Методологические проблемы анализа механизма денежной трансмиссии

18.03.2011 – На современном этапе денежно-кредитная политика является важнейшим фактором, влияющим на уровень цен, на объем производства, состояние платежного баланса, дефицит государственного бюджета, то есть на состояние экономики в целом. В этой связи актуальным, как с научной, так и с практической точки зрения, является вопрос о том, что собой представляет механизм воздействия денежно-кредитной политики на национальную экономику?

В конце 1990-х и начале 2000-х гг. поиском ответа на этот вопрос задалось большинство развитых и развивающихся стран мира. Значимость данного вопроса актуальна, поскольку для более точного денежно-кредитного регулирования экономики со стороны центрального банка необходимо четко понимание трансмиссионного процесса взаимосвязи показателей финансового и реального секторов.

Трансмиссионный (передаточный) механизм денежно-кредитной политики (transmission mechanism of monetary policy, или monetary transmission) был сформулирован в свое время английским экономистом Дж.М. Кейнсом и представляет собой теоретическую концепцию воздействия изменений денежной массы на экономическую активность и развитие инфляционных процессов.

Современный анализ денежной политики строится на изучении всей цепочки взаимодействий в экономике: от принятия решений денежными властями до конкретного механизма воздействия монетарных шоков на реальный сектор, с учетом обратных связей, то есть реакции денежных властей на изменение ситуации в реальном секторе экономики после реализации мер в области денежно-кредитной политики.

Наиболее серьезный вклад в развитие современной теории и практики моделирования трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики внесен в рамках так называемого подхода векторных авторегрессий (VAR approach) известными западными учеными и исследователями: Angeloni, I., Bernanke, B.S., Christiano, L.J., Eichenbaum, M., Evans, C., Favero, C., Gali, J., Gertler, M., Gilchrist, S., Kashyap, A., McCallum, B.T., Mojon, B., Mishkin, F., Romer D.H. и др. Вместе с тем необходимо привести также замечания некоторых авторов (Rudebusch, G., Adao, B., Correia, I., Teles, P.) относительно правомерности использования VAR-моделей при анализе трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики.

Так, остатки в VAR-моделях, интерпретируемые, как шоки макроэкономической политики, на самом деле имеют мало общего с действительными шоками, что в свою очередь, ставит под сомнение получаемые результаты в ходе интерпретации импульсных функций отклика как реакции переменных на реальные шоки макроэкономической политики. Именно поэтому зачастую импульсные отклики рассматриваемых переменных на макроэкономические шоки (в частности, монетарного характера) не соответствуют либо противоречат существующим теоретическим представлениям. В качестве примера приведем так называемые “ценовую загадку” (“price puzzle”) и “загадку выпуска” (“output puzzle”).

В первом случае после ужесточения монетарной политики рост цен наблюдается сразу же безо всякого лага, во втором – аналогичным образом происходит увеличение объемов производства, что противоречит известным ранее теоретическим концепциям. Таким образом, в отличие от структурных моделей VAR-модели не устанавливают никаких ограничений, обычно накладываемых экономической теорией в части прямой зависимости одних переменных от других.

Необходимо также отметить, что векторная аторегрессионная модель описывает в лучшем случае эндогенные взаимодействия в рамках включенного набора переменных, тогда как изменения как в денежном, так и в реальном секторе экономики могут происходить и под воздействием третьих, общих для них, факторов (в том числе и внешнего действия, включая цены импорта), что повышает вероятность получения “ложных” импульсных функций отклика.

Кроме того, по причине того, что денежно-кредитная политика в теории векторных авторегрессий рассматривается как последовательность непредвиденных шоков, с помощью данного подхода не представляется возможным выделить эффекты, относящиеся к систематической (регулярной) составляющей монетарной политики. На эту проблему впервые указал внимание американский ученый Bennett T. McCallum в своей работе “Analysis of the monetary transmission mechanism: methodological issues” [2].

Так, автор считает, что при исследовании механизма денежной трансмиссии большее внимание должно быть сосредоточено на систематической составляющей монетарной политики, и, соответственно, меньше внимания должно уделяться анализу денежных шоков, так как они объясняют незначительную долю вариации денежно-кредитных инструментов.

В данном контексте, денежные шоки представляют собой ту случайную (нерегулярную) составляющую практических действий денежных властей, которая не связана с состоянием экономики, прошлым или будущим. Важность денежных шоков в значительной степени преувеличена. Эту точку зрения разделяет ряд исследователей: Taylor, I.B., Rotemberg, J.J., Woodford, M., а также Bernanke, B.S., Gertler, M., Watson, M.W.

В качестве яркой иллюстрации можно привести известную работу Clarida, R., Gali, J., Gertler, M. [3], в которой авторы изучили поведение крупнейших центральных банков, начиная с 1979 г. В ходе исследования авторы приходят к заключению, что эмпирические оценки функций ответной реакции немецкого Бундесбанка, Банка Японии и Федеральной резервной системы США показывают, что доля вариации процентной ставки, необъясненной систематическими факторами, составляет всего 1,9%, 3,0% и 1,6%, соответственно.

В результате анализ эффектов систематической составляющей монетарной политики требует замены VAR-процедур на структурные статистические и эконометрические модели денежной трансмиссии. В данном случае, по мнению Bennett T. McCallum, исследование автокорреляционных функций является более предпочтительным по сравнению с функциями импульсного отклика, так как последние требуют идентификации шока, а это, в действительности по своей сути достаточно сложный процесс, особенно в условиях предсказуемой и взвешенной монетарной политики.

Для проведения эффективной денежно-кредитной политики в практике центральных банков происходит объединение каналов денежной трансмиссии и монетарных правил в единые эконометрические модели. Причем эти модели могут быть очень сложными, состоящими из десятков и сотен уравнений, и для их решения используются современные компьютерные пакеты программ.

Однако чтобы акцентировать внимание на основных проблемах экономики и избежать чрезмерной детализации, большинство центральных банков предпочитает эксплуатировать небольшие эконометрические модели, которые служат главным рабочим инструментом краткосрочного и среднесрочного прогнозирования. В качестве примера приведем схему малой структурной эконометрической модели денежной трансмиссии в Польше (см. рисунок 1).

 
Рисунок 1. Малая структурная эконометрическая модель денежной трансмиссии в Польше [4]

Представленная эконометрическая модель состоит из следующих десяти уравнений.

Уравнение (1) отражает кривую совокупного спроса, в которой разрыв (gap) ВВП зависит от своего лаггированного значения, реальной процентной ставки и реального эффективного валютного курса. Уравнение (2) объясняет квартальную динамику базовой инфляции с использованием разрыва ВВП, реального эффективного валютного курса и инфляционных ожиданий в качестве предикторов.

В свою очередь моделирование инфляционных ожиданий осуществляется в уравнениях (6) и (7). Уравнения (2), (3) и (4) объясняют динамику базовой инфляции, цен на продукты питания и на нефть, соответственно. Фактическая инфляция (уравнение (5)) в свою очередь рассчитывается как среднее взвешенное из базовой инфляции, цен на продукты питания и цен на нефть.

Валютный курс моделируется на основе непокрытого паритета процентных ставок, выражаемого уравнением (8). И, наконец, уравнение (10) является функцией ответной реакции центрального банка Польши. В данном случае это правило Тэйлора – номинальная процентная ставка в текущий момент времени зависит от степени отклонения предсказанных по модели показателей инфляции и ВВП от своих оптимальных значений (в первом случае – от целевого ориентира (таргета) инфляции, а во втором – от потенциального значения ВВП, рассчитанного по фильтру Ходрика-Прескотта).

Интересно, что автор не производит эмпирическую оценку правила Тэйлора для случая Польши, а использует его традиционную форму, в которой значительно большее внимание уделяется отклонению инфляции от своего целевого ориентира (коэффициент равен 1,5).

Основной вывод, который следует из представленной модели, заключается в том, что механизм денежной трансмиссии в Польше все еще относительно слабый по абсолютной величине и замедленный по времени в сравнении с развитыми странами. Благодаря присутствию очень длинных лагов в механизме денежной трансмиссии, меры денежно-кредитной политики направленные на стабилизацию единовременных шоков предложения (например, резкого роста цен на нефть) являются неэффективными, то есть трансмиссионный механизм в Польше, как и в ряде других стран, нуждается в дальнейшем усовершенствовании.

В заключение необходимо подчеркнуть, что Беларуси еще предстоит разработать адекватную национальную модель механизма денежной трансмиссии.

Литература

1. Angeloni, I., Kashyap, A., Mojon, B., Terlizzese, D. Monetary transmission in the Euro Area: Where do we stand? // ECB Working paper №114, January 2002. – 71 p.

2. McCallum, B.T. Analysis of the monetary transmission mechanism: Methodological issues // NBER Working paper №7395, 1999. – 48 p.

3. Clarida, R., Gali, J., Gertler, M. Monetary policy rules in practice: Some international evidence // European Economic Review №42, 1998. – pp. 1033-1068.

4. Lyziak, T. Monetary transmission mechanism in Poland: the strength and delays // NBP Paper, №26, National Bank of Poland, December 2002.

Автор: Александр Муха

Источник: BusinessForecast.by

Уважаемые коллеги, присылайте ваши статьи, посвященные анализу и прогнозированию в экономике и бизнесе, на электронный адрес info@businessforecast.by – мы с радостью опубликуем их у себя на сайте!

Оставить комментарий