Эксперт ООН: Прежде чем сокращать социальные расходы, почему бы не подумать о повышении налогов для богатых?

27.05.2018 – Почему переход от зарегулированной к умеренно регулируемой экономике не приведет к экономическому росту? Об этом – в интервью с Хуаном Пабло Богославски, который выясняет, как долговая и налоговая политика правительства влияет на права человека.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Хуан Пабло Богославски, независимый эксперт ООН по вопросам внешнего долга, по другим финансовым обязательствам и правам человека находился в Украине 14-23 мая.

В Украину он приехал по приглашению украинского правительства и за это время встретился с представителями МИД, Минсоцполитики, Минюста и других органов исполнительной власти.

Суть его работы заключается в анализе взаимовлияния долговой и фискальной политики государства на права человека. В фокусе его внимания – влияние финансовых преступлений, незаконных финансовых потоков и коррупции на социальные права граждан.

Во время официальных визитов в страны он нарабатывает рекомендации относительно того, как правительствам принимать экономические решения с ориентацией на защиту прав человека. По результатам официальных визитов он подает отчеты в Генеральную ассамблею ООН.

В свое время Хуан Пабло работал с самыми проблемными с точки зрения долговой нагрузки и экономической политики странами еврозоны – Грецией, Испанией, Португалией.

ЭП поговорила с экспертом о том, как коррупция, экономические реформы и долговая политика государства влияют на права человека.

– Какова цель вашего визита в Украину?

– Я приехал по приглашению правительства Украины. В ходе официальных визитов я уделяю внимание двум вопросам.

Первое – как способствует макроэкономическая политика по обеспечению социальных прав: на образование, жилье, получение социальных услуг, надлежащее обеспечение продуктами питания. Анализирую, как экономические реформы, которые будут осуществлены в стране в ближайшее время, скажутся на ситуации с социальными правами.

Второй аспект моей работы касается незаконных финансовых потоков и коррупции. Некоторые люди удивляются в связи коррупции и прав человека. Очень часто возникают вопросы, как коррупция может быть связана с правами человека. На самом деле есть много видов связей.

Наиболее очевидно – коррупция высасывает средства из государственных ресурсов. Вместо того чтобы средства шли на строительство школ, детских садов и повышение пенсий, они оказываются в карманах олигархов. Это очень четкое проявление того, как коррупция сказывается на социальных правах человека.

– Недавно Всемирный банк посчитал, что из-за коррупции украинская экономика теряет 2% ВВП. Вы можете оценить масштабы влияния коррупции на социальные расходы и социальные права человека?

– Оценка Всемирного банка выглядит вполне правомерной. Из-за коррупции теряется много средств, которые можно было бы вложить в развитие социальной инфраструктуры.

– На какие права человека коррупция в Украине влияет больше всего?

– Я не думаю, что можно связать коррупцию с нарушением какого-то конкретного права. Конечно, коррупция связана с экономическими преступлениями, но самое главное то, что из-за коррупции теряются государственные средства, которые можно было бы потратить на социальные нужды.

С другой стороны, если мы видим на улице бездомных, или кто-то из наших друзей из-за нехватки средств не может снять квартиру или прокормить семью, то, по крайней мере, частично мы можем возложить вину за это на коррупцию.

– По вашим наблюдениям, насколько высок уровень коррупции в Украине?

– Оценить это в цифрах я, пожалуй, не смогу. Я вижу определенный прогресс в борьбе с коррупцией, в частности, благодаря созданию в Украине специальных антикоррупционных институтов. С другой стороны, я вижу недостатки. Моя задача – привлечь внимание руководителей этих учреждений к этим недоработкам.

– О главах, каких институтов, и о каких недостатках вы говорите?

– Самое важное – это принятие законопроекта о создании Антикоррупционного суда, который находится в парламенте.

Во-первых, я его полностью поддерживаю. Я считаю, что этот законопроект – очень хорошая идея, но только если он будет принят в редакции, которую предложила Венецианская комиссия. Версия комиссии предусматривает, что судьи такого суда должны быть компетентными и независимыми.

Мне известно, что НАБУ провело ряд успешных расследований, и что в Украине продолжается дискуссия о необходимости создания аудиторского института, который бы присматривал за работой бюро. Хотел бы подчеркнуть, что эта команда аудиторов также должна быть компетентной и независимой.

НАПК создала базу данных электронных имущественных деклараций, но ресурс и потенциал этой базы данных используются не в полную силу. Кроме того, НАПК не предоставляет обществу полную информацию и аналитику по ситуации с декларациями.

Например, сколько деклараций подано от судей, прокуратуры, парламента, сколько сообщений о подозрительных декларациях было отправлено в НАБУ. Общество не знает, что происходит.

Следующая рекомендация касается более эффективного расходования средств на военные нужды. В частности, целесообразно пересмотреть правила освещения так называемых тайных контрактов, сделать их более прозрачными. Кроме того, должен быть более открытым процесс закупок в сфере обороны.

– Вы считаете госзакупки в сфере обороны зоной повышенного коррупционного риска? Об изменении подходов к раскрытию информации вы говорите?

– Я имею в виду, что расходы на военные нужды нужно усовершенствовать. Эффективность этих затрат можно улучшить. Конкретнее – я бы посоветовал пересмотреть определение, что такое тайный контракт в военной сфере, то есть когда его секретный статус оправдан, а когда – нет.

– Давайте поговорим о втором аспекте вашей работы – влияние долговой политики на права человека. В чем оно заключается?

– Любое государство имеет два вида обязательств. Первое – государство обязано обеспечить права человека на образование, социальную защиту, охрану здоровья. Второе – финансовые обязательства в отношении возврата своих долгов. Собственно, баланс между выполнением этих двух типов обязательств очень сильно влияет на ситуацию с правами человека.

Если Минфин выбирает позицию «выплачиваем долги перед кредиторами, независимо от того, сколько нам это будет стоить», то это приводит к привлечению новых долгов для рефинансирования текущих, параллельно с уменьшением социальных расходов. Конечно, это негативно сказывается на ситуации с правами человека.

Осознавая, что балансирование этих двух групп обязательств является сложным процессом, я даю рекомендацию: прежде чем проводить экономические реформы, нужно оценивать ситуацию с правами человека. Это позволит избежать или минимизировать негативное воздействие, которое могут осуществить реформы.

Приведу пример: сокращение расходов на строительство детсадов негативно скажется на правах женщин, особенно на правах одиноких матерей.

Предварительная оценка последствий экономических реформ уменьшит их негативное воздействие на наиболее уязвимые группы населения. Прежде чем сокращать социальные расходы, почему бы не подумать сначала об изменениях в налогообложении и о повышении налоговой нагрузки для более состоятельных граждан?

Отмена моратория на продажу сельскохозяйственных земель – одно из требований международных партнеров. Почему бы не поговорить о ее социально-экономических последствиях? Я пока ничего не видел и не слышал об их анализе.

– Что вы имеете в виду? Есть ли оценки ориентировочного объема инвестиций, влияющих на ВВП.

– Заставить продажу больших участков жителей, которые обрабатывают эти земли или живут рядом, переехать в города? Есть ли в городах, куда могут переехать эти люди, надлежащая социальная инфраструктура для новых жителей? Как открытие рынка земли скажется на безопасности продуктов питания?

Такой анализ позволит уменьшить негативное социальное влияние реформ.

– Чтобы уменьшить долговую нагрузку, Украина вошла в цикл реструктуризации государственного долга. Началось это в 2015 году. Потом была реструктуризация внутреннего государственного долга в портфеле НБУ и очередная пролонгация сроков выплат по внешним обязательствам, реструктурированным в 2015 году.

Как такой цикл реструктуризаций влияет на права человека? Мы перекладываем долговую нагрузку на будущие поколения.

– С одной стороны, это право суверенного государства решать, как реструктуризировать свои долговые обязательства. Это сбалансирует финансовые и нефинансовые обязательства государства. Как вы уже сказали, этот долг переходит в наследство будущим поколениям.

С другой стороны, надо быть очень последовательным в политике реструктуризации долга. Она должна быть понятной всем участникам процесса, инвесторам и гражданам. Все должны понимать перспективы.

– Как вы оцениваете влияние экономической политики правительства на обеспечение прав человека в Украине?

– Многие в стране считают, что переход от слишком зарегулированной к умеренно регулируемой экономике автоматически повлечет за собой положительные сдвиги и экономический рост. Я с этим не согласен.

Одно дело, когда мы улучшаем бизнес-климат, одновременно уменьшая стимулы к коррупции, другое – когда мы делаем это в интересах крупных игроков, корпораций, без соответствующих институциональных предохранителей и пренебрегаем влиянием таких решений на социальные права граждан.

– Целесообразно ли повышать социальные стандарты по политическим мотивам – через выборы – и со значительной коррупционной составляющей при ограниченных возможностях бюджета, и невысоких темпах роста экономики? Это способствует большей защите социальных прав?

– Я не могу автоматически согласиться с тем, что экономика Украины не способна обеспечить повышение зарплат и пенсий. Повышение социальных стандартов может иметь и положительные последствия – оно может создать новые стимулы для экономического роста и снизить социальную напряженность.

Автор: Галина Калачова

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий