Дмитрий Шоломко: Доходы Google в Украине стремительно растут – на 60% в год в долларах

28.08.2017 – По данным Интернет Ассоциации Украины, Google возглавляет список самых популярных сайтов (доменов) в Украине. По словам директора «Google Украина» Дмитрия Шоломко, количество пользователей поисковой системы и других продуктов Google постоянно растет.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Однако топ-менеджер уверяет: это никак не связано с блокированием российских конкурентов (Yandex), к которому прибегла украинская власть.

О последних тенденциях на рынке интернет – рекламы и стремительном росте мобильного трафика – в разговоре «Главкома» с Дмитрием Шоломко.

Расскажите, как изменилось количество пользователей поисковой системы, продуктов Google после блокирования в Украине доступа к Yandex?

Мы никогда не наблюдали за Yandex и за тем, что они делают. Все 10 лет, что я работаю в Google, конкуренты нас интересовали мало. И мы специально не наблюдали, что стало с нашей клиентской базой после отключения доступов к определенным компаниям.

Вы все же можете дать оценку динамики за последние месяцы.

Все, как всегда. По доступным мне данным, вижу: большого взрыва количества людей, которые никогда не пользовались Google, а после блокировки Yandex пришли к нам, нет. Все потихоньку растет, как и росло. Да и мне кажется, что когда люди хотели что-то найти, то пользовались сразу несколькими сайтами. А если и были такие, что пользовались только Yandex, и если они сейчас вынуждены пользоваться Google, то таких людей было немного, и сейчас их влияние не очень заметно на нашей статистике.

Вы можете оценить работу Google Maps, по крайней мере, как пользователь. После блокировки доступа в Yandex люди возмутились, что нельзя пользоваться Yandex-картами. Причина негодования заключалась в том, что их оценивали лучше гугловских. Вы заметили улучшение в работе Google Maps в последнее время?

Конечно, я пользуюсь картами Google. Пешеходные карты Google нормально работали.

Проблема с картами? Эти продукты полностью принадлежат и управляются из головного офиса Google. У них свои приоритеты, свои ресурсы, свои планы относительно расширения и так далее. В украинском офисе нет никакого доступа к команде, которая этим занимается, и у нас нет обратной связи с ними. Они не спрашивают, что здесь происходит и куда надо бежать.

Все глобальные продукты, такие, как «Карты Google», развиваются с долгосрочными приоритетами и большими целями, которые надо получить на несколько лет. Насколько я знаю, как работают эти продукты, у них много именно цифровых KPI, ключевых показателей эффективности. Они выполняются через инженерные решения, какие-то дополнения к сервисам и так далее. И они работают, как и работали. Американская компания, которая управляет «Картами Google», не будет подстраиваться под наши реалии. Поэтому как развивают карты, я не знаю. Стали они лучше, или хуже — тоже не знаю.

Был достаточно интересный статус-кво, который лично меня устраивал, когда Yandex был гео-компанией Google и был компанией контекстной рекламы. Я несколько раз наблюдал, что таксисты пользовались Yandex, не смотря на то, что он официально запрещен. Поэтому мне кажется, этот статус-кво, на самом деле, сохранился. Я не вижу эффекта от этих запретов, в частности, для таксистов.

Google не пытался сотрудничать с крупными компаниями такси, продвигая именно Google Maps, мотивируя водителей пользоваться именно этим сервисом?

Google не занимается продвижением продуктов как таковых. В «Google Украина» вообще B2C – маркетинг фактически отсутствует. А эксперименты, которые Google несколько лет назад проводил с Google+, не могу сказать, что они были успешны на 100%.

Немало претензий звучало в адрес другого продукта Google. Вы пользуетесь «Google Переводчиком»?

Да. Он нормально работает.

Считаете его качественным?

За прошлый год там произошел значительный прогресс. Он самообучается. Есть translate-бомбы, конечно, но вы можете написать жалобу, на нее оперативно отреагируют.

«С 2014-го темпы роста наших доходов очень сильно ускорились»

Как менялось в последние годы и месяцы количество рекламодателей «Google Украина» и доходы от них?

Независимо от ситуации вокруг Yandex или «ВКонтакте», украинский рынок всегда растет. И наши доходы также стремительно растут. 2014 год был худшим – причины понятны. Но с 2014-го по 2017-й темпы роста очень сильно поднялись. Если говорить о цифрах: рост доходов – где-то на 60% в год в долларах. В гривнах, наверное, так же, потому что валютный курс сейчас более-менее стабильный.

Количество рекламодателей не назову, не знаю этой цифры. Знаю только, что их много, десятки тысяч. Но там сложная ситуация. Есть активные рекламодатели — это одна цифра. Количество аккаунтов в системе — это другая цифра. И много заброшенных аккаунтов, ибо один рекламодатель может в течение года менять до 20 аккаунтов в любом количестве раз. Есть рекламодатели с сотнями, тысячами аккаунтов. Количество аккаунтов, которые можно подсчитать, не являются отражением физического числа клиентов.

Украинский рынок начал стремительно расти. Есть много мнений по этому поводу. Некоторые думают, что он растет, потому что экономика поднимается. Некоторые — наоборот, потому что люди бегут из официального бизнеса в интернет, где легче спрятаться. Но «Google Украина» работает официально, платит налоги. Здесь особо не спрячешься. Мне кажется, просто больше бизнесов осваивают интернет — технологии. Это объясняет то, почему у нас растет количество клиентов.

Вот я сказал о 60%. Насколько я понимаю, это немножко больше, чем рынок в целом растет. К нам больше приходит компаний, чем к другим.

Этот рост в основном идет за счет мобильного трафика?

Мобильный трафик — очень важное дополнение. Но нет таких клиентов, которые никогда не использовали интернет-рекламу, а теперь — бац, и стали делать это мобильно. Все мировые и украинские исследования говорят, что мобильный интернет не заменяет обычный, но дополняет.

Сейчас во всем мире мобильного трафика уже больше, чем традиционного. В Украине пока еще ситуация наоборот. Но цифры мы не считаем. Есть внешние исследования, например, «Интернет Ассоциации Украины». Если не ошибаюсь, по их прогнозам, мобильный трафик в Украине именно по количеству мегабайтов заменит обычный интернет где-то со следующего года. Тенденция четко определена: мобильный интернет становится все важнее.

Украинский бизнес стал больше вкладываться в мобильную рекламу?

Умный бизнес все больше пользуется мобильной рекламой. Украинский рынок — молодой. У нас еще нет четкого распределения: эта индустрия делает это, а эта — другое. Есть много компаний с экспортной моделью бизнеса. Они производят продукты, где трудно использовать мобильные решения. Рост использования мобильных технологий происходит в розничных продажах. Это наши самые активные и полны энтузиазмом клиенты, которые осваивают мобильные технологии быстрее.

Как на конъюнктуру этого рынка повлияло появление 3G в Украине?

Честно говоря, я был скептиком, думал, что появление 3G не ускорит рост мобильного рынка. Но получилась интересная ситуация. 3G вызвал энтузиазм у компаний, которые продают мобильные телефоны, самые простые смартфоны. И бум использования мобильного интернета спровоцирован именно бумом продаж дешевых смартфонов. Поэтому хоть и не прямая, но связь между большим использованием мобильного интернета и появлением 3G существует.

Сколько украинцев сегодня имеют смартфоны?

Наша компания — Google — проводила такие исследования. Последняя цифра была, насколько помню, 43% пользователей мобильного интернета используют смартфоны.  Причем этот рост больше, чем в два раза за год. Год назад их было не более 20%. И 43% — это было в марте. Эта цифра динамична. Может, сейчас уже и 48%.

Как сейчас в Google растут цены на рекламу?

Это тоже достаточно сложная формула: размещение рекламы происходит в разных форматах.

Подавляющее большинство рекламы все же продается аукционным способом. Аукцион зависит от наличия трафика, наличия пользователей, заинтересованности рекламодателя, который существует в этом секторе рекламы.

Но бывают и парадоксы. Например: рекламные доходы YouTube для нас – это такая жертва популярности YouTube. Потому что количество пользователей YouTube растет гораздо быстрее, чем количество рекламодателей, готовых вкладывать деньги в рекламу на YouTube. Именно поэтому цена размещения рекламы на YouTube снизилась.

Но есть и другие секторы, где наоборот цены растут. Например, мобильная реклама еще год назад была очень дешевая. И она постоянно растет по количеству пользователей, и там гораздо больше появляется новых рекламодателей. Вот там, в нескольких направлениях цена растет.

Поэтому, скажем, средняя цена рекламы в Google фактически не меняется. Но это как средняя температура по больнице, понимаете? Потому что много разных форматов, продуктов.

Почему рекламодатели, несмотря на рост количества пользователей, не любят YouTube?

Сложно, много ограничений, видео креативы более тяжелые, чем текстовые, в них надо вкладывать больше инвестиций, чем в текстовые баннеры и так далее. У нас рекламный бизнес сейчас растет в основном за счет малых и средних компаний. А видео, телевизионная реклама — это уже большие компании, у них есть возможность это делать. Малому и среднему бизнесу это делать сложно. Текстовый баннер для мобильных телефонов гораздо легче сделать.

Площадки, размещающие рекламу в Google, жалуются, что иногда их штрафуют за то, что реклама появляется в контенте, она нарушает правила Google. И при этом никаких разъяснений — в чем, собственно, нарушение, и в каком именно контенте оно зафиксировано — не предоставляется.

Здесь надо общаться с поддержкой. Есть механизм апелляции на любой продукт Google. В каждом случае надо смотреть на контекст. Но, скажем, есть базовые правила для партнеров, которые размещают рекламу Google, которые нарушать нельзя. Это все очень жестко. Например, нельзя размещать рекламные блоки Google на динамическом контенте, речь о чатах и мессенджерах. Потому что там может вылезти все, что угодно, а Google не хочет ассоциировать себя с контентом, который не модерируется. Это — простейший пример ситуации, когда Google может без объяснения, даже если нарушений не было, закрыть аккаунт. Надо очень внимательно читать правила перед тем, как запускать какой-то гугловский сервис, потому что политика здесь  жесткая.

«Политические фигуры, даже во время выборов, людей интересуют меньше, чем звезды шоу-бизнеса»

Что украинцы в основном сейчас ищут в Google?

Люди ищут оперативные новости, какие-то важные вещи или шоу и сериалы. Это может быть реакция на какие-то события. А события могут быть разные: «Евровидение», спортивные соревнования, большой политический скандал, скандал с участием селебритиз. Бывают сезонные вещи. Вот в определенный период года в топах постоянно ВНО. И, если делать обобщение, то это все-таки, как правило, фильмы, шоу, сериалы.

И существенных изменений в этой тенденции нет?

Нет. Уже восемь лет подряд, как мы за этим наблюдаем, — никаких изменений. Мы тогда очень сильно удивились: политические фигуры, даже во время выборов, людей интересуют меньше, чем звезды шоу-бизнеса.

Эта тенденция присуща всем странам? Есть ли нации, которых, условно говоря, не так интересуют телешоу?

Всем. Все же для большого количества населения мира интернет, прежде всего — это источник вдохновения и развлечений. Именно поэтому фильмы, сериалы и шоу «рулят».

Если анализировать результаты запросов украинцев, например, за каждую неделю, то часто в топе оказываются российские звезды. Россия продолжает формировать нашу повестку дня?

Думаю, это вопрос не ко мне, а к Министерству культуры.

Мне кажется, что спрос на украинский контент увеличивается. Например, мы часто видим в топах и украинские шоу, которые делают наши каналы – «Голос страны», например, украинские сериалы. По моему мнению, все зависит от качества контента, который производится в Украине. И также мне кажется, украинская молодежь намного больше читает и использует украинский контент, чем поколение 45+.

Например, многие люди ищут Google в Google. Почему люди так делают? У меня однажды возникла такая необходимость, я искал какой-то гугловский сервис Google, и мой поиск также добавился к предыдущим поискам Google в Google. Значит, если человек ищет какого-то политика, человека в Google, он не обязательно забивает только имя, там же может быть еще и какая-то детализация.

Меня еще интересует такая ситуация, которая прослеживается во всем мире, — иногда фиксируются пики популярности, которые нескоро спадают, относительно умерших людей. Жил себе человек, был актером, музыкантом или просто популярным, и умер. Все поисковые запросы растут. Идет такая запоздалая популярность. И это очень сильно также влияет на тенденции. В 2016 году много известных людей умерло. Наши запросы были фактически забиты теми, кто умер. Украинцы в этом случае такие же люди, как и во всем мире.

Планирует ли Google при выдаче информации по запросам пользователей выдавать первой информацию на украинском языке? Сейчас, чтобы получить ответ на запрос на украинском языке на украинском сайте, надо в настройках выбирать Украину. Не будет ли Google это делать самостоятельно?

А зачем, если можно выбрать в настройках Украину? Не все люди из Украины интересуются только Украиной.

Значит, «Google Украина» не видит украинизацию интернета своей миссией?

Мы – небольшое представительство американской компании. Мы не будем идти со своим уставом в чужой монастырь. Популяризацией украинского языка и культуры должно заниматься украинское общество. Мы, сотрудники компании Google, как часть этого общества – этим занимаемся. В американской компании Google есть принципы. И они мне чаще нравятся.

К чему я все это говорю? Не Google должен говорить украинцам, что надо пользоваться украинским языком. До сих пор большое количество людей по привычке пользуются русским языком, выставляют российские интерфейсы, а потом предъявляют какие-то претензии к Google. Но у нас механизм очень простой. Хотите получать украинский контент, быть частью украинского Интернета? Ставьте в настройках: Украина и украинский язык.

Блокировки определенного контента в связи с войной на востоке Украины не предвидятся?

Google в каждой стране, в которой работает, выполняет местные законы.

Мы можем заблокировать, например, детскую порнографию, торговлю наркотиками. Все, что противоречит закону, мы блокируем. Другое дело, что не все законы еще приняты. Если в законе прописано, что мы это должны блокировать, и к нам поступает письмо, в котором нас просят что-то заблокировать, мы блокируем. Но, насколько я знаю, именно украинская политика блокировки контента мягче, чем в некоторых других государствах. У нас фактически на уровне законов четких правил или обязательств относительно блокировки провайдеров или контента вообще нет. Знаю, что такие проекты законов имеются в Раде.

«Мягкая» Украина и в плане получения доступа к личным данным. Правоохранительные органы за 2016 год направили запросы относительно раскрытия данных лишь 28 пользователей (российские и американские спецслужбы попытались получить доступ к 392 и 27272 аккаунтам, соответственно). Что надо «натворить» человеку, чтобы правоохранители им заинтересовались в интернете?

Как я говорил, мы не управляем гугловскими продуктами. Все эти запросы идут в Калифорнию.

Упомянутые 28 запросов дошли в США. Что именно там спрашивали – я не знаю. Какие запросы были удовлетворены – тоже не знаю. Но каким образом Google работает? Если это действительно связано с опасностью для жизни человека, с планированием террористических актов, конечно, данные будут блокироваться.

Несколько лет назад Google запустил голосовой поиск на украинском языке. Востребован ли он?

Голосовой поиск работает и работает хорошо. Именно на украинском языке. Им пользуются все больше и больше. По данным центральной команды маркетинга, количество таких поисков у нас растет сильно, хотя их все еще и мало. Это связано с тем, что технологии довольно медленно адаптируются, необходимо хорошее качество интернета. А в Украине сеть пока все еще строится.

Google проводил Mobile Academy в разных городах Украины. Расскажите об этом проекте и его практических результатах.

Мы проводим много образовательных акций, инициатив для бизнеса. И Mobile Academy была частью этой глобальной инициативы. Это образовательная инициатива для людей, которые хотят научиться делать какой-то бизнес в интернете. В Украине эта инициатива немного кастомизирована под местные нужды — мы запустили платформу Digital Workshop – бизнес-образование для малого и среднего бизнеса или для энтузиастов бизнеса. Mobile Academy мы делали год назад, дальше будем что-то другое делать.

Расскажите о проекте «Цифровое преобразование регионов», который тоже внедряет Google.

«Цифровое преобразование регионов» – более комплексные проекты, связанные с пропагандой технологий интернета для общественного развития регионов. Через эту инициативу нам удается строить интересные связи между властью, обществом, гражданским обществом. Вместе вокруг интернета они делают какие-то интересные вещи. Плюс, наши коллеги-энтузиасты делают сайты, которые показывают наглядно, каким образом интернет может помогать.

Мы сделали туристические сайты для городов Херсона, Николаева, Кропивницкого, Ровно, Винницы. Также для Ивано-Франковской, Одесской, Черкасской, Львовской областей. Мы показываем наглядно, каким образом интернет может быть полезен для конкретного региона. Люди, которые занимаются туристическим бизнесом в Херсоне, были очень удивлены. Потому что после того, как мы запустили сайт о туризме, количество туристов в эти местности выросло за год почти вдвое. И много людей потом говорили, что они именно поэтому поехали посмотреть Херсон, потому что видели этот сайт.

Кроме того, в течение этой инициативы поднимается много вопросов по экологической безопасности, эффективному использованию ресурсов, инвестиций, поощрении людей вкладывать в проекты. Для нескольких областей мы делали карту инвестиционной привлекательности.

Сейчас продвигаем хорошую тему — делаем карту доступных мест для людей с особыми потребностями. Начали с Винницкой области. Будем идти с ней дальше в регионы. Таким образом, помогаем местным активистам, которые занимаются этими вопросами. Мы предоставляем им наши технологии и возможность делать свое дело немного лучше.

Сколько в этот проект Google вкладывает средств?

Когда мы идем в какую-то инициативу, которую надо поддержать финансово, мы показываем людям, где найти эти финансы. Мы участвуем в этих проектах лишь доступом к технологиям и немного пиаром.

Еще один интересный проект Google — виртуальные 3D-экскурсии по музеям под открытым небом. В него вы тоже «вкладываете» лишь доступ к ресурсам?

Мы финансируем это, когда оплачиваем работу и использование технологий. И дальше мы не берем эти проекты себе на баланс. Ими занимаются те, кто запускал их с нами и работает дальше.

Если говорить именно о виртуальных экскурсиях по музеям — то это еще одна отдельная инициатива. Она называется «Аутентичная Украина». Как-то мы сделали большой сайт для Ольвии на Николаевщине, и, мне кажется, что именно Ольвия вдохновила нас на то, чтобы сделать музеи под открытым небом отдельной инициативой. Это мы делаем для души. Оцифровка музеев интересует пользователей, она очень популярна. И мы понимаем, что можем таким образом привлечь внимание к этим музеям. Особенно это касается музеев в регионах.

«У Украины есть большой «плюс» — мы дешевле других. Но «плюс» ли это?»

Как вы можете прокомментировать прекращение эксперимента Facebook с искусственным интеллектом, с поддержкой чат ботов, которые должны были общаться между собой на английском, но начали создавать свой собственный язык? Целесообразным ли было это?

В Google тоже много экспериментов с искусственным интеллектом.

Ваши роботы еще не придумали собственного языка?

Нет.

Это «плюс» или «минус»?

Я — программист по образованию, и мне не показалось, что это – собственная речь. Это очень ранние эксперименты, это еще нельзя назвать большим прорывом. Вообще, были такие эксперименты, когда чат боты друг с другом разговаривали и поссорились очень сильно. Пока что это весело.

Искусственный интеллект — это такая тенденция, с которой надо жить дальше. Конечно, есть много положительных моментов в искусственном интеллекте, но есть и много негативных ожиданий. Например, есть устойчивое ожидание, что очень многие специальности просто исчезнут, потому, что роботы заменят людей. Но есть такие специальности, которые никогда не исчезнут, потому что роботы не могут заменить их. Роботы никогда не заменят руководителей высшего звена или журналистов.

Именно поэтому компания Google финансирует проект, который будет использовать искусственный интеллект для автоматического написания новостей?

Ну, написание новостей и журналистика – разные вещи. Контент можно наполнять автоматически.

Если вы посмотрите отчеты международных компаний, занимающихся исследованиями по этому поводу, то именно вероятность заменить людей креативных профессий или специалистов, которые принимают решения, очень низкая. Другие профессии заменяются легко. Журналистов, фотографов, музыкантов заменить нельзя. Знаю, что проходят и эксперименты с музыкой, но это все не то. Интеллект не равен сознанию.

Вы постоянно акцентируете внимание на том, что не интересуетесь тем, что делает Yandex или другие компании. Но кого сегодня считаете конкурентом Google?

Google – очень комплексная компания с большим количеством продуктов. В каждом сегменте, где мы работаем, есть конкуренция. По мобильной связи нашими конкурентами, конечно, являются компании, которые разрабатывают смартфоны. Если говорить о видео, то есть много видеохостов. Если говорить о конкуренции на глобальном уровне, то высокую конкуренцию составляют компании, которые строят собственные экосистемы. А их в мире уже много. Это и Facebook, и Amazon, и Apple. И они, скажем так, все конкуренты среди экосистем.

Почему когда украинец, который звонит в поддержку Google, должен звонить в Польшу? Не выгоднее ли было бы разместить этих людей в Украине?

Но вы звоните на украинский номер. И немцы, шведы, русские, другие – тоже в Польшу звонят. Польшу выбрали глобальным центром поддержки. Там легче посадить 800 людей в одно место и одновременно их обучать тем самым технологиям. Это эффект масштаба.

Так же в Google фактически не осталось и маленьких центров разработки, а остались только крупные хабы. Легче набирать людей, обучать их чему-то, когда это делается масштабно.

У Украины есть большой «плюс» – мы дешевле других. Но «плюс» ли это? И Google не думает категориями «дешевле» – «не дешевле». Более того, если говорить именно о комфорте, то любая страна Евросоюза для поддержки именно Евросоюза, с точки зрения законов, намного комфортнее, чем та, что не является частью ЕС. И не думаю, что это возможно – побудить немца приехать работать в Украину. Google рассматривал несколько стран: и Польшу, и Чехию, и Венгрию, и Австрию. И с точки зрения логистики, удобства для наемных людей, кажется, из 45 стран, выбрали Польшу.

Расширение украинского офиса Google не планируется?

Трудно сейчас сказать. Нам пока удается справиться тем ресурсом, который у нас есть.

Как молодому специалисту попасть на работу в Google?

Сайт careers.google.com. Там можно найти себе позицию. В Google нет никакого ограничения относительно того, откуда этот человек. Если у человека есть талант, и есть позиция, которая ему подходит, он соответствует критериям, его примут.

К нам много людей приходило на стажировку. Большинство из тех, кто проходит стажировку, остаются в Google.

Какой конкурс на вакансии в Google? Когда-то называли безумную цифру: 10 тысяч на одно место.

Может быть. Ко мне наши интерны попадают сильно «отфильтрованными». Я не знаю, сколько заявок было в начале.

Автор: Катерина Пешко

Источник: «Главком»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий