Лидер организации «Евромайдан Варшава» Наталья Панченко: Законы в Польше рабовладельческие, но украинцы не жалуются

14.01.2018 – На этой неделе варшавское подразделение влиятельной Gazeta wyborcza сообщило о факте дискриминации украинских работников международной компании Lindab на ее заводе неподалеку от польской столицы. Фирма, которая изготавливает крыши, водостоки и вентиляционные трубы, заставила своих украинских работников, надеть желто-голубую униформу, в то время как, например, польские работники компании носят разноцветную одежду.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Польская антирасистская организация «Никогда больше» заинтересовалась этим случаем, видя дискриминацию по национальному признаку. Польская газета опубликовала комментарий с руководителем завода Михалом Вроблевским, который отрицал обвинения. Он пояснил, что «желтые рубашки украинцев означают, что они не говорят по-польски». Несмотря на резонанс, который получила эта история, пока официального комментария от руководства международной компании не поступало.

Украинцы не впервые в последнее время оказываются в центре внимания польских скандалов на национальной почве. В сентябре прошлого года владелец магазина в городе Барлинек распорядился повесить у касс таблички с призывом проверять всех украинцев из-за того, что те якобы воруют. После огласки в СМИ, предприниматель убрал такие объявления.

Действительно ли украинцев, работающих в Польше, прижимают, в каких условиях живут наши соотечественники в соседней стране? Об этом «Главком» пообщался с основателем неправительственной организации «Евромайдан Варшава» Натальей Панченко. Она когда-то училась в полтавском университете, потом приняла приглашение польских педагогов и продолжила обучение в соседней стране. Сейчас украинка работает и живет в Польше.

Антирасистская инициатива «Никогда больше» заинтересовалась тем, что на заводе Lindab близ Варшавы работники-украинцы носят униформу в синих и желтых тонах, а польские работники носят форму разных цветов. Это действительно проявление расизма или проблема преувеличена?

Сейчас все ждут официальное заявление от завода, которое до этого времени не появилось. Вопрос заключается в том, по какому признаку поделили работников. Ибо если это все так, как это представили медиа: что есть деление по национальности, а не по обязанностям, то здесь явно есть проявления ксенофобии и на этом следует акцентировать внимание.

Но я не исключаю, что может быть и так, например, что цвета этой формы предложили сами украинцы, или форму им дали временно до того момента, пока они на каком-то уровне не овладеют польским языком. Пока мы не знаем этих нюансов, поэтому пока что-то оценивать очень сложно.

Сейчас известно только то, что швед, который сотрудничал с этим заводом, заметил, что часть работников по-другому одета. Он поинтересовался причиной, а ему ответили, что в желтой робе украинцы. Он был в шоке от услышанного и написал заявление из-за этого в польские институты, а именно в Государственное агентство труда и в неправительственную организацию «Никогда больше», которая борется против ксенофобии и расизма.

В комментарии Gazeta wyborcza вы сказали, что украинцы в любом случае все равно не будут жаловаться, потому что боятся увольнения, даже если действительно к ним предвзятое отношение. Значит, даже работая официально, украинские рабочие не защищены?

Они слабо защищены. Начнем с того, что любой наемный работник, это поляк или украинец, остается нанятым. В любой момент работодатель имеет инструменты для того, чтобы такого работника уволить. Тем более украинцы, которые сейчас находятся в Польше, согласно законодательству этой страны, при смене работодателя имеют лишь один месяц, чтобы найти новую работу и продолжить легальную жизнь в Польше.

Если люди в течение этого срока не успевают подготовить новые документы и подать их в управление, то им грозит выезд из Польши. Это правило касается всех иностранцев. В основном наши соотечественники, которые звонят на линию «Евромайдана Варшава» с подобными ситуациями и рассказывают, что их права нарушаются.

Когда же мы предлагаем пожаловаться в соответствующие органы или сменить работодателя, объясняют, что не желают жаловаться, из-за страха потерять работу и невозможностью за месяц найти новую. Именно поэтому люди часто вынуждены терпеть такое отношение к себе, которого бы в других обстоятельствах и условиях, наверное, не терпели бы. Но сейчас у них нет другого выбора.

В Польше действует законодательство, которое, к сожалению, в XXI веке немного напоминает рабовладельческий строй, поскольку каждый иностранный работник фактически привязан к конкретному работодателю. Если человек делает себе карту с разрешением на работу, это не означает, что он может работать где угодно. Он делает карту на конкретную должность у конкретного работодателя. Если работник уходит, он вынужден делать новую карту. И на все это дается всего месяц, что очень мало. Сами поляки иногда по полгода и больше ищут работу, которая бы отвечала их требованиям.

Если говорить о международной фирме Lindab, то даже когда разгорелся конфликт, ни одного обращения от украинцев или к консулу, на нашу линию, в другие неправительственные организации, насколько мне известно, до сих пор не поступало. Работники даже после того, как об этой ситуации стало известно всем, просто молчат.

Возникает вопрос: они молчат, потому что боятся, молчат, потому что им нечего сказать, и для них этой проблемы не существует? Но если бы проблемы не существовало, могли бы связаться с журналистами, с дипломатами и сказать, что этой проблемы, о которой все говорят, не существует. Но такого контакта не было.

Раньше часто по всей Украине можно было увидеть объявления о работе в Польше. Поиском и отправкой работников с Украины занимались специальные фирмы. Какими путями сейчас наши сограждане устраиваются на работу в Польше?

Как раньше, так и сейчас этим бизнесом занимаются агентства по трудоустройству. Украинские работники завода lindab устроились на работу также благодаря агентству. Но не везде так. Рынок труда функционирует по-разному. Есть украинцы, которые приезжают и ищут работу сами, или через знакомых. В этом случае люди имеют лучшие условия, зарплату напрямую, контракт подписывается с тобой напрямую, а не с твоим агентством.

Хотя и в таком подходе есть один небольшой плюс – бумажной волокитой занимается агентство, а не ты сам. С другой стороны, есть огромный минус – ты с каждой своей зарплаты часть денег перечисляешь агентству. Соответственно твоя зарплата отличается от зарплат тех, кто работает на такой же должности, но устроился сам.

Какие зарплаты у украинцев в Польше?

Если говорить о минимальной зарплате, то она составляет 13,5 злотых за 1 час (примерно 112 грн.). Разная зарплата у украинцев, в зависимости от того, что делает человек. Здесь есть украинцы, которые работают в сфере IT, есть бизнесмены, есть врачи, строители, которые хорошо зарабатывают. Но есть и уборщики, работники физического труда и люди, которые работают в сфере обслуживания.

Есть стереотип: если речь идет об украинцах, то следует говорить о физической работе. Но это не так. Иногда, даже физический труд, то самое строительство, достаточно хорошо оплачивается. На строительстве люди получают по 18-25 злотых за час. Есть зарплаты, которые считаются по-другому, они зависят от должности и специфики работы. Мне кажется, что среднестатистический украинский работник физического труда зарабатывает чуть больше минимума.

Существует ли «черный» рынок труда с неофициальными зарплатами?

Достаточно малый процент, редко встречаются нелегальные работники. Больше существует проблема, когда деньги удерживают агентства по трудоустройству и потом недоплачивают украинцам. Но все легально, здесь нет никаких «черных» зарплат. И работодатели, и наемные работники в Польше заинтересованы в том, чтобы работать легально, поскольку часто происходят проверки.

Последние несколько лет соответствующие службы, полиция и пограничники проверяют работодателей, это связано с наплывом украинцев. Штрафы за нелегальное трудоустройство достаточно высокие.

Как меняется отношение польских работодателей к украинцам?

Не могу сказать, что оно как-то меняется из-за увеличения количества украинцев. Это отношение никогда не было одинаковым. Есть прекрасные работодатели, есть отличные рабочие, и наоборот. Обычно, про эту тему обобщенно говорят стереотипами. Не бывает хорошо или плохо украинцам в Польше. Есть украинец, который здесь родился, есть тот, который учился здесь и живет 20-30 лет. И есть украинец, который приехал сюда год назад. Есть тот, который работает врачом, программистом или уборщиком.

Ко всем людям разное отношение, как у общества, так и работодателей независимо от национальности. Скорее отношение зависит от социального статуса.

В конце сентября в городе Барлинек владелец магазина Bimex повесил табличку, которая призвала проверять каждого гражданина Украины на кассе. Как польское общество реагирует на такое?

К счастью, после резонанса ту табличку сняли. Но сам факт, что она появилась, не является приемлемым. Говорить про однозначную реакцию со стороны польского общества также нельзя, не следует обобщать. Да, были те, которые говорили, что это проявления ксенофобии и расизма, что этот магазин надо закрыть. Были и такие, кто поддержали владельца магазина, мол, правильно написал, потому что украинцы воруют.

Как в любом обществе мнения разнятся и в отношении украинцев, и в отношении подобных случаев. Вы спрашиваете о том, как воспринимают? Есть правые, националисты, которые вообще к любым иностранцам остро относятся, потому, что они им мешают. Есть люди, которые в своих взглядах опираются на экономический прагматизм. Мол, прекрасно, что приезжают украинцы, поскольку в противном случае неизвестно, чтобы было с нашей экономикой.

Есть работодатели, у которых не хватает работников, поскольку сами поляки едут на заработки в Англию, Германию и другие страны. Такие работодатели сами ищут украинцев, чтобы их фирма удержалась на рынке.

И все же какое отношение к украинцам преобладает?

Маргинальная точка зрения, подкрепленная популизмом и национализмом, не является распространенной. Но как это часто бывает, именно эту точку зрения иногда больше можно слышать, поскольку маргиналы любят довольно громко кричать. Лучше всего о том, как к украинцам относятся поляки, говорит статистика. В Польше сейчас работает около 1,5 миллиона украинцев. О каких-то проявлениях ксенофобии, или того, что кого-то где-то избили, бытовые истории мы слышим один раз в месяц или один раз в несколько месяцев. Это означает, что отношение в основном положительное.

Если сейчас начать собирать статистические данные о том, сколько польских работодателей обмануло польских рабочих, сколько поляков побило поляков, думаю, статистика была бы хуже, чем в отношении исключительно украинцев. Просто если случается какой-то случай не с поляком, то он выносится на общественность, привлекается общественное внимание. Украинцы пытаются хорошо, сдержанно вести себя в Польше, большинство из них приезжают сюда спокойно легально работать.

Несколько лет назад украинская журналистка Екатерина Панова написала репортаж в Newsweek Polska о непростой работе украинских женщин в Польше. Материал, который вызвал большой резонанс. Сериал «Девушки из Львова» о заработках также имел большую популярность в Польше в 2015 году. Бедные, работают в основном на низкооплачиваемых работах… Именно таким в действительности является образ украинцев среди поляков?

В основном образ формируется благодаря стереотипам. А стереотип, который существует в Польше, – это бедный украинец, который приехал зарабатывать деньги. В основном именно так. Но обычно люди, которые больше всего выступают против украинцев, не любят украинцев, это те, в кругу общения которых никогда не было украинцев. У страха глаза велики, они боятся того, чего не знают. Бывает, что порой в интернете наталкиваюсь на какие-то комментарии, где поляки сами между собой без украинцев начинают задираться.

С инициативой «Евромайдан Варшава» сотрудничали польские политики. Это сотрудничество продолжается ли и сейчас? На каком уровне?

Если раньше мы в основном лоббировали украинские вопросы вроде гуманитарной помощи, лечения раненых, просили о принятии соответствующих резолюций в Сейме, то сейчас нет какого-то конкретного дела, в котором бы мы с ними сотрудничали с польскими политиками относительно Украины. В этом есть вина и украинской власти. Вначале все ждали перемен и реформ, а потом ждать надоело, и нам, честно говоря. Самим сейчас стыдно идти к польским политикам и  что-то просить, если мы понимаем, что не все в Украине происходит так, как нам бы того хотелось.

Надо же понимать, что во время встреч с польскими политиками, на которых решается что-то важное, падает много встречных вопросов о власти, о ходе реформ. Нам, к сожалению, часто нет, что на них ответить.

Снизился также и уровень сотрудничества с украинскими политиками. Время от времени они приезжают в Польшу, когда обращаются к нам, мы стараемся помогать, но это происходит не так часто, как было в 2013-2015 годах. Поэтому сейчас мы больше сосредоточились на том, чтобы помогать украинцам, которые живут и работают в Польше: организовываем второй цикл «Академии легализации и адаптации» для студентов из Украины, различные конференции, круглые столы, мероприятия для украинцев, которые здесь живут.

Больше стали заниматься культурными и имиджевыми проектами для Украины. Организуем концерты, вечеринки, переводим на польский язык и проматываем здесь проект Ukraїner, который показывает иностранцам Украину не через звезд и политиков, а через обычных людей, нашу богатую культуру и красивейшую природу.

Автор: Михаил Глуховский

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий