Оксана Продан: Кредиты МВФ – скорее обезболивающее, но настоящие лекарства нужно искать в другом месте – внутри страны

18.11.2016 – О проекте бюджета на 2017 год, повышении минимальной зарплаты вдвое и возможных последствиях этого шага, а также о вероятности отставки главы Национального банка Украины Валерии Гонтаревой «Цензор.НЕТ» пообщался с заместителем председателя фракции «Блок Петра Порошенко» Оксаной Продан.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Так уж сложилось, что в последнее время украинцам приходится считать не только свои, но и чужие деньги. Только благодаря отмене решения утихло общественное возмущение по повышению зарплат депутатам, как появилась новая тема для обсуждения – их е-декларации. А поговорить было о чем: тут тебе и миллионы кэша (причем не только в гривнах), иконы с картинами и святые мощи.

Теперь на очереди не менее важный, но уже государственный вопрос – бюджет на следующий год. Парламенту уже неоднократно приходилось голосовать за «кота в мешке» из-за сорванных правительством сроков рассмотрения документа. На этот раз есть надежда, что его примут не «под елку». Хотя она небольшая, говорит народный депутат из фракции БПП, Оксана Продан.

«БЫЛА ИНФОРМАЦИЯ, ЧТО СЕКРЕТАРША В «УКРГАЗДОБЫЧЕ» ПОЛУЧАЕТ 44 ТЫСЯЧИ ГРИВЕН»

— Верховная Рада поддержала в целом выводы и предложения народных депутатов к проекту закона о Государственном бюджете на следующий год. Так быстро и без споров впервые за 5 лет. Такой хороший документ? Или правительство лучше, чем предыдущее?

— Впервые за 5 лет проект бюджета был внесен вовремя, согласно закону. За те годы, когда нарушалась процедура, парламент отвык, что можно нормально дискутировать по этому вопросу, вносить поправки. Принятие постановления – это еще, конечно, не принятие бюджета. Впереди еще много и много дискуссий (в отличие от правительства Яценюка). Но очень позитивным является то, что эти обсуждения будут.

Насколько качественный проект? В нем впервые сделана попытка перейти к долгосрочному планированию, заглянуть чуть дальше следующего года. Это однозначный позитив.

А негативом является заявление чиновников об увеличении минимальной заработной платы до 3200 гривен уже после начала рассмотрения проекта парламентом. Следовательно, доходная и расходная части будут полностью пересматриваться, поскольку «минималка» является базой для начисления целого перечня доходных статей бюджета и, также, расходных.

— Что еще вам не нравится в проекте бюджета?

— Я подавала поправки к проекту от имени местных общин как представитель Главы Ассоциации городов Украины Виталия Кличко в Верховной Раде. Поэтому вижу, что проект недостаточно обеспечивает финансовую свободу органов местного самоуправления, в том числе и новых объединенных территориальных общин, которым это обещалось ранее. Из центрального бюджета слишком много объектов для финансирования передано органам местного самоуправления. Объекты-то переданы, а финансовый ресурс – нет.

Еще один важный момент – доходная часть проекта на сегодня сформирована, в том числе за счет налогов, ставки которых еще не приняты Верховной Радой. Соответственно, возникает большой вопрос относительно реалистичности выполнения доходной части бюджета.

И опять же, каким проект станет после перерасчета минимальной зарплаты – мы не знаем.

Я против идеи правительства ввести норму об уплате единого социального взноса предпринимателями по общей системе налогообложения независимо от наличия у них дохода, только за то, что ты зарегистрировался предпринимателем. Должно быть наоборот: если человек создал небольшой бизнес, новые рабочие места, но какое-то время не получает доходов, пожалуйста, пусть работает без уплаты налогов. Люди должны иметь возможность начать зарабатывать в легальном поле, а не облагать их налогами с первого дня регистрации, а, следовательно, заставлять начинать бизнес в тени.

Нет в проекте бюджета возврата бизнесу всех долгов по НДС. А это более 17 миллиардов гривен. Также не заложен и возврат переплат по налогу на прибыль. Хотя бизнес под давлением фискалов уплатил этот налог уже на полтора года вперед. Хочу заметить – с несуществующих доходов.

Остается рента в размере 70% на добычу газа – для компаний, работающих по договору о совместной деятельности. Это искусственно повышает цену на газ, за который платит население.

Судя по проекту бюджета, никто не собирается ликвидировать недавно созданную систему зарабатывания на бизнесе из-за начисления штрафных санкций. Сейчас санкции начисляются даже тогда, когда у фискалов вроде не работает программа или сайт. Одновременно отсутствуют требования к владельцам программ, не предусмотрена ответственность операторов и фискалов за сбой в системе.

Вследствие этого вроде бы небольшой штраф в 170 гривен (за непредставление или несвоевременное представление налоговой отчетности) на самом деле становится дополнительным налогом. Его начисляют ежемесячно за каждое «нарушение» по каждому налогу или единому социальному взносу.

— На днях Владимир Гройсман пообещал, что «минималка» больше не будет привязана к зарплатам тех же судей и прокуроров…

— В четверг у нас в комитете (по вопросам налоговой и таможенной политики – О.М.) перед заседанием Кабмина были (правда, меньше, чем полчаса) два министра – финансов и соцполитики. Документы нам не раздали. Помните, как тогда Яценюк лишь показывал нам проект бюджета, держа его в руках? Таким же образом нам на комитете Андрей Рева демонстрировал два законопроекта (улыбается – О.М.). Они утверждают, что сейчас «перепривяжут» все, что сейчас «прикреплено» к минимальной зарплате, прожиточному минимуму. Это я знаю только со слов. Пока неизвестно, как они собираются это делать. Потому что, на самом деле, у многих категорий есть эти «привязки».

Более того, в четверг мы голосовали за новый президентский законопроект о Высшем совете правосудия. Там тоже привязывают зарплату к минимальной. Как оно будет – увидим. Пока все на уровне: «Одна баба сказала». Правда, здесь говорят мужчины (улыбается – О.М.).

— Но повышение минимальной зарплаты повлечет за собой рост цен, инфляцию. Как с этим быть?

— Однозначно! Знаете, у нас появилась новая рубрика: «3200 – они говорят». Так вот за день-два после того, как было сделано это заявление о повышении, к нам во фракцию приходил Гройсман и дискутировал по этому поводу. Говорил, что у них есть расчеты –планируется плюс два процента инфляции. Но даже не экономисты говорят о том, что это невозможно. Однако такую цифру назвал премьер. У меня, как у экономиста, есть огромные сомнения относительно этого.

— А сколько может быть?

— Я не могу сказать, потому что это экономика – ее линейно оценить просто невозможно. Влияет очень много факторов. Но экономического обоснования для увеличения «минималки» в два раза за счет усиления налогового давления на малый бизнес нет. Я в этом убеждена. Какая часть будет оплачена из экономики, а какая будет искусственно… даже не хочу говорить, откуда могут браться деньги, которых нет…

— Можно напечатать.

— (Смеется. – О.М.) Я это даже озвучивать не хочу. Но однозначно будет какой-то дополнительный инфляционный процесс. Ибо лишь два процента не может быть. Тогда будут вопросы относительно тех людей, которые получают номинально большую зарплату, а также в отношении пенсионеров – им обещают поднять выплаты на 10%. Но это ничего по сравнению с 3200. В проекте бюджета, который рассматривало правительство, у них 1372 гривны. А бывшие предприниматели-пенсионеры сейчас вообще получают 949 гривен.

По малому и среднему бизнесу – огромный вопрос. В четверг министр соцполитики обещал, что они сделают первой группе упрощенцев 50% от ЕСВ (единый социальный взнос – О.М.) – как будто, чтобы им помочь. Я спросила: «А вы им будете пенсионный стаж зачислять 100% или половину?». Ответ: «Мы будем все нормально делать. Они ничего не теряют». Я повторила вопрос, засчитают стопроцентно или опять будут вычитать, как было прежде. Оказалось, второй вариант. То есть за год человек получит только шесть месяцев пенсионного стажа. Но, говорят, разрешат платить меньше. Однако пока нет документа, мы хотим верить, что можем доверять чиновникам.

— А как вообще сработались с нынешним Кабмином? Ибо, помню, ваши многие коллеги сетовали на работу с правительством Яценюка – мол, министры на заседания комитетов и фракций не приходили, законопроекты не согласовывали и не представляли.

— Все познается в сравнении. Конечно, нам бы хотелось, чтобы было лучше. Ибо полчаса на два министра с такой сложной темой без документов – это не то, что нужно для эффективного сотрудничества. Но это лучше, чем было раньше. По сравнению с правительством Яценюка сейчас у нас – неистовый диалог (улыбается.– О.М.). Однако парламент имеет полное право на то, чтобы принимать более активное участие в процессе подготовки правительственных законопроектов. Как говорят: «Одна голова – хорошо, а две – лучше».

— Проект бюджета предусматривал увеличение зарплат депутатов –  около 40 тысяч гривен. Потом решение отменили. Ясно, что работа парламентария должна хорошо оплачиваться. Но не большие это цифры для нынешней ситуации в стране?

— Я считаю, что слишком большие зарплаты имеют руководители «Нафтогаза», «Укргаздобычи», «Укрпочты», других государственных предприятий, зачастую убыточных. Например, была информация, что секретарша в «Укргаздобыче» получает 44 тысячи гривен, которые являются частью тарифа на газ, а затем компенсируются субсидиями. И почему правительство Яценюка не спрашивало и не отчитывалось ни депутатам, ни обществу, когда устанавливало такие зарплаты?

У нас большие перекосы в системе оплаты труда. Кто-то протаскивает отдельные решения, устанавливает миллионные оклады, а в это время большинство бюджетников работают за копейки.

Лично я за полную прозрачность в вопросах оплаты труда. Депутаты, руководители министерств, государственных предприятий – это все менеджеры, которых нанимают на работу налогоплательщики.

Давайте установим одни правила для всех, привяжем зарплату к показателям работы и поставим точку в этом вопросе.

— А что делать с дисциплиной? Потому что как-то нелогично: человек на работу не ходит, а получает такие средства. Какие есть рычаги воздействия?

— Если не ходит на работу – не получает заработную плату. На самом деле эта норма в Верховной Раде давно работает. Вопрос не только в том, чтобы были на работе, вопрос в эффективности. Ее можно увидеть и оценить на сайте парламента, где есть исчерпывающая информация о работе каждого парламентария. Каждый, кто интересуется, может зайти, открыть профайл депутата и сделать выводы – голосовать или нет за такого политика на следующих выборах.

— Есть надежда, что на этот раз бюджет будет не «под елку»?

— Надежда есть. Правда повышение «минималки» ее значительно уменьшило. Чиновники говорят, что не переписывают проект бюджета. Но как так, когда зарплата с 1600 гривен стала 3200?! С нее же, как минимум, начисляются ЕСВ и НДФЛ (налог на доходы физических лиц. – О.М.), который разделяется между государственным и местным бюджетом. То есть перечислять надо все. Как можно этого не делать – я не знаю. Видимо, какое-то ноу-хау от нашего Кабмина.

«МЫ ОДНИ ИЗ КРУПНЕЙШИХ ЗАЕМЩИКОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ВАЛЮТНОГО ФОНДА»

— Недавно вы говорили о том, что деньги от приватизации должны направляться исключительно на развитие, а не на проедание, как раньше. Кабмин предусматривает в проекте госбюджета поступления от приватизации в размере 17 миллиардов гривен. Как было бы правильно их распределить?

— Прежде всего, нужно, чтобы эти деньги были. Не первый год в бюджет закладываются миллиардные доходы от приватизации, но по факту мы видим совсем другое. За первое полугодие государство на продаже активов и имущества заработало 47 миллионов гривен.

Не исключено, что в следующем году ситуация повторится, и грандиозные планы обернутся пшиком. Но если государство заработает на приватизации, полученные средства нужно направлять исключительно в специальный фонд развития. Иначе они растворятся. Как и в 2005 году, когда была приватизирована «Криворожсталь». Тогда мы «проели» 4,8 миллиарда долларов. Остались одни воспоминания, больше ничего. Чтобы снова не наступать на те же грабли, нужно финансировать то, что завтра станет экономическим драйвером – модернизацию предприятий, внедрение новых технологий, отдельно – образовательные программы.

Мы до сих пор остаемся преимущественно сырьевой экономикой, тогда как сырье дешевеет. В этом году мировые цены на пшеницу достигли десятилетнего минимума. Стратегия «житница Европы» уже не работает. Поэтому нужно сделать ставку не на экспорт сырья, поскольку это заведомо проигрышная ставка. А на высокотехнологичное национальное производство и целую сеть небольших предприятий, малый и средний бизнес, который, как в Италии и других странах, экспортирует готовую продукцию.

— Как заставить правительство прислушаться?

— Предлагать, убеждать, давить. Других рецептов нет.

— Вы говорите, что нужно модернизировать предприятия. По вашим наблюдениям, правительство этим занимается?

— Модернизация – это вложения в производство (было бы неправильно, чтобы правительство само этим занималось, оно должно создавать условия) или в образование и медицину (а тут однозначно ничего не делают, поэтому я бы, сегодня не говорила, что мы работаем на перспективу). А насчет первого… Есть несколько неправительственных депутатских проектов в отношении Антонова, Оборонпрома. Они немного лоббистские, но все же сконцентрированы на производстве.

Хотя есть одна вещь, куда вкладывают средства, – дороги. Во-первых, это рабочие места. Во-вторых, мы – транзитная страна, которая еще и привлекает к себе туристов. Вот дороги у нас сейчас строятся. Правда, не в моей родной Черновицкой области. Там нет дорог. Их никто не делает, хотя начальные условия для этого есть.

— У министра Владимира Омеляна спрашивали, почему? Он, в принципе, очень общительный и доступный.

— Абсолютно. Но здесь не его вопрос. Есть четыре области, которые попали в эксперимент (я лично сделала все, чтобы Черновицкую область добавили в перечень экспериментальных). Они получают 50% от перевыполнения плана таможни. Поэтому в этом году Черновицкая область получила дополнительно, кроме того, что было выделено из бюджета более 300 миллионов гривен. Но эти средства не осваиваются. Потому что нужно готовить проекты, делать документы, объявлять тендеры. Вот в Львове работают – все деньги до копейки использовали. А в Черновцах нет.

— Почему так? Это местная власть не делает?

— Полномочия областной государственной администрации. Это они должны с облавтодором распределить дороги, на которые пойдут средства, провести тендеры и все сделать. Но этого не происходит.

— У нас есть еще одна проблема – кредиты. В очередной раз получили транш от МВФ под известные условия. Но как отдавать будем?

— Что самое важное для МВФ? Чтобы страны, которые берут у них кредиты, жили по средствам. Как это делать, вопрос к правительствам этих государств. Именно они предлагают конкретные экономические решения, план обеспечения баланса расходов и доходов. Поэтому полная ответственность за сотрудничество с МВФ лежит на Кабинете Министров и Национальном банке Украины. Члены правительства участвуют в подготовке текста меморандума, скрепляют его подписями, и вопрос «как будем отдавать» должен относиться к тому, кто берет средства.

Насколько известно, в ближайшие четыре года Украина должна вернуть МВФ свыше 6 миллиардов долларов. В общем, мы одни из крупнейших заемщиков Международного валютного фонда.

— После обнародования деклараций люди начали шутить, что мы уже сами можем кредитовать МВФ.

— Еще не хватит (улыбается. – О.М.). А если серьезно, для того, чтобы мы начали отдавать, необходимо, чтобы заработала экономика.

— Но все же – у нас столько своих средств, которые лежат без дела и никуда не вкладываются, а мы идем на Запад с протянутой рукой. Это разве нормально?

— Сколько бы мне не говорили, что мы не можем справиться с какой-то мафией, незаконной добычей или игорным бизнесом, я не верю в такую несостоятельность, если ты на этом не зарабатываешь деньги. Я не могу сказать, как и кто персонально. Да, есть ситуации, где «работают» бандюки, – там внутри война. Но прошло более двух лет с момента Революции Достоинства. Власть обязана перекрыть теневые потоки и перенаправить деньги в бюджет. Иначе люди выберут другую власть.

— Как вообще мы должны избавляться от этой «зависимости» от МВФ?

— Становиться сильнее. МВФ работает с беднейшими странами, помогает обеспечить курсовую стабильность, но мне вот так сразу трудно вспомнить, какие страны с помощью кредитов Международного валютного фонда решали проблему экономического роста. Нужно помнить, что кредиты МВФ – скорее «обезболивающее», но настоящие «лекарства» нужно искать в другом месте – внутри страны. И не просто искать, а создавать в собственной экономике.

Я считаю, что нам следует менять систему регулирования экономики (о чем мною внесен соответствующий законопроект), обеспечить защиту права собственности и исполнения закона в Украине, в первую очередь – представителями органов власти. Только так будем иметь возможность обеспечивать работой граждан Украины, только так будут расти размеры зарплат (в том числе и минимальной), пенсий и доходы бюджета.

«СЕГОДНЯШНЯЯ ПОЛИТИКА НАЦБАНКА «УБИВАЕТ» ЭКОНОМИКУ»

— В Верховной Раде снова подняли вопрос отставки главы Национального банка. Вы сказали, что поддержите обращение к Президенту с предложением уволить Валерию Гонтареву. Почему?

— Главная причина – это сумма убытков, которые понесли десятки тысяч предпринимателей вследствие ликвидации банков. Из-за деятельности и бездеятельности НБУ люди, которые создают рабочие места и обеспечивают выплаты пенсий, потеряли миллиарды гривен. Но, ни НБУ, ни государство ничего не сделали, чтобы вернуть заработанные предприятиями денежные средства. НБУ сегодня сдерживает и экспорт, и инвестиции своим антиукраинским регулированием, потому что к нам инвесторы не только не заходят, но и убегают.

— Сергей Тарута, который выступает за отставку Гонтаревой, считает, что за месяц-полтора президент подаст представление об ее увольнении. Вы как считаете?

— Недавно я принимала участие в заседании Национального Совета реформ, где рассматривались два блока вопросов – налоговая экономика и валютное регулирование. Был доклад председателя НБУ, обсуждение. Не было ни одного, кто бы поднялся и сказал, что он не согласен с политикой Нацсовета. Поэтому я бы не делала здесь никаких прогнозов. У нас уже Насирова второй год снимают, а он до сих пор работает.

Однако я знаю, что сегодняшняя политика Нацбанка «убивает» экономику. Мы не имеем права говорить, что не позволяем выводить дивиденды из страны. Наличие такой декларации свидетельствует о том, что никакие инвестиции сюда не придут. Кто же принесет сюда деньги, понимая, что он не сможет на них ни зарабатывать, ни забрать обратно?!

Кроме того, повторюсь, тысячи предпринимателей потеряли деньги при ликвидации банков. Я не в курсе информации о владельцах этих структур – далека от них, поэтому не владею сведениями об их убытках. Но знаю тех людей, которые кровью и потом зарабатывали свои копейки, а потом потеряли деньги, которые были на счетах, и не имеют никаких шансов их вернуть.

Я проходила подобную ситуацию в начале 2000-х годов, когда обанкротился банк «Украина», где были наши счета. Мы тогда должны были платить зарплаты. Потому, как и сейчас, существовала уголовная ответственность за невыплату. Так и сегодня: люди не знают, откуда платить заработные платы и налоги, но обязаны это делать. Имеем этакий «снежный ком» для людей, которые не имеют никакого отношения к злоупотреблениям банков или НБУ – при Гонтаревой или до нее.

Ведь это та сфера, которая очень сильно регулируется. Не верю я в то, что злоупотребления (если они были) происходили без участия работников Нацбанка. Так же, как сегодня лишний НДС невозможно возместить без ГФС. Я согласна с теми, кто говорит, что политика Национального банка должна быть изменена. Если она зависит от руководителя, значит, нужно с него и начать.

— Олег Ляшко выступает за привлечение к ответственности Гонтаревой за уничтожение банков. Вы как считаете – нужны уголовные производства?

— Это вопрос к правоохранительным органам.

— В парламенте будет достаточно голосов за отставку Гонтаревой?

— Последнее заявление о том, что «НБУ настаивает на назначении другого председателя и состава комитета Верховной Рады Украины по вопросам финансовой политики и банковской деятельности» увеличит количество депутатов, которые выступят за отставку Валерии Гонтаревой. Все-таки у нас парламентско-президентская республика, поэтому подобные заявления вообще выходят за пределы допустимого.

— Кого бы Вы видели на посту руководителя НБУ?

— Можно много рассуждать на эту тему, но кандидатуру председателя Национального банка Украины вносит Президент, мы будем ее рассматривать.

— Я помню вас еще с Налогового майдана. После тех событий была Революция Достоинства. Сейчас снова заговорили о возможных бунтах из-за повышения тарифов и отсутствия средств. Одно дело, когда люди выходят за европейское будущее или против принятия определенного документа, другое – когда им нечем кормить детей…

— Голодные дети – это самое страшное…

— У вас нет ощущения, что сейчас – затишье перед бурей?

— Тот Налоговый майдан был неожиданностью, как для власти, так и для оппозиции. Он длился 10 дней. А мы вообще выходили четыре месяца. Первый раз нас было 200 человек, потом 500, и так далее. Я писала открытки, мы их развозили по регионам, разносили по рынкам. Это была такая системная работа. Мне даже зубры политики говорили: «Оксана, что ты делаешь?! Вас сметут катком. Это же Янукович!» А у меня была такая безысходность. Я вообще-то мирный человек. Но до определенного предела. Тем более, меня подпирали люди и говорили: «Мы же не сможем работать. Нам надо что-то делать». Поэтому другого выхода не имела – пошла на Майдан защищать людей, которых власть одним законом хотела лишить средств для существования.

Когда мы реально стали мощной силой, политики со всех сторон испугались. Был период, когда поливали грязью (в том числе меня), чтобы перебить позитив, которого мы добились. Но «спасибо» Азарову (улыбается. – О.М.), вышла из депрессии, потому что нужно было готовить проект «упрощенки». Потому что они такое презентовали, что я поняла: или-или. Или «азаровщина», или средний класс.

В 2010 году предприниматели «переломили» ситуацию. Если сегодня опять дойдет до того, что люди будут терять свои рабочие места, они за них будут бороться. Потому что когда мы выходили за европейские ценности, хотели соответствующего будущего. Очень важно, чтобы власть понимала: над людьми нельзя экспериментировать.

Автор: Ольга Москалюк

Источник: «Цензор.НЕТ»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий