Юрий Луценко: «Я – не человек, а Генеральный прокурор»

11.06.2017 – Год пребывания на должности Генерального прокурора стал для Юрия Луценко достаточно плодотворным. Суд над Виктором Януковичем, конфискация 1,5 миллиардов долларов с его счета в “Ощадбанке”, передано в суд дело журналиста Олеся Бузины, уплаченный миллион долларов налога народным депутатом Геннадием Бобовым в результате проверки электронной декларации.

Вызовов, конечно, остается немало, но и промежуточные результаты нельзя не заметить. Вместе с тем, сам глава прокуратуры отмечает: обычные люди не просто не радуются результатам ГПУ, они им не верят.

Почему так происходит, каковы последствия расследования резонансных дел, в частности, относительно ряда нардепов – нынешних и бывших, а также высоких чиновников, мы поговорили с господином Луценко в первой половине программы «Левый берег с Соней Кошкиной».
 
Вторую половину посвятили политическим аспектам. До назначения на должность Генпрокурора Юрий Витальевич возглавлял парламентскую фракцию БПП, имел непосредственное влияние на формирование политической повестки дня, часто даже сам ее задавал. Да и сегодня он остается одним из ближайших соратников Президента, членом так называемой «стратегической семерки». Поэтому вопрос второго срока избрания для Порошенко, конституционной реформы, перспектив создания единой – на базе БПП и НФ — партии, вполне логично адресовать Юрию Витальевичу. Что и было сделано. Текстовую версию нашей беседы сегодня представляем читателям LB.ua.

«Слово «активисты» становится все более чувствительным»

«Еще полгода — больше я не выдержу» — ваше заявление относительно пребывания на должности Генерального прокурора. Это просто красивые слова или уже есть окончательное решение?

Давайте не расхолаживать ни моих подчиненных, ни моих поднадзорных. Я выдержу чуть больше.

Тогда к чему подобное заявление? Для красного словца?

Я помню все свои обещания и знаю свои физические ресурсы. То, что сделано за этот год, мне кажется, было бы достаточно для многих предыдущих генпрокуроров, но не для Луценко, поэтому я работаю дальше.

Хорошо, давайте предметно. Что сейчас происходит в ваших отношениях с НАБУ? Есть очевидные результаты относительно сотрудничества ГПУ с МВД, Службой безопасности Украины, а вот с НАБУ — сплошные конфликты. Чтобы далеко не ходить: недавно ГПУ возбудила дело против заместителя председателя Бюро, господина Углави — гражданина Грузии, по вашему утверждению. В НАБУ же уверяют: все проверки Генеральной прокуратуры обусловлены политическими моментами.

Дело в том, что небольшая группа активистов… Вообще, это слово становится все более щепетильным…

Вы и сами когда-то были активистом…

Никогда. Я был общественным деятелем.

Разница в чем?

Активист активно жестикулирует, а общественный деятель непосредственно действует. Так вот, активисты любые спокойные, рабочие моменты — в частности проверку деятельности НАБУ — рассматривают как начало войны. Ибо в стадии войны и выживают такие активисты. При нормальной слаженной работе они не нужны.

Кто сейчас вспомнит, как вместе с НАБУ и САПом мы шли в парламент за Онищенко? Это — конфликт? Нет. Сотрудничество. Кто может что забросить нам при задержании взяточника, который требовал миллион долларов за будто бы влияние на Холодницкого в деле все того же Онищенко? Это был конфликт? Нет. Сотрудничество.

Ко мне приходит обращение, которое согласно действующему законодательству я не имею права не зарегистрировать. Заявление о совершении преступления. Я его регистрирую и иду, проверяю, действительно ли господин Углава был гражданином не Украины на момент назначения. Это война? Нет, это — проверка. Так же было зарегистрировано дело против меня в НАБУ, и я не имею никаких претензий. К ним поступило заявление, они зарегистрировали, проверили, закрыли. Я действую должным образом. Проверю, не будет оснований – закрою. Но когда слишком часто кричат “волки” – люди к этому привыкают. Поэтому активистам я бы посоветовал заняться чем-то другим. Я — точно не враг НАБУ, даже больше — даже не оппонент.

Заявления поступают не только от активистов, а непосредственно от НАБУ, которое говорит о политическом контексте ваших действий….

Моя задача — проверить заявление о совершенном преступлении. Если господин Углава вышел из грузинского гражданства на момент назначения его на высокую должность в НАБУ, дело будет закрыто. Если же нет — это однозначно приведет к его отстранению от занимаемой должности.

И дальше что?

Дальше он будет жить без должности.

Недавно состоялось ваше — совместно с МВД — задержание бывших руководителей Министерства доходов и сборов. После этого Печерский суд более половины задержанных отпустил под минимальный залог или на поруки. Про ваше синхронное возмущение действиями суда в социальных сетях мы говорили в этом эфире с господином Аваковым. Но ведь вы — глава парламентской фракции БПП в свое время — имели непосредственное влияние на формирование повестки дня в парламенте и на то, каким образом принимаются законы. Почему же не приложили достаточных усилий для того, чтобы судебная реформа состоялась полноценно?

Я приложил максимум усилий, и судебная реформа уже идет более полугода.

Она-то идет, но когда будут ощутимы результаты?

Каждая работа имеет определенные этапы. Ребенка нельзя родить на третьем месяце — он будет нездоровым. Поэтому сначала формируется Верховный суд, и этот процесс — как я понимаю — будет завершен где-то в августе-сентябре. Это — тысячи кандидатов, которые прошли через соответствующие процедуры проверки на знание, добродетель и тому подобное. Этот процесс добежит до конца этого года, и параллельно с ним невозможно провести какие-то другие. Сначала Верховный суд, в следующем году — Апелляционный, далее — районные суды.

Сколько лет ждать окончания судебной реформы?

Если идти по действующей процедуре — три года. Но проблема не только в хороших или плохих судьях, а в том, что их практически нет. В центральном, например — для наших ведомств — Печерском суде города Киева работают пять судей на санкции (имеется в виду избрание меры пресечения — С.К.) и шесть — на рассмотрение дел по существу. Это означает нагрузку от 400 до 500 дел на одного судью. Вы представляете?

Так же Дарницкий суд: 2000 дел на четырех или пяти судей. 500 дел на одного судью в Киеве! И ждать еще три года! Я не имею такой возможности — закон устанавливает ограничения на следствие в один год. Но во время выступления в парламенте и сейчас я выдвигаю предложения, не жалуюсь. Я никогда не жалуюсь на обстоятельства — знал, куда шел.

Только беспокоитесь – в том же фейсбуке — за пожарную безопасность Печерского суда: «Еще немного и я начну сомневаться в надежности пожарной безопасности». Или не так?

Я не писал ничего о Печерском суде – по-русски не пишу вообще. Кто переживает за пожарную безопасность, тот меня поймет. Кто борется за справедливость – тем более.

Извините за вольный перевод. Но по сути я цитату выдержала.

У судей сегодня есть все предоставленные законом возможности рассмотреть дело и принять справедливое решение. Кого-то выпустить — если это небольшое преступление — под личное обязательство; кого-то взять под залог, например, в 10 тысяч гривен; а кого-то, кто обвиняется в хищении 10 миллиардов, — в 100 миллионов (залога — С.К.). Но в пределах одного суда один судья задерживает фигуранта преступления с залогом в 100 миллионов, другой — по тому, же обвинению — отпускает под личное обязательство. Конечно, это вызывает определенные эмоции.

Еще раз подчеркиваю: я не жалуюсь. Сейчас предложил в парламенте конкретный метод действий: создать в системе уголовного суда, начиная с районного, специализированную палату по вопросам коррупции категории “А”. Подчеркиваю: из числа новых судей — по тестам и проверке общественных организаций на добродетель.

Это оформлено в законопроекте?

Так точно. И этот законопроект зарегистрирован. Один из его авторов — народный депутат Сергей Алексеев, известный парламентский юрист. Я очень надеюсь на способность объединиться вокруг этого, без поисков “дохлой кошки” там, где ее нет. Ведь это даст возможность максимум за полгода создать — по крайней мере, в столице, где рассматривается основная масса важных коррупционных дел — новую палату, которой будет доверять общество.

И тогда судебная реформа, которая идет сверху вниз, будет подкреплена “снизу” в антикоррупционной части.

«Я — не человек, а Генеральный прокурор, который должен обеспечивать эффективность»

Как насчет ситуации, непосредственно в Генеральной прокуратуре? В сентябре прошлого года в этой самой студии — в контексте кадровых аспектов — вы говорили о двух своих заместителях, которые остались со времен господина Пшонки — Юрии Столярчуке и Анатолии Матиосе. Мол, даете им сто дней, чтобы себя проявили. Господину Столярчуку, в частности, вы тогда начали искать замену. Он, напомню, руководит следствием и большинством резонансных дел. Прошло восемь месяцев. Поскольку господин Столярчук до сих пор при должности, замену вы ему, очевидно, не нашли. Или не достаточно активно искали?

Да, у меня есть два заместителя, которые вызвали вопросы у многих аналитиков, да и у меня также. Но пока я доволен их работой. То, что делает Матиос — и в резонансных военных делах, и в отношении упомянутых вами налоговиков, и в делах Януковича и его окружения — с моей точки зрения, является лучшим ответом на любые слова. Он делает свое дело и делает его хорошо.

Вы просто ждете, когда Матиос возглавит ГБР (Государственное бюро расследований — С.К.) и уйдет от вас?

Я бы очень хотел, чтобы ГБР было создано в этом году, и от меня ушло все следствие.

И ГБР возглавил бы Матиос, правильно?

Это не я определяю. Мои личные симпатии — в том, чтобы никакое больше крыло рамы прокуратуры не водило бы на двухметровой цепи.

Как вас, в свое время.

Да. С одной стороны стоит следователь, который явно нарушает законы, с другой – прокурор, надзирающий за законностью, оба — под одним начальником.

…Для этого нужно разъединить следствие (отдать его ГБР) и прокурорский надзор (оставить его ГПУ). Я считаю, что это правильно. Более того, это — реформа, которую, согласно действующему законодательству, должен делать любой, кроме Генпрокурора. Но я всячески поддерживаю этот процесс. Кто будет председателем ГБР, не я буду определять.

Вернемся к Столярчуку.

Относительно господина Столярчука также есть чем похвастаться. Понимаете, направление в суд (а не просто возбуждение дела) 1191 дела о взятках и хищениях в государстве — очень серьезное достижение. Как это было сделано? Не только Столярчуком. Подход был несколько другой. Я работаю со Столярчуком, и со всеми его подчиненными — начальником департамента и управлений – лично, и не всегда в его присутствии. Такой стиль работы позволяет — в два-три слоя — организовать лучший контроль и более эффективную работу.

Вы работаете напрямую с исполнителями?

У меня свое отношение к людям, но их целесообразность определяет результат.

Итак, Столярчук остается в дальнейшем работать в прокуратуре.

На посту Генерального прокурора я — не человек, а Генеральный прокурор, должен обеспечивать эффективность. Она, с моей точки зрения, со Столярчуком лучше, чем без него. Однако с 1 мая я не назначаю и не снимаю с должностей — эта “сталинская модель” уже пройдена.

Мы создали Совет прокуроров, который избирали на конференциях все работники, мы создали Квалификационно-дисциплинарную комиссию, и такая “сталинская модель” — когда начальник мог сказать: “Посади, иначе я тебя сниму” — больше не действует. Сталинская прокуратура умерла! Теперь ни один начальник, начиная с меня, с моих заместителей, прокуроров в областях, не может заставить прокурора делать незаконные вещи относительно политического дела или бизнеса, или просто нечеловечески, не по закону. Сталинская модель вертикального подчинения в прокуратуре нами похоронена!

Столярчук остается на посту?

Да.

И вы не ищете ему замену?

Об этом отныне должен думать Совет прокуроров.

«Деньги отмывались не только через Эстонию, а дальше пошли в США»

Вы только что приехали из Эстонии, верно?

Да.

Выступая в парламенте – когда отчитывались за год работы — вы говорили о хищении средств, выделенных на обеспечение программного обеспечения НАПК, также — выведение их в Эстонию. Собственно, цитата: «Средства, которые были предоставленные ООО «Миранда» (компания, что разрабатывала реестр электронных деклараций на деньги доноров — СК.), были выведены через фиктивные фирмы на счета в Эстонию. Я буквально на этой неделе отправляюсь в Эстонию для того, чтобы поставить точку в этом расследовании». Итак, Эстонию вы уже посетили, имеете ли вы какие-то предметные результаты по НАПК?

В Эстонии у меня было гораздо больше предметов для встреч, чем проблемы НАПК и ООО «Миранда». Я встречался с Президентом Эстонии, с Генеральным прокурором и министром юстиции, мы обсудили сложные стратегические задачи, которые перед нами стоят, но пока я не хочу их разглашать.

Поскольку Эстония, как и Латвия — страны, куда очень любят переводить деньги с Украины?

Нет, не только. Эстония, Литва, Латвия, и еще ряд стран являются нашими самыми верными союзниками в противостоянии с Россией и всячески способствуют возвращению Крыма и части Донбасса, поэтому стратегические разговоры велись именно об этом! Но давайте не будем делать это публичным до определенного времени. Относительно «Миранды», мы имеем продвижение, теперь мы знаем, что деньги отмывались не только через Эстонию, а дальше пошли в США. Знаем и что дальше с ними произошло. Но предлагаю оставить это вне разговора.

Значит, следствие работает?

Наши факты были частью подозрения, которое получил господин Новиков (директор ООО «Миранда», разрабатывавшего реестр деклараций, Юрий Новиков — С.К.). Мы отстояли залог в миллион гривен за него. Таким образом, все движется в правильном направлении.

Подробнее, пожалуйста.

Вчера (31 мая — С.К.) состоялся суд, который подтвердил внесение залога (Новиков — С.К.) в миллион гривен.

Внес ли он его?

Думаю, еще не успел. Я объясню. Есть грант, который предоставили Украине иностранные партнеры на создание системы электронного декларирования. Но эти деньги были выведены из страны. Собственно, подозрение (главе компании-разработчику программного обеспечения господину Новикову — С.К.) касается как неуплаты налогов, так и отмывания средств, добытых преступным путем (статьи 211 и 209). Думаю, что доказательств у нас достаточно для того, чтобы уверенно говорить именно о такой версии. А систему электронного декларирования разработали студенты…

Киевского Политеха?

Да, одного из лучших вузов Украины. И у нас есть доказательства, что они не получили обещанную плату за свою работу.

О Горбатюке: «я не могу добиться от него, чтобы он действовал по закону»

Сейчас один из главных акцентов ваших усилий — заочное осуждение Януковича. Судебное разбирательство пока продолжается. Когда вы примерно ожидаете предыдущее решение суда? Есть ли надежда иметь его в этом году?

Я не могу спрогнозировать это в ходе процесса. Конечно, хотелось бы поскорее, но все зависит исключительно от сторон судебного процесса. Моя задача — найти доказательства, сформировать подозрение, подготовить обвинительный акт и на судебном процессе — открытом, объективном, соревновательном — поддерживать сторону государственного обвинения, что я и делаю.

Я очень надеюсь, что этот резонансный суд будет происходить в открытом для всех режиме регулярно — в отличие для тех судилищ, которые совершали надо мной, Тимошенко и другими оппонентами той власти. Я гарантирую, что у Януковича будут все права.

Есть ли аналогичные производства по другим фигурантам?

Да, об этом я говорил в парламенте: Азаров, Арбузов, Курченко, Колобов, Ставицкий.

Меня интересует Клюев.

Пригласите господина Горбатюка из Департамента экономики, которого так любят активисты, и он вам расскажет, почему это элементарное дело до сих пор не довели до конца. К сожалению, я – Генеральный прокурор, который может только заслушивать дела и высказывать свои критические замечания.

Во время нашего предыдущего интервью — в сентябре — вы также говорили о том, что господин Горбатюк, по вашему мнению, затягивает следствие в отношении Клюева, поскольку считает, что собрано недостаточно доказательств. Тогда вы дали понять, что он или тормозит процесс, или перестает заниматься этим делом, или же вообще покидает ГПУ. Сейчас же — из вашей последней реплики — я понимаю, что конфликт обострился.

Он не обострился, я просто даю объективную оценку результата. Простите, но  надо было ждать три года, чтобы обыскать жилище Клюева?

Почему этого не было сделано раньше?

Спросите у него (Горбатюка — С.К.)! Оказывается, надо было дождаться моего указания или выдержать срок в три года, чтобы допросить и предъявить подозрение руководителю ГУС, который выделил землю в Межигорье (Януковичу — С.К.).

Сколько шума было о Межигорье, а оказывается, что ни руководитель ГУД тогдашний, ни Президент — на то время господин Ющенко — не были допрошены. Это, каким нужно быть Шерлоком Холмсом? Мне кажется, к господину Горбатюку есть много вопросов. Он пользуется серьезной общественной поддержкой. Я не хочу отправлять его в ряды активистов, чтобы он рассказывал, что ему не дали что-то сделать — я же создал ему все условия для работы.

Значит, он должен уйти только по собственному желанию?

Все заявки по технике, по экспертизам, по условиям труда и служебному жилью — я все сделал, что мог. Но я человек, на самом деле, радикальный в своих, особенно подчиненных. Горбатюк принципиально не хочет действовать по закону относительно заочного осуждения — считает его некачественным. Я стою на том, что прокурор должен выполнять законы, а не оценивать их/качественность. Будет депутатом – тогда может менять их. Теперь же должен просто выполнять. Тем не менее, я не могу добиться от него, чтобы он действовал по закону. Поэтому из его департамента выделено еще одно управление, которое и направило в суд дела по всем, кого я перечислил: Арбузову, Азарову, Клименко, Ставицкому, Колобову и другим.

К сожалению, я действую в условиях, когда излишняя борьба с крикливыми активистами просто затягивает время в пользу этих деятелей. Поэтому я даю возможность Викторовичу (Сергею Горбатюку — С.К.) сделать все, на что он способен, все, что считает нужным. Но там, где он просто не принимает решений, их примут другие.

Не понимаю, какое будущее в таком сотрудничестве, учитывая ваши слова.

Работать тяжеловато. Особенно, когда перед моим выступлением в парламенте, депутаты получают рабочие документы ГПУ от Сергея Викторовича (Горбатюка — С.К.). Конечно, оценку этому давал не я — будет сделано служебное расследование, а также работает Дисциплинарная квалификационная комиссия, которая была создана, в частности, при участии Сергея Викторовича Горбатюка. Это — демократия госслужбы.

Правильно ли я понимаю, что по факту переписки (с нардепами — С.К.) Горбатюк сейчас отстранен?

Нет, он работает. У меня нет времени на отстранение в таких серьезных департаментах, как Департамент Майдана, но служебное расследование продолжается. Хотя на каком оно этапе, не скажу — не знаю, это уже дело КДКП (Квалификационная дисциплинарная комиссия прокуратуры — С.К).

«Я категорически против, чтобы средства от спецконфискации были «размазаны» по всем существующим потребностям»

Два вопроса по спецконфискации. Следовательно, конфискация 1,5 млрд. долларов у Виктора Януковича является одним из основных ваших — совместно с отдельными парламентариями – достижений на сегодня. Наших читателей, интересует: в какой форме конфискованные эти средства? Это был «кэш», ценные бумаги? «Кэш», очевидно бы, отразился на курсе валют…

Следствие установило, и это зафиксировано в решении суда, что при Януковиче была создана сеть примерно из 500 фирм, которые выводили средства из Украины в район Сингапура, Гонконга, в специальные всемирные «прачечные» системы, где запутывали следы. Далее эти потоки шли на Кипр, в Латвию, а оттуда малоизвестные на тот момент офшорные компании покупали облигации государственного внутреннего займа под 9% годовых в валюте. Количество таких скупленных облигаций была примерно 1,5 млрд. долларов.

На облигации, которые хранились в «Ощадбанке» и других банках, начислялись проценты. Постепенно стоимость облигаций плюс проценты, накопившиеся в денежном виде. Если вы купили, например, облигаций на миллиард, через определенный период — год, два, три – вы получаете миллиард плюс 9%. В денежном виде. Поэтому на счетах в государственном «Ощадбанке» на момент ареста — еще в 2015 году — находились “живые” средства, списанные с облигаций, которые перешли в денежную форму, а также часть облигаций, из которых средства перетекали в валютную форму.

На момент нашего прихода, по решению суда, который установил, что эти средства являются средствами преступной организации, примерно 1 миллиард 100 миллионов долларов были в форме и находились на счетах «Ощадбанка». Подчеркиваю: денежной. Не фантики, не ценные бумаги – чистые, живые доллары США. Еще 200 миллионов облигаций не перетекли в денежную форму и поэтому были конфискованы как облигации.

Справка Государственного казначейства свидетельствует о том, что они уже их получили по всему счету, еще 200 миллионов получил Национальный банк в виде облигаций, которые также могут быть переведены в денежный вид при политическом решении правительства и Нацбанка.

Таким образом, на этот момент мы имеем возможность предложить парламенту увеличить бюджет и определить, куда пойдут как минимум 1,1, как максимум — 1,3 миллиарда долларов США.

У вас, насколько я знаю, есть конкретные предложения относительно этого.

Это – 40 миллиардов гривен. Я лично категорически против, чтобы они были «размазаны» по всем нашим существующим потребностям. Хотя, их конечно, много. Лично я не имею права распоряжаться этими средствами, но как человек, который приложил силы к этому делу, я бы предложил, чтобы они были использованы так, чтобы их почувствовал украинский солдат и простой гражданин.

Как я себе это представляю? По армии – это должно быть решение профессионалов. А вот насчет простых людей, то я имел консультации с и.о. министра здравоохранения госпожой Супрун и предлагал закупить все с нуля – от элементарного скальпеля до серьезного медицинского прибора – оборудование во все базовые больницы новых госпитальных округов. Чтобы каждый человек их видел. Лабораторное и другое необходимое оборудование в ФАПы. Я бы закупил “скорые”. Мы посчитали, что на это уйдет 800-900 миллионов долларов США.

Со мной соглашаются, на самом деле, все руководители, с которыми я говорил. Я бы также пошел на закупку общественного транспорта. Когда я приезжаю в свое родное Ровно и вижу троллейбусы 72-го года – со времен, когда я ходил в школу – мне жаль. Я бы пошел на то, чтобы государство закупило транспорт в лизинг – внесло первые 30% из этих средств, все остальное – нагрузка на города. Также, конечно, позором для нас являются «ПАЗики», которые ездят по сельской местности. Их также надо менять.

Понятно.

Чтобы в ноябре человек, наконец-то, мог бы напрямую почувствовать: вот они — те средства, которые мафия Януковича украла и которые, сегодня, достались простым людям.

«Кацуба сам говорил: «Я – идиот. Просто подписывал то, что мне давали»

На каком этапе сейчас дело Кацубы? В начале марта Александр Кацуба вышел на свободу, заплатив залог в 100 миллионов гривен. По оценкам некоторых моих коллег, этот залог даже приблизительно не соответствует тем убыткам, нанесение которых инкриминировалось ему обвинением. На примере Насирова мы видим, что он заплатил залог, получается, сотрудничает со следствием, и по его показаниям происходит задержание высокопоставленных чиновников-налоговиков времен Виктора Януковича. Кацуба, получается, платит залог, сотрудничает со следствием — и тишина.

Вы немного неправильно говорите.

Тогда расскажите сами.

Никакие показания Насирова для задержания налоговиков не приводили.

Об этом говорил Матиос.

Матиос сказал о том, что информация должностного лица, которым был на тот момент Насиров, дала возможность двигаться в этом направлении. Он сотрудничал с нами как глава налогового ведомства.

То же, возможно, трактовка другая.

Нет. Слушайте, когда человек подписывает официальные бумаги – это не показания, это ответы на запросы.

А когда он неофициально сливает?

О, это другой вопрос.

Понятно. Вернемся к Кацубе.

Перестаньте оценивать людей как черных и белых, они, как правило, такие как пингвины — и черные, и белые. И дай Бог, чтобы белого было больше, чем черного. К господину Кулику (бывший военный прокурор — С.К.) также были вопросы, правда (за незаконное обогащение — С.К.)?

Да.

Но он главный «креатор» – тот, кто задумал механизм спецконфискации 1,5 миллиардов для людей, для государства.

Кулик?! Не смешите.

Да, Кулик! И даже при этом, если суд установит, что обвинение НАБУ подтверждается и незаконное обогащение имело место – его это не спасет. Юридически. Но морально, я хотел бы ему сказать «благодарю». Так же будет и здесь.

Насиров, если будет доказано, что злоупотребление при реструктуризации долгов одной из компаний было (Александра Онищенко — С.К.) – за это ответит юридически. Но политически, морально я ему благодарен за то, что он отвечал на десятки, а иногда сотни документов, каждый из которых можно было бы неплохо продать. Он не продал ни одного.

Комплименты Насирову отсыпали, теперь — к Кацубе.

Это не комплименты.

Все же интересует Кацуба.

Кацуба проходил по делу «Украина-2020», где убытки составляют, если не ошибаюсь, 550 или 520 миллионов гривен.

А не более чем миллиард долларов?

Не слушайте активистов – они просто активные. Он (Александр Кацуба — С.К.) подписал соглашение по делу ООО «Украина-2020», где были оплачены не существующие горюче-смазочные материалы. Если вы посмотрите на фотографию Александра Кацубы – сразу осознаете, что он точно не мог быть ни организатором, ни бенефициаром, то есть получателем этих средств. Он был, скажем так, не мелкой, потому что все-таки заместитель «Нафтогаза», но «сошкой».

Он сам говорил: «Я – идиот. Просто подписывал то, что мне давали». Это произвольная цитата из его показаний. Он рассказал о том, кто ему давал указания на выполнение операций. Сколько он получал в месяц за эти указания “в конверте”, кто стоял за этой схемой. Это по «Украина-2020». Далее мы перешли к теме, которая в народе называется «вышками Бойко».

Раз пришла ваша цитата по этому поводу: «Старший (с Кацуб – С.К.) Сергей Кацуба, как раз и вел вышки… Если честно, складывается впечатление, согласно информации, которой мы располагаем, что они в большей мере «вышки Кацубы», нежели «вышки Бойко», если он даст показания на Юрия Бойко, возможно, они еще станут такими».

Когда это было сказано?

В сентябре, в этой студии.

Окей. После того, как младший Кацуба отбыл полгода в изоляторе, он решил подписать соглашение и заплатил, если не ошибаюсь, 100 миллионов гривен. На тот момент это было рекордной оплатой, кстати. После этого он дал показания на тех, кто организовывал схему  «Украина-2020», и по закупках бурильных установок для «Черноморнефтегаза». Могу сказать только о том, что он указывает на людей, которые имеют депутатские значки. До сих пор. Далее следствие работает.

Юрий Бойко есть среди этих людей?

Следствие работает. Именно в этом эффективность и правильность системы соглашений. Потому что “младший” Кацуба не может быть последним в этих схемах. Конечно, это не является единственным доказательством, есть и другие. Но я уверен, что если кто-то следующий даст показания, он также может воспользоваться соглашением. И так пока не выйдем на организатора и на счета.

На основании этих доказательств вы можете подготовить представление на снятие депутатской неприкосновенности?

Да.

Сколько людей у вас фигурируют?

Подготовим, посмотрим!

«За все приходит время расплаты»

Требует уточнений еще одно дело — Юрия Иванющенко. Приведу цитату: «Да, у меня имеется поражение. Мы не смогли дотянуть дело Иванющенко. Тем не менее, у меня есть положительные новости из Швейцарии и из одной из областей нашей страны. И мы будем исправляться. У меня есть поражение в кадровой работе, это я тоже должен признать, и это тоже будем решать». Собственно, меня интересует Иванющенко…

На данный момент все является тайной следствия. Будет предъявлено подозрение – о нем узнает страна. До подозрения я ничего говорить не буду.

Подозрение кому?

Когда предъявим, тогда и узнаете.

Не Иванющенко ли?

Я не буду никого об этом предупреждать в телеэфире.

Хорошо. Господин Лещенко прошлой осенью рассказал о том, что Иванющенко снят с розыска Интерпола. Официальных комментариев не было. На сайте Интерпола он в розыске не находится.

Это интересная история. Я считаю чрезвычайно эффективным и своевременным решение, которое по нашему представлению принял парламент, о заочном осуждении. Если бы не оно, все наши бывшие “деятели” не только бы снялись с розыска Интерпола, но и, вообще, избежали бы наказания. Действующий УПК писал известный “специалист” Портнов. Я читал, что — со слов того, с кем он общался — он говорил: «Мы вас посадим по Советскому Кодексу, а вы за нами будете бегать по либеральному в Европе». Так и получилось. В этом Кодексе основания для ареста прописаны так, что они не соответствуют тем, которых требует красная карточка Интерпола.

Наш суд пишет: арестовать для привода в суд для избрания в дальнейшем меры пресечения. А Интерпол говорит: только полноценный арест, а не арест для привода. И на этом основании Иванющенко был снят с розыска. Правда, три года почему-то карточки были (на сайте — С.К.), а после смены руководства Интерпола, где наибольшее влияние имеют Китай и Россия, они исчезли. Украина стала для них наиболее интересной.

Вы намекаете на то, что «газпромовские» деньги коррумпировали Интерпол?

Я, как Генпрокурор, не могу ни намекать, ни заявлять этого. Я просто говорю о том, что после смены руководства Интерпола дела, которые три года висели с красными карточками, были пересмотрены именно для Украины. И если бы мы вместе с парламентом гениально не приняли изменения в закон о заочном осуждении, все наши «деятели» не просто снялись бы с розыска Интерпола. Это полбеды, мы их все равно не ищем, мы же знаем, где они находятся, а в Европу они не въездные, потому что на них действуют санкции. Просто все бы дела обрушились, а я, скорее всего, написал заявление об отставке.

Из-за непринятия закона?!

Да. Мы смогли убедить и парламентское большинство, и даже представителей оппозиций в необходимости этого закона. Он принят и действует. Именно поэтому и дело Януковича пошло в суд, и тех, кого мы уже дважды, сегодня вспоминали. Сейчас все вопросы к суду.

И больше никаких подробностей в деле Иванющенко вы сообщить не можете?

Нет.

Снова апеллирую к нашей с вами беседе в сентябре в этой студии, когда вы говорили, что вот-вот повторно направите в Верховную Раду представление на снятие депутатской неприкосновенности с господина Мосийчука, но «воз и ныне там»…

Да, есть ряд проблем, которые я не готов комментировать в студии. По делу необходимо провести (следственные – С.К.) действия, ибо в нынешнем состоянии оно не готово для передачи в НАБУ.

Но намерение такое есть?

Безусловно. Мы работаем, дело не закрыто.

Генеральная прокуратура открыла несколько производств после проверки деклараций депутатов. «Трое депутатов среди тех, у кого показания, которые записаны в декларациях расходятся с реальным образом жизни, конкретно — Супруненко, Шуфрич, Константиновский — предоставили налоговой объяснения. У господина Шуфрича, думаю, он мне простит эту информацию, оказался дядя банкир в Австрии». Я не знала, что у него есть дядя банкир в Австрии…

Я тоже не знал.

«Константиновский показал, что он развелся с женой и при этом разделил огромную сумму, а жена теперь не является членом семьи». Думаю, для вас не секрет, что господин Иванчук тоже недавно развелся с женой, как раз накануне введения электронного декларирования. И не он один. Депутаты просто повально расстаются со «вторыми половинами». Какая прекрасная технология!

Нет. Как мы проверяем? Есть электронная декларация, мы сверяем ее показатели с тем, с какой суммы уплачены налоги. Если у вас есть 100 миллионов, вы должны 18% из них оплатить. И эти уплаченные налоги заносятся в налоговую, так называемую карточку ГФ-1.

Я получаю эту “ГФ” и вижу, что уплачен, например, миллион. Зная о 18% налога, понятно, с какой суммы он оплачен. Вдруг оказывается, что в декларации не та сумма. Если человек расстался несколько лет назад, в карточке ГФ-1 о членах семьи, жены не видно, тогда “ГФ” жены добавляют к его карточке, и все сходится.

Это не способ уклонения. То, о чем вы говорите, это — компетенция НАБУ, незаконное обогащение. Я проверяю полноту уплаты налогов. Если супруги разводятся, и мне говорят: «Я разведен, добавьте данные моей бывшей жены в мою “ГФ”, тогда все сойдется», ничего тут страшного нет. Не ищите черную кошку.

Депутат Бобов подал хороший пример, заплатив 1 миллион долларов неуплаченных налогов, не так ли?

Да, для меня это был тот результат, к которому я стремился. Реально, на второй день после электронного декларирования я заявил, что своей задачей вижу проверить уплаченные налоги. Тем, кто имеет большие доходы и уплатил налоги, с моей точки зрения, надо сказать «спасибо». Тот, кто имеет большое состояние, но не показывает налогов, имеет право объяснить. Если вдруг окажется, что эти налоги оплатила его бывшая жена – окей, это нормально! Но когда объяснений нет, тогда, извините: или заплати, или неси уголовную ответственность. Господин Бобов выбрал, с моей точки зрения, правильный политический и общественно-важный путь.

А Супруненко, Шуфрич и Константиновский?

Они предварительно объяснили Государственной фискальной службе, почему заплатили именно так, а не иначе. И ГФС вынесла решение о том, что этого достаточно для закрытия дела. Я лично дело не открываю, руководствуюсь исключительно решением налоговой службы.

Сегодня (1 июня — С.К.) Специализированная антикоррупционная прокуратура вернула доработанные материалы по Лозовому и Дейдею. Думаю, что после праздников они уже гулять не будут — на следующей неделе мы примем законное решение, и дело будет направлено в парламент.

Относительно снятия депутатской неприкосновенности  Лозового и Дейдея?

Да, точно. Но это еще не конец. Потому что в списке тех, кто подлежит проверке (имеются в виду электронные декларации – С.К.) еще несколько десятков депутатов. Проверку прошли 35 нардепов, около 50 сейчас проходят. Никто не спрячется.

Да ладно вам! Вы уже с Онищенко снимали депутатскую неприкосновенность! С Сергея Клюева… Чем это закончилось?

Никто нигде не спрячется! За все приходит время расплаты. Да, иногда это затягивается. Но, простите, заочное осуждение предполагает, во-первых, конфискацию активов, во-вторых — преследование по всему миру — при условии соответствующего приговора. Поэтому давайте не будем «советскими людьми», которые считали, что задержанного надо сразу расстрелять. Спокойно идем по процедурам. Да, это трудно. Но я на своей должности не остановлюсь, и буду преследовать их где угодно.

«Нашим победам люди не то, что не хотят радоваться, они им не верят»

Вспомним ваших предшественников. Один из них, проработав в прокуратуре, приобщился к покупке «Hyatt», команда другого сейчас застраивает территорию бывшего Сенного рынка в центре Киева. Вы осознаете, что масштабная реформа прокуратуры тормозится, в частности, вследствие того, что в ГПУ они так «эффективно» работали? Что с этим делать? Каким должен быть механизм ответственности?

Я вполне понимаю, в какую дискредитированную среду пришел. Нашим победам люди не то, что не хотят радоваться, они им не верят. Но, тем не менее, ответ очень прост. Во-первых, каждый должен отвечать по закону. Если будут добыты доказательства в деле «Hyatt», а мы это проверяем, значит, придется отвечать. Если НАБУ закрыло дело о незаконном обогащении Шокина, открытое по заявлениям активистов, значит, Шокину не за что отвечать.

А по застройке территории Сенного рынка?

Я не знаю уголовного дела по этому вопросу. Только реакцию Киева на нарушение генерального плана.

Вам не кажется странным, что бывшая команда, которая работала в Генеральной прокуратуре, покинув стены ГПУ, инвестирует колоссальные деньги в строительство такого масштаба?

Не всегда то, что говорят, соответствует действительности. Да и удивляться, у меня нет времени. Могу отвечать только за себя: с чем я пришел в прокуратуру — со своим домом, гаражом, двумя сыновьями, собакой, котом и любимой женой — с тем оттуда и уйду.

По крайней мере, есть надежда, что вторым на “Сенной” не будете строить.

Сейчас идет много дискуссий относительно вероятности второго срока Президента Порошенко. Вы, насколько мне известно, также участвовали в ряде обсуждений, во время которых предлагалось провести Конституционную реформу — уменьшить полномочия Президента, увеличить полномочия Парламента, одновременно сократив количество парламентариев. Вы эту идею не поддержали. Так или нет? Хочу услышать ваш комментарий.

В свободное от работы время я действительно общаюсь с Президентом не только по вопросам прокуратуры. Более того, имею привилегии говорить то, что думаю, и это не всегда совпадает с мнениями Президента. Думаю, что нормальный человек, который думает о государстве и о своем друге, должен поступить именно так.

Президент является вашим другом?

Да, я считаю, что мы друзья, потому что вместе делаем общую работу.

Как долго вы дружите?

Имеем достаточно близкие отношения много лет.

Чуть ли не кумовья.

Да, мы с Мариной Порошенко крестили Еву.

Дочь Юрия Стеця, пока что действующего министра информационной политики.

Да. Но я выступаю за то, чтобы религиозная жизнь была частным делом. Смею заверить, что никоим образом мои отношения с крестницей не могут переноситься на любые вещи. Но с Президентом мы знакомы достаточно давно. Вместе побеждали на президентских, на парламентских выборах и, очевидно, что в свободное от основной работы время, если его можно назвать свободным, конечно, говорим, а иногда спорим, по поводу этих вопросов. Я не думаю, что мне нужно публично высказывать мнение о планах Президента.

Вы верите в его второй срок?

Хочу сказать, что сделаю все, чтобы его первый срок был эффективным.

А второй?

А это уже зависит от него и от общества.

Вы готовы работать на его второй срок?

Нет, я работаю Генеральным прокурором Украины. Работаю на закон и справедливость, но успехи на этой должности также является и успехами Порошенко. Успехи Гройсмана будут успехами Порошенко. Провалы кого-то из нас также будут провалами Порошенко. Люди не различают нас как каких-то отдельных звезд…

Все в одной лодке.

Можно так сказать. Мы должны достигать результатов. И вот что я скажу: этот май стал месяцем побед Украины. Мы имеем безвизовый режим в ЕС. Провели крупнейшую в Европе спецконфискацию с колоссальными средствами для Украины. Имеем законченную Ассоциацию с ЕС. Я считаю, что именно на основании этого должно приниматься решение о целесообразности второго срока (Петра Порошенко на посту Президента — С.К.). Сейчас мы должны сжать зубы и делать работу так, чтобы она была результативной.

Ну, для себя Петр Алексеевич уже принял решение. Поддерживаете ли вы идею Конституционной реформы? И какие ее параметры?

Я поддерживаю Конституционную реформу. Считаю, что надо побороть двоевластие в областных государственных и районных государственных администрациях.

Да и в силовых структурах не помешало бы.

Думаю, что надо снова вернуться к изменениям в Конституцию, которые внес Президент, и которые остановились после первого чтения из-за злосчастных переходных положений, связанных с неподконтрольными территориями. Сейчас эти переходные положения завершили свое действие, поскольку перестал действовать закон о неподконтрольных территориях. Поэтому, думаю, надо снова глянуть на изменения Конституции, предложенные Президентом: перейти на систему префектов, которые будут следить за целостностью страны и законностью принятых решений местным самоуправлением. Это даст возможность областные администрации отдать полностью Кабмину.

Возможно, также это даст пространство для разговоров об одном или двухпалатном парламенте, пропорциональных или мажоритарных выборах, смешанных или других.

Почему же Президент с этим не согласен?

Потому, что это достаточно серьезные материи, которые несут стратегическое значение. Смотрите: децентрализация без префектов – путь к федерализации, префекты без децентрализации – шаг назад к советской модели. Двухпалатный парламент имеет свои плюсы и минусы, как, собственно, и разная модель выборов. Мы же их все попробовали. Идеальных схем, которые автоматически проводит только честных и умных депутатов, не существует. Поэтому надо взвешивать все и ставить за главное эффективную стратегическую модель и тактику, как вернуть неподконтрольные территории.

Вы являетесь лоббистом создания новой партии власти на базе НФ и БПП…

Я бы не назвал себя лоббистом.

Идейным вдохновителем, так лучше? Вы верите в новый союз БПП и “НФ” на базе новой партии?

Это объединение может быть на основе обломков той или иной властной силы. Объединение БПП и “Народного фронта” не дает ничего – только партий станет на одну меньше. И что?

И что?

Присоединим туда еще одну, и будет на две меньше. Это ничего не изменит. С моей точки зрения, необходимо создание центристской политической силы, которая делает конкретные дела.

Партии созданной с нуля?

Никто не поверит ни в какие слова и планы. По одной простой причине: самая большая инфляция в Украине – это инфляция слов. Политическая сила должна сказать: мы сделали вот это, а вот это сделаем до конца года, а вот это — в следующем.

Политическая сила должна быть создана с нуля, еще раз спрашиваю?

Я выступаю за создание такой политической силы, которая предложит план конкретных достижений, побед Украины в этом и следующем году и объединится вокруг этого. Это могут быть депутаты БПП, “Народного фронта”, кого угодно…

“Радикальной партии” и “Самопомощи”? Если, конечно, вы их не пересажаете до этого времени?

Я не сажаю людей, которые приносят победы для Украины. Я сажаю тех, кто нарушает закон. Такие депутаты, честно говоря, не нужны ни во власти, ни в оппозиции.

Сегодня, например, я, встречался с директором “Антонова”. Никто не верил, что он за полтора года выкатит, запустит в воздух и посадит самолет без российских составляющих. Такой человек нам нужен.

Вы прилагаете усилия для создания такой партии или нет?

Я встречался с Бахматюком, который, несмотря на абсурдные действия против него со стороны государства, тем не менее, удерживает один из крупнейших агрохолдингов. Такие люди нам нужны. Я уверен, что страна должна начать ценить тех, кто что-то делает.

Свидетельствуют ли ваши встречи о том, что в настоящее время первичная работа по созданию партии уже ведется?

Я встречаюсь по работе — там куча уголовных дел. Я политикой не занимаюсь, только уголовными делами. Их у обоих (и у Бахматюка, и у руководителя госпредприятия “Антонов” — С.К.) вдоволь. Я имею ввиду, вокруг их предприятий. Вопрос не в этом. Я хочу, чтобы люди начали ценить не того, кто громче плюнет во власть, а того, кто больше сделает. Да, оппозиция нужна, но не менее за нее надо ценить тех, кто чего-то достиг.

Чтобы они в самый критический момент для Украины объединились. Перестали бить друг друга, иначе выигрывают популисты, радикалы. А это означает огромную угрозу для страны.

Автор: Соня Кошкина

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий