Интервью с украинской предпринимательницей совладелицей компании «Экония» Ириной Варагаш

26.04.2016 – Уважаемые читатели и посетители сайта! Представляем вашему вниманию интервью с топ-100 успешными предпринимателями Украины. Третье – с совладелицей производителя детской воды под известным брендом «Малютка» Ириной Варагаш.

Читайте также: Интервью с украинским предпринимателем владельцем компании «Модерн-экспо» Петром Пилипюком

Интервью с украинским предпринимателем совладельцем компании «Новая почта» Вячеславом Климовым

Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Справка о компании «Экония» от Михаила Гранчака, директора инвестиционно-банковского департамента Dragon Capital:

– «Экония» – украинский производитель №1 детской питьевой воды.

– Предприятие было основано в 1996 году и изначально занималось выпуском обычной питьевой воды.

– Выпуск специальной детской питьевой воды начат в 2001 году – компания была среди основателей рынка и культуры потребления продукта.

– Портфель продуктов: детская вода и детское питание ТМ «Малятко», детская вода ТМ «Аквуля», вода для подростков ТМ «Подросток Team», питьевая вода ТМ «Чистый ключ» и ТМ «Чайкава», йодированная вода ТМ «Йодо».

– Оборот за 2015 год – свыше 150 миллиона гривен, экспорт в 7 стран мира составляет около 10% выручки.

– По результатам 2015 года компания занимает 7-е место среди производителей питьевой воды в Украине.

– В компании работает 200 человек.

– Кто такая Ирина Варагаш?

– Я всегда представляю себя как маму троих детей. У меня два сына и еще один взрослый ребенок, которому я уделяю больше всего времени, – мой бизнес.

– Муж сюда не входит?

– Муж, наоборот, занимается мной. Подставляет плечо, если мне как женщине, а иногда и как бизнесмену трудно. Он – мой наставник.

– Кто ваши родители? Они как-то повлияли на то, что Вы стали такой, какой есть?

– Я родилась в Западной Украине, в Трускавце. Мои родители – простые рабочие.

– Какое образование Вы получили, и какой была Ваша профессия?

– Когда я училась в школе, очень много моих родственников работали в селе на руководящих должностях, и я, когда гостила у них во время летних каникул, была поражена результатами их работы. Поэтому после школы я решила поступать в сельскохозяйственный институт, но почти сразу почувствовала полное разочарование – когда поехала на практику и увидела реальную жизнь в деревне. После этого я сменила курс и пошла учиться на экономиста в Киевский торгово-экономический институт. После выпуска я проработала бухгалтером свыше 9 лет, но работа была монотонная и настолько не моя, что захотелось реализовать самые первые свои амбиции – создать продукты, которые бы показали мою суть. Это было реализовано с помощью бизнеса.

– Вы имеете братьев или сестер? Говорят, 80% успешных людей – первые дети в семье. Можете опровергнуть это утверждение?

– Я вижу это по своему старшему сыну – он более активный и социальный, в сравнении с младшим. У моих родителей нас двое, я и младший брат. Всю жизнь я за ним ухаживала, иногда он даже называет меня духовной мамой. Мы разные по темпераменту, характеру и даже по результатам в жизни, но это не мешает нам общаться на одном уровне, искренне и преданно любить друг друга.

– Как вы познакомились со своим мужем, Алексеем?

– Мы познакомились в Трускавце, Алексей там отдыхал. Это была настоящая спонтанная встреча – я с подругой собиралась ехать в гости к своей другой подруге, которая жила в городе Стрый, и мы пытались поймать машину. Алексей остановился и подвез нас – так мы и познакомились.

– Алексей уже тогда был состоятельным человеком?

– Ему было 35 лет, он уже имел определенные накопления и опыт в бизнесе – активно продавал нефтепродукты. В то время ему нужно было инвестировать в другие проекты, такой был период. Уже когда мы были знакомы, в Трускавце он встретился с несколькими бизнесменами, которые предложили ему проект завода минеральной воды, который на то время был в состоянии банкротства. Алексей не имел опыта в бизнесе бутилированной воды, однако рискнул и инвестировал в данный проект.

– Почему вы решили заниматься минеральной водой и покинуть нефтяной бизнес?

– Наверное, благодаря дальновидности и опыту Алексея. Он увидел перспективность этого дела. Идея возникла тогда, когда мы оценили ситуацию с водоснабжением на территории Украины. Здесь был скорее расчетный момент.

– В воду вы тогда инвестировали 500 тысяч долларов.

– Такой была первая инвестиция. Тогда это была примитивная линия разлива, но одна из первых, которая позволяла бутилировать воду в ПЭТ, пластмассовые емкости. Мы купили ту линию, отремонтировали и стали первыми в Западной Украине, кто разливал воду в ПЭТ-бутылки.

Мы очень рисковали, вкладывая такую сумму без знания бизнеса. И сегодня 100 гривен надо уметь заработать и сохранить, а тем более инвестировать и получить результат.

– Многие украинцы сомневаются, можно ли брать кредит для бизнеса. Что бы Вы посоветовали?

– Кредиты брать стоит. Но прежде чем это делать, надо разработать бизнес-план, с анализом рисков (включая будущую инфляцию и девальвацию), хотя это действие часто пропускают. Также важен анализ конкуренции, который много кто не делает и поэтому ошибается. В 2006-2008 годах получить кредит было настолько легко, что появлялось ложное впечатление, будто его даже возвращать не нужно, и это была психологическая ловушка.

– Когда вы начинали бизнес, у вас были партнеры?

– Тогда мы вели бизнес самостоятельно, просто было слишком много конкурентов. В 1996 году мы поставили линию ПЭТ на заводе в Трускавце и первыми начали разливать воду ТМ «Трускавецкая», но в течение 1-2 лет появилось еще 5 производителей, которые разливали воду под той же торговой маркой. Конкуренция была очень жесткая, но в основном она базировалась на получении ресурсов, потому что в Трускавце недостаточное снабжение воды, особенно питьевой. Здесь были патентные войны, которые ни к чему не привели.

– Поэтому из нефтяного бизнеса, где была огромная конкуренция и малые перспективы, вы пришли в бизнес минеральной воды и снова встретились с конкуренцией?

– На тот момент Алексей еще не вышел из нефтяного бизнеса, он находился там до 2001 года. Это разные рынки и правила игры на них разные. Рынок FMCG (товаров первой необходимости) более структурированный и маржинальность там намного меньше.

– Николай Кмить, который купил вашу «Трускавецкую» воду за 10 миллионов, сказал, что Вы – человек с фантастической бизнес — интуицией и открыли категорию, где никого до Вас не было.

– Благодаря моей семье и моим детям, этот «голубой океан» был моим зовом. Тот, кто создает бизнес, должен, прежде всего, испытывать потребность, которая есть у него или людей вокруг. Из этого правила и создался наш бренд «Малышка» и категория детской воды в целом.

– Название «Малышка» придумали ваши работники?

– Я была работающей мамой – после рождения первого сына сразу продолжила работу. В 1998 году надо было перевести ребенка на искусственное вскармливание, а на упаковке со смесью была четкая рекомендация: разбавлять низко минеральной водой. Однако ее на рынке не было – так и родилась идея создать детскую воду. Оказалось, что это не так легко, потому что стандартов такой воды на территории Украины еще не существовало.

Мы обратились в ряд учреждений, Министерство здравоохранения и несколько институтов и уже с научно-исследовательским институтом медицинской реабилитации и курортологии путем клинических испытаний разработали формулу детской воды со сбалансированным составом. Исследования продолжались полтора года. Главными требованиями стали производственные стандарты – надо было гарантировать чрезвычайную санитарию технологического процесса и сбалансированный состав воды. И тогда мы решили построить новый объект, который это требование обеспечит.

Это было в 1999 году. Под этот проект мы взяли заем в Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР) и вошли в первую пятерку компаний в Украине, которым дали такой кредит. Мы прошли через длительное тестирование, написание бизнес-плана и скрупулезные проверки с ЕБРР, но получили эту ссуду и параллельно с этим стали субъектами свободной экономической зоны. С точки зрения бизнеса это во многом нам помогло.

– Мало кто мог решиться на 3 миллиона в кредит. Как вы спали?

– Процесс был очень утомительным. Иногда казалось, что от нас требуют больше, чем надо. Но благодаря аудиту команды ЕБРР мы смогли сделать правильные расчеты. Дальше уже работал фактор нацеленности – надо было отдать эту ссуду, и команда понимала ответственность. По результатам 2008 года Укрсоцбанк назвал нас самыми надежными партнерами относительно сотрудничества в погашении всех кредитных обязательств.

– Можно быть в жизни жертвами обстоятельств, а можно их господином. Похоже, что Вы руководили этими обстоятельствами.

– На первом этапе проект был полностью провальный. Я плакала перед своей командой и даже перед мужем и доказывала, что проект не нужно закрывать. Мне было важно его реализовать – я как мама понимала, насколько он необходим. Сработали, наверное, даже не столько аргументы, сколько доверие ко мне, как человеку.

Для сравнения: «Трускавецкую» мы продавали миллионами бутылок в месяц, а вот «Малышка» – лишь десятками тысяч. Товар не шел с полки, потому что она была неправильно выбрана – мы поставили новую воду рядом с «Трускавецкой», а это совсем другая целевая аудитория. Нужно было расположить ее на детских полках вместе со смесями и кашами.

Надо было найти правильного дистрибьютора, который помог бы продвигать этот продукт. Им оказалась команда «Европродукта» – Влада Бурда, известного своей сетью магазинов «Антошка» и другими бизнесами.

– И он просто так Вам поверил?

– Влад принял этот контракт с настороженностью. У него не было доверия к украинскому производителю, и в портфеле его компании в большей степени был импорт. Переговоры длились несколько месяцев и были трудными и сложными.

Думаю, тут опять сработала моя настойчивость и убедительность. Мы договорились, что если через пару месяцев не дадим результатов, контракт будет расторгнут. Но все получилось – 100% роста ежегодно, и мы стали основным продуктом в портфеле этой команды.

– Как случилось, что Алексей отдал Вам первенство в этом бизнесе?

– Действительно было нелегко, потому что мы оба врожденные лидеры, каждому из нас нужна своя территория. Было по-разному, мы с ним договаривались. Сейчас Алексей занимается технической частью, а я – вопросами финансов и структурности.

Я погружена в операционный бизнес от начала и до конца. Все вопросы по выработке, касающиеся нашего производственного департамента, коммерческий департамент и бэк-офис находятся в Киеве, а работники – по всей Украине. Надо представлять все процессы, что происходят в любое время, в любом измерении – будь то в финансовом или в управленческом. Я общаюсь с коллективом раз в неделю.

– У Вас более чем 200 работников. Что их мотивирует?

– Прежде всего, это результаты. Хотя на самом деле все комплексно: заработная плата, признание рынка, перспектива развития бизнеса, корпоративная культура. Текучесть кадров у нас также есть, но люди уходят, если у нас с ними нет общих ценностей.

– Когда Вы берете человека на работу, то проводите собеседование лично?

– Если вакансия касается основных топовых позиций, то да.

– Ваши работники Вам завидуют?

– Вопрос зависти для меня чужд – у меня ее нет, да и у других я ее не отслеживаю. Каждый должен понять, что на самом деле и сам может быть на моем месте или даже выше.

– Много ли членов вашей семьи работает на предприятии?

– Мой постулат – чтобы бизнесу было хорошо, не нужно брать семью. В нашем бизнесе нет родственников ни со стороны Алексея, ни с моей. Хотя в начале 2000-х такой опыт был, но тогда мы вместе решили, что этой ошибки больше не сделаем. Максимум – помогаем молодым людям в семье проходить практику и набираться опыта.

– Владение английским языком для ваших работников является обязательным условием?

– Да. Сейчас наш вектор направлен на внешний мир, динамичные и растущие рынки Азии и Африки, а затем и Америки. Это другая перспектива, культура детского питания на этих рынках очень активная.

– Вы любите рисковать?

– Да, это меня драйвит.

– На какое время Вы планируете Вашу стратегию?

– В прошлом месяце у нас состоялась стратегическая сессия – мы планируем 2032 год. На это время мы видим себя международной компанией с бэк-офисами в Гонконге и Женеве.

– А Вы где хотите жить?

– Я – патриотка, и я всегда буду жить в Украине. Сейчас время для «людей мира», можно работать, где хочешь. Мир очень мобильный. Включаем Skype и разговариваем с Австралией, и не нужно физического присутствия, чтобы получить результат. С другой стороны, куда хочешь, туда и летишь.

– Собственность обременяет современных украинцев? Если семья имеет деньги, которые можно вложить в бизнес, но покупает на них квартиру, не закрывает она этим возможности?

– Это очень индивидуально. Я считаю, что сегодня недвижимость не должна становиться якорем, за который надо так держаться. По теории поколений, каждой генерации – Х-сам, У-рикам и Z-там – свойственно определенное поведение. Поколение Z, родившееся с 2000 года, не якорит себя ни недвижимостью, ни страной, ни работой. Они динамичны, для них очень важны коммуникации и кредитные карты. Сегодня они арендуют квартиру, например, в Париже, завтра они могут быть в Нью-Йорке, а послезавтра в Киеве.

«Своя хата» – это заложенные ценности, традиции, которых украинцы продолжают держаться. Но важно то, где именно тебе комфортно. И мы не имеем права говорить, что кто-то не патриот, потому что не живет в своей стране. Что именно он делает для этой страны, как он это делает и что ему нужно – вот это действительно имеет значение.

Бизнес-образование Вы имеете?

– Я хочу закончить МВА-программу в Киево-Могилянке и в международной бизнес-школе – это инструмент, который поможет мне структурировать работу и сделать ее более эффективной. Я считаю, что МВА нужно получать во время ведения своего бизнеса.

– Читаете ли Вы бизнес-литературу? Что можете посоветовать?

– Сейчас у меня на столе лежит книга «Управление финансами» Александр Саврука, прикладная и адаптирована к украинским реалиям, по ней я иду. Если говорить о маркетинге, то это «Бизнес в стиле фанк» и «Голубой океан».

Я читаю книги с ручкой, чтобы подчеркивать интересные вещи. Через два года что-то из подчеркнутого может быть уже неактуальным для меня, а что-то пропущенное – наоборот. Поэтому когда с возрастом и опытом перечитываешь книгу, каждый раз воспринимаешь ее по-новому.

Я являюсь членом нескольких клубов и ассоциаций и много новых знаний и опыта черпаю именно там. Это такой себе нетворкинг, который помогает решить разные проблемы. В этих ассоциациях и клубах действует качественный фильтр, благодаря которому людей собирают в соответствии с ценностями. Снимаю шляпу перед теми, кто ходит в эти клубы, они создали собственный бизнес, имеют ряд социальных проектов и на разных уровнях делают очень многое для Украины.

– Каким должен быть лидер компании?

– Лидер, руководитель компании должен быть образцом. Молодые, более энергичные и темпераментные люди, которые работают с вами, постоянно хотят видеть что-то новое, а вы должны у них учиться и не отставать. Лидер – это тот, кто первый, тот, кто больше знает, больше может.

– Вы могли бы быть президентом Украины?

– Нет.

– У Вас двое детей – 18 лет старшему, младшему 16, и оба учатся в Англии, верно?

– Они учатся в Англии и Германии, отдельно. Старший там уже пятый год (ему было 14, когда он уехал), а младший – второй. С самого рождения сыновей я знала, что они будут учиться за границей.

Очень хочу, чтобы мои дети были реализованы в этой жизни, получали от нее наслаждение. Мы с семи лет отправляли сыновей в лагеря за границу, всегда поддерживали эту идею в разговорах, готовили их, поэтому для них это не было стрессом. Конечно, ребята скучают по дому, приезжают каждые полтора месяца, а когда здесь, то работают в компании. Каждое лето, с 10 лет, они постигают новую профессию в рамках нашего бизнеса – начинают с завода, с определенных операций.

– А если они решат остаться заграницей, женятся и не возвратятся к семейному бизнесу?

– Конечно, мне хотелось бы, чтобы сыновья работали в бизнесе и были лучшими претендентами на управление. Но если они решат остаться там, я готова. Мы даже иногда с улыбкой говорим, что на самом деле их женами могут стать китаянки или японки. Но национальность будущих избранниц не имеет большого значения – главное для меня, чтобы моих сыновей любили.

– Больше влияете на сыновей Вы или Алексей?

Однозначно сейчас Алексей. В формировании ребят теперь мужской период – сыновья очень хотят папу, воспринимают его больше как авторитета, у них есть свои мужские темы.

– Вы ни в чем не отказываете своим детям?

– Отказываем. Они должны знать, какие возможности имеет семья. И цену деньгам, работе и усилиям они тоже должны понимать. Они должны знать, что в жизни надо добиться всего самим, но также помнить, что у них есть надежный тыл и поддержка с нашей стороны.

– Много украинцев колеблются: искать им счастья где-то за границей или оставаться и открывать бизнес здесь? Украина – это страна больших возможностей или утраченных надежд?

– Обратная сторона кризиса – это возможность и перспективы. В Украине есть рынок, который будет расти и воспользуется всеми возможностями. Наши люди с большим потенциалом, трудолюбивые и чрезвычайно конкурентоспособные.

У бизнесменов здесь часто возникает ощущение, что их обнуляют – это когда достигаешь определенного результата, а потом случается политический или экономический кризис и нивелирует твои результаты. У многих людей опускаются руки, и они считают, что где-то существует территория-сказка, где все будет гарантированно и безопасно. Но надо понять, что все не сразу появляется – все нужно сделать своими руками.

– Какие три совета вы дали бы украинцам, которые хотят начать свое дело?

– А советы такие: любите дело, которое делаете, вас должно драйвить, и только тогда будет результат. Считайте – основная цель бизнеса все-таки средства, а правильный расчет поможет оптимизировать риски. Делайте бизнес с командой – учитесь управлять, мотивировать людей и получать от этого наслаждение.

Автор: Ярослав Заблоцкий

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий