Инфляционный отчет Национального банка Украины. Январь 2017 г. Часть 1

05.02.2017 – В 2016 г. Национальный банк Украины достиг установленных инфляционных целей. Потребительские цены в 2016 г. выросли на 12.4%. Стремительное замедление потребительской инфляции (с 43.3% в 2015 году) соответствовало прогнозам центрального банка. Об этом говорится в инфляционном отчете Национального банка Украины.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Прогнозы публиковались в Инфляционных отчетах в течение прошлого года, предсказывая рост потребительских цен на 12%. Таким образом, Национальный банк выполнил цель по инфляции на 2016 год на уровне 12% ± 3 в. п., что было определено Стратегией монетарной политики на 2016-2020 годы.

Стремительное замедление инфляции в 2016 году произошло, прежде всего, благодаря ослаблению фундаментального инфляционного давления. Об этом свидетельствовало быстрое снижение базовой инфляции (до 5.8% г/г), обусловленное умеренной монетарной и фискальной политикой. Усиление роли учетной ставки и ее взвешенное снижение в течение года, а также усилия правительства по поддержанию фискального дефицита в пределах целевых значений привели к существенному улучшению инфляционных и курсовых ожиданий, особенно в течение первых трех кварталов года.

Снижению инфляции способствовала умеренная волатильность обменного курса гривны, которая наблюдалась на протяжении большей части 2016 года, в том числе благодаря мерам Национального банка по сглаживанию чрезмерных колебаний. В конце 2016 года мировая ценовая конъюнктура для украинских экспортеров улучшилась за счет роста цен на сталь, железную руду, подсолнечное масло и удобрения и стабилизации цен на зерновые. Также росту экспортных поступлений способствовали высокие урожаи зерновых и большие объемы производства масла.

Читайте также: Как торговать валютами, акциями, облигациями и криптовалютами в Alpari и Forex Club 

Учебные курсы по торговле на валютном рынке Forex 

Книги по трейдингу на финансовых рынках в издательствах «Альпина Паблишер», «Читай-город», «Бамбук» (Украина), Yakaboo (Украина), «Букля» (Украина)

Однако, несмотря на благоприятные фундаментальные внешние и внутренние факторы в течение IV квартала 2016 года наблюдались периоды временного роста девальвационного давления на гривну, которое усилилось в конце декабря 2016 г. и в начале 2017 г. Преимущественно это было вызвано рядом типичных для конца года факторов, таких как увеличение предприятиями выплат по внешним кредитам и декабрьское наращивание бюджетных расходов. Весомую роль играл и психологический фактор, обусловленный капитализацией за счет государственных средств ПАО КБ “Приватбанк” (далее – Приватбанк).

Значительное влияние на ослабление инфляционного давления имели факторы со стороны предложения сырых продовольственных товаров – высокий урожай, ограничения экспорта и расширение предложения импортных овощей и фруктов. В то же время, основными факторами роста цен стали: повышение тарифов, которые регулируются административно, прежде всего на жилищно-коммунальные услуги, и рост мировых цен на нефть, что определило подорожание топлива на внутреннем рынке.

Постепенное оживление экономической активности и улучшение деловых ожиданий предприятий способствовали восстановлению спроса на рабочую силу с начала 2016 года. В условиях стремительного замедления инфляции высокими темпами росли реальная заработная плата и реальные располагаемые доходы населения. Однако уровень безработицы оставался высоким на фоне имеющихся диспропорций между спросом на рабочую силу и ее предложением. Это сдерживало давление на цены со стороны потребительского спроса.

Фискальная политика в 2016 году продолжила быть относительно сдержанной и направленной на обеспечение устойчивости государственных финансов, даже, несмотря на увеличение объема субсидий и расширение поддержки Пенсионного фонда в связи со снижением единого социального взноса (ЕСВ). Постепенное улучшение макроэкономических условий и налоговые изменения обеспечивали рост доходов бюджета достаточно высокими темпами.

В целом в течение года расходы были более равномерными, чем в 2015 году, но в декабре традиционно состоялось расширение бюджетного дефицита. Однако по результатам года первичный профицит и умеренный общий дефицит сводного бюджета были сохранены.

В 2017 году замедление инфляции будет сдержанным, прежде всего, из-за эффектов повышения минимальной заработной платы.

Национальный банк пересмотрел прогноз инфляции на 2017 год в сторону увеличения до 9.1% преимущественно из-за двукратного повышения минимальной заработной платы. Прогноз на 2018 год остался неизменным и составляет 6.0%. Прогнозы инфляции остаются в пределах объявленных целевых ориентиров на следующие два года (8% ±2. п. – на 2017 год и 6% ±2. п. – на 2018 год).

В 2017 году ускорятся базовая инфляция (до 6.3%) и инфляция сырых продуктов (до 7.0%). Это будет обусловлено дальнейшим восстановлением внутреннего спроса, в том числе в связи с повышением минимальной заработной платы, и исчерпанием действия факторов предложения сырых продовольственных товаров, которые сдерживали рост цен в 2016 году.

Замедление административно регулируемой инфляции будет ключевым фактором продолжения дезинфляционного тренда. Однако это отразится на годовом изменении ИПЦ только в IV квартале. Тогда как в течение первых трех кварталов потребительская инфляция в годовом измерении будет оставаться двузначной.

В 2018 году инфляция продолжит замедляться и вернется к центральному значению целевого диапазона. Проведение взвешенной монетарной и фискальной политики будут ключевыми факторами сохранения тренда на снижение темпов роста ИПЦ. Базовая инфляция стабилизируется в пределах около 5% в условиях низкой волатильности обменного курса и улучшения инфляционных ожиданий. Важным для снижения общей потребительской инфляции является тот факт, что отдельные тарифы уже были повышены до рыночно обоснованного уровня.

В 2016 году ключевую роль в развитии экономики играл высокий инвестиционный спрос

В III квартале 2016 года рост реального ВВП Украины ускорился до 2.0% г/г. Главным двигателем такого ускорения прогнозируемо был внутренний инвестиционный спрос на фоне улучшения финансовых результатов и деловых ожиданий предприятий, а также увеличение капитальных расходов сводного бюджета.

Также оживилось потребление домохозяйств, которое поддерживалось не только увеличением их доходов, но и дальнейшим использованием сбережений, накопленных в прошлых периодах. В IV квартале рост ВВП Украины продолжил ускоряться. Двигателем было сельское хозяйство благодаря существенному росту объемов сбора поздних сельскохозяйственных культур. Это позволило улучшить оценку роста ВВП в 2016 году до 1.8%.

В IV квартале 2016 года дефицит текущего счета платежного баланса Украины сократился до 0.7 млрд. долл. благодаря существенному уменьшению выплат по счету первичных доходов, в то время как дефицит торговли товарами остался на уровне III квартала. Экспорт товаров увеличился благодаря существенному наращиванию поставок продовольственных товаров, а рост импорта ускорился из-за увеличения энергетического импорта.

В целом за 2016 год дефицит текущего счета увеличился до 3.4 млрд. долл. или 3.6% от ВВП, в первую очередь, из-за увеличения спроса на импортируемые товары инвестиционного и потребительского назначения.

В IV квартале 2016 года чистые поступления по финансовому счету уменьшились до 1.0 млрд. долл., прежде всего, в результате замедления темпов сокращения наличной валюты вне банков. В целом этот фактор определил формирование в 2016 году чистого притока капитала по финансовому счету на уровне 4.6 млрд. долл.

Сальдо сводного платежного баланса по итогам IV квартала составило 0.4 млрд. долл., а в целом за 2016 год – 1.3 млрд. долл. Вместе с получением третьего транша кредита от МВФ в рамках программы EFF это позволило увеличить международные резервы до 15.5 млрд. долл. по состоянию на конец 2016 года (или 3.4 месяца импорта будущего периода).

Рост экономики Украины ускорится

В 2017 году экспорт возобновит рост на фоне улучшения условий внешней торговли, высоких объемов урожая прошлого года и предположения отсутствия логистических осложнений как внутри страны, так и через территорию России. В свою очередь, увеличение экспортной выручки позволит экспортоориентированным предприятиям продолжать наращивать инвестиции относительно высокими темпами. Увеличение потребительского спроса в результате повышения минимальной заработной платы также будет стимулировать экономическую активность.

В то же время, в условиях все еще низких темпов потенциального роста экономики и сдержанности процессов импортозамещения, повышение внутреннего спроса в значительной степени будет удовлетворяться импортированной продукцией. Вследствие дополнительного инфляционного давления от повышения минимальной заработной платы ожидается достаточно сдержанное смягчение монетарной политики, реальные процентные ставки будут оставаться относительно высокими для поддержания привлекательности сбережений в национальной валюте.

В результате рост ВВП Украины лишь незначительно ускорится – до 2.8% и 3.0% в 2017 и 2018 годах, соответственно.

Совокупный спрос будет продолжать сдерживать инфляцию на прогнозном горизонте, однако это влияние существенно ослабится по сравнению с предыдущими годами (и с предыдущим прогнозом). Отрицательный разрыв ВВП сохранится на прогнозном горизонте. Рост доходов населения усилит роль частного потребления в росте ВВП, зато вклад чистого экспорта будет отрицательным.

Однако дефицит текущего счета в 2017-2018 годах останется почти неизменным, улучшение условий торговли на сырьевых рынках будет компенсировано последующим восстановлением спроса на импортируемые потребительские и инвестиционные товары в условиях повышения доходов населения и умеренного усиления реального эффективного обменного курса гривны.

Чистые поступления по финансовому счету в 2017 году (4.6 млрд. долл.) будут обеспечены восстановлением притока долгового капитала в частный сектор. В 2018 году частный сектор будет активнее привлекать как долговой капитал, так и прямые иностранные инвестиции на фоне улучшения инвестиционного климата и ускорения экономического роста.

Ключевым предположением этого прогноза является дальнейшее сотрудничество с МВФ, которое остается важным источником пополнения международных резервов страны, облегчает доступ к финансированию от других международных организаций, а также является индикатором прогресса в структурных реформах и, соответственно, инвестиционной привлекательности страны.

Вместе с профицитом сводного платежного баланса получение внеплановых траншей по программе EFF позволит увеличить международные резервы по состоянию на конец 2018 года до 27.1 млрд. долл. (или 5.3 месяцев импорта будущего периода). Дальнейшее накопление резервов остается важной задачей для Национального банка и власти в целом, учитывая высокие объемы внешних платежей с 2019 года.

Фискальная политика в 2017 году станет более стимулирующей и направленной на частное потребление, прежде всего, из-за решения о повышении минимальной заработной платы. Но в целом дефицит бюджета СЗДУ будет оставаться в пределах 3% ВВП. Рост доходов от ЕСВ позволит снизить бюджетную поддержку Пенсионного фонда, а увеличение расходов на заработную плату в бюджетном секторе будет компенсироваться более высокими поступлениями от налогов на потребление и повышением акцизных ставок.

Первичный профицит сводного бюджета будет сохраняться на уровне не менее 1% ВВП.

Квазифискальные риски существенно снизились после капитализации государством Приватбанка в конце 2016 года, а также за счет устойчивого финансового состояния НАК «Нафтогаз».

Смягчение монетарной политики замедлится из-за направленности на достижение инфляционных целей

Устойчивое снижение инфляционного давления на фоне дальнейшего уменьшения рисков для ценовой стабильности позволило Национальному банку в течение 2016 года последовательно и активно смягчать монетарную политику. Учетная ставка снижалась 6 раз – суммарно с 22% годовых до 14%. Это отражалось в соответствующем уменьшении краткосрочных процентных ставок на межбанковском рынке и обеспечивало снижение ставок по ОВГЗ и розничных ставок коммерческих банков по депозитам и кредитам.

Однако в целом реальные процентные ставки оставались относительно высокими, что способствовало продолжению притока депозитов в банковскую систему, особенно в национальной валюте. Кредитная активность все еще оставалась слабой, что, прежде всего, было обусловлено высокими рисками и закредитованностью реального сектора.

Согласно базовому сценарию в ответ на рост рисков инфляции и замедления процесса улучшения инфляционных ожиданий Национальный банк будет вынужден более сдержанно осуществлять смягчение монетарной политики в 2017 году. Монетарные условия остаются относительно жесткими, чтобы обеспечить дальнейшее снижение инфляции в соответствии с утвержденными инфляционными целями: 8% ± 2. п.п. на конец 2017 года и 6% ± 2. п.п. наконец 2018 года.

Баланс рисков для инфляции является симметричным на прогнозном горизонте

Баланс рисков для прогноза годовой инфляции является симметричным, однако направления влияния возможных рисков отличаются для отдельных внутренних и внешних условий.

В частности, для внутренней среды сохраняется существенная неопределенность относительно проведения макроэкономической политики и структурных реформ, необходимых для сохранения макрофинансовой стабильности, увеличения потенциала экономики и продолжения программы с МВФ.

Особенно это касается соблюдения бюджетных параметров и покрытия дефицита за счет недолговых источников (приватизации). Так, влияние повышения минимальной заработной платы может отличаться от заложенного в базовый сценарий с соответствующими последствиями для бюджетного дефицита, потребительского спроса и инфляции.

Кроме того, существует риск, что бюджетная политика станет направленной на текущее потребление. Это, с одной стороны, уменьшает возможности для государственных инвестиций и не способствует снижению долговой нагрузки, а с другой – ослабляет внешнюю конкурентоспособность и соответственно восприятие внутренними и внешними экономическими агентами курсовых перспектив.

Дополнительная неопределенность связана с изменением административно-регулируемых тарифов.

Во внешней среде основную неопределенность генерирует политика новоизбранного президента США Дональда Трампа. Более резкие фискальные стимулы в США могут привести к увеличению спроса на сырьевые товары в мире. Это скажется на экспортных поступлениях в Украину и курсовой динамике гривны и будет иметь прямое влияние на потребительскую инфляцию через изменение цен на сырье и импортируемые товары.

В то же время, более резкая реакция на такие фискальные импульсы со стороны Федеральной резервной системы США обусловит более жесткие финансовые условия для развивающихся стран. И если для Украины, учитывая ограниченный доступ к рынкам капитала, прямой эффект будет минимальным, то косвенный эффект через дальнейшую девальвацию и сжатие спроса в странах – торговых партнерах, существенно уязвимых к изменениям потоков иностранного капитала (например, Турции), может быть достаточно существенным.

Реализация выше обозначенных и других рисков в течение прогнозного периода может обусловить отклонение фактической инфляции от целевой траектории и вызвать соответствующую реакцию Национального банка.

ВНЕШНЯЯ СРЕДА

В III квартале внешний спрос, выраженный средневзвешенным показателем годовых темпов экономического роста стран – основных торговых партнеров (ОТП) Украины, ослаб вследствие падения экономики Турции и замедления в странах Центральной и Восточной Европы. Однако устойчивые темпы экономического роста демонстрировали Еврозона, Китай, США и Индия. Имеющиеся данные свидетельствуют об ускорении экономической активности в отдельных странах – ОТП Украины уже в IV квартале.

Мировая ценовая конъюнктура для украинских экспортеров в IV квартале улучшилась за счет роста цен на сталь, железную руду, подсолнечное масло и удобрения. Цены на зерновые, несмотря на рекордные урожаи, стабилизировались, а в начале 2017 года даже незначительно выросли благодаря действию временных факторов со стороны предложения.

Цены на нефть в течение октября-ноября колебались в пределах 47-52 долл./бар, главным образом, под влиянием изменения запасов нефти в США и ожиданий относительно договоренностей между странами – основными производителями нефти. Достигнутое соглашение между странами – членами ОПЕК и другими ведущими производителями в конце ноября оказало существенную поддержку ценам, которые выросли до 55 долл./бар. Однако существующий избыток предложения на рынке сдерживал дальнейший рост цен.

В течение IV квартала мировые финансовые рынки находились под влиянием ожиданий относительно проведения монетарной политики ведущими центральными банками мира, включая ФРС и ЕЦБ, результатов заседаний указанных банков и выборов президента США. Соответственно, в первой половине IV квартала 2016 года динамика ведущих фондовых индексов ухудшалась. Вместе с тем, фондовые индексы развивающихся стран избежали падения вследствие ожиданий относительно постепенного роста цен на сырьевые товары.

Во второй половине квартала ситуация на финансовых рынках существенно улучшилась для развитых стран на фоне оптимизма относительно ускорения экономического роста США из-за фискальных стимулов. Это привело к укреплению доллара США и стремительному росту процентных ставок по государственным ценным бумагам. Как следствие, произошел отток средств из финансовых активов стран, рынки которых развиваются, и девальвация обменных курсов этой группы стран, за исключением валют стран – экспортеров нефти.

Средневзвешенный показатель годовых темпов экономического роста в странах – ОТП (выраженный динамикой индекса UAwGDP) в III квартале 2016 года, несмотря на устойчивые темпы роста экономики Еврозоны, Китая и ускорение экономик США и Индии, снизился по сравнению с предыдущим кварталом. Причинами снижения были падение экономики Турции и замедление темпов роста стран ЦВЕ.

В США, после замедления в первом полугодии, в III квартале 2016 года рост ВВП ускорился до 1.7% г/г. Активизация экономического роста произошла за счет потребления, экспорта и запасов. Увеличение потребительских расходов произошло на фоне улучшения показателей рынка труда (уровень безработицы в ноябре снизился до 4.6% г/г) и потребительских настроений.

Устойчивые темпы роста экономики Еврозоны продолжали поддерживать политика количественного смягчения ЕЦБ (несмотря на слабые результаты относительно достижения инфляционной цели) и рост спроса на европейскую продукцию, прежде всего, со стороны отдельных стран сырьевой ориентации.

Экономический рост в СНГ ускорился (кроме Беларуси, реальный ВВП которой снижается второй год подряд из-за сокращения Россией поставок нефти для НПЗ). Замедление падения экономики России (до 0.4% г/г в III квартале 2016 года) произошло благодаря наращиванию в обрабатывающей промышленности и возобновлению роста в производстве нефти и газа.

Страны ЦВЕ, которые входят в состав индекса, замедлили темпы роста из-за нестабильности на финансовых рынках и существенного сокращения инвестиций, в первую очередь, в строительной отрасли.

Несмотря на дальнейший процесс трансформации, темпы роста экономики Китая остаются неизменными уже три квартала подряд – на уровне 6.7% г/г в III квартале. Такой динамикой экономика обязана комплексу мер экономического стимулирования (особенно инвестированию в инфраструктурные проекты) на фоне жесткого регулирования со стороны центрального банка (в частности относительно условий предоставления кредитов). Это, в свою очередь, стимулировало рост внутреннего спроса.

Впервые с 2009 года произошло падение реального ВВП Турции (на 1.8% г/г в III квартале) из-за значительного снижения внутреннего спроса и экспорта товаров и услуг и некоторого снижения валового накопления основного капитала на фоне политической нестабильности и девальвации турецкой лиры.

Однако уже в IV квартале 2016 года экономическая деятельность отдельных стран – ОТП Украины активизировалась. В частности, за счет оживления в розничной торговле и металлургической отрасли экономика Китая дала дополнительный импульс странам Азии. Благодаря наращиванию в обрабатывающей промышленности и возобновлению роста в производстве нефти и газа экономика РФ в IV квартале 2016 года вышла в положительную плоскость. Промышленное производство в Еврозоне постепенно росло, прежде всего, из-за восстановления производства в ключевых странах – Германии и Франции благодаря расширению внешней торговли.

Инфляционное давление со стороны стран – ОТП Украины, выраженное индексом UAwCPI3, оставалось практически стабильным третий квартал подряд. Так, в годовом измерении средняя потребительская инфляция стран ОТП была на уровне 3%. Продолжилась конвергенция инфляционных процессов:

– в развивающихся странах с высокой инфляцией продолжалось замедление годовых темпов изменения ИПЦ (прежде всего, в России);

– в странах с низкой инфляцией (страны ЕС) продолжилась рефляция (восстановление инфляционных процессов после дефляции).

Мировая ценовая конъюнктура для украинских экспортеров в IV квартале, как и ожидалось, существенно улучшилась. Индекс ценовой конъюнктуры для украинских экспортеров (ЕСРІ) за IV квартал вырос на 4.1% кв./кв. (8.8% г/г). Основной вклад в его рост обусловили динамика цен на сталь, железную руду, подсолнечное масло и удобрения. Цены на зерновые стабилизировались на низком уровне.

С начала IV квартала 2016 года цены на стальную продукцию в различных регионах мира выросли главным образом под влиянием увеличения затрат на сырье, прежде всего, коксующийся уголь и железную руду. До середины декабря цены на стальную продукцию продолжали расти, и достигли своего наивысшего уровня за последние два года.

Главными причинами стремительного роста цен на коксующийся уголь стало сокращение объема предложения из-за закрытия китайских шахт в рамках государственной политики ликвидации избыточных мощностей, наводнения в угледобывающих районах Китая и уменьшения производства и экспорта в Австралии и Северной Америке.

В результате цены на коксующийся уголь достигли максимальных отметок с 2013 года.

Цены на железную руду выросли в результате стремительного повышения спроса на нее и из-за девальвации юаня. Учитывая большой объем денежной массы в Китае, и ограниченные возможности для инвестиций внутри страны инвесторы скупали активы, привязанные к доллару, в том числе и железную руду. Спрос на высококачественную руду увеличился сразу после роста цен на коксующийся уголь. Поскольку из-за более высокого содержания железа в руде металлургия требует меньше кокса. Сократились поставки железной руды из Бразилии за счет наращивания внутреннего производства стали.

Одновременно на рынке стали наблюдалось существенное оживление спроса благодаря активизации экономической деятельности, в частности, в странах Европы, Индии, Турции, Китае. В Китае спрос имел ажиотажный характер, поскольку потребители спешили заключить контракты, пока стальная продукция не подорожала еще больше. Кроме того, внутреннее потребление в Китае увеличилось на фоне расширения капиталовложений крупных государственных компаний в значительные инфраструктурные проекты и подъема в секторе жилой недвижимости.

Дополнительными факторами роста цен на сталь были: действие антидемпинговых ограничений, девальвация национальных валют (в условиях укрепления доллара США), намерения Китая ограничить производство стали и усиление экологического контроля властями этой страны. Кроме того, увеличение волатильности цен свидетельствует об имеющейся спекулятивной составляющей в ценах, как на железную руду, так и на сталь. Спекулятивные операции подпитывали ожидания относительно дальнейшего сокращения стальных мощностей Китаем.

Вместе с тем, уже во второй половине декабря 2016 года на фоне типичной для конца года ситуации с замедлением деловой активности цены несколько откорректировалось.

Производство железной руды в мире и основные факторы, определяющие ее цену

Около 98% добываемой в мире железной руды используется для производства чугуна, который является промежуточным продуктом в процессе производства стали. Поэтому спрос на железную руду определяется в основном спросом на сталь. Весомыми факторами влияния на цену железной руды являются:

цена на коксующийся уголь, как сырьевой материал, который широко используется для подготовки руды и выделения из нее вредных примесей (в частности, серы);

мировой спрос на руду, особенно со стороны Китая. В 2015 году мировое потребление руды составило почти 1.9 млрд. тонн. При этом на Китай приходилось около 40% от общемирового спроса (из него 65.1% – импорт, по оценкам PricewaterhouseCoopers “Mine 2016 Slower, lower, weaker… but not defeated”) вследствие значительных объемов производства стали;

высокий уровень консолидации (монополизации) поставок руды. На так называемую “Большую тройку” – BHP Billiton (Австралия), Rio Tinto (Австралия) и Vale (Бразилия) приходится около 70% мировой торговли железной рудой, вследствие чего они влияют на ценообразование. Так, в первом полугодии 2016 года “Большая тройка” коллективно сократила объемы добычи руды на 70 млн. т, что на фоне увеличения спроса на сталь со стороны Китая ускорило рост цен во втором полугодии 2016 года;

форс-мажорные обстоятельства, связанные в основном с погодными условиями (например, периодические закрытия портов, в том числе крупнейшего Порта Хэдланд в Австралии из-за тропических циклонов или горнодобывающих компаний в Бразилии из-за проливных дождей и др.).

В 2016 году цены на руду стремительно выросли под влиянием действия дополнительных факторов:

стремление Китая снизить зависимость от импортных поставок (которые в 2015 году достигали 70% от внутреннего спроса на руду) на фоне сокращения объемов производства стали. С целью уменьшения зависимости страны от импорта Китай использует следующие стратегии:

накопление значительных запасов железной руды в портах и на предприятиях. Складские запасы железной руды в китайских портах выросли до самого высокого уровня за последние два года (всего за девять месяцев 2016 года прирост запасов составил 15%);

увеличение инвестиций, прежде всего, государственных, в покупку и разработку месторождений в богатых рудой регионах, в том числе за рубежом. За первое полугодие 2016 года китайские компании и фонды приобрели зарубежные горнодобывающие активы (в основном, в Африке и Латинской Америке) на сумму около 4.5 млрд. долл.;

сокращение избыточных стальных и угольных мощностей на фоне сокращения внутреннего спроса на сталь. Китай с начала 2016 года на конец октября сократил мощности по производству стали на 45 млн. тонн и добычу угля – на 250 млн. тонн.

С целью рационализации в начале декабря 2016 года завершилось создание нового металлургического гиганта Baowu Steel Group за счет объединения нескольких компаний. Это будет вторая по объемам производства стали (60 млн. т.) металлургическая компания в мире после ArcelorMittal. Кроме того, China Banking Regulatory Commission (CBRC) запретила банкам страны кредитовать угольные и стальные компании, которые нарушают нормативы сокращения мощностей. В 2017 году ожидается сокращение спроса на сталь со стороны Китая на 1.5% (China Metallurgical Industry Planning and Research Institute, 28.12.2016);

задержка с вводом новых проектов по добыче железной руды:

проекта BHP Billiton по отгрузке железной руды в Западной Австралии из-за разрушительного действия тропических циклонов;

прекращение компанией Vale SA производства концентрата железной руды на двух предприятиях в Бразилии из-за экологической катастрофы возле месторождений (прорыв дамбы и затопление региона);

полный выход компании Rio Tinto из проекта на одном из богатейших железорудными ископаемыми месторождении мира Simandou. Получив права на разработку месторождения еще в 1997 году, компания так и не смогла приступить к работам из-за длительного конфликта с местной властью.

На фоне стремительного повышения цен на железную руду в течение IV квартала 2016 года (около 45%) некоторые организации начали пересматривать свои прогнозы. Однако изменения прогнозных оценок являются незначительными, поскольку практически все ожидают коррекции цен в 2017 году.

Кроме того, цены на коксующийся уголь в конце 2016 года уже возобновили снижение. Так, в Китае прошлый дефицит коксующегося угля был практически ликвидирован благодаря восстановлению внутренних поставок. Национальная комиссия по развитию и реформам Китая (NDRC) в ноябре 2016 года отменила некоторые ограничения, введенные в марте 2016 года на местных угольных шахтах (полное снятие ограничений ожидается к концу I квартала 2017 года).

Национальная комиссия по развитию и реформам разрешила компаниям работать 330 дней в год, а не 276 установленных ранее. Одновременно спрос на уголь снизился и со стороны Индии. Она объявила о введении на пятилетний срок антидемпинговых пошлин на кокс из Австралии и Китая, на которые приходилось около 50% товарных поставок этого сырья в страну. Размер пошлины составит 16.29 долл./т для австралийской продукции и 25.2 долл./т для китайской. По данным S&P Global Platts, стоимость китайского кокса в Индии превышает 350 долл./т. Китай является крупнейшим экспортером кокса в Индию, которая, в свою очередь, является крупнейшим зарубежным рынком сбыта для китайских производителей этой продукции. Также возобновлена работа на двух шахтах по добыче угля в Австралии.

Сейчас рынок железной руды почти сбалансирован. Эксперты Morgan Stanley оценивают избыток предложения на уровне лишь 100 млн. т. Гендиректор австралийской компании Fortescue Metals Group, гендиректор австралийской горнодобывающей компании Roy Hill Holdings, эксперты Barclays и Citigroup оценивают рынок как почти сбалансированный.

Кроме того, ожидается увеличение поставок железной руды из США, Австралии и Бразилии вследствие запуска дополнительных добывающих мощностей и наращивания запасов. В частности, компания Vale 17 декабря 2016 года официально открыла свой крупнейший проект за всю историю добычи железной руды (S11D), коммерческие поставки с которого начались в январе 2017 года. Ожидается, что объем производства за четыре года вырастет до 90 млн. тонн в год.

Кроме того, австралийский комбинат Roy Hill Holdings сообщил об увеличении производственных мощностей.

Поэтому колебания цен в 2017 году ожидаются в диапазоне 40-60 долл./т.

Цены на зерновые демонстрировали признаки стабилизации, хотя и на низком уровне. Несмотря на рекордные урожаи, причинами поддержки и даже некоторого слабого роста цен в конце IV квартала были:

на пшеницу:

сокращение предложения пшеницы высокого качества на рынке ЕС из-за ожиданий низких урожаев, наводнения на Западе США (штаты Иллинойс, Миссури, Оклахома), что причинило существенный вред озимым посевам, нестабильности закупок значительных партий пшеницы Египтом;

на кукурузу:

временные разрывы в поставках кукурузы на рынок вследствие исчерпания урожаев из стран Латинской Америки и позднего сбора урожая в странах Европы. Невыполнение планов по посевной в Аргентине (только на 76% от запланированных площадей) из-за продолжительной засухи и сезонного снижения поставок из США в период отпусков, связанных с Рождеством и Новым годом.

Мировые цены на нефть с начала IV квартала 2016 года находились под давлением ожиданий участников рынка в части перспектив выполнения договоренностей стран – членов ОПЕК по сокращению производства нефти, а также временного снижения запасов нефти и нефтепродуктов в США. Колебания составляли от 47 до 52 долл./бар. В сторону понижения на цены продолжали давить:

возобновление добычи на сланцевых месторождениях США и Канады, несмотря на начало периода ремонтно-технического обслуживания НПЗ в США;

продолжение стремительного наращивания добычи нефти странами ОПЕК, в частности, Ливией, Ираном, Ираком, Кувейтом, Нигерией, в результате чего объем добычи нефти странами ОПЕК достиг очередного рекорда – 33.8 млн. бар/сутки;

увеличение добычи нефти Россией до рекордных 11.2 млн. бар/сутки и началом поставок нефти Казахстаном с Кашаганского месторождения, одного из крупнейших в мире (геологические нефтяные запасы оцениваются около 6 млрд. т.).

Вместе с тем, 30 ноября страны – члены ОПЕК и другие мировые производители достигли соглашения, которое предполагает сокращение суточной добычи на 1.2 млн. бар – до 32.5 млн. бар. для стран ОПЕК и 0.6 млн. бар для других мировых производителей. Такое решение мгновенно привело к росту цен до примерно 55 долл./бар, однако из-за отсутствия уверенности относительно выполнения этого соглашения цены корректировались. На протяжении декабря мировые цены на нефть колебались в пределах 52-55 долл./бар на фоне приближения срока введения соглашения в действие.

Несмотря на пессимизм рынков, с начала января 2017 года Кувейт сообщил о сокращении объемов производства нефти на 130 тыс. бар/сутки, отдельные российские компании – на 50 тыс. бар/сутки, а Saudi Arma предупредила своих клиентов в Азии о небольшом сокращении поставок в феврале. Это подтолкнуло цены до 58 долл./бар. Однако отсутствие сообщений от других производителей, а также планы Ирана по увеличению экспорта нефти за счет накопленных резервов и восстановление распродажи стратегических запасов США понизило цены до 54 долл./бар.

На мировых финансовых рынках в первой половине IV квартала 2016 года тенденция, начатая в сентябре, к ухудшению динамики индексов ведущих стран продолжилась, несмотря на относительно благоприятные макроэкономические данные, как по США, так и Еврозоны. Причинами были:

усиление ожиданий относительно повышения ставки ФРС в декабре на фоне отсутствия изменений в монетарной политике ЕЦБ по итогам октябрьского заседания (в отсутствии рассмотрения вопроса QE);

неопределенность в отношении результатов президентских выборов в США;

увеличение волатильности на финансовых рынках – индекс волатильности VIX вырос на 28% – до 17 п.п. в октябре, что является самым большим ростом с августа 2015 года;

укрепление доллара США;

проблемы в банковской системе европейского региона, в частности, итальянских банков.

Однако индекс MSCI EM избежал падения из-за улучшения экономических перспектив стран, рынки которых развиваются, на фоне ожиданий постепенного роста цен на сырьевые товары.

Неожиданные результаты выборов президента США в начале ноября привели к одномоментному существенному снижению фондовых индексов ведущих стран мира (в среднем на 3-5%), которое быстро было откорректировано. Участники рынка сосредоточились на потенциальных шагах новоизбранного президента Д. Трампа, которые могут привести к повышению экономической активности США, ускорению инфляции и повышению процентной ставки ФРС. Это оказало и поддержку доллару США. Такими вероятными шагами будут:

смягчение регуляторных барьеров для финансовых учреждений США (в частности, отмена значительной части нормативов, введенных после финансового кризиса, известных под названием закон Додда – Франка, а также отмена внесенных изменений в 2011 году Закона Гласса – Стиголла, который разделил деятельность коммерческих и инвестиционных банков);

уход от политики жесткой экономии бюджетных расходов (увеличение объема фискальных стимулов на 1 трлн. долл. до около 5 трлн. долл.) на фоне снижения налогов, создания новых рабочих мест, поддержки национальных компаний, восстановления инфраструктуры.

Смещение акцентов в стимулировании экономики: от монетарной поддержки к фискальным стимулам

В последнее время развитые страны, в частности, Япония, Еврозона, Великобритания все чаще склоняются к использованию нетрадиционных монетарных методов поддержания экономического роста и достижения инфляционной цели. Это проявляется в форме масштабных заимствований и инвестиций в инфраструктурные проекты или так называемых “вертолетных денег”, то есть таких форм монетарного финансирования государственных расходов, как, например, покупка центральным банком государственных облигаций по нулевой ставке, списание долгов правительства перед центральным банком, прямое финансирование частного сектора через покупку корпоративных ценных бумаг.

Ожидается, что США сместит акцент поддержки экономического роста с монетарной поддержки на фискальные стимулы. В пользу такого смещения выдвигаются следующие аргументы:

относительно более быстрый стимулирующий эффект для экономики, благодаря прямому влиянию на ВВП;

исчерпание позитивных последствий для экономики от реализации политики количественного смягчения;

наличие структурных препятствий на пути экономического роста, которые не могут быть устранены с помощью монетарной политики.  Среди последних – высокие уровни долга частного сектора, низкий уровень капитальных инвестиций;

негативные побочные эффекты количественного смягчения такие, как стимулирование спекулятивной активности на финансовых рынках.

Последствиями смещения акцента в сторону фискального стимулирования для США могут быть ускорение инфляции, рост давления на процентные ставки в сторону повышения, существенное подорожание валюты. Это соответственно может привести к снижению привлекательности финансовых активов стран, рынки которых развиваются, и к увеличению девальвационного давления на обменные курсы этой группы стран.

Например, чистый приток капитала в страны, рынки которых развиваются, начал замедляться уже с 2013 года после заявлений ФРС относительно намерений сворачивания программы количественного смягчения, вследствие чего часть средств начала переориентироваться в ценные бумаги США. Уже в 2015 году произошел существенный отток портфельных инвестиций из стран, рынки которых развиваются, и снижение объемов кредитов в условиях слабости кредитования западных банков. Причем негативные тенденции продолжались до первой половины I квартала 2016 года.

Чистый приток портфельных инвестиций в эту группу стран возобновился с февраля 2016 года и был вызван, прежде всего, поиском более высоких уровней доходности на фоне низких и отрицательных процентных ставок в развитых странах. Причем инвесторы отдавали предпочтение инвестициям в облигации по сравнению с акциями, что было связано в значительной степени с ожиданиями низких долгосрочных ставок в США. Однако уже в IV квартале 2016 года ситуация изменилась в противоположную сторону и может усилиться в перспективе.

Ожидаемое смещение акцентов в пользу фискального стимулирования США существенно поддержало рост фондовых индексов развитых стран во второй половине IV квартала 2016 года. Дополнительным фактором роста выступила переориентация инвестиций с рынка облигаций, который потерпел обвальное падение, в рынок акций.

Масштаб потерь на рынке облигаций указывает на завершение 30-летнего восходящего цикла на этом рынке. Стоимость облигаций в мировом масштабе в ноябре 2016 года снизилась на 1.7 трлн. долл., согласно индексу Barclays.

Пересмотрены прогнозы инфляции и темпов роста ВВП США в сторону повышения. Усиление в этих условиях ожиданий относительно повышения ставок ФРС, а также ожидаемый рост национального долга (по оценке Committee for a responsible federal budget – более чем на 20% или на 5.3 трлн. долл. на конец 2026 года), привели к повышению доходности казначейских облигаций в США. В декабре – до 2.6%, самого высокого уровня с сентября 2014 года. Спред относительно 10-летних ставок Еврозоны был максимальным с 1989 года.

В то же время, как и ожидалось, ФРС в декабре повысила базовую процентную ставку. Это оказало дополнительную поддержку доллару США и увеличило девальвационное давление на евро. Дополнительными факторами давления на евро выступили: усиление политических рисков в Еврозоне на фоне избирательной кампании во Франции, смена правительства в Италии, неопределенность процесса Brexit, а также продление срока действия программы количественного смягчения ЕЦБ (несмотря на дальнейшее сокращение ее объемов). В результате курс евро снизился до USD/EUR 1.038.

Как следствие, ситуация для финансовых активов стран, рынки которых развиваются, в ноябре-декабре 2016 года существенно ухудшилась, учитывая перспективу ужесточения монетарной политики ФРС, рост доходности 10-летних облигаций правительства США и укрепление курса доллара США.

Ожидаемое ускорение ужесточения монетарной политики ФРС вместе с протекционистскими тенденциями в США и в глобальном масштабе создало предпосылки для масштабного оттока капитала из этой группы стран. Отток портфельных инвестиций из стран, рынки которых развиваются, за период с 4 октября до 16 декабря 2016 года, по данным IIF, составил 23 млрд. долл., из них 18 млрд. долл. США приходятся на период после выборов в США.

Однако в конце года отток капитала приостановился, и даже увеличилась привлекательность активов этой группы стран. Заинтересованность инвесторов обусловлена разницей в уровнях процентных ставок в пользу этих стран, а также в положительных долгосрочных перспективах стран EM, более высоких темпах экономического роста по сравнению с развитыми странами и улучшении макроэкономических показателей в целом.

По результатам IV квартала 2016 года валюты стран, рынки которых развиваются, преимущественно обесценились, за исключением валют стран сырьевой ориентации (российский рубль, казахстанский тенге, бразильский реал) в условиях укрепления доллара США на мировых валютных рынках и усиления ожиданий относительно повышения ставок ФРС.

В декабре, однако, обесценивание валют стран, рынки которых развиваются, замедлилось, а часть валют укрепилась. Так, несмотря на давление на валюты стран ЦВЕ со стороны существенного падения евро, венгерский форинт укрепился после пересмотра данных по темпам роста ВВП в сторону повышения, польский злотый – под воздействием сигналов Народного банка Польши относительно сохранения жесткой ориентации монетарной политики.

ИНФЛЯЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ

В 2016 году произошло стремительное снижение потребительской инфляции в Украине – до 12.4%, тогда как в 2015 году потребительские цены выросли на 43.3%. В то же время, по сравнению с предыдущим кварталом потребительская инфляция ускорилась (с 7.9% г/г в сентябре 2016 года).

Динамика потребительских цен в 2016 году была близка к прогнозам Национального банка, которые публиковались в Инфляционных отчетах в течение года и предусматривали рост потребительских цен на 12% по итогам года. Таким образом, достигнута цель по инфляции на 2016 год в пределах 12% ± 3 п.п., определенная Стратегией монетарной политики на 2016-2020 годы.

Быстрое замедление инфляции в 2016 году произошло, прежде всего, благодаря ослаблению инфляционного давления, обусловленному фундаментальными факторами. Об этом свидетельствовало стремительное замедление базовой инфляции. Также значительное влияние имели предрасполагающие факторы со стороны предложения сырых продуктов питания.

В то же время, основными факторами роста цен стало повышение тарифов, которые регулируются административно, и увеличение мировых цен на нефть. Действие этих факторов усилились в IV квартале, что и повлияло на ускорение роста общего ИПЦ.

Базовая инфляция

Базовая инфляция по результатам 2016 года, так и по сравнению с предыдущим кварталом замедлилась до 5.8% г/г (с 34.7% в 2015 году, 6.3% г/г в сентябре) и практически соответствовала последнему прогнозу Национального банка (5.6% г/г). Снижению базовой инфляции и в целом инфляционного давления способствовали умеренные фискальная и монетарная политика, ослабление интенсивности военного конфликта на востоке, вторичные эффекты от действия факторов со стороны предложения сырых продуктов питания.

Так, усиление роли учетной ставки, ее взвешенное снижение в течение года и усилия правительства по поддержанию фискального дефицита в пределах целевых норм привели к существенному улучшению инфляционных и курсовых ожиданий и сдерживали инфляцию со стороны спроса.

Также важным фактором снижения инфляции была умеренная волатильность обменного курса гривны, которая наблюдалась на протяжении большей части года благодаря благоприятной ситуации на внешних рынках, поступлениям от экспорта высокого урожая зерновых и масла, а также благодаря мерам Национального банка по сглаживанию чрезмерных колебаний курса на межбанковском валютном рынке.

В то же время, в IV квартале 2016 г. замедление базовой инфляции сдерживалось незначительным ухудшением инфляционных ожиданий предприятий и домохозяйств.

В 2016 году цены на товары, преимущественно которые импортируются, такие как бытовая техника, одежда и обувь, замедлили рост до 5.7% г/г и 5.5% г/г (по сравнению с соответственно 36.4% г/г и 35% г/г в 2015 году). Цены на отдельные товары, например, аудио- и видеотехнику, а также оборудование для обработки информации даже снизились в годовом измерении (соответственно на 1.8% г/г и 0.4% г/г).

Также существенно замедлился рост цен на продукты питания с высокой степенью обработки – до 5.7% г/г (с 42.3% г/г в 2015 году), что связано с вторичными эффектами от снижения инфляции сырых продуктов питания.

В то же время, по сравнению с III кварталом рост цен на продукты питания с высокой степенью обработки несколько ускорился (с 5.0% г/г в сентябре). Это произошло в первую очередь из-за подорожания отдельных видов сырья (молоко).

Темпы роста стоимости услуг базового ИПЦ в декабре 2016 г. составили 8.7% г/г, оставшись неизменными по сравнению с сентябрем, однако снизившись с 17.6% г/г в декабре 2015 г.

Небазовая инфляция

Небазовая инфляция в течение IV квартала 2016 года ускорилась до 17.5% г/г (9.0% г/г в сентябре), хотя и осталась значительно ниже, чем в 2015 году (49.7% г/г).

Основной вклад в ускорение базовой инфляции в конце года имело повышение ее административной составляющей, хотя рост цен и тарифов, которые регулируются административно, в 2016 году был значительно ниже, чем в 2015 году (34.6% г/г и 64.4% г/г соответственно).

В течение прошлого года продолжалось повышение тарифов на все виды услуг ЖКХ: электроэнергию – на 60.0%; холодную воду – на 42.0%; канализацию – на 28.3%; газ природный – на 42.0%; горячую воду – на 82.9%; а в IV квартале также отобразилось повышение тарифов на отопление (на 89.3%), которое произошло в июле.

В IV квартале ускорился рост цен на табачные изделия и алкогольные напитки (до 22.9% г/г и 21.6% г/г в декабре соответственно) из-за ценовой политики производителей табачных изделий и роста себестоимости.

Кроме того, в декабре правительством были повышены минимальные цены на алкогольные напитки (в среднем на 27%).

Также продолжалось ускорение роста цен на хлеб (до 7.4% г/г в декабре), прежде всего, вследствие роста производственных затрат. Однако темпы роста были существенно ниже, чем в 2015 году (45.7% г/г).

Рост цен на сырые продовольственные товары замедлился до 1.2% г/г в декабре 2016 года (с 40.7% г/г в 2015 году и 3.5% г/г в сентябре). Стремительное снижение инфляции сырых продуктов питания произошло под влиянием ряда факторов предложения, действие которых были более мощными и более продолжительными, чем предполагалось.

В частности, речь идет о высоких урожаях: в Украине – зерновых, овощей и некоторых фруктов (например, яблок), а в других странах – цитрусовых. В IV квартале углубилось падение цен на овощи борщового набора – до 43.1% г/г, в то время как в прошлом году они выросли в 2.8 раза.

Кроме того, торговая политика России в отношении Украины (продовольственное эмбарго с начала 2016 года), так и относительно других стран, обусловила расширение предложения продовольственных товаров. Так, торговые санкции России на поставки отдельных видов сельскохозяйственной продукции турецкого производства привели к увеличению предложения овощей и фруктов на украинском рынке и, соответственно, снижению цен.

В частности, в 2016 году цены на мандарины и апельсины снизились на 13.6% г/г (а в 2015 году выросли на 43.2% г/г). На помидоры и огурцы – на 45.8% г/г и 35.1% г/г (по сравнению со снижением на 24.6% г/г и 28.5% г/г в 2015 году).

Рост цен на мясо немного ускорился в IV квартале (до 5.0% г/г) вследствие активизации спроса. Сдерживающим фактором были ограничения на экспорт свинины и курятины на фоне неблагоприятной эпизоотической ситуации. Также во втором полугодии 2016 г. ускорился рост цен на молоко и молочные продукты на фоне усиления спроса со стороны переработчиков из-за повышения объемов экспорта молочных продуктов.

Цены на топливо в 2016 году выросли на 19.5% г/г (12.3% г/г в 2015 году). Рост цен ускорился в IV квартале, и это отражало повышение цен на нефть на мировых рынках и умеренную девальвацию гривны. Однако в IV квартале замедлился рост цен на сжиженный газ до 24.0% г/г в декабре, что связано с преодолением его дефицита, который в предыдущие кварталы сформировался вследствие сокращения импорта из России и Беларуси.

Оценка прогноза инфляции

По итогам 2016 года фактический уровень инфляции составил 12.4%, что очень близко к прогнозу 12%, который был обнародован в начале года. Однако динамика компонентов инфляции несколько отличалась от прогнозируемой.

С одной стороны, административно-регулируемые цены выросли быстрее, чем прогнозировалось в начале 2016 года. Это, прежде всего, объясняется более быстрым приведением тарифов на услуги ЖКХ к экономически обоснованному уровню. В частности, в конце апреля 2016 года правительство приняло решение об установлении единой цены на газ для населения и промышленности, отменив так называемую социальную норму, которая действовала в отопительный сезон.

Для населения это решение было частично компенсировано увеличением расходов бюджета на предоставление субсидий на оплату услуг ЖКХ. Однако оно полностью отразилось в изменении ИПЦ, поскольку по методологии составления индекса в расчетах не учитываются скидки, предоставленные в виде государственной помощи.

Также фактический рост мировых цен на нефть превысил ожидания. Поэтому вклад цен на топливо изменился с отрицательного значения на положительное, хотя и остался незначительным.

С другой стороны, базовая инфляция и рост цен на сырые продовольственные товары оказались ниже, чем прогнозируемые. Более низкая базовая инфляция была обусловлена несколько более сдержанной монетарной политикой, чем предполагалось в начале 2016 года.

Это было связано с высокими инфляционными рисками на фоне периодического обострения политического напряжения, отсрочки внешнего финансирования, а также высокой волатильности мировых цен на сырьевые товары.

Вдобавок, импортируемая инфляция была ниже прогнозируемой за счет более сильного номинального обменного курса и низкой инфляции в странах – торговых партнерах, что имело влияние на все компоненты инфляции. Более низкие темпы роста цен на сырые продукты питания объясняются рядом шоков со стороны предложений, которые были более выраженными и более длительными, чем предполагалось.

Источник: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий