Forensic audit Приватбанка: экс-топы НБУ написали заявление в НАБУ на Рожкову

03.01.2018 – В редакцию Finbalance попала копия обращения экс-директора департамента инспекционных проверок банков НБУ Татьяны Лебединец и ее заместителя Людмилы Калинчук в Совет НБУ, Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), Нацагентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК).

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

В документе приведена информация относительно подготовки и проведения forensic audit Приватбанка, которая, как отмечается, может свидетельствовать об использовании должностными лицами НБУ делегированных им властных полномочий с целью личного обогащения» (цитата).

Читайте также: Коломойский судится с советниками НБУ и Приватбанка, у которых проблемы с НАБУ и ГПУ

Заместитель председателя правления НБУ Екатерина Рожкова: «Коломойский обжалует в суде национализацию Приватбанка»

Среди озвученных претензий – в т.ч. закупка услуг у Kroll и AlixPartners «по непрозрачной схеме без соблюдения необходимых тендерных процедур» (цитата). Оплата «дорогих» услуг в иностранной валюте, что, как утверждается, является «нарушением банковского законодательства в части использования золотовалютных резервов»; ошибок НБУ при проведении bail-in до и после национализации Приватбанка.

«Можно утверждать, что заместитель председателя НБУ Рожкова принимала решения, которые не соответствовали требованиям банковского законодательства, привлекла/способствовала привлечению к ведению проекта «Приват» специалистов без должного опыта работы и с небезупречной репутацией, что приводило к нанесению государству дополнительных необоснованных расходов и ее личному обогащению», — говорится в сообщении Т. Лебединец и Л. Калинчук в Совет НБУ, НАБУ, НАПК.

Напомним, Т. Лебединец была уволена с должности в первой половине декабря после публикации в СМИ ее докладной записки на имя и.о. главы НБУ Якова Смолия и заместителя главы НБУ Екатерины Рожковой о возможной незаконности привлечения специалистов Kroll и AlixPartners в инспекционных проверках Приватбанка.

В Нацбанке отрицали связь между увольнением Т. Лебединец и forensic audit Приватбанка, утверждая, что причиной такого кадрового решения стало «систематическое невыполнение служебных обязанностей» (цитата).

Kroll и AlixPartners

В обращении Т. Лебединец и Л. Калинчук в НАБУ, НАПК и Совет НБУ констатируется, что «при наличии в НБУ квалифицированных работников, способных предоставлять юридические консультации и вести финансовые расследования, по представлению заместителя председателя правления НБУ Рожковой К. В. к сопровождению проекта «Приват» привлечены иностранные компании» (Kroll и AlixPartners).

Как говорится, «договоры с данными компаниями заключены без проведения прозрачных тендерных процедур» и предусматривают оплату в иностранных валютах, что, по мнению авторов обращения, является «нарушением банковского законодательства в части использования золотовалютных резервов».

Как отмечается, вознаграждение компании Kroll по договору с НБУ – 3,4 млн. евро за исключением сопутствующих расходов, которые ограничены 15% (0,51 млн. евро), а в договоре с AlixPartners «установлена почасовая оплата труда в валюте евро и предусмотрена возможность привлечения субподрядчиков».

Как утверждается, заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова «приняла незаконное решение с превышением полномочий» о внеплановой проверке Приватбанка, в которую включены как уполномоченные лица НБУ, представители упомянутых компаний, которые «не являются ни работниками НБУ, ни гражданами Украины».

Кроме того, в обращении упоминаются докладные записки департамента инспекционных проверок банков от 30.05.2017 и 04.09.2017 на имя Я. Смолия и К. Рожковой относительно юридических рисков участия в проверке лиц нерезидентов, которые (докладные), как подчеркивается, «остались без рассмотрения».

«Во время инспектирования ПАО КБ «Приватбанк» представители компании Kroll Associates U.K. Limited, действуя в пределах, определенных официальными задачами распоряжения на проверку, получили на собственные носители электронную информацию относительно всего массива проведенных операций ПАО КБ «Приватбанк», в т.ч. его кипрского филиала, за период с 2007 до 2017 года.

Такая информация не только обрабатывается, но и пересылается по каналам Internet и физически выводится на внешних носителях за пределы государства.

Среди перечня уполномоченных лиц из представителей компании Kroll Associates U.K. Limited имеется двое граждан Российской Федерации. Причем заместитель председателя НБУ К.В. Рожкова лично ходатайствовала о привлечении такого представителя Я. Средняя для ведения финансовых расследований. Одновременно Я. Средняя во время анализа операций ПАО КБ «Приватбанк» продемонстрировала отсутствие профессиональных знаний по вопросам финансового анализа.

Получение и вывоз полной базы данных операций крупнейшего системообразующего, а с 19.12.2016 еще и государственного банка негативно повлияло на экономическую безопасность государства в целом», — говорится в сообщении Т. Лебединец и Л. Калинчук.

Астерс

В этом обращении в НАБУ, НАПК и Совет НБУ указывается, что НБУ – «несмотря на наличие собственного штата юристов» — получает юридические услуги от компании ООО «Астерс Консалт», которая «привлечена через посредника AlixPartners Services UK LLP».

«Размер денежного вознаграждения основывается на почасовых ставках от ?75 до ?317», — говорится в документе.

В нем уточняется, что одним из контактных лиц ООО «Астерс Консалт» является бывший (в 2014-2015 годах) директор Генерального департамента банковского надзора НБУ Алла Шульга.

«Таким образом, у Шульги А.А. есть прямой конфликт интересов, поскольку в круг ее обязанностей входит анализ операций ПАО КБ «Приватбанк», за которым она осуществляла непосредственный надзор. Также Шульга А.А. не является штатным работником ООО «Астерс Консалт», а потому она при содействии заместителя председателя правления НБУ Рожковой К.В. получила незаконный доступ к информации, которая является банковской тайной», — говорится в документе.

В нем приводятся данные о внесении Генпрокуратурой сведений в ЕРДР под №32015100110000073 об открытии уголовного производства в отношении «коррупционных злоупотреблений», в котором фигурантом названа А. Шульга.

Отдельное внимание в сообщении уделено вопросу возможной причастности группы «Астерс» и связанных лиц к «неоднозначной» истории бизнес отношений между госпредприятием «Укрхимтрансаммиак» и российским «Тольяттиазот» (о чем уже писали СМИ), а также «неоднозначном» приобретении у ФГВФЛ активов обанкротившегося банка «Форум».

НБУ и bail-in

Сообщение Т. Лебединец и Л. Калинчук в НАБУ, НАПК и Совет НБУ посвящено и проблеме bail-in – принудительному списанию средств ряда вкладчиков Приватбанка в ходе национализации.

В документе отмечается, что ключевой составляющей этого решения должно быть «юридически безупречное признание клиентов банка связанными лицами с банком/акционерами, и его документальное подкрепление». Однако, как утверждается, соответствующий процесс «под руководством заместителя председателя правления НБУ Рожковой К.В.» был организован таким образом, чтобы остались максимально широкие возможности для дальнейшего обжалования такого решения».

Как отмечается, в процесс признания лиц связанными с Приватбанком были привлечены «новые неопытные сотрудники, которые не имели достаточных знаний и опыта именно в анализе операций контрагентов, что привело к ненадлежащему документированию «связанности» и несоблюдению собственных процедур». В т.ч. имело следствием то, что «во время судебного обжалования решений НБУ юристы НБУ не могли предоставить должных доказательств».

«Одной из дополнительных причин проигрыша данных судов стало то, что сам НБУ не придерживался своих же процедур при определении связанности.

При определении связанности НБУ имеет право «презумпции связанности», значит, НБУ предоставляет банкам перечень лиц, которых считает связанными, а банк в течение 15 дней представляет доказательства о не связанности этих компаний.

Рожкова К.В. как заместитель председателя правления НБУ знала дату грядущей «национализации» Приватбанка. Однако как председатель комиссии по вопросам определения связанных с банками лиц и проверки операций банков с такими лицами способствовала утверждению перечня связанных лиц Приватбанка только 13.12.2016, то есть за 5 дней до «национализации».

Рожковой К.В. как председателю комиссии по вопросам определения связанных с банками лиц и проверки операций банков с такими лицами доподлинно было известно, что при таких обстоятельствах у банка будут отсутствовать 15 дней для обжалования такого решения, что является аргументом для обжалования такого решения НБУ», — говорится в документе.

Кроме того, в нем отмечается, что НБУ проиграл и те судебные споры, «которые было невозможно проиграть из-за имеющихся «100%» доказательств».

Как пример приведена история с обжалованием связанности «Акцент-Банка (А-Банк) с Приватбанком:

«Данный процесс является особенно важным, поскольку он является прецедентным для других исков.

Номинальными владельцами А-Банка являются братья Суркисы, средства которых, в т.ч. связанных с ними лиц, попавших под процесс «бэйл-ин».

Главным и неопровержимым аргументом связанности банков является тот факт, что заместитель председателя правления А-Банка Пикуш С.П. и генеральный заместитель председателя правления Приватбанка Пикуш Ю.П. являются родными братьями. Учитывая это, братья Пикуш являются ассоциированными лицами, а банки являются связанными лицами.

Кроме того, по данному иску в качестве доказательной базы в НБУ были должным образом получены и заверены 2 договора между Приватбанком и А-Банк. Данные договоры предусматривали полный контроль Приватбанка за всеми процессами в А-Банке: от приема работников, сопровождения бизнес-процессов, бюджетирования, менеджмента для ответов на жалобы клиентов и запросы НБУ.

Также, кроме самих договоров, в НБУ имелись и документы, подтверждающие исполнение данных договоров двумя сторонами: оплаты услуг со стороны А-Банка, протокол о передаче Приватбанком статистической отчетности А-Банка в НБУ и выполнение условий договора.

ДИПБ [Департаментом инспекционной проверки банков] данные документы и соответствующие выводы были переданы Юридическому департаменту, Департаменту банковского надзора, Управлению связанных лиц.

Таким образом, проигрыш данного судебного иска при наличии такой доказательной базы стал катализатором для сомнений во всех связанных с братьями Суркисами исках».

P.S.

В обращении Т. Лебединец и Л. Калинчук в Совет НБУ, НАБУ и НАПК отдельно отмечается, что если проверка приведенных данных будет делегирована Департаменту внутреннего аудита Национального банка Украины, то «существует высокая вероятность получения нерелевантных данных».

Как отмечается, Департамент внутреннего аудита во время проверки Департамента инспекционных проверок банков получил доступ к документам, информации и соответствующим пояснениям относительно приведенных фактов, однако, как утверждается, не проявил «должной служебной инициативы».

«Таким образом, имеющиеся факты в действиях полномочий лиц Департамента внутреннего аудита свидетельствуют об их непрофессионализме, крайней степени ангажированности и незаинтересованности во всестороннем и объективном изучении всех обстоятельств дела»,- резюмируется в документе, адресованном НАБУ, НАПК, Совету НБУ.

Finbalance готов опубликовать комментарии всех физических лиц, государственных и негосударственных структур, которые упоминаются в обращении Т. Лебединец и Л. Калинчук в Совет НБУ, НАБУ и НАПК.

Контекст

В мае издание «Новое время» сообщало, что НБУ работает с AlixPartners с 2016 года, причем, как отмечалось, за услуги консультанта «пришлось заплатить кругленькую сумму».

«Стоимость консультаций составила 66,2 млн. грн. Для этого НБУ использовал резерв, созданный для непредвиденных расходов на сумму 33,37 млн. грн. А остальные суммы на 32,8 млн. грн. добиралась за счет уменьшения статьи расходов «Налоги, сборы и обязательные платежи». Значит, Нацбанк сознательно снизил отчисления в бюджет Украины для оплаты счетов. Расходы на Kroll были ниже – 20,9 млн. грн., но НБУ пришлось повысить лимит тех самых резервов.

Мало того, НБУ планирует потратить на AlixPartners в 2017 году еще 20 млн. евро», — писали журналисты со ссылкой на проект решения Нацбанка.

Заместитель главы правления НБУ Екатерина Рожкова в комментарии НВ отмечала, что тендер по выбору подрядчиков проводился, но был закрытым и непубличным: «Мы привлекали советников в этот процесс, не только государственных, и это нормальная практика, но и большое количество коммерческих структур. Мы изучали мировой опыт. Проводили сначала внутренний тендер, изучали те компании, которые лучшие в своем направлении и, в конце концов, определились с тем, кого мы будем привлекать. Критериев отбора было много, потому что национализация — это не просто обмен акциями или продажа их бывшими акционерами Минфина, самое сложное — это имплементация нового корпоративного управления и новой стратегии».

К. Рожкова уверяла, что процедура отбора компаний проходила в рамках законодательства. «Учитывая сложность процесса и государственную тайну, мы пытались ограничить утечку информации. Мы работали по этому вопросу с Кабмином, Минфином, ФГВФЛ, и другими государственными учреждениями, решения были коллегиальными», — уточнила чиновник НБУ.

Недавно появилась информация, что детективы НАБУ осуществляют досудебное расследование по двум уголовным производствам, которые касаются финансовой составляющей сотрудничества НБУ, Минфина и Приватбанка с иностранными консультантами:

— №42017000000003528 (зарегистрировано 06.11.2017) по факту (цитата из выписки из ЕРДР) «растраты служебными лицами Национального банка Украины и государственного ПАО КБ «Приватбанк» государственных средств путем злоупотребления своим служебным положением в ходе проведения закупки консультационных услуг иностранных компаний в течение 2016-2017 годов»;

— №42017000000004914 (зарегистрировано 07.12.2017)  (цитата) «совершение уголовного правонарушения отдельными руководителями Национального банка Украины, Министерства финансов Украины и ПАО КБ «Приватбанк», которые, действуя умышленно, вопреки интересам службы, из корыстных побуждений, в соучастии с Kroll Associates U. K. Limited, AlixPartners Services UK LLP, Hogan Lovells International LLP, злоупотребляя своим служебным положением, с целью присвоения денежных средств в особо крупных размерах, в течение 2016-2017 годов заключили договоры по оказанию консультационных услуг с нарушением требований законодательства об осуществлении публичных закупок с указанными компаниями, а также привлекли в качестве субподрядчиков по оказанию консультационных услуг украинские юридические компании ООО «Астерс», ООО «Астерс Консалт» по завышенным ценам, чем совершили завладение денежными средствами в особо крупных размерах, на сумму свыше 80 млн. грн.».

Кроме того, по определению Печерского райсуда. Киева от 04.12.2017, Генпрокуратура осуществляла досудебное расследование в уголовном производстве №42017000000002828 относительно возможного сговора должностных лиц Приватбанка и НБУ «с владельцами и руководителями ряда субъектов хозяйствования, в частности, иностранной детективной компании Kroll» (цитата).

04.12.2017 суд дал разрешение следователям ГПУ на проведение обыска в Приватбанке для выявления и изъятия вещей и документов, касающихся, в т.ч. «внеплановой инспекционной проверки ПАО КБ «Приватбанк», назначенной распоряжением НБ Украины №437-ро от 31.05.2017, а также привлечения к ее проведению сотрудников иностранной детективной компании «Kroll» (цитата).

Соответствующий обыск был проведен в Приватбанке 07.12.2017. По неофициальным данным, он был остановлен по указанию президента.

05.12.2017 Печерский райсуд г. Киева двумя своими постановлениями (1, 2) в рамках еще одного уголовного производства — №42017000000001823 — предоставил следователям доступ к документам, которые находятся в Приватбанке и НБУ, и касающимися их сотрудничества с Kroll, AlixPartners, Hogan Lovells.

Ранее сообщалось, что следователи ГПУ осуществляют досудебное расследование в уголовном производстве №42017000000003145 по ст. 362 Уголовного кодекса по факту возможной незаконной утечки информации о клиентах Приватбанка. СМИ писали, что соответствующие данные могли «перекочевать» на серверы в Россию. Генпрокуратура официально подтверждала, что расследует возможный факт утечки информации, но не вдавалась в детали.

В Приватбанке публично уверяли, что «из банка не было утечки данных». «Эти действия не были не санкционированными и касались периода всестороннего аудита операций связанных лиц», — отмечал пресс-секретарь Приватбанка Олег Серга, добавляя в т.ч., что «не все сотрудники были до конца проинформированы относительно процесса».

В Нацбанке тоже опровергали утечку информации о клиентах Приватбанка в Россию. «Я не понимаю, откуда такая информация. Кто идентифицировал утечку информации? Банк это отрицает, просто кто-то пытается спекулировать на этой теме. Тем более утечка в Россию! Это в то время, когда в стране война, гибнут мирные люди, наши военные. Это мне напоминает историю, когда 2 года назад говорили, что НБУ вывозят золотовалютные резервы из подвалов», — отмечала заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова.

Бывший корпоративный секретарь Приватбанка Виктория Страховая замечала, что обнародованные в Интернете скрины возможной переписки сотрудников Приватбанка о вероятной утечке данных о клиентах банка — «это просто скрины процесса penetration test и симуляции при проведении Cyber Audit». «Еще один из вариантов – передача данных для Kroll, поскольку в них как раз есть московские сотрудники. Но это тоже было санкционировано», — добавляла Виктория Страховая.

14.12.2017 Соломенский райсуд г. Киева удовлетворил ходатайство Игоря Коломойского и заблокировал возможность проведения forensic audit Приватбанка консультантами НБУ и национализированного банка.

17.12.2017 генпрокурор Юрий Луценко подтвердил в комментарии для СМИ, что в конце ноября в Амстердаме встречался с Игорем Коломойским.

20.12.2017 Приватбанк сообщил, что суд Лондона наложил арест на активы И. Коломойского и Г. Боголюбова.

21.12.2017 Ю. Луценко заявил, что «на сегодня в ГПУ не было, и нет никаких уголовных производств по отношению аудиторской компании «Kroll» или любых других иностранных аудиторских компаний, которые привлекались Национальным банком Украины для финансовой проверки деятельности Приватбанка».

26.12.2017 в эфире нескольких телеканалов (в т.ч. «1+1») было обнародовано интервью Ю. Луценко, в котором он в контексте Приватбанка отметил, что «с нетерпением жду информации от Kroll и ряда других аудиторских западных кампаний, которые по предварительным данным нашли счета, куда оседали средства, выведенные из Украины». «Кто бы ни был владельцем этих счетов, он получит подозрение. Могу вам четко утверждать, какая бы там фамилия не стояла», — заверил генпрокурор.

Источник: Finbalance

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий