Давид Сакварелидзе: Луценко надеется стать премьером или преемником Порошенко

22.05.2018 – После того как Михаила Саакашвили прямо из ресторана грузинской кухни выслали из страны, в его партии «Движение новых сил» наступили несладкие времена. Она по инерции провела еще несколько «маршей за импичмент» и фактически исчезла с радаров.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

В информационном поле соратники Саакашвили появляются разве что в контексте судебного процесса над Северионом Донгадзе – руководителем столичной областной организации партии, которого обвиняют в получении денег от опального олигарха Курченко на подготовку беспорядков в центре Киева.

К тому же от «Движения» Саакашвили теперь явно сторонятся другие оппозиционные силы. Разошлись эти пути еще после одностороннего решения разбить лагерь на улице Грушевского. Лагерь давно снесен, Саакашвили любуется Амстердамом, а рейтинги его политической силы колеблются в пределах статистической погрешности. При этом сам Михо на днях заявил, что намерен вернуться в грузинскую политику.

Одним из самых публичных представителей «Движения новых сил», который остался в Украине, является бывший заместитель генпрокурора Украины, который занимал аналогичную должность в Грузии, Давид Сакварелидзе. Он рассказывает «Главкому» о нынешнем состоянии дел в «Движении новых сил» и жалуется на коварство социологов и партнеров в борьбе с «преступным режимом».

Читайте также: Генпрокурор Юрий Луценко: Я верю во второй срок президента Петра Порошенко

«Дотерли». Тайные договоренности «партии власти»

Мы их душили-душили: Как власть борется с антикорупционерами

«Движение «Честно» не может претендовать на монополию честности»

Сейчас в оппозиционном лагере идут вялые объединительные процессы перед выборами. Ваши потенциальные партнеры из других партий, с которыми общался «Главком», признаются, что «Движение новых сил» в этих конфигурациях пока не рассматривают. Ибо непонятно, что у вас там происходит после депортации Саакашвили. В каком состоянии политическая сила после высылки лидера?

Наша сила осталась. Мы сейчас готовимся запускать президентский праймериз. Народный кандидат в президенты должен появиться на новой платформе, не только под флагом «Движения новых сил». Эта платформа покажет, что есть разные люди – не только медийно раскрученные, которые могут стать новыми лицами и кандидатами в президенты.

Этот политический процесс мы очень скоро предложим обществу и покажем, что есть много достойных людей, которые до сих пор даже не думали, что могут в этом участвовать, но мы их подтолкнем. Потому что последние соцопросы очень хорошо показывают, что в стране существует проблема реального лидерства. Когда будущим «родителям» или «матерям» нации дают 5-6-7% и разрывы в 1% – это на самом деле очень мало.

Что касается формальных объединений на бумаге, то мы всегда всех призывали к совместным действиям. Не обязательно сливать партии – мы же не КПСС, строим, а общую платформу, где у всех будет своя идеология и место. Но давайте коалиционным путем бороться за что-то одно. Чтобы люди в процессе этого коалиционного сближения видели тех, кому могут доверять, и какую-то общую фракцию в парламенте в будущем.

К сожалению, только мы, как политическая сила, движение «Освобождение» и некоторые другие, объединились вокруг платформы, стояли до конца в палаточном городке. А все те, кто много говорили об объединении, почему-то тогда нас не поддержали.

Другие оппозиционные силы готовят на 17 мая митинги по изменению избирательного закона. Вас позвали их в группу?

Я могу с юмором ответить на этот вопрос: несмотря на название движения «Честно» – организатора этой акции – никто в стране не может претендовать на монополию честности. Есть определенные общественные организации, которые выступают против решительных агрессивно-компетентных действий. Их пугают харизматичные лидеры, поскольку кто-то другой или новый, но радикально настроенный лидер может разбить миф об эволюционном развитии и бесконечном горизонтальном управлении, которое не приносит результатов.

Я помню, что часть общественных организаций сразу после 17 октября прошлого года не поддержала протест, который набрал обороты после того, как мы остались там одни. Меня бы расстроил тот факт, и я даже воспринял бы его как оскорбление, если бы кто-то считал, что можно игнорировать десятки тысяч участников мирного протеста, которые полгода (в отличие от других — сторонников эволюционного развития) провели на морозе в палатках, в судах, на допросах.

Тех людей, которые активно занимались организацией этого процесса, не пригласили принять участие в политической акции – хотя символической, но уже заявленной. Я придерживаюсь мнения, что одной пресс-конференцией и акцией они не заставят Петра Алексеевича изменить законодательство. Заставить его это сделать могли бы только люди.

Я сам сторонник теории, что бездействие, молчание или выжидание момента равны конформизму. И я считаю, что это наша заслуга и нам должны быть благодарны, в частности, будущие кандидаты в президенты за то, что благодаря маршам за импичмент и тем людям, которые принимали в них участие, Петр Алексеевич не попадает даже во второй тур!

«Марш за импичмент» был абсолютно четкой иллюстрацией того, что его время прошло. Никто нам не верил, что мы выведем столько людей, да еще и в какие-то праздники, но мы упорно занимались своим делом.

Пример Армении доказал, что когда человек четко берется за дело, то в конечном итоге имеет результат. В Армении не стали ждать выборов, а дожали. Хотя у протестующих даже не хватало денег на флаги, в первые дни не было ни сцены, ни палаток. Они даже не кормили свой «майдан», а распускали его на ночь, чтобы снова собираться днем.

Поэтому эволюционное развитие и замедленный темп ведения политики – не всегда выход. Конечно, выборы нужны, но если они не сопровождаются сильной синергией гражданского общества и политических сил, то шанс на победу обычно приравнивается к нулю.

Вы снова планируете «маршировать» где-то в середине мая?

Посмотрим, мы обсуждаем это. Сейчас думаем, как качественно провести праймериз и запустить альтернативу.

Как будут отбираться кандидаты для праймериза?

Из обычных людей. Из деятелей, которых вы знаете и видели, но не думали, что они могут участвовать в президентских выборах.

Они должны будут подавать заявки или как?

Да, они могут подаваться и принимать участие в этом. Но не должно быть балагана, должно остаться 5-7 участников, максимум, из которых уже потом люди будут выбирать лучшего. Это не будет партийный праймериз как в Штатах, у нас нет таких четких разграничений.

Какое поле вы планируете охватить праймеризом?

Всю Украину абсолютно.

Вопрос о политическом поле.

Там будут все – и левые, и правые, и националисты, и правоцентристы. Возможно, будут бывшие военные офицеры. Возможно, будут совершенно неожиданные кандидаты, вероятно, с вашей (журналистской) среды. Потом посмотрим, будет интересно.

«Может, этот праймериз выведет на поверхность нового украинского Макрона»

Возвращаясь к «маршам за импичмент». В СМИ появлялись сметы: сколько человек, из какого региона свозили на эти акции, и сколько на это тратилось денег…

Это смешно. Я не буду сейчас оскорблять этих людей, и сам себя не буду обижать, и вообще комментировать этот вопрос. Потому что там были очень качественные люди. Там был средний класс Украины, причем не «средний класс» Луценко, а реальный, который жертвовал четырьмя, часами своего времени, по воскресеньям.

Но в последние несколько маршей мы не привозили людей в Киев вообще, а проводили акции непосредственно в регионах. До этого регионы сами свозили в Киев людей, нам много помогают на местах.

Приведу пример. Один человек из Одесской области, рекламировал на своих билбордах о проведении наших акций протеста. Я его вообще не знал, потом позвонил, поблагодарил, мы с ним познакомились, когда он приехал на мой суд. Все наши области на самофинансировании, им помогает средний бизнес…

Кто именно?

Я же не сумасшедший, чтобы подставлять этих людей, которых потом «порвут» СБУ и налоговая. 150 обысков провели по всей Украине у наших активистов. Искали так называемые деньги Курченко, взрывчатку и гранатометы, и до сих пор ищут. Сегодня, например, ко мне могут прийти с обыском.

Если мы преступники, то неужели после того, как нас разоблачили полгода назад как «руку Кремля», будем у себя хранить взрывчатку, автоматы и деньги Курченко? Эти же 150 обысков по всей стране не обнаружили ни одного доллара или гривны. Итак, для чего это делается? Исключительно, чтобы запугать и зарубить мирный протест людей, который так и остался мирным.

Вернемся к информации СМИ о деньгах на организацию митингов. Эти суммы довольно небольшие на самом деле… Они соответствовали действительности?

Мы не вели никаких смет, и никто не считал, кому сколько платить. Во всех странах на мирные акции люди едут на автобусах, метро или сами нанимают транспорт. Некоторые несколько раз приезжали на поездах, потому что не было денег на автобус. Но никто этим людям не платил, чтобы они приехали и выступили на марше.

Сейчас эти акции прекратились из-за того, что в стране уже нет Саакашвили?

И да, и нет. Эти акции частично сделали свое дело – они хорошо показали фарисейское и реально диктаторское глупое лицо власти и возвели ее популярность до минимума.

На ваших рейтингах это тоже не отразилось в лучшую сторону. 1% по данным КМИС – это даже не смешно.

Смотрите, почему нашу партию меряют как «Движение новых сил» без привязки к нашему лидеру? Полное название нашей партии – «Движение новых сил Михаила Саакашвили». В то же время в опросах имеется Блок Петра Порошенко или Радикальная партия Олега Ляшко. У нас же нет центрального канала коммуникации с людьми, низкая узнаваемость. И люди узнают эту партию, когда вспоминаешь имя лидера.

Зачем нас замеряют в контексте несуществующих партий вроде «Слуги народа» Зеленского или Вакарчука, они вообще не заявляли, что собираются идти в политику? Нас вносят в опрос просто как «Движение новых сил», без Саакашвили. Понятно, что это манипуляция.

У нас будут свежие замеры, и мы это обязательно покажем. Плюс «марш за импичмент» был не партийным, а народным без нашей символики вообще, хотя мы были активными организаторами этих акций.

Кстати, в Армении в партии Пашиняна вообще было 7% поддержки. Когда Пашинян в свое время пришел к Сержу Саргсяну, тот ему ответил: зачем мне с тобой разговаривать: ты говоришь от имени всего народа, имея 7%? И что оказалось? 7% взяли инициативу, показали остальным 93%, что готовы брать на себя ответственность и доводить все до конца.

И кто у нас станет украинским Пашиняном?

Народ сам поднимется, потому что терпение дойдет до предела. Сейчас гражданское общество и оппозиционные политические элиты надеются, что выборы решат все и честно. Когда же у них и у нас всех появится риск, что на выборах у нас нагло воруют, «по-беспределу», тогда все может пойти по другому сценарию.

Значит, тема импичмента еще актуальна для вас, раз на выборы надежды мало?

Она актуальна, но нас никто не поддержал из других, так сказать, игроков. Они думали, что это неправильно и нам надо ждать выборы. Но если я совершу преступление и нападу на вас с ножом, вы, же меня уже не отпустите? А будете, наверное, вызывать полицию, а не ждать, когда я сам приду и сдамся. И когда президент так же совершает преступление – должна существовать определенная процедура отстранения.

«На этих выборах 2-4% могут сыграть очень важную роль»

Вы думаете, что эти марши сильно напугали президента?

Очень напугали. Он бы тогда не наделал столько ошибок. Тогда бы Саакашвили жил в Киеве, занимался бы своей деятельностью. Не было бы этого фарса про «руку Кремля». Не было бы исков и судебных процессов со всеми нами. И бедный Северион Дангадзе не сидел бы уже фактически полгода за решеткой. К его матери в очередной раз подходили какие-то лица и угрожали, что если он не будет свидетельствовать против Михаила, его ожидает расправа.

Зачем власти нужны показания на Михаила, если его давно депортировали и почти забыли?

Видимо, для галочки. Они же Севериона задержали и почему-то держат. Третий раз его мать уже агрессивно отреагировала на этих неизвестных ходоков к ней, кто-то ее оттолкнул, и она сломала себе кисть руки. Сегодня (10 мая) она пришла на суд со сломанной рукой. О каком правосудии идет речь? Конечно, эти люди наделают еще много ошибок. Они просто так не будут отдавать власть.

Вы признаете, что вашу идею об импичменте не поддержал никто из оппозиционных сил, и кажется, вы вообще держитесь в стороне от других. Все же хотелось бы понять, как ваша политическая сила, оставшись без лидера, видит себя в дальнейших конфигурациях?

Несмотря на то, что у нас будет свой кандидат в президенты, наша позиция может быть решающей в отношении поддержки других кандидатов. На этих выборах 2-4% могут сыграть очень важную роль.

Наша единственная политическая сила, которая себя свободно и открыто чувствует на улице, и протестами мы доказали, что можем собрать критическую массу сторонников, чтобы повлиять на ситуацию. В ни одной партии сегодня нет такой синергии с улицей. И наша единственная политическая сила имеет успешный опыт управления страной.

Но вы забываете добавить, что не этой страной…

Не имеет значения. Страной, которая из постсоветского синдиката превратилась в эмбрион современного государства. Мы готовы предложить обществу наше видение реформ, реальных изменений в стране.

Возьмите любую отрасль. Дерегуляция? Пожалуйста. Реформа энергетики? Пожалуйста. Реформа правоохранительных органов, экономическая либерализация, специальное законодательство против олигархов. Почему ни одна партия сегодня ничего не говорит, что они будут делать с олигархами? Кроме нас об этом никто не говорит, почему?

И все только о них, об олигархах, и кричат.

У нас есть четкий законопроект, который будет очень практичным. В нем запрет того, чтобы олигархи могли использовать государственные субсидии и наживаться на них. Они не будут иметь права владеть центральными телеканалами. Они не должны иметь влияние на политические процессы. В Колумбии это сделали, когда была проблема с наркодилерами, в Албании, в Грузии это сделали с ворами в законе, в Италии – с «коза нострой». Олигарх – это своего рода та же «коза ностра», просто большего калибра.

«Кампания Гриценко выглядит устаревшей»

Давайте вернемся к вашему политическому одиночеству.

С нами есть люди. Потому что мы реально сила, с нами некомфортно тем, кто сегодня не видит собственной роли в протестной политике. Они следуют в том порядке, который предлагает власть. Они старые, они являются частью истеблишмента – кто-то был премьер-министром, кто-то министром…

Значит, экс-министр обороны Гриценко – старая элита?

Честно говоря, его кампания для меня не драйвовая. Несмотря на все мое уважение к Анатолию Степановичу, она выглядит устаревшей. В ней нет современного драйва. Не имея политической инфраструктуры, Гриценко должен сейчас создавать народную инфраструктуру, используя современные технологии, как это, например, делает Макрон.

В противном случае его кампания так и останется устаревшей, не инновационной, ничем не будет отличаться от кампаний конкурентов. В этом его проблема. Гриценко надо сейчас максимально задать темп.

Если у него медленная кампания, то вашей пока вообще не видим. Были яркие антикоррупционные форумы, Саакашвили ездил по стране, но после того, как он исчез, все сдулось.

«Марши за импичмент» уже после этого были.

А потом резко прекратились.

Мы прошли через большие репрессии – нашего лидера сначала посадили, потом выбросили. Нам перекрыли фактически все средства для существования, потому что к каждому бизнесмену приходят СБУ и налоговая инспекция, устраивают обыски. Но, несмотря на это мы выходим на новый уровень — предложим людям президентский праймериз.

Значит, праймериз – ваша главная «фишка». И вы заставите в этом праймериз участвовать Гриценко, Тимошенко? Или только «молодые незапятнанные лица»?

Если они захотят, то с удовольствием. Но я не думаю, что они согласятся. Юлия Владимировна, например, считает, что сам выборный процесс праймериз. Посмотрим, кто, что наберет в первом туре, и тогда пусть другие определяются, кого из двух финалистов поддержать во втором.

У нее (Тимошенко) есть большая партия и большой рейтинг, чтобы так рассуждать. Так же Гриценко считает, что праймериз ему не нужен, он и так проходной кандидат. А мы предложим людям совершенно новое – может, этот праймериз выведет на поверхность нового украинского Макрона. Главное запустить процесс.

Вы говорите «Юлия считает», «Гриценко считает». Вы уже общались с ними по этому поводу?

Со всеми общаемся, понятное дело. И не сомневаюсь, что Юлия Владимировна не будет в нашем праймериз участвовать. Да и мы сами нацелены на то, чтобы это были абсолютно новые люди.

Та же Европейская партия Николая Катеринчука, Виктор Чумак, который является одним из кандидатов в президенты, также принимали активное участие в маршах.

Чумак, кстати, тоже с олигархами борется, как и вы.

В антикоррупционной команде у него были успешные проекты, он всегда правильно голосовал.

Его билборд — активность как для себя объясняете? Кто вкладывает в Чумака, ведь это недешево для рядового депутата — антикоррупционера?

Недешево, но я б не сказал, что у Чумака какая-то оголтелая кампания, она такая, же как и у Гриценко. Они пока не набирают темп.

«Ездим к Саакашвили время от времени»

Все ожидали, что Саакашвили даже за пределами страны будет вести медийную активность – ходить по телеканалам, рассказывать об украинской коррупции, «преступной власти». Но он как-то совсем выпал из информационного поля.

Голландские телеканалы не будут ежедневно транслировать украинские события. А через «скайп» создавать информационные поводы — трудно.

Когда он первый раз выехал, и его не хотели пускать, то очень активно присутствовал в информационном пространстве. А сейчас просто исчез.

Нет, он очень активно проводит различные встречи, в том числе с украинцами, которые живут за рубежом. Но трудно быть активным, не будучи на месте.

А дальше что? Он что-то планирует к выборам?

Посмотрим потом. Не всегда будет Петр Алексеевич решать, кого пустить в страну, а кого нет.

Гражданство у Саакашвили забрали, вы боялись, что и у вас заберут…

Не исключено. Это традиционно летом происходит, подождем до июля-августа, может, они нападать будут в эти месяцы.

Где именно сейчас живет Саакашвили?

Давайте я вам организую с ним интервью, и вы его спросите. Я же не биограф какой-то. Он вам расскажет все, что думает.

Мы не против. Но такое впечатление, что вы что-то скрываете. Может он просто взял себе три месяца отдыха?

Как я могу скрыть что-то, когда человека спецназ, схватив за волосы, незаконно выдворил из страны? Сначала утверждали, что Саакашвили за деньги Курченко пытался свергнуть украинскую власть, а потом взяли и такого «ужасно опасного преступника» просто выкинули из страны. Вы слышали что-то подобное в другой стране мира?

Из украинских каналов NewsOne включает его в эфир, ZIK. Когда он был ньюсмейкером на месте, то его показывали более-менее и каналы, которые не совсем лояльно к нам относились, потому что были какие-то политические события. В Голландии их инициировать трудно.

А насколько адекватно он воспринимает то, что сейчас происходит в Украине?

Следит очень активно. Он человек, который глобально смотрит на политику. Он не микроменеджер, не политтехнолог, не человек, который каждый день принимает какие-то технологические решения в управлении партией. Он всегда был таким глобальным игроком.

Вы с ним часто контактируете?

Да.

У него есть видение, куда будет двигаться ваша политическая сила?

Он очень поддерживает сейчас идею праймериз, с ним ведутся регулярные консультации, ездим к нему время от времени, встречаемся.

«Я тоже не отдал бы «пленки Онищенко» Луценко, они замечательным образом могут куда-то исчезнуть»

Верите ли вы в достоверность «пленок Онищенко»?

Абсолютно. Каждый следователь-новичок может расследовать эту очень простую схему, как отмазывали беглого министра экологии Злочевского в обмен на долю в бизнесе. Аналогично был такой персонаж как Иванющенко, которого вдруг сняли со всех розысков, и никаких уголовных дел против него нет.

В то же время Саакашвили – преступник, которого надо выслать из страны. Это создает отчаяние и апатию у людей. Вы помните, что после разочарования в Ющенко, к власти пришли реальные бандиты, потому что ожидания после Майдана просто провалились.

Но эти пленки распространяет человек с уж очень сомнительной репутацией. Это дает возможность Администрации президента просто отмахиваться – «это все фейки, на которые нет смысла реагировать».

Если этого не расследовать, то, конечно, все останется на уровне наших разговоров. Но по такому факту обычно должно быть зарегистрировано уголовное дело, где берут образцы голоса, подтверждают аутентичность пленок. О Саакашвили постоянно кричали, что он не дает образцов голоса, хотя их можно было взять с любого оригинала его интервью.

Почему нельзя взять образцы голоса Петра Алексеевича и сравнить? Есть олигарх-беглец Онищенко, который готов дать показания. В любой стране уже началось бы расследование. Если это фейк – скажите об этом.

Онищенко говорил, что оригиналы записей он отдал ФБР.

Ну, я бы тоже их Луценко не отдавал – они чудесным образом могут куда-то исчезнуть или случайно сгореть. Относительно персоны Онищенко: были ситуации, когда я заключал сделку о признании вины с очень опасными преступниками при условии, что они свидетельствовали против других, и это давало возможность раскрыть серьезные преступления.

И бывало, что мы полностью освобождали их от уголовной ответственности в обмен на показания против высших чинов. Что должно быть важнее – моральные качества Онищенко или действующего президента?

Но мы уже проходили такое с Кучмой, и до сих пор нет единого мнения относительно «пленок Мельниченко». Тогда президента вполне могли подставить.

Все может быть, но для этого нужно объективное расследование. У меня нет иллюзии, что Луценко готов это делать, это будет, когда в стране появится нормальная прокуратура, которая будет принимать объективные решения.

«Виртуальных денег, которые вернул в бюджет генпрокурор, никто не видел»

Мы перешли к теме прокуратуры – вашего бывшего места работы. Как вы оцениваете внутривидовую борьбу между силовиками. Вся эта история с аквариумом в кабинете Холодницкого, война Луценко и его заместителя Горбатюка

Назар Холодницкий сегодня в подвешенном состоянии – его, видимо, не будут увольнять, работа НАБУ может основательно застопориться.

Кстати, как раз глава бюро Артем Сытник заявил, что на «пленках Онищенко» сплошные общие фразы и нет никаких конкретных фактов…

Все болезненно восприняли заявление Артема, который отказался расследовать факт преступления с этого привода. Несмотря на то, что он не имеет полномочий вести дело относительно президента, там же фигурирует также депутат Игорь Кононенко.

И если цепочка дойдет до президента, то Сытник может прийти в парламент и сказать: «Ребята, дело дошло до определенной точки, когда я не могу идти дальше, поэтому создавайте специальную парламентскую комиссию и решайте этот вопрос». Но, по крайней мере, надо было дойти до этого, а не просто сказать, что он не будет расследовать это дело.

Сытник чего-то испугался или, может быть, получил какие-то указания?

Считаю, что он – абсолютно порядочный человек и никакого отношения к коррупции не имеет. Но у него комплекс – не вмешиваться в политику. И как могут САП и НАБУ стоять вдали от политики, когда политика – самый выгодный в Украине бизнес? Поэтому бояться не ко времени, когда руководитель НАБУ может сыграть очень важную роль в истории Украины.

Как раз курсируют слухи, что Сытник может сам пойти в политику и даже принять участие в президентских выборах.

Много что говорят, но я ни разу не слышал заявлений от того же Зеленского, что он идет в президенты. А все социологи его меряют. Может, и Сытника так будут, Джамалу…

Луценко, хвастаясь своими успехами в расследовании дел, в возврате миллиардов в госбюджет, подкалывает НАБУ за неэффективность, ибо они мало что пока сумели довести до конца.

Если работа Луценко отразилась на благосостоянии украинцев, и они почувствовали, что живут в более справедливой системе, то пусть оценят. Но о реформах прокуратуры я не слышал, и виртуальных денег, которые вернул Луценко, никто не видел.

Неужели за время несистемного для прокуратуры Луценко там не произошло ничего положительного?

Я спрошу: возможно, ли, чтобы в постмайданной стране, где меняется четвертый генпрокурор, не было ни одного обвинительного приговора даже в отношении коррупционера среднего звена?

Бочковский сегодня возвращается, ему еще полмиллиона гривен зарплаты выплатили, которые он выиграл у государства. Это означает, что эти люди не в состоянии управлять самолетом, в который они сели. О полиции также нельзя сказать, что ее реформировали.

Я разговаривал с дипломатом из одного посольства, который сказал, что хорошо помнит, когда у Петра Алексеевича был очень хороший шанс доказать, что он стоит «на светлой стороне». В тот день, когда запустили патрульную полицию, задержали «бриллиантовых прокуроров». И тот день был рубиконом, когда он должен был сделать выбор, мы доводим это дело до конца.

Весь административный ресурс и влияние власти сегодня нацелено на предохранение этого гнилого режима. Представьте, что у президента был бы такой «смотрящий» в хорошем смысле по судебной реформе, который занимался бы только ею. Результат же был бы хоть какой-то, и уровень судебной власти был бы другим. Но невозможно жить по-новому, а управлять по-старому.

Луценко говорил, что идет в прокуратуру на полтора-два года…

Он надеялся, что его назначат премьер-министром. А теперь надеется выиграть выборы с Порошенко и после них стать премьер-министром или что тот назовет его своим преемником.

Сейчас в прокуратуре нет никакого системного подхода в одном направлении. Такие сторожевые псы режима, как тот же заместитель генпрокурора Столярчук, всегда будут работать не на результат, а имитировать процесс. И в этой ситуации Юрий (речь о Луценко) как раз оказался абсолютно, системным, потому что он сохранил эту систему.

Автор: Павел Вуец

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий