Фиксированный, плавающий, падающий курс: когда остановится падение украинской гривны?

04.04.2016 – Несмотря на то, что правительство и Национальный банк Украины в конце прошлого года декларировали одним из своих основных достижений макроэкономическую стабилизацию, общество и бизнес ее так и не дождались. В начале февраля курс на межбанке пересек отметку в 26 гривен за 1 доллар, а в начале марта валюта торгуется уже выше 27 гривен за 1 доллар (в начале апреля в районе 26 гривен за 1 доллар).

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Хотя еще несколько месяцев назад, Минфин Украины заложил в бюджет согласованный с Международным валютным фондом курс в коридоре 24,1-24,4 гривен.

Несмотря на то, что стабильность национальной валюты является одним из важнейших индикаторов инвестиционной привлекательности стран, регулятор де-факто от задачи поддерживать обменный курс отстранился.

Однако стоит признать, что инструментов для поддержания обменного курса национальной валюты у Национального банка Украины (НБУ) недостаточно.

Неоправданные ожидания

Регулятор в нынешних колебаниях курса проблемы не видит. «Рынок сам находит равновесие» – спокойно объясняет председатель НБУ Валерия Гонтарева. Среди нынешних вызовов национальной валюты глава НБУ называет новые фундаментальные факторы, в частности – ухудшение внешней конъюнктуры, снижение цен на сырьевых рынках и закрытие России для украинских экспортеров, что отразилось на платежном балансе страны.

Среди дополнительных факторов – избыточная ликвидность, которая была «вброшена» в систему Министерством финансов в начале января в размере 30 миллиардов гривен.

Читайте также: Как торговать валютами, акциями, облигациями и криптовалютами в Alpari и Forex Club 

Учебные курсы по торговле на валютном рынке Forex 

Книги по трейдингу на финансовых рынках в издательствах «Альпина Паблишер», «Читай-город», «Бамбук» (Украина), Yakaboo (Украина), «Букля» (Украина)

Однако ждать новых вызовов национальной валюте долго не пришлось.

«В феврале кроме фундаментальных факторов, таких как низкие цены на продукцию украинского экспорта на обменный курс начали влиять и чисто внутренние факторы. Политический кризис, в который вошла Украина после заявлений об отставке министров, повысил опасения, в том числе, и относительно следующего транша МВФ. И, несмотря на то, что премьер-министр Арсений Яценюк сохранил за собой место, явная разбалансировка в политических кругах наблюдается», – говорит руководитель отдела по работе с долговыми инструментами на локальном рынке ИК Concorde Capital Юрий Товстенко.

В отличие от власти менее спокойно себя чувствует население и бизнес.

Нынешняя монетарная политика НБУ вместе с экономическими неурядицами лишила национальную валюту одной из важнейших функций, а именно – функции накопления.

Инфляция потребительских цен в прошлом году составляла 43,3% в годовом выражении, что в два раза превышает среднюю процентную ставку по депозитам.

В такой ситуации, одним из немногих способов для сохранения собственных сбережений остается покупка валюты, что вытекает в дополнительную нагрузку на обменный курс гривны и лишь усиливает «долларизацию» экономики.

Да и «гибким» нынешнее курсообразование назвать трудно, потому что сама «гибкость» уже третий год де-факто представляет собой постоянное ослабление.

Не помогает даже МВФ

Одним из важнейших индикаторов для устойчивости национальной валюты является уравновешенный платежный баланс страны, включая торговый баланс и сальдо финансового счета.

С 2010 года дефицит текущего счета платежного баланса Украины перекрывался профицитом по финансовому счету. Однако это уменьшало золотовалютные резервы НБУ и наращивало проблему внешнего долга.

В результате чего Украина потеряла доступ к внешним рынкам капитала. Одним из последствий этого было то, что прежняя власть страны была вынуждена договариваться о политическом кредите в размере $15 миллиардов от Российской Федерации, который откладывал хроническую болезнь платежного баланса страны, однако никак ее не решал.

После революции достоинства, получение политических кредитов от РФ стали невозможны, или нецелесообразны. Компенсировать их должна была программа полноценного сотрудничества с МВФ Stand-by объемом в $17 млрд.

Непопулярной мерой программы для решения проблемы платежного баланса был отказ от фиксированного курса валюты, и переход к «рыночному» в рамках режима инфляционного таргетирования, суть которого заключается в контроле инфляции, но не курса национальной валюты.

Однако задекларированный правительством курс на уровне 10 гривен за доллар быстро стал «рыночным», постепенно девальвировавшись до 20 гривен за 1 доллар, несмотря на введенные административные ограничения, такие как лимитированная продажа валюты населению.

Это в свою очередь стало усиливать роль теневого рынка валюты. Программа Stand-by «забуксовала» уже в конце 2014 года, в то время, как боевые действия на востоке страны стали основным катализатором оттока капитала и падения экономики.

В начале 2015 года было окончательно понятно, что программа Фонда в Украине не работает. Паника на валютном рынке достигла своего апогея в конце февраля – начале марта, когда межбанковский рынок пересекал отметку в 30 гривен за 1 доллар. На наличном рынке цена доллара достигала 40 гривен.

В конце апреля 2015 года МВФ согласовал новую расширенную программу сотрудничества с Украиной – EFF. Ею предусматривалось финансирование Украины на сумму в $25 миллиардов на четыре года, еще $15 миллиардов Украина должна сэкономить для уравновешивания платежного баланса благодаря реструктуризации внешнего коммерческого долга.

Благодаря новой программе, НБУ надеялся держать курс в коридоре 21-22 гривен за доллар, что позволяло бы сдерживать инфляцию на уровне до 30%. Тогда бюджет страны был построен на оптимистическом сценарии, который предполагал падение ВВП на 5,5% при инфляции 26,7%.

Два других правительственных сценария предполагали падение ВВП на 8,6% и 11,9% при инфляции 38,1% и 42,8% соответственно. И в результате оправдался пессимистический сценарий, что позволяет говорить о том, что регулятор со своей задачей не справился.

Курс будущего

С этого года НБУ уже фактически задекларировал, что его целью, в рамках политики валютного таргетирования, является достижение целевого показателя инфляции, который бы не превышал 12%, а в 2017 году – 8%. Фактически это означает, что НБУ должен не допускать дальнейшей девальвации. Однако уже сейчас большинство экспертов констатирует, что достичь этой цели НБУ вряд ли сможет.

Регулятор с пессимизмом рынка хорошо знаком. Недавно он опубликовал ожидания бизнеса, которые существенно отличаются от его прогнозов.

Результаты опроса руководителей предприятий в ноябре-декабре 2015 года засвидетельствовали, что они ожидают роста потребительских цен на 22,5% в течение следующих 12 месяцев. Отсюда следует, что режим инфляционного таргетирования в Украине де-факто не работает. НБУ таким образом не контролирует ни цены, ни курс денежной единицы.

Однако обвинять лишь один регулятор нецелесообразно. «В данных условиях нельзя сказать, что регулятор вообще не пытается поддержать гривну. Просто с таким уровнем золотовалютных резервов ($13,40 миллиарда) и, тем более, не зная сроков следующего транша от МВФ, регулятор не будет пытаться значительно укреплять гривну. Но он на периодической основе проводит аукционы по продаже валюты для сглаживания резких колебаний», – подчеркивает Товстенко.

Валютное таргетирование, которое предполагает гибкое курсообразование, это монетарная политика, которая характерна обычно для развитых экономик, где правительство берет на себя ответственность за экономическую политику страны. Украину к таким странам пока относить не приходится, поэтому переход к такой политике был несколько преждевременным.

«В ситуации, когда вся система разобрана и функционирует в каком-то ручном режиме: экономическая, политическая, правовая – ожидать какого-то чуда от центробанка не стоит. Для маленькой открытой экономики, которая очень подвержена внешним шокам и довольно волатильна сама по себе, не говоря уже о войне, это большая роскошь – говорить о плавающем курсе. Страна себе этого просто не может позволить ни по каким параметрам», – констатирует финансовый аналитик Иван Угляница.

Именно поэтому недавний визит делегации НБУ в Новую Зеландию с целью изучения лучших мировых практик инфляционного таргетирования, на фоне очередной волны девальвации, воспринимался довольно скептически.

Перед тем, как переходить к этому режиму, Украине нужно решить много структурных проблем в экономике и сделать возможным привлечение реальных промышленных инвестиций. В то же время экономическая нестабильность, заставила регулятор сжимать денежную массу, и концентрировать у себя ликвидность, для того чтобы она не попала на валютный рынок, что не могло не отразиться на деловой активности в стране.

«Для стабилизации курса нужно заниматься (в смысле развития) производством, экспортом и инвестициям, как это делает ФРС или ЕЦБ. Только так возможно увеличить приток валюты в страну и закрыть дыру в платежном балансе. Для этого нужно снижать риски, кредитовать реальный сектор и восстанавливать доверие к финансовой системе страны», – констатирует эксперт Экономического дискуссионного клуба Анатолий Максюта.

В то же время, вопрос стабильности обменного курса гривны и восстановления доверия к финансовому сектору страны для инвесторов является одним из важнейших.

Как видно по результатам последних лет, желающих инвестировать в Украину немного, что и неудивительно, поскольку все инвесторы понимают, что пока в Украине реально не стабилизируется политико-экономическая ситуация, потери на курсовых разницах неизбежны, что сделает инвестиции убыточными.

Национальная валюта в Украине всегда является заложником политики. Если раньше ее курс по политическим мотивам удерживался на таком уровне, что накапливал макроэкономические дисбалансы, то теперь на нее влияет политическая нестабильность и безответственность политиков, которые не только не готовы реально бороться с коррупцией, но и сами ее производят.

В больном организме, пораженном коррупцией насквозь, с отсутствующей системой правосудия и обеспечения правопорядка, излечить отдельно центробанк, или курс невозможно, поэтому неудивительно, что рынок до сих пор не может найти «эквилибриум», о котором часто вспоминает председатель НБУ, прогнозы которого редко сбываются.

«Учитывая множество негативных факторов, скорее всего, гривна продолжит плавную девальвацию. Не исключено, что мы увидим курс на уровне 30 гривен / долл. Ситуация изменится после того как МВФ возобновит выделение траншей, за которыми пойдут другие внешние вливания, такие как выпуск евробондов под гарантии США, кредиты от различных стран и прочие. Но для этого нужна политическая стабильность и реальные показатели борьбы с коррупцией и проведения реформ», – констатирует Товстенко.

Автор: Александр Мойсеенко

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий