«Надо быть немного хитрым»: Всемирно известная украинка, «архитектор десертов» Динара Каско поделилась своим рецептом успеха

16.10.2017 – Харьковчанке Динаре Каско только 29, а она уже покорила мир своими геометрическими десертами. Впервые в мире она соединила кондитерское мастерство и принципы современной архитектуры.

В эксклюзивном интервью 5.UA мастерица рассказала, как начала готовить сладости, когда почувствовала себя популярной, почему применила 3D-технологию для изготовления тортов, откуда у нее такое экзотическое имя и что надо делать, чтобы стать успешным.

НИКАКОЙ ЛЮБВИ К ГОТОВКЕ У МЕНЯ НЕ БЫЛО, В ИНСТИТУТЕ Я ВООБЩЕ НЕ ГОТОВИЛА

– Как у вас вообще возникла идея совместить архитектуру и кондитерское искусство? Как вы перешли из архитектуры в кондитеры?

– Я начала печь лет через два после окончания университета. Мы тогда с мужем как раз переехали в нашу квартиру. Я начала потихоньку печь и вообще готовить кушать. Мне было интересно готовить любую еду, а потом стало интереснее готовить именно кондитерские изделия. Начинала с чего-то базового по рецептам из Интернета, с курсов, и когда уже понимала, что готовлю, понимала суть процессов, как делать эти торты, тогда и возникла идея попробовать сделать свою форму.

А поскольку были навыки работы с компьютером, 3D-моделирование и дизайн, то я попыталась сделать первую форму из силикона, и все получилось. И тогда я уже начала работать в этом направлении. Есть у меня десерты и их фото, что были сделаны с помощью других форм, а есть те, что сделаны именно с помощью моих форм.

– Вы начали сразу с силиконовых форм, если говорить о «геометрических» десертах?

– Один из первых десертов, которые я сделала, – это пирамидка и шоколадная спиралька на ней лежит. Это я делала с помощью уже готовых силиконовых форм – не моих. Конечно, есть какие-то базовые вещи, которые я использую, есть и мои собственные. А вообще начинала я с чего-то уже существующего, и только когда поняла суть процесса, тогда уже перешла на другой уровень.

Справка. Динара Каско родилась в Харькове. С детства училась в художественной школе. Затем поступила в Харьковский национальный университет строительства и архитектуры и училась там 6 лет. Закончила с красным дипломом и получила степень магистра. Специализация – компьютерный дизайн и архитектура. Университет закончила 6 лет назад. Впоследствии работала визуализатором, пока не открыла для себя в кондитерском мастерстве.

– А вы готовить с детства любили?

– Никакой любви к готовке у меня не было. Я готовила, потому что в моей семье было принято помогать маме. Все, что делала мама, все делала и я. Не то, что готовила, но чистила лук, морковь, что-то нарезала. Помогала, когда мама делала торты. От а до я, конечно, готовила, но не могу сказать, что у меня были какие-то большие задатки.

– А во время учебы в институте готовили?

– Самое удивительное, что в институте я ничего не готовила, потому что у меня не было кухни. У нас с девушками в спальне была электроплита, и я привозила обычно все из дома после выходных. Максимум, что я делала, это сварить какую-то кашу, что-то разогреть, но не больше. Я люблю повторять, что за 5 лет в институте я ни разу не купила сахара. Были девушки, которые пытались что-то готовить, но не я. Там, в общежитии на кухне было неудобно что-то готовить.

– А ваши «архитектурные» десерты, которые все знают и любят, это уникальная технология? Кроме вас такого в мире никто не делает?

– На самом деле их архитектурными назвала не я, а Интернет. Все делают какие-то десерты с различным видом дизайна. Разные люди делают разные вещи. Я делаю именно такие – с геометрическими формами. Мне так понравилось. Конкретно в геометрии работаю только я. Но есть еще много шефов, которые работают в других техниках.

– Вы просчитываете углы? Или все делается «на глаз?»

– Я на самом деле рисую в компьютерной программе все заблаговременно. Значит, есть какие-то вещи, которые я рисую, но есть и такие, что не прорисовываю. Бывает, что что-то сделала, а оно не смотрится, некрасиво. Вот вчера я покрывала новый торт. Я его достала из формы, покрыла велюром, но поняла, что что-то не то. Отбор не прошел.

– И что вы делаете с такими экспериментами?

– Торт съедят, а саму форму буду переделывать.

– А вы где учились десерты делать, или это больше хобби, которое переросло в профессию?

– Вообще изначально это было хобби. Именно профессионального образования у меня нет. Но я посещала много курсов у разных шефов, Интернет, книги постоянно покупаю-читаю. Раньше, когда было время, я часто сидела и вечерами переводила рецепты, записывала. Дома много чего разного пробую. А еще несколько раз в год, при этом, что живу в Харькове, езжу на учебу к шефам во Францию, в Испанию. Очень часто бываю в Киеве, когда приезжают шефы из других стран – французы и испанцы, голландцы.

– А вы принимали участие в кондитерских соревнованиях?

– Я не участвовала, но на самом деле таких соревнований много. Это вообще очень популярные соревнования, которые транслируются по всему миру. Там большие денежные призы, люди готовятся годами. И там все очень серьезно. Но я никогда не принимала участия, потому что Украина нигде никогда не участвует. Мы сейчас на каком-то начальном этапе, вплоть до того, что в мире идет отборочный тур на Gold Chocolate Masters – чемпионат по шоколаду, а у нас в стране отбора нет, у нас и академии нет шоколадной. Но я надеюсь, что когда-нибудь появится, потому что есть все задатки.

Но я желания пока не имею участвовать в таких турнирах, потому что нужно или победить, или не участвовать. А пока моего уровня не хватит, чтобы победить. На подготовку до такого уровня турнира нужно где-то 25 тысяч евро. Это аренда помещения, это тренировки с шефами, это расходный материал, это перелеты – все очень серьезно. Поэтому надо либо побеждать, либо не участвовать, либо искать каких-то спонсоров. Но у нас часто бывает, что нет никаких спонсоров, нет никого. Ты сам.

КОГДА ВСЕ СТАЛИ ФОТОГРАФАМИ, Я БРОСИЛА ФОТОГРАФИЮ, ПОТОМУ ЧТО НЕ ЛЮБЛЮ ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ДЕЛАЮТ ВСЕ

– А расскажите, какой был первый десерт, который вы приготовили?

– Это было печенье бискотти, которое часто подают в кафе и ресторанах. Это маленькое такое печенье, оно довольно сухое, как сухарики, и в них может быть много орехов и сухофруктов, если они домашнего производства. И когда дома делаешь, то можно положить много начинки. И вот любовь к выпечке у меня в принципе началась с этого печенья, потому что я туда положила много орехов, сушеной клюквы, изюма – было очень вкусно, натурально. И вообще для меня это было открытие, что можно делать все так вкусно и дома. И так постепенно я начала все больше и больше готовить.

– А какой ваш любимый десерт?

– Никогда не могу дать ответ, потому что я «сладкоежка». И все, что вы мне предложите, я буду, есть все. Могу, есть что-то под настроение. Вот, например, могу не хотеть есть мясо. Ну, сейчас я уже многое попробовала, знаю, что вкусно, что невкусно. Есть еда, которую я вообще не хочу есть. Могу сказать, что чаще всего я ем творожную запеканку. А люблю я все.

– Знаю, что у вас есть маленькая доченька. То, что вы были в декрете, как-то способствовало тому, что вы начали больше готовить?

– Да, я начала печь, когда мы начали жить у мужа в квартире. Но я пекла только после работы, потому что тогда у меня была основная работа. Работала я тогда визуализатором удаленно по Skype в голландской фирме, делала интерьеры, экстерьеры. А сама жила в Харькове. Я ушла в декрет и больше в ту фирму не вернулась. Стала больше печь, отдыхать в декрете.

Дочка родилась летом, а через полгода, я зарегистрировалась в Instagram, тогда впервые для себя Instagram и открыла, увидела, как много классных вещей можно увидеть, как много тортов люди делают, как красиво это фотографируют. И поняла, что то, что я делаю – не для съемки. Поняла, что можно сделать намного круче. Мы это начали хорошо снимать и выставлять.

Снимает мой муж, и фото, и видео, и обработку делает. Все снимает у нас на кухне. Это не основная его работа, но когда мы познакомились и он, и я работали фотографами.

– Так вы и фотографом работали, кроме того, что работали визуализатором?

– Да, работала фотографом. Это еще когда в университете училась. Помните, тогда был такой фотобум, тогда все были фотографами. Вот когда все стали фотографами, я бросила фотографию, потому что я не люблю делать то, что делают все. Потом я начала заниматься кондитерскими изделиями, и теперь у нас все стали кондитерами. Но пока что торты я не собираюсь бросать.

– Вы уже зарабатываете своими десертами?

– Уже зарабатываю, но при этом я много трачу на свое самообразование, на проекты, на поездки. Но сейчас я уже веду платные мастер-классы. Уже зарабатываю.

– Можно у вас можно заказать, например, торт, и сколько он стоит?

– Я торты на заказ не продаю, потому что мне некогда их готовить. Я разрабатываю торты и новые формы для моих мастер-классов. Я занимаюсь экспериментальной деятельностью, поэтому на заказ не пеку и ничего не продаю. Но стоит, конечно, дороже, чем в супермаркете, – в разы. Если я буду когда-то продавать, надеюсь, время это наступит, то, скорее всего это будет арендованное помещение, с персоналом, с условием чтобы помещение было недалеко от метро, чтобы было много посетителей.

В основном опытом тех, кто занимается домашней кондитерской выпечкой, все начинается с минимальных заказов, потом их становится больше, потом кухней становится вся квартира, холодильники Liebherr стоят в коридорах, следовательно, все это перерастает в кондитерский цех.

– А что вас вдохновляет на новые идеи?

– Вдохновляет на самом деле то, что еще так много чего не сделано. И надо быстро это делать, пока кто-то не сделал до тебя. Просто очень многое еще не реализовано. Того, что еще можно сделать.

Пока то, над чем я работаю – это геометрия. У меня любимый предмет в школе был геометрия. Мне нравятся линии, мне нравится работать с линиями, с объектом, с формой. При этом мне также нравится, что у меня много возможностей и в то же время их мало. Я не делаю торты-скульптуры. Полет фантазии у меня большой, но он имеет рамки.

– Когда любите делать десерты больше всего? Утром? Вечером?

– Раньше была ситуация, что я готовила ночью, когда ребенок спал. Потом этот расклад начал меняться, и сейчас я готовлю, когда хоть что-то могу сделать. Вот сегодня с 2-х до 6-ти мы должны были снимать видео новой композиции, но дочь не уснула. И сейчас на завтра я готовлю какую-то заготовку, поэтому всегда планы корректирует ребенок. От меня немного зависит.

– Выходит, ваше рабочее место сейчас дома. Правильно?

– Да, я работаю сейчас дома.

– А муж вас поддерживает? Не говорит, мол, зачем тебе все это?

– Когда-то говорил, и мама говорила, да и все так говорили. Сейчас уже перестали так говорить, потому что мое хобби стало именно работой, очень много планов. Мы хотим сделать собственный бренд, продавать свои формы по всему миру, появилось много перспектив, поэтому сейчас мне уже не говорят, зачем тебе это надо. Единственное, что говорят, чтобы я не уезжала так часто. Вот в прошлом году я много ездила, преподавала, сейчас намного меньше, сейчас я много времени провожу дома. При этом понимаю, что я много теряю возможностей, денег и всего, но быть мамой и женой для меня важнее. Поэтому я сижу дома.

– Вы в прошлом году ездили с мастер-классами по миру? Где побывали?

– Это было ближнее зарубежье. Украина, Казахстан, Россия, Узбекистан, в Китае была. А в этом году я уже больше начала ездить по миру. В Украине был всего один класс. А так я была в Таиланде, в Италии, Испании, Китае. И вот сейчас остались сеансы в Бельгии, США и Румынии.

– Значит, уже, получается, люди во всем мире приходят к вам, чтобы поучиться, правильно?

– Да. Кондитерские изделия сейчас — это мейнстрим, поэтому люди приходят.

– Ваши десерты, я так понимаю, повторить не каждый может, да? Потому что нужно специальное оборудование.

– Ну да, нужно что-то типа миксера, иногда нужны специальные ингредиенты. Но в основном люди, которые начинают этим увлекаться, очень быстро их приобретают. Если я раньше не знала, это мне купить или не купить, на всем экономила, то сейчас я беру, потому что знаю, что с этим будет гораздо легче.

– А продукты специфические и экзотические в Украине легко доставать?

– Смотря, какие продукты. Если это местные украинские, я люблю использовать ягоды, которые родители на огороде выращивают, домашние сливки, масло и при этом есть продукты, которые я привожу. Вот я привезла чай Манн из Китая, но есть он и у нас. Есть также очень много интернет-магазинов, различных точек по продажам, поэтому сейчас можно найти все. Это настолько актуальная тема, что сейчас можно найти все, что хочешь и заказать в интернете.

ПОПУЛЯРНОСТЬ ПРИШЛА НЕОЖИДАННО, И Я БЫЛА К НЕЙ НЕ ГОТОВА

– Итак, вы готовили десерты, а был такой момент, когда вы проснулись и поняли, что стали известной и популярной?

– Да, был такой момент в прошлом году, когда приходило много подписчиков в Instagram, прямо со дня в день. Но я не могу сказать, что при этом я была очень счастлива и безгранично радостна, потому что это пришло неожиданно, и я была к этому не готова абсолютно. Потому что много времени занимает переписка, ответы на вопросы. Я жила совершенно в другом ритме жизни, а тут неожиданно пришла популярность.

– Какая была самая сложная ваша работа? Сколько времени на нее ушло?

– Самой сложной работой, пожалуй, было последняя разработка, которую мы делали в августе, для выставки в Шанхае. Изготавливала не только я, а еще четыре шефа, значит, это была серьезная организация. Мы делали проект. Это была форма, разработанная в специальной параметрической программе. Печатали из двух видов пластика, у нас там был жесткий дедлайн. Очень спешила, я разрабатывала рецепты, и мы работали над этим проектом целый месяц. И вот презентация прошла, а я еще должна снять видео, поэтому я и до сих пор с этим проектом работаю.

– Какое на сегодня у вас самое большое достижение?

– Я надеюсь, что это только начало. А самое большое достижение – ну, пожалуй, то, что формы людей заинтересовали. Когда начинали, когда были только первые формы, когда я только выкладывала фото в сеть, я не ожидала такого отклика. Еще прошлой весной у меня было 20-30 тысяч подписчиков, а сейчас уже почти полмиллиона. Пожалуй, формы из силикона как раз и вышли величайшим достижением. Эти формы разные, люди действительно заинтересовались, готовы покупать, работают с ними и пишут благодарные отзывы.

– А еще я знаю, что недавно зарубежный журнал взял ваш торт на обложку.

– Да, это американский журнал So Good. В прошлом году они поместили мою статью в журнале, а торт разместили на обложке. Торт формы Cloud — облако. И эту форму начал продавать итальянский бренд, у которого производство по всему миру. И эта форма стала хитом продаж. Хотя, когда мы эту форму разрабатывали, я не думала, что она станет такой популярной.

Я в этой итальянской фирме представлена как дизайнер, я им продала свою форму. С формой у них имеется рецепт – там написано мое имя и фамилия. Значит, это форма от меня, получается.

А вообще я собираюсь патентовать свои формы. Но тут такое дело, что надо международный патент, потому что если сделать украинский, то он в Китае, например, не котируется. Значит, тогда уже лучше не показывать миру, пока не запатентуешь. Сейчас будем этим заниматься. Вот у меня, например, копируют формы китайцы.

– Ничего себе!

– Но они подделывают не только меня, но и итальянские, французские бренды.

– А в Украине ваши формы силиконовые можно купить?

– Одно время продавали, а сейчас ведем переговоры с одной фабрикой, чтобы запускать это уже в массовое производство. И тогда уже можно будет купить.

ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК СОЗДАЕТ ЧТО-ТО НОВОЕ И ИНТЕРЕСНОЕ, ТО РАНО ИЛИ ПОЗДНО ЭТО СТАНЕТ ПОПУЛЯРНЫМ

– Расскажите о 3D-технологии, с помощью, которой вы делаете формы для тортов. Я так понимаю, что никто в мире до вас такого не делал.

– Силиконовую форму не я первая придумала, и до меня с ними работали, так же и 3D-технологии, просто я начала активно афишировать, активно показывать, что я работаю с 3D-принтером. Поэтому многие могут ошибочно думать, что только я с ним работаю, и я его изобрела, но нет. Кондитеры используют 3D-принтеры, особенно для различных соревнований. А у меня это получается, такая основа моей деятельности, поэтому я использую больше, чем другие.

Вот последний мой торт, на котором мы делали шоколадный декор, заливали письма шоколадом, а затем разрезали на фрезеровальном станке. Еще один вид техники применили.

– Кстати, у вас и имя, как экзотический десерт, расскажите, почему Динара Каско?

– Вообще Каско – это фамилия мужа, а я была Сахабудинова Динара. Мои родители в 1987 году до моего рождения приехали из Грозного в Харьковскую область, по распределению молодыми специалистами. Было много людей, папиных друзей, которые приехали сюда с семьями, с женами. А я уже тут родилась и выросла в Украине. А вообще я татарка. Но не крымская татарка, а корнями из Казани. Сложная фамилия, поэтому мне даже нравится, что у мужа фамилия простая.

– А есть у вас какая-то склонность к восточной кухне?

– Нет, нет абсолютно. Вот мои родители, у нас были, конечно, какие-то татарские блюда, лапша домашняя, например, но такого особенного мама ничего не готовила. И мама на татарском языке умеет говорить, а я и папа мой не умеем.

– В информационном пространстве можно увидеть, что часто «выстреливают» идеи на стыке искусств. Может, в этом и есть секрет успеха, как думаете?

– Мне кажется, что это оправдано, если хочется создавать свой уникальный продукт. Просто у разных людей разные требования, поэтому если хочется выделиться, чтобы тебя заметили, надо делать классический, но классный продукт, или создавать что-то новое, как, например, хореограф Раду Поклитару. И эти торты, которыми я стараюсь просто предоставлять новые формы…

Мне кажется обязательно, если человек создает что-то новое и интересное общественности, то рано или поздно это станет популярным. Или, по крайней мере, об этом начнут говорить.

– А в чем ваш секрет успеха?

– Я всегда об этом говорю, что просто надо много работать. А вообще, я не знаю, как так получилось именно со мной, я не знаю, чем это вызвано. Просто несколько событий ложились друг на друга, и все это привело к тому, что начались про меня какие-то посты, репорты в Интернете. И просто пришла популярность, при этом я никогда не покупала рекламу, я не думала, что так все получится. Просто мне нравится делать то, что я делаю. Нравится создавать какой-то интересный продукт.

– Что бы вы посоветовали людям, которые хотят добиться успеха, но у них, возможно, пока что не выходит?

– Может, просто люди не нашли себя. Если есть какая-то вещь, которая ну очень нравится, то надо ею заниматься и не надо думать, будешь ли ты популярным или не будешь ты популярным. Просто надо это делать. Ну и быть немного, возможно, в каких-то моментах хитрым, жить в ногу со временем.

Если бы я делала все эти торты дома и никому не показывала, то никто бы обо мне не узнал. Значит, надо быть на волне и, конечно, много работать, и делать то, что нравится. Вот если мне надо приготовить мясо, например, то я буду откладывать этот процесс по максимуму, а если мне надо приготовить торт, то я могу делать это ночью, днем, я не чувствую усталости, мне никогда не лень, я всегда готова. Это такой процесс, что даже когда я болею, я обязательно поправлюсь, мне станет легче. Вот у меня болела спина от сидения за компьютером, а когда я стала работать на кухне, она перестала болеть. Просто мне стоя спина не болела, а сидя она у меня болит. Еще и из-за этого я ушла с работы.

– Вам больше нравится именно кондитерская работа? Или вы не исключаете вариант, что вам архитектурой захочется заниматься?

– Ой, я вообще ничего не исключаю. Я могу захотеть все, почему бы и нет. Пока что работа в кондитерском направлении у меня получается и мне нравится, и я не думаю о том, что хочу пойти куда-то еще. Для меня это важный показатель. Перед тем, как покинуть дизайн, я очень долго думала, но торты мне нравилось делать больше. А теперь я не могу найти занятие, которое бы мне нравилось больше. Вот на данный момент это самое интересное для меня дело. Это и работа, и хобби. Все в одном.

– Какие у вас планы именно в кондитерском деле?

– Планов много, к сожалению, не все сейчас можно выполнить, потому что я много времени посвящаю семье. Вот сейчас дочка пошла в детский сад, сейчас с ней нужно ходить туда. А вообще я бы хотела организовать производство форм, открыть какую-нибудь небольшую студию, не знаю где, поэтому и не открыла, собственно. Студию, где бы стояло оборудование, где можно было бы и торты печь, и фотографировать, и работать на 3D-принтере, звать молодежь, делать интересные проекты, вечеринки. Еще бы хотела сделать онлайн-школу, хочу путешествовать много. Очень хочу еще двух детей.

– Ого!

– Но за работой некогда, да. Вот такие планы. И книжку написать тоже хочу, но у меня еще нет для нее материала. Возможно, я бы и напечатала книгу, но это была бы книга с фотографиями.

– Динара, возможно, осталось что-то, что вы бы хотели сказать читателям?

– Я могу сказать единственное – что не нужно закапывать себя, не верить в себя. Надо в себя верить. Я живой пример тому – я же обычная девушка, которая живет в 16-этажке в Харькове. И вот я была недавно во Франции, меня практически все шефы узнавали, потому что все видели то, что я делаю. И с кем бы я ни общалась, если я скажу, а вы видели торты геометрические? И все люди видели. Они могут не запомнить имени, как я выгляжу, но практически все видели мои работы. И это удивительно. Мне все-таки кажется, что если делать что-то классно, то обязательно все узнают, и неважно, сколько у тебя денег, значит, не нужно себе ставить какие-то ограничения. Надо просто делать.

Автор: Людмила Горпинич

Источник: 5.UA

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий