«Евросироты»: с чем сталкиваются дети украинских трудовых мигрантов

13.05.2017 – Социальные сироты, дети трудовых мигрантов, или, как называют их наши соседи-поляки – «евросироты». По оценке различных источников от 200 тысяч до нескольких миллионов украинских детей имеют одного или обоих родителей, работающих за рубежом.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

 Причины вполне понятны: экономический и политический кризис, в котором не первый год находится наше государство, и растущая безработица заставляют все больше украинцев отправляться в Россию, Польшу, Италию, Германию и другие страны искать лучшей доли.

 По словам Александры Слободян, эксперта по миграции аналитического центра CEDOS, только в 2016-м году 700 тысяч наших соотечественников уехало работать за границу.

 МИД Украины прогнозирует, что, если экономические условия в стране не улучшатся, эта цифра и дальше будет расти.

 Вряд ли кому придет в голову обвинять родителей в том, что они «покинули» детей дома.

 Тем более что такое решение зачастую принимается исходя из соображений о лучшем будущем для ребенка. Согласно данным исследований международного правозащитного центра «Ла Страда – Украина», среди причин отъезда за границу трудовые мигранты называют желание заработать деньги на обучение детей (86%), приобретение или строительство жилья для семьи (72%), или просто обеспечения повседневных потребностей своих потомков (69%).

 Валютные поступления из-за границы, действительно, на некоторое время решают проблемы материального благосостояния «евросирот», но все ли можно купить за евро?

 Психологи и социальные работники давно бьют тревогу, пытаясь привлечь внимание правительства и общества к психоэмоциональным проблемам детей, чьи родители долгое время находятся за рубежом.

 Исследования показывают, что этим детям часто присуще чувство вины: они считают себя виновными в том, что родителям приходится работать в другой стране.

 У них возникают проблемы социализации, которые, в свою очередь, накладывают отпечаток на общение со сверстниками, школьные успехи, мотивацию в учебе, самооценку, и тому подобное.

 ДОСТАТОЧНО ЛИ МАМЫ ПО SKYPE?

 С одной стороны, желание родителей обеспечить материальное благополучие для своих детей, кажется, выполнено.

 Больше половины детей из семей, где один или двое родителей работают в другой стране, утверждают, что их семья живет довольно обеспеченно, и лишь 12% подростков ответили, что имеют дома финансовые осложнения.

 Подавляющее большинство детей трудовых мигрантов (почти 63%) имеют собственные ноутбуки – это несколько чаще, чем дети, которые живут с родителями и в половине случаев имеют компьютер в совместном пользовании с другими членами семьи.

 Несмотря на то, что родители, которые работают за границей – феномен более характерный для малых городов и сельской местности, 92% детей ответили, что имеют доступ к сети Интернет, ведь для многих Skype является главным средством связи с родителями.

 Известно много случаев, когда матери делают с детьми по Skype домашние задания или даже присматривают за малыми детьми.

 Но может ли виртуальная забота заменить реальное присутствие родителей?

 Цифры говорят, что нет, и подтверждают опасения психологов.

 В июне 2016 года в Украине был проведен опрос, который охватил более 50 тысяч выпускников школ. Среди них были и дети, чьи отец, мать, или оба родителя работают за границей. Полученные результаты говорят за себя: средний балл ВНО выпускников, у которых оба родители работают за границей, примерно на 10 баллов – а это 10% всей шкалы оценивания – ниже, чем у их сверстников, у кого родители живут вместе с ними.

 Отдельно следует заметить, что, согласно результатам исследования, кто именно из родителей работает за границей – отец или мать – не одинаково влияет на жизнь ребенка.

Это можно увидеть, прежде всего, уже сравнивая результаты обучения выпускников: средний результат тех учеников, чья мать работает за границей, на 8 баллов ниже, чем у детей с обеими родителями в Украине (средний балл – 142).

 Если мать живет с ребенком, а отец работает за границей, отрицательная связь с результатами тестов не такая сильная, тогда как наихудшая ситуация у детей, у которых по какой-то причине матери вообще нет, а отец был вынужден поехать работать в другую страну (средний балл – 136).

 О чем еще рассказывают нам эти цифры?

 Именно отсутствие матери ощущается детьми больнее всего: это объясняется и эмоциональной связью матери с детьми, и тем, что кроме матерей, кажется, в семьях нет кому, заниматься с ребенком, проверять домашние задания или же интересоваться школьными успехами и вместе переживать неудачи.

 К сожалению, несмотря на то, что матери, которые работают за рубежом, часто являются главными кормилицами всей семьи, это, очевидно, не имеет значительного влияния на «традиционное» гендерное разделение труда, согласно которому именно женщины берут на себя заботу о детях.

 Принимая во внимание постоянную феминизации трудовой миграции в Украине (в 2013 году не менее 35% украинской трудовой миграции составили женщины), при условии отсутствия социальных инициатив, которые бы продвигали и поощряли смену традиционного разделения сфер ответственности дома и активное привлечение мужчин к воспитанию потомков, положение детей трудовых мигрантов будет только ухудшаться.

 А КАК У СОСЕДЕЙ?

 Термин «евросироты» не зря был одолжен у соседней Польши: уже с падением железного занавеса в конце 80-х тысячи людей из Польши, Румынии, Болгарии, Латвии и Литвы направились на Запад на поиски работы.

 После присоединения этих стран к Европейскому Союзу в 2004 и 2007 годах этот тренд усилился, и проблема брошенных детей трудовых мигрантов превратилась из национальной проблемы в общеевропейскую, которую теперь пытаются решать на наднациональном уровне.

 Сегодня только в Румынии, Болгарии и Польши по оценкам различных неправительственных организаций от 500 тысяч до миллиона детей растут в неполных семьях, пока их родители работают в Великобритании, Германии, странах Скандинавии.

 В Румынии, где по оценкам Фонда Сороса около 300 тысяч евросирот, уже в 90-е годы было учреждено рекордное количество неправительственных организаций и институтов опеки за детьми трудовых мигрантов.

 По инициативе и поддержке таких организаций в 2005 году Национальный департамент защиты прав ребенка и Министерство труда Румынии подписали соглашение, согласно которому родители, выезжающие за границу, должны перед этим назначить официального опекуна, который будет отвечать за благосостояние ребенка, пока родителей нет в стране.

 К сожалению, документ, что выглядит очень эффективным на бумаге, оказался неспособным на практике. Возникла, прежде всего, проблема обнаружения и мониторинга детей трудовых мигрантов, вызванная нехваткой денежных и человеческих ресурсов. Недостаточная координация связей ответственных институтов привела к тому, что  решение проблемы осталось лишь в планах соглашения.

 Сейчас наиболее активными защитниками прав детей трудовых мигрантов в Румынии остаются именно неправительственные организации, которые в большинстве своем получают финансирование из-за рубежа. Это международная платформа «Спаси детей» (Organizatia Salvati Copiii/Save the children Romania) и неправительственная организация «Социальная Альтернатива» (Alternative Sociale Association), которая запустила программу «Один дома» (Home alone) для борьбы с негативными последствиями трудовой миграции родителей.

 «Социальная Альтернатива» занимается предоставлением услуг для детей трудовых мигрантов и их родителей или опекунов, проводит социальные кампании по повышению уровня информированности населения, проводит тренинги для психологов и социальных работников и пытается добиться внедрения улучшения законодательства относительно предотвращения разлуки родителей с детьми и помощи социальным сиротам.

 В Литве примерно 5% детей (а это около 20 тысяч) имеют родителей, которые являются трудовыми мигрантами – только с 2011 по 2016 годы более 200 тысяч граждан страны уехали работать в Великобританию, Ирландию, Норвегию и другие западноевропейские государства.

 Из-за финансового кризиса 2007-2008 года экономическая ситуация в стране значительно ухудшилась, и количество родителей-эмигрантов, вынужденных расстаться с детьми, начало резко расти. Поэтому уже в 2007 году литовское правительство приняло закон, который требовал от родителей уведомлять местные органы власти каждый раз, когда дети на долгое время оставались под опекой дедушек и бабушек, или других родственников и знакомых.

 До принятия закона по всей стране нередкими были случаи, когда учителя, заметив ухудшение результатов обучения или проблемы с поведением детей, обнаруживали, что эти дети на самом деле уже некоторое время живут без родителей.

 Такие дети чаще оказывались в исправительных учреждениях, потому что при отсутствии родителей другие родственники не имели авторитета у подростков и не могли заставить их соблюдать дисциплину.

 Одним из способов улучшения ситуации стало открытие специальных центров для молодежи.

 Раньше в стране были только детские центры, сейчас их более 170, но подростки отказывались их посещать, потому, что большинство детей там были намного младше них.

 Тогда на деньги, предоставленные Норвегией и Евросоюзом, были открыты первые молодежные центры, где подростки могут встречаться с друзьями, участвовать в различных мероприятиях, или просто пообщаться с взрослыми, психологами и социальными работниками.

 Подростки создают собственные музыкальные группы, готовят вместе с друзьями, или даже вместе убирают дома – таким образом, психологи пытаются создать для них повседневную домашнюю рутину, которая является такой привычной для их сверстников.

 КАК РЕГУЛИРУЕТСЯ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕТЕЙ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ В УКРАИНЕ?

 Проблема «евросиротства» для Украины совсем не нова, однако до 2016 года в нашем государстве даже не было официального статуса «ребенок трудовых мигрантов» или «социальная сирота».

 Лишь с 1 января 2016 года в Украине вступил в силу закон «О внешней трудовой миграции», в котором впервые упоминаются дети трудовых мигрантов и их права.

 Впрочем, хотя этот закон гарантирует защиту социальных прав детей трудовых мигрантов, в том числе право на удовлетворение их национально-культурных, образовательных, духовных и языковых потребностей», в документе не прописан механизм, благодаря которому эти потребности должны осуществляться, так же не понятно, на какие средства это будет происходить.

 Более того, закон пока что не предлагает путей решения первоочередных проблем.

 Например, в отличие от других стран, у нас до сих пор не существует института временной опеки детей трудовых мигрантов. Ребенок, чьи родители уехали работать за границу, может оказаться без законных представителей опеки. Которые могли бы защитить его права и гарантии, те, что  получают другие дети.

 Международная правозащитная организация «Ла Страда – Украина» с 2007 года пытается инициировать создание такого института, который бы на определенное время обязывал бы назначенного человека заниматься проблемами и потребностями социальных сирот.

 К сожалению, на момент, когда была предложена эта инициатива, она не только не нашла государственной поддержки, но и встретила сопротивление групп, которые утверждали, что под прикрытием этого института у родителей незаконным образом будут отбирать детей.

Более того, одно только создание такого института без сопутствующего решения других проблем, по словам социолога Каролины Ковязиной, может привести к повышению уровня нелегальной трудовой миграции или коррупции на местах, потому что родители постараются избежать передачи детей под опеку.

 К числу первоочередных проблем в сфере работы с социальными сиротами можно отнести и отсутствие социальных центров и организаций, которые бы поддерживались государством, для оказания помощи детям трудовых мигрантов.

 На сегодня в регионах, где зарегистрировано больше всего трудовых мигрантов (Волынская, Хмельницкая, Тернопольская, Черновицкая, Закарпатские области) социальных служб даже меньше, чем в регионах, где эта проблема не стоит так остро.

 Лидером по помощи «евросиротам» в этих областях остается благотворительный фонд «Каритас». В их активе больше 10 лет активного опыта работы с детьми и семьями трудовых мигрантов, а в 2014 году «Каритас» презентовал учебно-методическое пособие «Исцеляя раны» социально-психологического сопровождения детей трудовых мигрантов.

 Несмотря на много призывов к этому со стороны ученых и экспертов, до сегодня подобного руководства на государственном уровне, которое бы одобрило Министерство социальной политики, принято не было, хотя оно пригодилось бы как учителям школ, так и психологам и социальным работникам.

 ЧТО ДАЛЬШЕ?

 Как видим из опыта соседних стран, проблема детей трудовых мигрантов уже превратилась в общеевропейскую проблему, и пока не имеет простого решения.

 Финансовый кризис, ухудшение условий труда и растущая безработица заставляют работников оставлять детей дома и отправляться в другие страны.

 Вполне логично, что именно в странах с тяжелым экономическим положением продолжает не хватать ресурсов на открытие социальных центров для работы с социальными сиротами и переподготовку специалистов по разработке научно-методических материалов для них.

 Есть ли выход из этого замкнутого круга?

 Едва ли не первой проблемой, требующей решения, является отсутствие эффективной методики учета детей трудовых мигрантов, ведь для того, чтобы помочь им, этих детей сначала надо найти.

 Одним из путей решения этого вопроса могло бы стать более тесное взаимодействие государства с общественными организациями, фондами и научно-аналитическими центрами, которые уже активно работают с этой группой детей или проводят соответствующие исследования и получают на это финансовую и информационно-техническую поддержку от международных организаций и институтов.

 Более того, все предыдущие исследования указывают на то, что дети трудовых мигрантов являются уязвимой категорией, которая требует отдельной, специальной помощи государства, и это особенно ощущается в небольших городах и селах, где вообще пока что не созданы условия для развития детей и молодежи.

 Безусловно, уже сейчас необходимо разработать государственные меры помощи детям, чьи родители работают за границей, и привлечь к разработке и выполнению таких мероприятий психологов и педагогов из организаций, которые уже общаются и работают с этими детьми.

 К сожалению, в Украине все еще наблюдается такая тенденция, что государственные органы не прислушиваются к рекомендациям и советам общественных организаций и независимых экспертов, какими бы обоснованными они не были.

 Сотрудничество с ними и заимствование удачного опыта и практик в соседних странах могли бы иметь положительные последствия. Например, по созданию специальных социальных центров, подготовки специалистов для работы в них, переподготовки уже работающих психологов, работников школ и тому подобное.

 В 2013 году в рейтинге «Книга года» вошел презентованный Галиной Малик и другими сборник рассказов «Мама по скайпу», в котором описаны реальные истории украинских семей.

 Книга начиналась строками из письма одиннадцатилетнего мальчика из села под Черновцами: «Мама не живет теперь с нами, потому что она на заработках в Италии. Когда приезжает в гости домой, то говорит, что Италия очень красивая, солнечная страна. Но для меня эта страна чужая, далекая и совсем не солнечная, потому, что она забрала мою маму».

 По результатам опроса выпускников школ в 2016 году, среди детей трудовых мигрантов намного больше тех, кто хочет после окончания школы уехать учиться и работать за границу – более 9% (в сравнении с 3,6% среди других школьников).

 Итак, несмотря на нелюбовь к стране, которая отбирает их родителей, выпускники склонны считать, что там их ожидают лучшие условия, чем дома.

 Кстати, в соседней Польше, где по последним исследованиям каждый пятый ребенок имеет хотя бы одного из родителей, работающих за рубежом, уже 39% всех школьников и 44% выпускников школ заявляют о готовности покинуть страну и повторить опыт своих родителей.

Согласно результатам исследования аналитического центра CEDOS динамика роста по отъезду украинской молодежи на обучение в зарубежные вузы с 2009 по 2015 годы составила 129% с особо стремительным приростом за последние два года.

 По состоянию на 2014/2015 учебный год за границей учились уже 59 648 украинцев и украинок, и исследование актуальных тенденций позволяет предположить, что цифры за 2016/2017 учебный год будут еще выше.

 Среди таких студентов есть и много таких, которые едут учиться за границу для того, чтобы воссоединиться с семьей, например, родителями, работающими в других странах.

 Конечно, при отсутствии государственной политики по созданию качественных рабочих мест в Украине в построении эффективного взаимодействия с трудовыми мигрантами и их детьми, очень высока вероятность того, что такие семьи будут оставаться за рубежом.

 Впрочем, хочется верить, что принятие закона «О внешней трудовой миграции» был лишь первым шагом на пути к разработке и воплощению в жизнь мероприятий по помощи «евросиротам».

 Автор: Марина Шевцова, стажерка аналитического центра CEDOS

 Источник: «Украинская правда. Жизнь»

 Перевод: BusinessForecast.by

 При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий