20 лет. Такие случаи случаются. Вследствие этого наступает или бесплодие, или какие-то временные проблемы возникают. Одним словом, возникают достаточно серьезные медицинские проблемы после абортов.

 – Даже если аборт сделан медиками высокой квалификации, все равно может привести к проблемам?
 
– Это очень высокий риск. Как бы технически, правильно не делать, по всем медицинским канонам, это все же большой риск, и понятно, что возникают всевозможные осложнения. Они могут быть видимыми или невидимыми, распознанным или нераспознанными, возможно и через три года мы увидим – это уже я возвращаюсь к механическому бесплодию, вот операция маточных труб, из-за чего женщина не имеет возможности забеременеть, поэтому возникает бесплодие.

 Сегодня есть большой ресурс, большой арсенал медицинского оборудования, медицинских профессионалов, которые выполняют свою работу очень хорошо и очень успешно и борются с этим заболеванием. Это все те случаи, где надо проводить много исследований: лабораторные, инструментальные, клинические, аппаратные исследования и, возможно, оперативные вмешательства для того, чтобы побороть ту или иную проблему, которая уже возникла после абортов. А это инфекция, это воспалительные процессы.

 – Воспалительные процессы могут возникать даже в случае простуды, например, облачившись зимой в не теплые  колготки?

 – Также это является составной частью всего арсенала воспалительных процессов, как воспаление легких, так и воспаление репродуктивной системы. С ними надо полноценно бороться, лечить и проводить профилактику, чтобы не доводить состояние до таких моментов, когда действительно репродуктивная система становится неполноценной, и уже возникают патологические проблемы.

 Сегодня медики успешно лечат такие заболевания, но это время и большой риск для будущего материнства. Ну и следующий вопрос – это те или другие эндокринные расстройства организма, сопутствующие заболевания, тот же сахарный диабет, другие заболевания, заболевания щитовидной железы, других органов, систем, которые отвечают за эндокринную систему в организме. Поэтому это также является основной проблемой бесплодия и основной проблемой лечебного процесса.

 – Гормональные сбои, как часто они происходят и по каким причинам?

 – Конечно, в результате всяких эндокринных расстройств в организме, как правило, происходят гормональные сбои. Поэтому за регуляцией гормонов надо следить, нужно своевременно диагностировать.

 – Надо провести специальные анализы?

 – Очень большой спектр анализов надо провести, анализ гормонов и определять, какое нужно правильное лечение.

 – Есть очень неприятная проблема, которая часто встречается у молодых женщин – это доброкачественные образования, миомы, кисты. Скажите, знает ли медицина причину их образования, и как человеку во время беременности действовать?

 – Вы подняли очень серьезный вопрос. Я бы сказал не только о доброкачественных, но и обо всех опухолях разного рода. Сегодня, к большому сожалению, наблюдается рост числа онкологических заболеваний и доброкачественных, и злокачественных. Поэтому нам надо быть на страже своего здоровья. Раз в год, как минимум, женщина должна быть у высококвалифицированного врача акушера-гинеколога, где должна сделать полное тотальное обследование своего организма.

 Ранее мы говорили, что это надо делать хотя бы раз в полгода, но понятно, что сегодня не все женщины имеют возможность. И понятно, что при возникновении таких заболеваний, как фибромиома матки, кисты яичников различного вида, как другие доброкачественные опухолевидные процессы репродуктивной системы женщины, они на сегодня являются очень опасными, потому что могут в любое время превратиться в злокачественные опухоли.

 И мы не можем отследить, когда это может быть. Возможно, это уже есть на данном этапе, возможно, это будет через два месяца, через год, но есть высокая вероятность того, что это может произойти. Однозначно, к этому надо очень серьезно относиться. Специалист может разобраться, каким образом проводить лечение. В большей степени лечение, разумеется, проводится оперативным путем. Сегодня оперативная возможность у врачей очень высокая.

 Раньше, если взять оперативный доступ, его проводили хирургическим путем, сегодня это в 80%,  проводится лапароскопическим путем, поэтому для женщины этот оперативный доступ менее сложный, меньший разрез самого операционного поля, меньшая травма, меньшее кровотечение и меньший спаечный процесс.

 – То есть нужно сейчас делать большой разрез?

 – Не нужно. Делаются три небольших отверстия в разрезе до 1 см и затем в течение трех месяцев они заживают. А через год человек даже не видит места, через которое проводилась операция. Но мы ведем разговор по самому важному факту – удаление опухолевых процессов.

 Еще раз акцентирую внимание, что к этому нужно достаточно серьезно относиться и взвешенно, на какой стадии что выполнять. Это, как правило, касается, оперативного и консервативного вмешательства. И, разумеется, один из важнейших факторов – это гистологическое исследование данного опухолевого процесса. Потому что мало, только диагностировать опухоль, найти, удалить оперативным путем, надо диагностировать гистологическим путем ее свойство.

 Как правило, люди многие не понимают, думают, если мы уже провели операцию, то на этом все закончится. Но нет, оперативное вмешательство закончилось, сам лечебный процесс закончился, но он идет в стадии реабилитации, и одновременно проводят диагностику уже врачи-патологи, гистологи, которые исследуют эту ткань, эти клетки. И в дальнейшем дают заключительный диагноз, и на основе этого диагноза врач уже корректирует лечение. И только тогда можно сказать, что лечение прошло в полной мере.

 – Это необходимо для того, чтобы не было рецидива?

 – Конечно, чтобы не было рецидива и для того, чтобы мы четко определились, какой характер опухоли. Это очень важно. Это мы говорим о доброкачественных опухолях. Если говорить о злокачественных опухолях, то здесь и речи не может быть, здесь надо применить комплексное лечение и консервативное лечение, возможно, это надо лучевая терапия, возможно, здесь надо химиотерапия. Понятно, что здесь надо оперативное лечение, это одно из таких важных вопросов и, разумеется, гистологическое исследование, для того, чтобы мы увидели характер клетки, характер ткани и то, под какой медикамент подвергается данная патология.

 – Что делают в тех случаях, когда опухоль обнаружили у беременной женщины?

 – Здесь внимание, внимание и еще раз внимание. Нельзя сразу делать таких острых шагов. Надо посмотреть, если эта опухоль является абсолютно доброкачественной, она существенно не влияет на развитие беременности и сама прогрессировать не будет, то ее могут оставить для того, чтобы выносить беременность, родить ребенка и после того решить вопрос с опухолью.

 Если же видят, что опухоль является опасной и у нее есть тенденция к какому-то росту, и она может быстро превратиться в злокачественную опухоль, то понятно, что надо оперировать во время беременности. Сегодня у нас в городе Киеве во исполнение  приказа департамента здравоохранения ведется сочетание ведения беременности с хирургической патологией. Успешно производится лечение хирургических патологий при беременности на Харьковском шоссе, 21, на базе Киевской городской клинической больницы №1 и коммунального предприятия «Академия здоровья человека».

 – Именно данные заведения на этом специализируются?

 – Да, именно в этом заведении, на этой базе кафедра акушерства и гинекологии последипломного образования национального медицинского университета под руководством профессора Макаренко. Понятно, что мы привлекаем больше научного потенциала, мы привлекаем больше практиков, потому что нет какой-то достигнутой вершины. Медицина – это та наука, которую надо учить каждый день и всю жизнь учиться, неважно тебе 20 или 80 лет.

 Все равно надо учиться, учиться и учиться и конечно каким-то образом привлекать все новые технологии, технику, новые подходы к изучению той или иной проблемы. Мы  много проводим консилиумов, разного рода медицинских советов для изучения той или иной динамики заболевания, той или иной причины заболевания и каким образом действовать, каким образом проводить лечение беременности при существовании какой-либо хирургической патологии.

 – Это не всегда операции, это может быть и уход за беременными?

 – Конечно. Есть два варианта – проводить оперативное вмешательство во время беременности, или, скажем, отслеживать динамическое наблюдение беременности.

 – Если опухоль доброкачественная, то женщина может просто находиться под наблюдением?

 – Она может находиться под наблюдением, но это при строгой дифференциации. В индивидуальных случаях. Достаточно внимательно к этому вопросу подходить, внимательно, высокопрофессионально, потому что случаи всякие могут быть, ординарные и неординарные. Медицина потому и опасна, что нет ничего одинакового, особенно сегодня. У нас идет процесс после Чернобыльской аварии, мы идем к мутагенным факторам, которые влияют на наш организм, и ко всяким нетипичным формам различных видов заболеваний, и даже нетипичные беременности.

 – А что такое нетипичные беременности?
 
– Я имею в виду то, что беременность не всегда протекает по типовым нормам, потому, что возникает много совершенно разных заболеваний и во время беременности. Поэтому надо быть здесь на высокой ступени строгости, ответственности и профессионализма.

 – Это влияние  экологической ситуации?

 – Это комплекс факторов, которые влияют сегодня. Экологическая ситуация, соответственно те продукты, которые потребляет сегодня беременная женщина, не только некачественные, но и со всеми добавками, приправами, красителями, химическими элементами, которые чрезвычайно негативно влияют не только на беременную женщину, но и вообще на человека. Поэтому это является большой проблемой сегодня. Раньше, если взять лет 30 назад, качество продукции было намного выше, и продукты были намного качественнее, чем сегодня. Сегодня уже надо достаточно взвешенно подходить к тому, что можно покупать, а что нельзя, что можно употреблять, а что нельзя.

 – Возникают все время споры относительно кесарева сечения и естественных родов. Например, в Америке почти всех кесарят, а у нас отдают предпочтение естественным родам. Что скажете вообще?

 – Давайте мы, таким образом, построим нашу беседу, что мы сторонники логики, мудрости, физиологии и природы. Надо сказать, что роды – это не болезнь. Это есть физиологический процесс. Тысячи лет женщины рожали, это вечный процесс, которому передается наша энергия, это вечный двигатель. Поэтому все наши процессы, которые происходят, мы должны сводить к естественному движению. Если говорить о родах, то мы можем максимально провести их естественным путем, это искусство самого врача, акушера-гинеколога и это физиологический процесс женщины.

 Когда мы видим, что нельзя, есть большая угроза при проведении родов естественным путем, тогда понятно, что нам надо решить вопрос в пользу кесарева сечения. Но этот процесс мы можем определить перед родами или во время родов. Потому что развитие родовой активности у женщины непредсказуемо, оно может перейти в любой характер и может быть опасным для ребенка, а возможно даже и для матери. Тогда врач акушер-гинеколог обязательно принимает решение, чтобы провести роды путем кесарева сечения. Если сравнивать Украину со Штатами или с европейскими государствами, понятно, что в европейских государствах и в США урбанизация и экономика диктует свои правила.

 – Это связано с возрастом?

 – Это связано с возрастом – раз, это связано с динамикой – два, со здоровьем женщины – три, это связано с тонусом мышц и желанием – четыре, и это в конечном итоге связано с финансами. В Америке есть много женщин, которые говорят «я хочу родить ребенка, но путем кесарева сечения, и хочу, чтобы у меня был хороший акушер-гинеколог, врач-анестезиолог и неонатолог».

 – Это не так больно?

 – Это не так больно. Но все, же этот процесс происходит с большей нагрузкой на ребенка, на материнский организм, и больше привлечено медикаментов для роженицы. Мы же знаем, что в США гораздо меньший процент кормления материнским молоком, чем у нас. А это является самым важным, потому что мы должны как только ребенок рождается, сразу прижать ребенка к груди матери.

 Сразу после перерезания пуповины мы должны приложить к груди матери для того, чтобы ребенок почувствовал это молозиво, чтобы почувствовал все эти вещества, которые есть в организме матери, чрезвычайно полезные в первые часы после родов. И понятно, материнское молоко никто не заменит и ничто не заменит никогда. Это и иммунная система развивается, это борьба со всеми недугами, которые возникают в раннем возрасте, это профилактика здоровья на всю жизнь.

 – Скажите, это миф, что кесарево сечение является менее травматичным для ребенка?

 – Не могу я с этим согласиться. Понятно, что если брать теоретически, то возможно оно и менее травматично. Но резкий переход из одной среды в другую более негативно влияет на самого ребенка, чем процесс рождения естественным путем. Природа так построена, что нельзя сразу ребенка из одной среды поместить в другую. Он должен пройти через какой-то период времени, через соответствующий путь, это не всем понятно и медицине так же, но факт есть факт.

 Когда-то народная мудрость говорила: «Дважды солнце не должно взойти над головой рожающей женщины». То есть женщина за сутки должна родить. Сегодня роды идут уже технологическим путем, партнерские роды происходят благодаря развитию медицины. Женщина ориентировочно должна родить в течение 10-12 часов при рождении первого ребенка.

 – А второго?

 – Второй ребенок, понятно, что здесь немножко быстрее все происходит. Но это естественный путь. Естественный путь ничего не заменит и никто не заменит, потому что это доминанта и это фундамент и профилактика нашего здоровья. Кесарево сечение, это один из способов изъятия ребенка, но в тех случаях, когда это является крайней жизненной необходимостью.

 – А вообще в случаях, когда женщина рожает дольше, то тогда проводится стимулирование, вмешивается врач?

 – Врач отслеживает динамику родовой активности и динамику родов, поэтому он соответственно следит за развитием и привлекает те или иные ресурсы, возможно медикаменты и другие вещи для того, чтобы ребенок рождался, чтобы получил меньше рисков и был здоров.

 – Перейдем ко второму блоку вопросов – это уже финансовые вопросы. Давайте в среднем посчитаем, какова стандартная себестоимость родов в Украине в целом. Для того чтобы человек понимал, что готовится к этому этапу и знал, на какую сумму может рассчитывать.

 – Я бы сказал не только про роды, но и про разные болезни, разные проблемы, которые возникают. Сегодня я остановлюсь на физиологических родах. Физиологические роды это, еще раз повторю, рожали женщины две тысячи лет назад, тысячу лет назад, 500 лет назад и сейчас рожают. Больших затрат здесь не существует, и нет каких-то чрезвычайных ситуаций. Но понятно, что сама медицина высоко затратная и высокотехнологичная, сам процесс обслуживания – уже на сегодняшний день это технологический и технический процесс.

 Поэтому больше здесь связано с моментами дополнения к родам. Это уход за матерью, ребенком, комфортные условия, всякие другие вещи – это есть составляющие, которые уже что-то стоят. В государственных учреждениях все эти вопросы связаны в минимизации и государственные учреждения должны утвердить свои услуги в государственной администрации, в управлении ценовой политики, где определяют экономические затраты, экономическую себестоимость в таком плане.

 Кто процесс финансирует, это финансирует государство, или это финансирует страховая компания, или это финансируют другие юридические лица, или это финансирует сам человек, кто присоединяется к финансированию – это уже вопрос третьего порядка. Но мы можем сказать, что, например, себестоимость физиологических родов – это одна сумма, стоимость патологических родов, кесарева сечения, или других – это есть вторая, третий вопрос стоимость борьбы за выживание ребенка при недоношенности, при серьезных патологиях или при рождении детей с крайними случаями, где привлекается арсенал медиков для борьбы.

 Я не говорю о том, что люди должны платить, я говорю о стоимости услуги. Потому что она может быть сегодня условно от 100 гривен и заканчивая условно очень большой суммой. Это все зависит от ситуации. Но акцентирую внимание на том, что физиологические роды – это не дорогостоящая услуга. Их экономическую составляющую определяет управление ценовой политики. Ну, еще раз повторю, что мы сегодня находимся при реформировании, которое сейчас только начинается в нашем государстве и будет продолжаться, потому что мы знаем, что с 1991 года, когда родилось наше государство, мы взяли курс на рыночные отношения, капиталистические отношения.

 Но некоторые отрасли у нас, в том числе и медицина, остались с социалистической составляющей. Как мы ранее думали в 70-80 годах, так и сейчас, что все это бесплатно и все это где-то откуда-то оно получается. Никто этого не считает, никто не ведет четких подсчетов, как это было раньше.

 Сегодня это совсем по-другому. Сегодня этот вектор, развитие отрасли здравоохранения, понятно, что должен идти вместе с развитием экономики, с рыночными отношениями в государстве. Это я говорю словами сегодняшней действительности существования нашего государства, как оно есть. Поэтому мы подошли к той составной части, что любое заболевание, любое лечение является экономически затратным, и кто-то должен его финансировать. Как мы видим сегодня в Европе или Америке, что наиболее затратной является медицина.

 Необходимо создать систему, указать, кто должен оплачивать. Я за то, чтобы это была разно векторная система финансирования каждого заболевания. Платит государство то, что оно должно, платит страховая компания то, что должна, или возможно другие юридические лица или субъекты предпринимательской деятельности, или часть платит физическое лицо, которое готовится к этому вопросу. Но это не должно решаться в острых состояниях, это не должно быть в неотложных состояниях и в тех состояниях, когда есть риск для жизни.

 – Это уже тогда платит государство?

 – Да. Это исключительно. Сегодня мы говорим, например, роды. Сегодня 2/3 родов занимает составляющая комфорта. Как женщина пожелала, где она находится, кто возле нее, в какой палате, это две или три роженицы в палате вместе. Об этом идет сегодня речь, о составной части комфорта и всего прочего. Это уже вопрос сопровождения, это не является прямой медицинской проблемой.

 Здесь следует отделить саму медицинскую проблему от проблемы комфорта, гостиничных услуг или других услуг. Эти услуги должны быть определены, эти услуги должны быть обсчитаны и иметь себестоимость – это однозначно так. Например, сколько стоят те или иные роды, то или иное заболевание. Кто оплачивает, это уже другой вопрос, мы идем к рынку.

 Понятно, что сегодня одним из векторов реформирования является то, чтобы государство финансировало не здания, не сооружения, не всевозможные другие площади, коммунальные расходы, а чтобы государство финансировало исключительно услуги.

 Каждая услуга должна быть просчитана экономически, должна быть вычислена стоимость данной услуги и четко обозначено, кто финансирует данную услугу, чтобы это не отражалось на каком-то дефиците выполнения лечебного процесса для каждого человека.

 – Теперь вы уже говорите о реформе медицины?

 – Это я говорю про саму суть финансирования. Сегодня мы видим, что 85-90% в структуре финансирования медицины занимает заработная плата всех медиков и всех тех, кто причастен к медицине, а также финансирования, содержания сооружений, зданий, больниц, лечебных учреждений, коммунальные расходы, плата за землю, оплата за все остальные вещи.

 В сумме ориентировочно 85-90% финансирования идет на эти цели. 10-12% финансирования идет только на саму услугу – это медикаменты, техническое обеспечение, технологическое обеспечение, питание, хозяйственные услуги, которые есть в любом учреждении или в лечебном процессе. А в действительности на сегодня сам медицинский технологический процесс должен занимать не меньше 50% от стоимости.

 – У нас есть еще большая проблема – это малообеспеченные семьи. Вот женщина из малообеспеченной семьи должна как-то родить, в нормальных человеческих условиях, поэтому возможно действительно законодательство и новая реформа должны обязательно предусмотреть эти вопросы и обеспечить таких женщин необходимыми медицинскими услугами.

 – К большому сожалению, малоимущих становится все больше и больше в нашей стране, и скоро может такое случиться, что будет наблюдаться большая часть малообеспеченных людей. Но это не может влиять на качество лечения людей. Генерала лечи как рядового, а рядового как генерала. Это должно быть законом, потому что на больничной койке лечение человека должно быть полноценным, качественным и в полном объеме.

 Процесс финансирования, экономики, затрат должны в другом месте решаться, только не в ущерб качеству лечения. Мне очень понравилось в США, где я был в очень многих клиниках, в 15 штатах был, от юга до севера. У них такое правило есть, что когда поступают люди без какого-то определенного места жительства, им дают возможность на трое суток находиться в заведении, дают бесплатное питание, лечение, возможность родить ребенка. Через трое суток понятно, что они должны определиться где-то и подписать соответствующие соглашения, но на улице никто никого не оставляет, такого не может быть.

 Мы сегодня видим, что эта тенденция в нашем государстве, как-то увеличивается, мы видим больше лиц без постоянного места жительства. Здесь надо различить, или это желание самой женщины, что она хочет жить за границей, или она просто уже дошла до крайности. Экономика, социальная система диктует сегодня процесс медицинской отрасли. То, что у нас есть и является правильным и фундаментальным, надежным, это надо оставить, а все остальные вещи надо позаимствовать у тех государств, где это лучше организовано. И это будет суть реформы, но чтобы мы, ни  забрали все, из какой-то одной развитой страны, и решили оставить как ее у нас. У нас нет поддержки, чем привлечь это все, и получится так, что такое решение  будет большой проблемой для многих.

 Одним словом, нам надо эту всю реформу правильно развивать. Надо вообще и в политическом, и в административном, и в общественном аспекте развивать грамотность людей, нам надо всем заботиться, думать о своем здоровье. Это самое важное.

 Я должен отвечать за свое здоровье. Если я, например, 25-30 лет уничтожаю свое здоровье, я к нему никак не отношусь, курю, различные токсичные напитки употребляю и многое другое, а затем требую, дайте мне это, дайте мне другое. Ну, подожди, ты же не хотел нормальный образ жизни вести. Но все неотложные состояния, все конкретные процессы, которые связаны с острыми состояниями, должны финансироваться и будут финансироваться государством. А дальше вступает вопрос о дополнительных механизмах финансирования. Ну и не надо забывать, что мы не в каком-то таком пространстве проживаем, что все падает с неба, неизвестно откуда берется, а у нас есть источник желаний.

 Ко мне обращается много людей, и говорят, что хотят иметь хорошую палату, хотят иметь хорошего врача, например Иванова, Петрова, потому что он анестезиолог и Сидорова, потому что он хороший неонатолог и хочу, чтобы они приехали ко мне. Понятно, что я не могу заставить их приехать среди ночи ко всем. Это уже необходима какая-то договоренность персонального ведения родов.

 Но хочу сказать, что каждые сутки в роддомах, как минимум, дежурит бригада, где 7-8 врачей опытных, высшей категории, поэтому у любого человека, который обращается, примут роды совершенно бесплатно, окажут помощь, это однозначно. А дальше уже проблема гостиничных услуг, дополнительного комфорта и возможно возникает вопрос фармации, стоимости медикаментов. Это уже вопрос другой, потому что не всем сегодня понятно, что лечебные учреждения не могут все финансировать и не имеют на это возможности.

 Вот, например, преждевременные роды, рождение детей с критической массой тела, начиная от 500-700 граммов, они требуют много дорогостоящих медикаментов, дорогостоящего выхаживания этого процесса, это не один-два дня, на это уходят месяцы.

 – Здесь вопрос как раз по малообеспеченным семьям, матерям-одиночкам, у нас, к сожалению, в стране идет война, и мы видим, что семьи остаются без кормильцев и также возможно многодетные семьи не в состоянии оплатить какую-то услугу. Вот как в этом случае быть?

 – В этом вопросе две стороны медали. Первая – это должно быть государством определено. А второй вопрос – это зависит от внутренней политики любого лечебного учреждения. Я еще раз повторю, что лечебное учреждение – это есть тот самый храм, это есть святость. И как отнестись к этому вопросу, если мы переживаем за тех же участников АТО, за те семьи, за тех же волонтеров, людей одиноких, которые потеряли своих кормильцев, за тех матерей, у кого много детей, то понятно, что мы каким-то образом все отдадим, чтобы помочь, чтобы спасти этих людей. Много есть спекуляций в этом вопросе, но здесь надо различать. Единственное, что хочу сказать, давайте будем думать о позитиве, мечтать позитивно и мечтать о лучшем.

 Потому что если мы будем жить одним негативом и думать про все плохое и не думать о будущем, про то, что я «кузнец своего счастья», никто не придет и не скажет – на тебе. Ты сам должен идти по ступенькам все выше и выше и достигать вершин. Поэтому этот вопрос имеет очень важное значение в нашей природе и в нашем государстве, потому что здоровье человека – это самое ценное после существования государства, будет человек – будет государство. Будет здоровый человек – будет здоровое государство.

 Источник: 5.UA

 Перевод: BusinessForecast.by

 При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий