Как комсомолец стал производителем часов, которые дарили президенты Украины

15.03.2018 – История Kleynod – единственного производителя часов в Украине. В мае 1991 года Алексея Золотарева назначили секретарем Луганского обкома комсомола. В августе того же года, после получения Украиной независимости, его комсомольская карьера закончилась.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

В начале 1992 года Золотарев с московскими друзьями зарегистрировали компанию, которая торговала различными товарами.

Год спустя его младший брат, который учился в Москве, привез каталог с часами Первого московского часового завода. На то время это было мощное производство часов полного цикла.

Бренд «Полет» советских времен конкурировал со швейцарскими брендами и японским Orient, в то же время Украина не имела собственного производства часов, рассказывает Золотарев. Тогда он понял, что Украина обречена на импорт часов.

«Я взял каталог и поехал в Москву на завод договариваться о поставках часов. Там мне сказали: «без вопросов, работаем». С этого начался бизнес, — говорит он. – «Я сотрудничал с Первым московским часовым заводом, заводами Чайка (город Углич) и Восток (город Челябинск). Это были 1993-1995 годы. Там покупал часы, а здесь продавал».

Поняв, что бизнес ведется в Киеве, в 1995 году Золотарев переехал в столицу.

Однако, после того как импортные товары из России стали облагаться пошлинами, экономика продажи часов начала уменьшаться.

«Тогда я решил посмотреть, что делается в мире. В 1996 году я поехал на Базельскую выставку часов. Лучшая выставка часов в мире. Увидел, как работает мировой рынок часов. Увидел, что не так все построено в мире, как построено в России. Понял, что никто в мире не использует полный цикл производства часов. Индустрия поделена на производителей механизмов, производителей корпусов, производителей циферблатов. Даже швейцарские производители заказывают детали в Китае».

Так у Золотарева родилась идея — создать в Украине производство часов.

«Начал переговоры с Москвой. Я их спросил: а если мы организуем в Украине сборку тех самых часов, вы мне будете, просто продавать комплектующие? Новый владелец Первого московского часового завода до этого работал в Сингапуре, возглавлял внешнеторговую компанию бренда «Полет». Там у него были связи, он знал, как все это работает. Компания, которая поставляла комплектующие в Москву, это была компания, которая зарабатывала ему деньги. На мое предложение он ответил: «нет разницы, кому продавать».

«Так получилось, что в то время состоялся первый полет в космос первого украинского космонавта Леонида Каденюка. Мы приурочили к открытию завода и выпуск первых часов именно Леониду Константиновичу. С этого все и началось».

По словам бизнесмена, главным толчком был 1999 год. Тогда он понял, что нужно ориентироваться на сектор корпоративных заказов: когда часы заказывают с логотипом компании, государственного органа, благодарностью от чиновника.

«Тогда мэр Киева Александр Омельченко съездил к президенту Беларуси Александру Лукашенко и привез проект совместного предприятия «Арсенал-Луч», которое основали на базе «Арсенала». Омельченко начал закупать часы на этом предприятии. Он вручал их с благодарностями от мэра. Даже провел специальное решение Киевсовета, в котором четко было прописано, что благодарность Киевского городского главы сопровождается ценным подарком – наручными часами. Это решение действительно и сегодня.

Параллельно в 1999 году Леонид Кучма избирался на второй срок, и подарочные бюджеты выросли у всех госкомпаний.

«Мы получили два огромных заказа от «УЖД» и шахтерский заказ ко Дню Шахтера», — рассказывает производитель часов.

«Логотипы на циферблаты нам наносили в Москве. Мы их получали оттуда, а собирали здесь. И я начал для себя понимать: мы производим часы советские, российские, но не украинские. Решил, что нам нужно было выйти на собственную торговую марку, собственные украинские часы. И в 2001 году я начал работать над созданием своего бренда».

Как рождался Kleynod

«Много думал над названием, советовался с друзьями. Нужно было, чтобы оно имело некий подтекст, украинский фундамент. Я остановился на клейнодах. В гетманский период клейноды были символом власти, драгоценности».

Так появился бренд Kleynod.

«Мы имеем полный цикл разработки, сборки и контроля качества часов. Мы предоставляем трехлетнюю гарантию. Наш сервисный центр находится там, где и наш магазин — на Большой Васильковской. Он принимает часы даже не свои. Каждые часы имеют уникальный номер. Мы четко знаем, когда и кто из мастеров их собирал».

Первоначальные стартовые инвестиции в проект составили 20-30 тысяч долларов.

«Мы не копировали дизайны, использовали и используем швейцарские механизмы. Все комплектующие заказывали и заказываем из Гонконга. Мы не такие богатые, чтобы тратить деньги на дешевые вещи. Должны делать продукт, который будет соответствовать швейцарским стандартам качества. Мы не уступаем Swiss Made почти ни в чем, кроме места, где рождаются эти часы. Это место здесь, в Киеве. Такое было начало. В то же время у нас есть более дешевые модели — на японских механизмах. Их используем, в том числе, и для корпоративных заказов».

Презентация первой коллекции «Клейнодов» состоялась в ноябре в 2002 году. Уже в декабре компания выставила коллекцию на продажу в ЦУМ. После ЦУМа Золотарев пошел в регионы. Продавал часы через партнеров и развивал свою собственную сеть.

Основной канал сбыта «Клейнодов»

Основным каналом сбыта часов Золотарева был государственный и корпоративный сектор.

«В период 2010-2013 годы, у нас были заказы Киевсовета, Генеральной прокуратуры. Например, Киевсовет заказывал 2-3 тысячи часов. Генпрокуратура в каждом году заказывала где-то полторы тысячи часов. К выборам Тимошенко делала свой заказ, Партия Регионов – свой. Были достаточно существенные объемы. И в рознице продажи были более-менее приличные – где-то 500 часов в месяц. Меньше, чем 1500 часов в месяц мы тогда не производили. В целом в год мы продавали 10-15 тысяч часов».

Эти часы дарили президенты Украины

«Клейноды» Золотарева дарили все президенты, кроме Леонида Кравчука.

«Еще в той жизни, при Кучме, на 10-летие Независимости, мы пришли с предложением в Администрацию президента, нас поддержали. После того были заказы от президента. Потом он заказал 100 часов с личным факсимиле».

«После Кучмы Виктор Ющенко сначала ничего не дарил. Но потом возник вопрос: А что же президент должен дарить? По протоколу Виктора Ющенко обратились к нам с вопросом: а не можете ли вы для нас сделать наши часы? Так в 2006 году появилась президентская модель часов».

С того момента Государственное управление заказывает «Клейноды».

«Цены, по которым АП покупает, являются публичными. Это цена в 4500 гривен. Мы даем им базовую скидку в 10%. Мы должны для них иметь остатки, когда им надо. «Поставщик двора Его императорского величества» – это обязанность и ответственность. Ты должен идти на какие-то уступки для себя, понимая все».

Кризис

Смена власти и война внесли коррективы в бизнес часовщика. В 2014 году ему пришлось закрыть свою сеть сбыта – девять точек. Количество сотрудников сократилось с 60 до 31-го.

«В настоящее время средний объем производства в месяц – это 600-700 часов. Розница сократилась до 150-200 часов. Корпоративные заказы тоже имеют сезонный фактор. На конец года всегда намного больше заказов. У нас второе полугодие – это два планы первого. Это обычный ритм часового бизнеса в мире».

Розничные продажи существенно упали.

«Сейчас у человека остается гораздо меньше свободных денег, а часы – это все равно третий ряд в перечне необходимых вещей для человека. Однако, параллельно, у нас растут продажи в сегменте механических часов. Есть аудитория, которая покупает часы по 12 000 гривен. То есть они продаются, так же как и кварцевые за 4000 гривен».

Покупай украинское

Поскольку предприятие Алексея Золотарева – единственный производитель часов в Украине, то на тендерах оно конкурирует с дешевым и не всегда качественным импортом. Кроме того, проблем добавляет и несовершенная процедура написания квалификационных требований к участникам торгов.

«У нас ментальный конфликт с КГГА. Они объявляют тендер на закупку часов по цене 570 гривен. Это ценный подарок от городской главы? Что вы хотите за эти деньги получить? Чем это должно заканчиваться? Они тянут понятную мне компанию».

По его словам, из-за того, что чиновники лоббируют конкретную компанию, в 2017 году четыре тендера на приобретение подарочных часов не состоялись.

«Мы реально обращались с жалобой о нарушении условий конкуренции. Из-за этого имеем заочную дискуссию с Максимом Нефедовым — первым заместителем министра экономического развития и торговли Украины. Он говорит, что мы имеем конкурентную площадку. А я говорю, что у меня нет вопросов к Prozorro. У меня есть вопросы к тому, как прописан сам закон. Является ли он сегодня совершенным с точки зрения производителя и с точки зрения реального экономического опыта?».

«Как может быть конкуренция честной, когда я имею производство, когда я имею постоянные расходы, затраты на все остальные вещи. А другой участник закупок этого — нет. И как мне с ним по цене конкурировать? Что это за конкуренция? Закон прописан для идеального западного типа мышления. А когда у нас сегодня каждый из работников департаментов рассматривает закупки как возможность с этого получить что-то в карман, то он будет искать возможности. Закон все это позволяет делать».

«У меня был вопрос к КГГА – люди добрые, вы спрашиваете с участника торгов подтверждение квалификационных требований, возможностей для выполнения заказа, вы даете опыт выполнения аналогичного договора, не расписывая, что такое аналогичный договор. Есть компания, которая выходит на тендер и должна поставить 6 тысяч часов. Она имеет опыт с документом, который ничем не подтвержден, с частным предпринимателем на поставку 50 часов. И эта компания проходит квалификационные требования. Это нормально? Нет. Но этого достаточно по закону!».

«Другой вопрос – что мешает заказчику запросить отчет по ЕСВ (единый социальный взнос)? Это обычный документ, в котором четко прописано, сколько у тебя реальных сотрудников, какую среднюю заработную плату они получают. Тогда будет понятно, перед вами компания, которая действительно является производителем».

«Есть такая компания «Первый украинский часовой завод Киевская Русь». Кто видел производство на этом предприятии? Первый заместитель министра экономики Максим Нефедов считает, что не правильно делать преференции местному производителю. Он это воспринимает, как будто это атака на Prozorro. Причем здесь Prozorro?».

Часы на экспорт

Из-за ухудшения экономической ситуации Золотарев решил развивать экспортное направление.

«Украинцы в 2014-2015 годах нас поддерживали. В розничных продажах мы во многом удержались благодаря тому, что патриотично настроенные люди увидели украинские часы. В то же время новая команда, которая пришла в Минэкономики – это Наталья Микольская. Она представитель Украины в ВТО и является послом украинского экспорта. Наталья оказалась поклонником нашего бренда. Я увидел ее интервью в журнале. У нее на руке были наш часы. Написал ей в фейсбук, она ответила. Договорились о встрече, где она сказала мне, что надо выходить с часами на экспорт».

Так Золотарев в июне 2016 года попал на бизнес-форум в Торонто, в рамках подготовки к зоне свободной торговли с Канадой.

«В сентябре 2016 года я уже поехал представлять бренд на фестивале в Торонто. Там я нашел партнеров. Сегодня они официально представляют наш бренд в Канаде. Так же потом получилось и с Америкой».

В США Золотарев попал в ноябре 2016 года. Это было посольское мероприятие, организованное Ukrainian Institute of America.

«Сейчас мы представлены в интернет-магазинах 4-х стран – Канады, Америки, Франции и Великобритании. Готовимся открывать Польшу. Однако Североамериканский рынок является приоритетным. Там есть потребитель. Он лоялен и открыт к нам. За рубежом нашу продукцию покупают украинцы или люди, которые каким-то образом имеют отношение к Украине».

Доходы

«2017 год мы закончили где-то с оборотом в 12-13 млн. гривен. За 2017 год мы заплатили три миллиона налогов в бюджеты всех уровней. Если бы мы не были прибыльным делом, то этого бизнеса давно бы не существовало».

Авторы: Юрий Винничук, Дмитрий Казанцев

Источник: БизнесЦензор

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий