Интервью с владельцем интернет-магазина «Розетка» Владиславом Чечеткиным

10.07.2016 – Уважаемые читатели и посетители сайта! Представляем вашему вниманию интервью с топ-100 успешными бизнесменами Украины. Новым гостем проекта стал владелец интернет-магазина «Розетка» Владислав Чечеткин.

Читайте также: Интервью с владельцем коммерческой веб-платформы Le Boutique Андреем Дрогобицким

Справка о компании «Розетка» от Михаила Гранчака, директора инвестиционно-банковского департамента Dragon Capital:

Интернет магазин №1 в Украине по размеру выручки и размеру аудитории.

Компания была основана в 2005 году, начиналась с 2 сотрудников и домашнего офиса.

Сегодня Rozetka.ua – лидер украинского сегмента интернет коммерции, ежедневно сайт посещают более 1,5 миллиона людей.

Компания предлагает клиентам более 560 тыс. наименований товаров более чем от 1000 поставщиков.

Сеть представителей компании охватывает все города Украины, собственные и арендованные складские мощности составляют более 45 тыс. кв. м.

В офисах компании в Киеве и регионах работает более 2000 человек.

Выручка в 2015 году составила около 7 млрд. гривен.

– Кто такой Владислав Чечеткин?

– Основатель компании «Розетка», отец двоих детей, всегда жил и работал в Украине. Мне 37 лет.

– Где вы родились? Кто ваши родители, как они повлияли на то, что вы сегодня успешный предприниматель?

– У меня обычные советские родители. Отец – инженер, мать – научный сотрудник. У меня еще двое братьев, я самый младший. Отец работал на трех работах, иногда в выходные, и любил повторять, как у нас не любят продавцов чужого. Сам сделал – сам продай. В начале 80-х годов слов «предприниматели» и «бизнесмены» не было, их называли «коммерсантами», «барыгами». Но родители поощряли мои деловые начинания – я начинал уже в постсоветский период, тогда за это в тюрьму не сажали.

– Вы замечали склонность к бизнесу еще в школе?

– В первом или втором классе была интересная история. Тогда был дефицит, а в гастрономе через дорогу появились прибалтийские жвачки. На большой перемене я туда сбегал, купил пять пачек на рубль, два или три дня собирал, и начал продавать эти жвачки по 15 или 20 копеек за шутку. Учительница узнала об этом, изъяла у меня жвачки и положила их в стол. Меня это очень разозлило – когда учительница вышла, я забрал свое имущество и быстро раздал все бесплатно. Когда она вернулась, вещественных доказательств уже не было. На вопрос «Где они?» я ответил, что это мои жвачки, что хочу – то и делаю. Не помню продолжение, но закончилось все мирно, дома об этом не упоминали.

– В семье все такие успешные, как вы?

– Если мерить успех деньгами, то я самый успешный, если чем-то другим – можно поспорить.

– После школы вы пошли учиться экономике. Как выбирали вуз?

– Сразу после школы я решил поработать, потому что мне надоело учиться. Так что около полугода я работал, а потом понял, что мне хочется чего-то более интересного, и я пошел учиться дальше. Я не хотел давать взятки, бегать, кого-то просить, я хотел учиться, получать оценки и поэтому выбрал коммерческий вуз. Я отложил заработанное, немного денег было у родителей, старшие братья уже не нуждались в финансовой помощи и понемножку помогали мне и родителям. Первый год или полтора платил отец, а дальше я сам.

– И работа после школы была первой?

– Первую работу я получил в 12 или 13 лет. У меня были тяжелые отношения с отцом, я даже уходил из дома. У меня был большой пес, которого я со школы тренировал – это хорошо получалось, и люди начали просить за 5-10 долларов провести занятия со своими собаками. Также у меня был друг, который за меня дал объявление в газету о поиске работы – буквально на следующий день мне позвонили из курьерской службы «Пони экспресс», и я устроился туда курьером с октября до лета.

Я очень любил деньги и старался заработать их как можно больше. Конечно, это полушутка, но в любой советской семье денег не хватало, к тому же у нас было много детей, поэтому развлечения должны быть за свои деньги. Первое, чему я научился в СССР – экономия на всем, что только можно. Во взрослой жизни это где-то помогает, а где-то мешает.

– Потом вы устроились на работу к брату и там встретили будущую жену?

– На втором курсе я пошел в офис к своему брату, который тогда был крупным бизнесменом, у него была компания SkyLine, которая занималась компьютерами и их комплектующими. Это был 1996 год, мне сложно сказать, насколько бизнес действительно был большим, но мне так казалось. Моя будущая жена, Ирина, пришла работать туда уже после того, как я устроился.

– Это был первый опыт продаж?

– Системный первый. Я там проработал до 2005 года.

– Мысль о собственном бизнесе родилась там, идею все же предложила жена?

– Я понимал, что собственный бизнес отличается от другого тем, что во втором у тебя все же меньше ответственности. Однозначно, инициатором создания бизнеса выступила жена. Я дал ей инструмент. Собственно говоря, она этот бизнес начала. Мы родили ребенка, и жена сидела дома и постоянно спрашивала: «Когда же ты придешь с работы? Я же тебя жду». Она у меня очень деятельная и хотела иметь больше свободного времени и свободы для себя лично. Я тогда еще работал у брата, и это время было физически тяжелой частью моей жизни. С 9 до 18 я был на работе, потом приходил домой, играл с ребенком, уделял внимание семье, а в 4 часа ночи создавал контент на сайте, выдавал задание программистам и советовал жене, что делать. Первая работа дала нам очень много – мы вместе учились за счет предприятия, приобретали нужные связи, получали опыт.

– Можно сказать, что ваше видение также тогда формировалось?

– У брата я отвечал за корпоративные продажи, но таких покупателей было не так много. Было несколько крупных организаций, среди них офис представительства ООН. Я всегда зависел от одного человека, который мог развернуть ситуацию в другую сторону. Но мне хотелось зависеть только от себя. Создание розничного бизнеса стало ответом на этот вызов. Каждый покупатель – это небольшая единица в бизнесе, и лишь от тебя зависит, как сложится ситуация. Есть неудачи с некоторыми покупателями, но успех с большим количеством других перевешивает.

– Как пришла идея о том, что бизнес должен быть электронным, виртуальным?

– Мы хотели сделать розничную продажу. Тогда еще «Фокстрота» или «Эльдорадо» не было, и все это было очень дорого. Электронная версия рождалась достаточно долго. Еще на работе я предлагал высшему менеджменту открыть интернет-магазин. Но мне говорили: «Мальчик, не мешай». Когда наш магазин уже начал делать продажи, я еще работал у брата. Я пришел к нему и сказал: «Вот, магазин работает, давай сделаем подобное и в компании?». Но меня не поддержали, все пришлось делать самому.

– Вы хотели продавать парфюмерию, но потом вместе с женой передумали?

– Моя жена любит девичьи игрушки. Она видела большую перспективу в парфюмерии. Бизнес создавался для нее и под нее, поэтому мы сначала программировали именно такой магазин. С момента перечисления первых денег программисту до старта продаж прошло около года, и довольно большую часть этого времени мы создавали интернет-магазин под этот товар. Но за 2-3 месяца до нашего запланированного старта крупные парфюмерные компании начали борьбу с интернетом. Сегодня, несмотря на потрясающие успехи во всех сферах торговли по всему миру, крупные бренды электроники также борются с интернетом. Не знаю, почему так.

За 10-11 лет с момента, когда мы стартовали, много чего изменилось. Какие-то бренды появились, а какие-то до сих пор не продаются в интернете. Но тогда продавалось все, все бежали в интернет. В Украине уже был Мatrix и десятки других интернет-магазинов. Amazon гремел по всему миру и «прогремел» на то время так, что уже появилась определенная стратегия продаж – она вылилась в то, что украинским дистрибьюторам поставщики сказали – с интернет-магазинами не работаем. Мы поняли, что парфюмерию продавать мы не можем. Что можем? То, что знаем. И начали продавать электронику.

– Кто придумал название «Розетка»?

– Я придумал, пришло в голову. На английском слово пишется так же, как и на украинском. Если говорить о мотивации, то сначала было название, а потом мы придумали идею – все, что продаем, включается в розетку. По моему мнению, движок, сайт – это самое главное, что должно быть в начале. За 2-3 года мы переписали где-то 70% сайта. Мы боимся потерять лидерство и делаем все, чтобы этого не произошло.

– Почему вас не могут повторить другие?

– Не знаю. Все, что мы делаем, кажется нам естественным, мы экспериментируем, уделяем много внимания деталям. Если не получилось одно, начинаем делать что-то другое, во что я верю или во что мы верим. Очень много других бизнесов родилось в интернете, не менее успешных, чем «Розетка». Существуют сотни украинских компаний, которые работают на международных рынках и потенциально значительно успешнее чем «Розетка», потому что они не зависят от политических, экономических, военных и других факторов.

Мы точно не самые большие, если сравнивать с магазинами в СНГ. Есть российские компании, которые пришли позже, чем мы, но выигрывают по объему. Прибылей там, скорее всего, нет, это скорее инвестиционные проекты. Мы – инвестиционно малопривлекательна страна, Россия крупнейший интернет-рынок в Европе, там больше людей, поэтому все хотят вкладывать туда деньги и борются за долю рынка. Украина очень большая страна по европейским меркам, с большим количеством населения, но довольно бедная. Однако здесь более здоровая конкуренция – мы делаем это за свои деньги, а не инвестора. Это более правильная и устойчивая бизнес-модель.

– Что вы сейчас продаете?

– Проще сказать, что не продаем. Не продаем лекарственные препараты и стройматериалы – кирпич и цемент, но продаем клей, плитку и сантехнику. Однако мы планируем продавать стройматериалы впоследствии. Парфюмерию также пробуем продавать.

– Как жена приняла вас в этот бизнес? Изначально планировалось, что это будет ее бизнес, ее независимость, и тут вы приходите…

– Тяжело приняла. Когда я пришел к ней на работу, у нее уже были сотрудники, и шла работа, год или полтора мы ссорились. Если говорить о «плюсах» – это абсолютное доверие (и с финансовой точки зрения тоже), не нужно думать, как правильно сказать, анализировать, кто, что сделал. А «минусы» – когда высказывались рабочие претензии друг другу, очень трудно определить границы, это же семья. Нет границ между домом и работой.

– Стоит ли вообще работать с женой?

– Самая большая опасность в том, что у тебя все яйца в одной корзине – и семья, и бизнес. Если корзина целая, то так и должно быть, это семейный бизнес. Кроме жены других партнеров у меня до недавнего времени не было.

– 250 тысяч долларов, которые вы вкладывали для начала развития бизнеса, были вашими или жены Ирины?

– Мы не делили деньги, они были семейные.

– Приходилось ли вам одалживать деньги или брать кредиты?

– Первый кредит мы взяли в 2008 году, и очень успешно. Это было до кризиса. Мы стояли на том, что мы не такие, как компании, продающие в розницу и использующие деньги поставщиков. Это была наша точка дифференциации. Мы говорили: «Работаем на своих деньгах, а не на ваших. Мы честны в расчетах, деньги из оборота потратили не на офис, мы взяли кредит в банке. Мы в карман к поставщикам не лезем».

– И сколько вы одолжили у банка?

– Мы взяли 2,5 миллиона долларов и вернули. Но нам «повезло», потому что летом 2009 года мы купили остов и полностью строительство завершили в 2009 году. Тогда готовое здание с ремонтом, который мы сделали, можно было купить за те же деньги.

– Неудачи делали вас сильнее и лучше? Этот кредит не давал вам спать, вы же не могли не приходить на работу? Это же 2,5 млн. долларов…

– Я и сейчас не могу себе позволить не приходить на работу. Есть амбиции, есть дети, которые должны потом что-то получить от родителей, ощущение себя в обществе.

– Многие украинцы боятся пожарных, санитарных и налоговых служб.

– Я никогда не жил в другой стране, поэтому не могу сказать, где проще. Я исходил из того, что в другой стране меня нет. Чтобы уехать отсюда куда-нибудь и начать там с нуля, надо деньги, а у меня за душой ничего не было. Я верил и верю, что можно быть успешным в этой стране. Мы не видим проблем в других государствах, а там их куча – конкуренция, налоговая, нечестный бизнес. С чего начиналась Украина? С того, что друзьям можно все, а для остальных действует закон – и мы пытались найти выход. Как стать друзьями? Кому занести деньги? С кем договориться? Кого коррумпировать? Как найти способ обойти пожарников, сделать вот это или то? И мы построили страну, которая работает по незаконным правилам – но мы к этому привыкли, мы с этим выросли, кто-то с этим мирится и развивается.

Я все делал, чтобы не давать взятки, но нельзя быть ханжой. Много что в этой стране невозможно решить без них. Второй Майдан – это попытка изменить систему на более цивилизованную. Сейчас, с точки зрения потребителя, простого человека, страна живет лучше, чем в 1991 году. Мы не строим ракеты, не держим ядерные боеголовки, не можем угрожать миру, стучать каблуком по трибуне, но люди в целом живут лучше, чем в 2000 или 1991 году. Мы развиваемся.

– Поэтому не стоит бояться начинать свой бизнес? Есть критерии, которые указывают на то, что человеку стоит пробовать себя в бизнесе?

– Надо пробовать, без попыток ничего не будет. Стоит кому-то со своей женой начинать бизнес? Я не знаю, кто у него жена, хочет ли она заниматься бизнесом и останется ли она его женой через полгода. Человек должен это чувствовать. То же самое касается и предпринимателей – если у вас даже нет сомнений, что это не ваше, и вы не хотите этим заниматься, то и не нужно. Даже небольшой ларек, небольшой интернет-магазин, химчистка, заправка или мойка – это бизнес. Это дополнительная свобода и дополнительные возможности.

– У вас хотели забрать бизнес, угрожали, что фактически он остановится. Это нелегко пережить?

– Нелегко. Я не могу простить нашему государству то, что какие-то подонки могли делать то, что делали, и большинство этих подонков остались в стране и сейчас играют роль бизнесменов.

– Говорят, «Эпицентр» обвиняет вас, вы – «Эпицентр». Конкуренция в Украине нечестная?

– Если говорить о моем бизнесе и о моей конкуренции, то это стандартная история, такое есть во всем мире. Конкуренция растет с любыми изменениями в стране – с экономическим падением она растет, потому что заработок падает и все начинают жестко бороться за свои две копейки, а с ростом идет вверх, потому что всегда есть новые желающие зайти на рынок. Конкуренция – это хорошо, потому что другого пути в принципе нет. Плохо, когда дают взятку милиционеру, чтобы тот пошел и создал проблемы другому конкуренту, но это же не конкуренция, это нечестная игра. От честной конкуренции выигрывает, прежде всего, потребитель. Бизнесменов меньше, чем потребителей, и когда бизнесмены конкурируют, то снижают цены и предоставляют лучший сервис, чтобы выжить, а общество от этого выигрывает.

– На таком рынке, как ваш, еще есть место для новых игроков, конкурентов?

– Всегда есть возможность. Между нами и Matrix было 6 лет – они начали в 1999 году, а мы первую продажу совершили в 2005, и тогда уже были сотни магазинов. Все меняется, нет ничего статичного, разные ниши. В Украине есть большое количество товаров, которые «Розетка» не продает или продает хуже.

– Есть инструменты, которыми пользуется компания «Розетка» с тем, чтобы в кризисных условиях держаться на плаву?

– Мы делаем ставку на рост страны и надеемся, что Украина наконец-то оживет. Да, это деньги в одну корзину, но мы инвестируем в будущее, в социальную структуру, программное обеспечение, людей, новое направление. Надеемся, что рост начнется, и тогда мы будем на коне.

– Могли бы конкурировать на рынке с Amazon?

– Почти все здесь работают не только для оборотов или не столько для оборотов, а ради денег, прибыли. В этом плане мы готовы к конкуренции за выживание с глобальными игроками, но, с другой стороны, мы не можем развивать ресурсоемкие вещи, как Amazon, который потратил 6 миллиардов долларов инвестиций за первые три года своего существования и провел миллионы экспериментов.

– Сколько миллионов покупателей сегодня в Украине? Задумывались ли вы о выходе в другие страны?

– В «Розетке» хоть что-то приобрели более 8 миллионов покупателей, то есть 20% населения. Я считаю, что это много. Реальные действия для выхода за границу мы не делаем, но амбиции, конечно, есть. Польша вот под боком, у нее гораздо больше денег, чем в Украине, и людей столько же. Посмотрим.

– У вас сын и дочь. Вы видите их наследниками бизнеса?

– Младшей 2,5 года, и о ней пока рано говорить, а старшему, которому скоро будет 13, уже интересно – он дает советы и критику, очень часто точную.

– Он поедет учиться за границу?

– Как захочет. Он знает украинский, русский, английский и учит немецкий.

– Как вы находите время на воспитание детей, когда вместе с женой работаете до ночи?

– Работа в офисе завершается обычно в 6 вечера. В рабочие дни я стараюсь уделить время детям вечером, и выходные провожу с детьми практически всегда, если не в командировке.

– А с друзьями часто встречаетесь?

– Круг общения сильно трансформируется с социальными изменениями. Ты проводишь досуг вот так, а друзья, например, не могут себе это позволить. Ты 2-3-4 раза сам за все платишь, а на 5-й раз думаешь, что ты же их не усыновил. Это тонкая грань, которую надо почувствовать. Старым друзьям с тобой некомфортно, или тебе с ними некомфортно, но чаще им с тобой, а новые друзья в 30 с чем-то лет уже не появляются.

– В вашей компании примерно 2000 работников. Сколько из них из вашей семьи?

– В компании практически нет наших родственников. Если они приходят, мы рассматриваем их по деловым качествам. Родственные отношения мы ставим в рамки. Эти отношения могут быть сложными, потому что ты человеку отказать не можешь, и уволить не можешь, есть обязательства перед ними. С друзьями та же проблема. Это очень сложный момент.

– Время на хобби остается?

– Когда меня раньше спрашивали, какое у меня хобби, и я не мог найти ответ, я придумывал увлечения, пытался показаться умнее, лучше, чем есть. Но моим хобби на самом деле был бизнес. Сегодня я имею увлечение параллельно с бизнесом, но главной остается работа.

– Сколько раз в год вы отдыхаете?

– Мы стараемся отдыхать с семьей два раза в год, но хочется больше. Есть много командировок, куда мы едем с женой вместе, поэтому мы совмещаем работу и отдых. Иногда это случается 10-15 раз в год, иногда 5-6. Дети обижаются – мол, мама с папой опять уехали, а мы с бабушкой.

– Какие бы три совета украинским начинающим бизнесменам вы бы дали?

– Во-первых, нужно делать попытки. Если бы я не боялся, возможно, «Розетке» сейчас было бы не 11, а 15 или 16 лет. А может, и не было бы. Второе – никогда не останавливайтесь, потому что если вы чего-то уже достигли и остановились, ваши конкуренты последовательно достигнут этого скорее, потому что вы уже показали путь и цель. Третье – семья это самое главное, ибо все мы станем старыми, и нам нужно будет на кого опереться. И это будут не деньги или бизнес-партнеры, а семья.

Автор: Ярослав Заблоцкий

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий