Миграция в расцвете сил

22.05.2018 – Немало стран страдает от уменьшения трудоспособного населения, но есть способы помочь этой проблеме. Во многих развитых странах есть антииммиграционные политические партии, которые нагоняют страх на власть, а иногда и прорываются в правительство. В отличие от них Литва имеет политсилу, которая выступает против эмиграции.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Эта небольшая прибалтийская страна с населением 2,8 млн. (постоянно уменьшается) в 2016 году массово проголосовала за Союз крестьян и зеленых Литвы – партию, которая пообещала сделать что-то для прекращения оттока литовцев за границу. Как часто бывает в других государствах (в случае с обещаниями уменьшить иммиграцию), сделано для этого не очень много.

Читайте также: Почему эмигрируют кадры из аграрной сферы Украины?

Кадровый голод: как остановить отток мозгов и рук из Украины

Вице-премьер Геннадий Зубко: Зарплата в размере 16 тысяч гривен даст возможность удержать людей в Украине

Глобальные экономические тренды и Украина без будущего

Украина и мир. Семь общих вызовов

Анализ мотивов эмиграции в мировом масштабе (по данным опроса Gallup)

«Литовцам не сидится на месте, как и нидерландцам», – говорит Андрюс Францас, партнер агентства по подбору персонала Alliance for Recruitment в Вильнюсе. Отток кадров за границу начался почти сразу после провозглашения Литвой независимости от Советского Союза в 1990 году. В новом столетии он еще усилился, когда литовцы получили разрешение официально работать в ЕС.

Для многих Британия – «земля обетованная». В магазине «Пегас» на северном берегу реки Нярис в Вильнюсе четыре полки занимают пособия по английскому языку. Ни одни другие (даже немецкие или российские) не имеет более чем одну полку.

Преимущественно из-за эмиграции количество литовцев в возрасте 15-64 года уменьшилось с 2,5 млн. в 1990 году до 2 млн. в 2015-ом. А сейчас в стране добавилась еще и другая проблема. Вследствие резкого снижения рождаемости в начале 1990-х годов трудоспособное население растет очень медленно. С 2011-го количество 18-летних уменьшилось на 33%.

В 2030-м, если оправдаются прогнозы ООН, в Литве будет жить, лишь 1,6 млн. граждан трудоспособного возраста, как когда-то в 1950-ом. Она одной из первых присоединилась к группе, которая все больше возрастает. Сейчас в 40 странах трудоспособное население (за которое принимаем лиц от 15 до 64 лет) уменьшается, тогда, как в конце 1980-х годов таких стран было девять.

Недавно к ним присоединились Китай, Россия и Испания, на очереди Таиланд и Шри-Ланка. Сейчас можно проехаться от Вильнюса в Лиссабон (или на Восток в Пекин, если пропустят пограничники) по территории только тех государств, где численность трудоспособного населения падает.

Не всегда потеря населения наиболее производительного возраста обязательно заканчивается для страны катастрофой. Но это проблема. Там, где меньше работников, нужно дополнительно наращивать производительность, чтобы обеспечить рост экономики. Такой стране трудно поддерживать на должном уровне расходы на государственные нужды, например на оборону.

Национальный долг ложится на меньшее количество плеч. Меньше людей – значит, будет меньше блестящих идей, которые могут обогатить государство. Возможно, и бизнес не спешит с инвестициями. В Японии, где численность трудоспособного населения падает быстрыми темпами, даже отечественные компании ориентируются на зарубежные рынки.

Люди преклонного возраста также будут становиться все большим бременем для общества. Баланс между трудоспособными гражданами и теми, которым за 65 (известный как коэффициент иждивенцев пожилого возраста), может нарушиться даже в странах, где трудоспособное население растет.

Достаточно посмотреть на Австралию или Британию. Но баланс будет ухудшаться быстрее, если ряды трудоспособного населения расшатать. В Японии, где молодых меньше, а люди живут дольше, демографы прогнозируют 48 человек в возрасте за 65 лет на каждых 100 работоспособных в 2020-ом. В 1990-м таких лиц было лишь 17.

Перед некоторыми странами кривая плавно спускается вниз; другие стоят на краю пропасти. И Китай, и Франция постепенно теряют население трудоспособного возраста. Но если во Франции его численность, по прогнозам, медленно уменьшаться в течение нескольких следующих десятилетий, то в Китае она скоро уйдет в крутое пике – отчасти в результате политики «одного ребенка».

Количество китайцев в возрасте от 15 до 64 лет, достигло своего пика (более миллиарда) в 2014 году, должно уменьшиться на 19 млн. с 2015-го по 2025-й, еще на 68 млн. в следующие 10 лет и на 76 млн. в десятилетие после того.

Экономист Европейской комиссии Йорг Пешнер говорит, что перед многими странами стоят демографические проблемы, которые они либо не видят, либо не хотят видеть. Часто говорится о том, как поделить экономический пирог (поднимать пенсии или урезать?), и мало о том, как не дать этому пирогу уменьшиться.

Но не скажешь, что государство ничего не способно сделать. Даже если не углубляться в тайны повышения производительности имеющейся рабочей силы, можно найти три способа успешной борьбы с последствиями уменьшения численности трудоспособного населения.

Непочатый край работы

Первое – поощрять больше женщин устраиваться на работу. Женщины трудоспособного возраста с университетским образованием превосходят мужчин во всех странах ЕС, за исключением трех, а также в США и (среди молодежи) Южной Кореи.

Но по уровню привлечения на рынке труда женщины отстают от мужчин во всех странах мира, за исключением трех. Среди богатых стран этот разрыв особенно велик в Греции, Италии, Японии и Южной Корее, где работают 59% женщин трудоспособного возраста (среди мужчин такой показатель равен 79%).

Государство может помочь введением щедро оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком (часть, которого будет выделена для пап), чтобы мамам не приходилось оставлять работу после рождения ребенка. А государственная система опеки над людьми старшего возраста помогает женщинам работать и после 50 лет, когда родители часто нуждаются в большей поддержке.

Но в недавнем отчете МВФ говорится о том, что лучшая помощь в найме и сохранении за женщинами оплачиваемых рабочих мест – это государственное финансирование раннего дошкольного образования и дошкольных детских учреждений.

Больше работать могут также и работодатели. Самый простой способ – обеспечить гибкие условия труда, как возможность работать дистанционно или в нестандартном режиме рабочего времени и брать отпуска.

Оба родителя должны иметь возможность пользоваться такими же гибкими вариантами условий труда, как и матери. Некоторые женщины не могут работать из-за дискриминации. У нее есть открытые формы. По данным Всемирного банка, в 104 странах все еще есть профессии, запрещенные для труда женщин.

Например, россиянки лишены права быть стерневыми на судах (очевидно, это должно защищать их репродуктивное здоровье). Чаще же дискриминация имеет скрытые формы или становится непреднамеренным следствием подсознательных предубеждений.

Также государство может задействовать трудовые резервы старшего возраста. По мнению научного сотрудника неправительственной организации ILC-UK Бена Франклина, стандартный пенсионный возраст 65 лет – это произвольно выбранный момент для окончания трудовой деятельности. А во многих странах становится все труднее удержать сотрудников на работе до этого возраста.

Сегодня в Китае люди обычно идут на пенсию в 50-60 лет; но к 2050-му около 35% населения, по прогнозам, будет старше 60. Благодаря выгодным условиям раннего выхода на пенсию работает только 41% европейцев в возрасте от 60 до 64. Среди 65-74-летних доля занятых лиц на оплачиваемой работе ниже 10%. В Хорватии, Венгрии и Словакии в этой возрастной группе работает меньше чем одна двадцатая.

Рычаги, которыми может воспользоваться государство, хорошо известны. Как вариант – отменить финансовые стимулы (налоги, денежную помощь, льготы) для раннего выхода на пенсию и увеличить стимулы для продолжения трудовой деятельности. Поднятие официального пенсионного возраста – главная предпосылка почти во всех странах.

Если средний пенсионный возраст каждые 10 лет поднимать на 2-2,5 года с 2010-го по 2050-й год, этого хватило бы для компенсации демографических изменений в «старых» странах, как Германия и Япония. К такому выводу пришли профессор Гавайского университета Эндрю Мэйсон и профессор Калифорнийского университета в Беркли Рональд Ли.

Работодателям также придется изменить отношение к работникам старшего возраста. Особенно в Японии и Корее, где они больше всего нужны, их обычно отправляют на пенсию после достижения 60-летнего возраста (ожидаемая продолжительность жизни в этих странах соответственно 84 и 82 года).

Продолжение трудовой деятельности потребует инвестиций в постоянную подготовку, гибкие условия (например, постепенный выход на пенсию) и улучшения условий труда, особенно физически тяжелой. В 2007 году немецкий автопроизводитель BMW, оказавшись перед угрозой неизбежного оттока опытных кадров, запустил экспериментальную сборочную линию для рабочих старшего возраста.

Эргономичные решения (например, деревянное покрытие пола, лучшая обувь, ротация работников между различными рабочими местами) повысили производительность на 7%, так что она сравнялась с производительностью младших рабочих. Прогулы упали ниже среднего уровня по предприятию. Оказалось, что некоторые из этих нововведений пошли на пользу всем работникам, и сейчас их применяют на всех предприятиях компании.

Последний вариант – завлекать больше мигрантов в расцвете сил. В таких государствах, как Австралия, Канада и Новая Зеландия, открыто охотятся на квалифицированных мигрантов, прогнозируется рост численности населения трудоспособного возраста на протяжении нескольких десятков лет.

Другие пытаются привлечь студентов-иностранцев и надеются, что они останутся в стране. Ректор Вильнюсского университета Артурас Жукаускас считает, что можно в значительной степени исправить положение с нынешним количеством студентов-иностранцев (только 700 из 19 200).

В частности, он возлагает надежды на Израиль, страну с самой высокой рождаемостью в богатом мире. В Литве до Второй мировой войны была многочисленная еврейская община, и много выдающихся израильтян имеют литовские корни. Отчасти с целью показать свою открытость Вильнюсский университет стал издавать «памятные дипломы» (в основном посмертно) некоторым студентам-евреям, исключенным по приказу нацистов.

Проблема в том, что страны с самым большим демографическим дефицитом часто активно сопротивляются иммиграции. Например, чехи и венгры воспринимают иммигрантов негативнее, чем любые другие европейцы, по данным Европейского социального исследования (European Social Survey). Популяции трудоспособного возраста в этих странах, по прогнозам, упадут на 4% и 5% соответственно с 2015-го по 2020-й год.

В государствах, у которых нет, свежей истории массовой иммиграции, обычно бывает немного сторонников политики широко открытых дверей. Даже если бы они и захотели новых переселенцев, искать их придется, возможно, где-то дальше. Страны, где уменьшается население трудоспособного возраста, часто окружены соседями, имеющими такую же проблему.

«Китай никогда не был государством иммигрантов», – объясняет Ван Фэй, доцент Женьминского университета в Пекине. И вряд ли станет, но страна пытается заманить обратно на родину эмигрантов и привлечь членов этнической китайской диаспоры.

В феврале правительство либерализовало визовое законодательство для иностранных граждан китайского происхождения». В Шанхае (видимо, вскоре так будет и в других городах) обладателям иностранного паспорта разрешено приглашать домашних работниц из Филиппин и других стран. Это маленький шаг в правильном направлении.

Демографические проблемы, с которыми сталкиваются страны, различны по масштабам, поэтому те же шаги для их решения будут иметь в этих государствах разный эффект. Возьмем Италию и Германию. В обоих население трудоспособного возраста уменьшается, и, вероятно, этот процесс продлится там одновременно и примерно одинаково.

Но Италия может сделать гораздо больше для решения этой проблемы. Поскольку уровень трудоустройства женщин в стране очень отстает от уровня мужчин, экономически активное население можно было бы резко увеличить, если бы этот разрыв быстро закрылся и если бы все работали дольше и получали лучшее образование. В Германии здесь меньше пространства для маневра, а у Литвы еще меньше.

Теоретически каждая богатая страна может выбраться из демографической ловушки. Для начала она должна была бы снизить барьеры для иммиграции и поднять пенсионный возраст. Еще можно поощрять большее количество женщин идти работать. Можно повысить рождаемость, обеспечив государственную помощь на детей, которая создаст волну новой рабочей силы через несколько десятков лет, как раз когда другие реформы пойдут на спад. Но, когда страна «уменьшается», возникает много других трудностей.

В начале этого года в Польше скопилось немало нерассмотренных заявок на иммиграцию – многие из них от украинцев. Оказалось, что в агентствах трудоустройства очень не хватает персонала, поэтому они не могли вовремя обработать все документы. Попытка привлечь новых работников не удалась.

Источник: Tyzhden.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий