Гендиректор ГП «СЭТАМ» Виктор Вишнев: От нашей деятельности государство получило более 250 млн. грн.

23.04.2017 – Что происходит с конфискованным и арестованным имуществом? Кто занимается его реализацией? Как проходят торги? Сколько государство может получить от продаж? Ответы на эти вопросы в интервью БизнесЦензор с руководителем СЭТАМ Виктором Вишневым.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Мы периодически читаем новости о том, что на таможне задержали контрабанду – брендовую одежду или новые телефоны iPhone. Или о том, что где-то арестовали дом за долги.

А что дальше происходит с этим имуществом? Часть реализуют через государственное предприятие «СЭТАМ» – систему электронных торгов арестованным имуществом.

Как функционирует система электронных торгов, рассказал гендиректор компании, Виктор Вишнев в ходе интервью БизнесЦензору.

Бывшие владельцы имущества не могут выкупить его «за копейки»

— Рядовой гражданин почти не знает, что происходит с конфискованным и арестованным имуществом. Вот банк изъял или «поймали» товар на таможне, потом как проходит процедура?

— Далее происходит заседание суда, на котором выносится решение: если речь идет о конфискате – о его конфискации с последующей продажей, или если обычные долги перед банком – о взыскании денежных средств.

В случае если должник не имеет средств на счете, Государственная исполнительная служба (ГИС) осуществляет розыск его активов и накладывает на них арест. Это производится с целью дальнейшей реализации – сначала на движимое имущество, потом на недвижимое имущество. Законодательно вся эта процедура подробно описана, чтобы избежать любых злоупотреблений.

Затем исполнитель привлекает оценщика для определения стоимости данного имущества (в случае с недвижимым имуществом и транспортом это обязательно, по движимому имуществу владелец может и сам установить стоимость на основе сравнительного метода) и передает нам заявку на реализацию.

Мы администрируем систему, вносим информацию, которую нам передает ГИС, без права ее изменения – лишь проверяем на корректность, можем добавлять изображение в случае, если имеем доступ к имуществу. Потому что много чего мы храним у себя на складах. Имеем склады в каждом областном центре. Большинство – автомобильный транспорт, электроника, мебель и прочее.

— Выставляете имущество на сайт. Что дальше?

— Да, выставляем на сайт. Система – максимально автоматическая, то есть от действий администратора почти ничего не зависит.

После того, как он внес цену лота, она автоматически определяет, в какой день должны проходить торги – дату, время, формат и каким будет шаг торгов. Повлиять на систему нет возможности.

— Но ведь можно вмешаться. Часто у вас бывают DDoS-атаки?

— На сегодняшний день у нас реализована система на уровне программного обеспечения и «харда» — есть специальные устройства, которые позволяют выдерживать определенные DDoS-атаки. Они бывают, но на работоспособность системы не влияют. У нас нет такой проблемы, как сейчас у НАПК.

— Какова гарантия того, что торги – прозрачные?

— Вся информация находится в свободном доступе для любого человека. Каким образом можно повлиять на торги, если для участия в них нужно нажать три кнопки и уплатить гарантийный взнос?

Там ничего страшного нет. Все могут посмотреть торги, которые раньше проходили, которые идут сейчас и те, что будут в ближайшей перспективе. Все зафиксировано. Здесь не проходит вариант с сокрытием данных. У нас есть обязанность в течение трех дней с момента получения заявки выставить имущество на реализацию. Не было ни одного случая, чтобы кто-то не внес.

Во время самих торгов у нас реализован «механизм особой ставки» для того, чтобы избежать возможности, как это было у предшественников, когда работала стандартная схема: два игрока постоянно поднимали цену, потом отказывались, и кто-то покупал по стартовой цене.

Когда запускалась СЭТАМ, и не было особой ставки, здесь действовали так же: заходили, набивали цену, потом отказывались, теряли гарантийные взносы (что такое потеря 10 процентов, когда актив можно забрать по стартовой цене).

Поэтому внедрили этот специфический механизм. И теперь в течение торгов вы можете один раз сделать ставку на любой размер, выше начальной цены. То есть кто-то может повышать, но вы в любой момент можете вклиниться, и даже если они откажутся, следующей будет ваша ставка.

Таким образом, разбили ту схему. Сейчас почти никто не пытается ею воспользоваться. Мы часто наблюдаем за торгами – когда кто-то начинает разгонять цену, видим это. Потом прибегают эти «умельцы» с просьбой вернуть гарантийные взносы, мол, случайно 50 раз поставили ставку.

— А мне рассказывали, как бывшие владельцы имущества, таким образом, через подставных лиц выкупали его обратно «за копейки».

— Нельзя выкупить «за копейки». Речь идет о стартовой (начальной) цене. Другой вопрос — как они уже принимают участие: заходят самостоятельно или несколькими участниками…

— Это отследить невозможно?

— Здесь нет никаких ограничений. Так же можно зайти и в тендер. В этом случае программа не спасет. Законодательно не закреплено участие связанных лиц в торгах, поэтому мы не можем их ограничить.

Мы видим, например, что принимают участие люди с одинаковыми фамилиями – родственники. Однако запретить им делать ставки не можем. Это их право. На любом аукционе тоже могут быть связанные лица. Но, в принципе, если интересный объект, то на него будет достаточно желающих, чтобы повышать цену.

К примеру, вчера мы продавали земельный участок в Киево-Святошинском районе. Начальная цена была 128 тысяч гривен, а продали за 865 тысяч. Это был рекордный рост.

Еще один момент. Торги должны проходить с 9.00 до 18.00. Обычно, основные игроки подключались в 17.55. Но на сегодняшний день, если за 5 минут до завершения торгов была сделана ставка, то они продолжаются. Таким образом, все имеют возможность еще поставить.

Если человек хочет поднять цену, то мы не можем ее ограничить. Так вот вчера эти торги завершились в 20.30 – продлили на два с половиной часа. Но и ограничения у нас есть: должны завершиться не позже 22.00. До этого времени еще никто не дотянул.

— А каким был самый дорогой лот за время существования СЭТАМ, который был реализован?

— По добровольной реализации от «Ощадбанка» мы продали завод в Харьковской области за 104 миллиона гривен.

— А среди того, что не удалось продать?

— Мы выставляли кредит от банка «Форум» (принадлежал Дмитрию Фирташу, сейчас ликвидирован – БЦ), в залоге были АЗС WOG. Правовые требования – почти 850 миллионов гривен.

— Не пошло?

— Не пошло, хотя были оплачены гарантийные взносы. Требования Фонда гарантирования вкладов (ФГВФЛ) заключались в том, что должно быть не менее двух игроков, которые должны подтвердить, что являются финансовыми компаниями.

К сожалению, одна из них не предоставила документов, несмотря на то, что мы с ними связывались и просили это сделать. Нужна была только копия лицензии с собственной печатью. Ничего космического не требовалось.

Сейчас там, насколько я знаю, ситуация сложная – они в судах. Неизвестно, будет ли задолженность по кредиту в дальнейшем реализовываться, или нет.

Мы являемся прибыльным предприятием

— Сколько всего имущества вы реализовали за прошлый год? У вас же есть статистика?

— Да. С начала нашей работы (с 25 октября 2015 года) по конец 2016-го было реализовано активов на сумму 2,2 миллиарда гривен. За прошлый год – чуть более двух миллиардов.

Где-то в середине августа мы поставили себе такой очень радужный ориентир, когда имели показатель примерно 850 миллионов. Как раз у нас были последние торги 30 декабря. Мы продали два объекта от Укргазбанка (опять же, добровольная реализация) на 96 миллионов, поэтому и превысили два миллиарда. Очень радовались этому.

— Если сравнивать, это большая сумма или не очень?

— В принципе, очень много, как для компании, которая была создана в 2015 году в формате первого в Украине государственного стартапа.

— Насколько я знаю, на вас государственные средства не выделяют.

— Ничего не выделяют. Мы впервые месяцы работы фактически под честное слово начали арендовать площадки. Потому что нам сначала нужно было принять все имущество, которое находилось на хранении, а затем внедрили систему и начать проводить торги.

У нас уже были долги перед нашими арендодателями, а средств еще не было. Мы удачно вышли из этой ситуации. Все нормально. У нас по расчетам вообще нет никаких вопросов. Мы являемся прибыльным предприятием. Платим деньги в бюджет – не только то, что определено налогообложением, а и 75% дивидендов.

Все наши трудоустроенные сотрудники также платят налоги. Мы вообще считали, что от деятельности ГП «СЭТАМ» государство уже получило более 250 миллионов гривен. Это налоги, средства от исполнительного сбора (10% от суммы реализации) плюс продажа таможенного конфиската.

— Кстати, что, в основном, конфискуют?

— Одежду, электронику и автомобили. Все думают, что конфискат – это очень привлекательная категория товаров. Но, на самом деле, вопрос в ее очень высокой оценочной стоимости. Потому что на сегодняшний день ГФС насчитывает обязательные таможенные платежи на конфискат, причем по максимуму.

Поэтому продать то, что поступает с таможни, очень сложно. Обычно речь идет о вторых-третьих торгах, когда есть максимальная уценка, чтобы хоть как-то приблизить эти цены к рыночным.

Например, на границе конфисковывают новую партию iPhone. Идут в суд, получают решение, делают оценку, обращаются в ГФС, те описывают, передают нам. То есть проходит определенное время. Мы же понимаем, сколько стоит новый iPhone-7 в первую неделю продаж.

А пока дело дойдет до реализации, проходит два-три месяца, и он уже не стоит той цены. Поэтому нужно его уценять, чтобы цена приблизилась к нормальной рыночной стоимости и ниже. Тогда, конечно, их активно раскупают.

Если говорить про сам процесс, то движимое имущество уценяется на 25% после первых торгов. Еще на столько, же – после вторых. То есть на третьих можно купить за полцены от начальной стоимости.

Что касается недвижимости (в зависимости от того, ипотека или нет): 15% или 20% – первые торги. На вторых – 30% от начальной стоимости. Иногда бывают очень привлекательные объекты. Мы, наверное, являемся одними из крупнейших продавцов недвижимости в стране.

Выбор довольно большой – от домовладений где-то в деревнях до промышленных объектов в столице. Например, у нас сейчас по добровольной реализации со второй попытки будет от Укргазбанка несколько эксклюзивных предложений.

Самое главное из них – большой цех завода «Арсенал» с частью земли и назначением под строительство. Такого предложения на рынке уж точно не будет.

Цена немного «режет слух» – 550 млн. грн. Но, на самом деле, $20 млн. для тех же иностранных инвесторов-застройщиков – адекватная цена. Мы сейчас занимаемся рекламой этого актива, чтобы его смогли реализовать.

— А что сложнее всего продать?

— У нас есть лозунг: «СЭТАМ – может продать все». Это, действительно, так. Вопрос лишь в цене. Если есть адекватная оценка актива, то покупатель на него всегда найдется. Бывает, мы продаем такие неликвидные вещи, на которые, казалось, никто бы не посмотрел, начиная от ручных самодельных тачек, заканчивая музейными экспонатами.

У нас даже есть категория клиентов, которую мы называем «профессиональные покупатели». Для них торги на СЭТАМЕ уже, как бизнес…

— Перепродают?

— Да. Они торгуются абсолютно за все, начиная от бывшей в употреблении бытовой техники, заканчивая существенными объектами недвижимости.

Есть еще отдельная категория – так называемые «перекупы», которые торгуются за автомобили. Для них СЭТАМ стал неплохим открытием. Потому что когда ты покупаешь машину на рынке, точно ее состояние не знаешь. Можно загнать на СТО, посмотреть, но все равно не будешь уверен, не смотан ли пробег.

У нас на площадке ты можешь посмотреть автомобиль в том виде, в котором его забрали у должника…

— Но во время торгов видишь только фото и описание.

— Почему же? Можно приехать к нам на склад и посмотреть. Это вообще не проблема! Мы наоборот советуем, если вы хотите принять участие в торгах, приезжайте и смотрите.

У нас можно записаться на просмотр в удобное время. Особенно когда речь идет о таких существенных покупках, как машина или квартира.

— То есть у вас нет «котов в мешке»?

— Нету.

У наших людей есть жажда купить за бесценок. Так не бывает

— Обращались ли к вам политики или бизнесмены с просьбой «помочь» им выкупить конкретное имущество?

— Когда мы только запускались, многие из старых торговых организаций приходили и предлагали: давайте что-то решим. Но как можно решить с электронной системой? Никак.

— Можно, например, не выставлять лот.

— А как тогда оформить результат? Мы же должны выдать протокол, согласно которого государственный исполнитель предоставляет акт. Поэтому такое просто невозможно.

Кроме того, речь идет о нашей репутации. Сайт постоянно пополняется новыми пользователями. Если мы это сделаем, то просто никто не будет приходить.

Первые полгода мы сталкивались с существенной проблемой недоверия к государственным предприятиям, потому что у нас в стране к госорганам отношение не очень положительное. Но нам начали доверять после того, как к нам пришли первые частные компании и попросили выставить свое имущество на реализацию.

Прошло некоторое время, все посмотрели, что торги на сайте идут нормально, замечаний нет, все можно увидеть (если имущество находится у нас на хранении), а система работает максимально открыто.

— Были такие примеры, когда на вас подавали в суд?

— У нас постоянно есть какие-то обжалования. Смотрите, к должнику приходит государственный исполнитель и говорит: «Я буду описывать вашу квартиру и продавать». Конечно, владелец будет пытаться всячески остановить торги, пойти в суд, наложить запрет, жаловаться везде, где только можно.

Но не было, ни одного случая отмены торгов по вине СЭТАМа. У нас есть три решения по отмене торгов, которые касались завершения срока оценки – раньше (до 5 октября 2016 года), когда действовала предыдущая редакция закона «Об исполнительном производстве». Там было указано, что оценка действительна в течение 6 месяцев. Когда ее срок заканчивался, нужно было делать новую. Таким образом, должники через это загоняли дело в суды, оспаривали, и процесс продолжался 5-6 месяцев.

Товар выставляли на первые торги, цена была завышенной, поэтому никто не покупал. Потом они жаловались, и имущество нельзя было выставить на повторные торги. В закон были внесены изменения.

На сегодняшний день, если по определенной цене выставили объект, закончилась оценка или нет, все три раунда будут проходить по ней.

— Судя по нашей беседе, у вас вообще коррупция отсутствует?

— По крайней мере, мне о таких фактах неизвестно. Мы стараемся все сделать максимально комфортным для наших участников и честным с точки зрения проведения самого процесса.

Как можно что-то скрыть, когда все находится у всех на виду?

— У нас в стране все, вроде, на виду, но коррупция процветает.

— Так вот как раз преимуществом электронной системы является то, что на нее невозможно повлиять. Кроме того, к нам приходили все проверяющие органы.

О махинациях во время торгов не говорится. У нас осведомленные граждане – даже видеокамеры устанавливают для фиксации процесса. Это нормальная практика. Мы не против этого. Наоборот – за. Чтобы еще раз убедить, что к нам нет никаких вопросов относительно открытости торгов.

— Я смотрела некоторые лоты и заметила, что в мелких покупках есть проблемы. Например, не указан размер одежды. Как покупать?

— Мы вносим информацию, которую нам предоставляет ГИС. Если товар находится у нас на хранении, то обращаемся с просьбой дополнить заявку – размер одежды, или пробег для автомобиля. С этим также возникают проблемы, потому что, например, может быть разряженным аккумулятор.

Поэтому мы, как я говорил, советуем всем ознакомиться с имуществом перед тем, как его покупать. Если бы мы закрывали склады, к нам были бы вопросы. Но мы открыты.

— Поделитесь секретом, как выгоднее для себя купить товар через СЭТАМ.

— Я скажу так: иногда не надо ждать самую низкую цену. У наших людей есть жажда купить за бесценок. Так не бывает!

Приведу пример. Мы торговали квартирами на Левом берегу Киева. Они классные – на берегу Днепра, в новостройке, где-то по 120 метров квадратных. Начальная цена была 1,65 млн. грн. Все ждали снижения. Никого не было на первых торгах.

На вторые уже стала цена 1,5 млн. грн. Затем – 1,4 млн. Вновь никого. Когда цена спустилась до 1,3 млн., на последние торги заходят восемь участников, и кто-то покупает квартиру за 1,73 млн.

Если бы этот человек на первых торгах зашел и нажал кнопку, было бы дешевле. Поэтому лучше иногда посмотреть и купить тогда, когда меньше желающих и адекватная цена.

— Люди хотят сэкономить.

— Но обычно тот, кто хочет сберечь средства, платит больше. Просто надо адекватно подходить к вопросу. Если вы видите, что готовы заплатить за этот товар, то нужно не откладывать и покупать его сейчас.

— Анализируя все, о чем мы с вами говорили, получается, что в систему СЕТАМ никто не вмешивается, политики на нее не влияют, прибыли растут, примеров коррупционных действий нет. Но есть ли в этой «бочке меда ложка дегтя»?

— Мы всегда стараемся избежать «ложки дегтя». Да, есть недостатки с обжалованием должниками, как я вам рассказывал. Но там причины надуманные, и это обычно ничем не заканчивается.

Однако мы совершенствуемся. По хранению – мы хотим на всех складах установить камеры видеонаблюдения, чтобы можно было смотреть за всеми площадками, которые находятся в регионах, и намерены подключить по всей стране централизованную охрану.

Что касается покупателей, стараемся идти в ногу со временем. Видим, что много кто участвует в торгах через мобильные телефоны. Поэтому разработали мобильное приложение. Пока будет на iPhone, затем – на Android.

Был запрос, чтобы сделать торги с закрытыми ставками – как тендер: за определенное время подают свои предложения, а потом вскрываются, и выясняется, кто оказал большее предложение. Сделали такую систему. То есть мы стараемся быть достаточно гибкими, чтобы привлечь максимум заказчиков.

Автор: Ольга Москалюк

Источник: БизнесЦензор

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий