Павел Розенко: Конституционный суд сделал судей отдельной кастой с помощью спецпенсий

14.11.2016 – Вице-премьер Павел Розенко в интервью УНИАН рассказал, как правительство принимало решение о повышении минимальной зарплаты, собирается ли оно повышать размер пенсии, и как новая Социальная инспекция будет проверять получателей субсидий.
Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Не так давно, когда депутаты в Верховной Раде призвали поднять прожиточный минимум, пенсии или пересчитать потребительскую корзину, правительство называло это популизмом. Мол, в бюджете денег нет, печатать деньги и разгонять инфляцию никто не будет. А в среду премьер Владимир Гройсман заявил, что правительство само предлагает поднять минимальную зарплату с 2017 года вдвое. Что же изменилось?

Вопрос реформирования оплаты труда и обновления расчета потребительской корзины всегда стояли на повестке дня правительства и были записаны в нашей программе и операционном плане правительства. Дискуссии по этому поводу продолжались довольно долго. Это не проект, который родился ночью перед заседанием правительства, а завершение шестимесячного труда рабочей группы, куда входили представители Министерства социальной политики, Министерства финансов, Пенсионного фонда, Государственной фискальной службы. Поэтому это взвешенное и хорошо просчитанное решение.

Относительно риторики депутатов мне сейчас очень странно видеть, как те депутаты и эксперты, которые призывали повышать социальные стандарты, теперь начинают говорить, что это популизм, который раскрутит инфляцию. Это все политика, а нам нужно жить в данных условиях.

Увеличение минимальной зарплаты с точки зрения частного сектора, очевидно, усматривается как инструмент вывода зарплат из тени?

Мы как раз и рассчитываем на понимание этого шага со стороны негосударственного сектора экономики, где есть ресурс. Причем этот ресурс появляется благодаря тому, что год назад власть приняла непростое и неоднозначное решение по уменьшению единого социального взноса.

Получается, что уменьшение ЕСВ само по себе не сработало, и бизнес из тени не вышел?

Я все-таки считаю, что эффект положительный есть. Возможно, он не такой, как мы все надеялись. Но уменьшение ЕСВ с начала года дает нам возможность предложить бизнесу безболезненно увеличить зарплату в 2017 году.

Аргументов «против» быть не может. Потому что мы год давали приспособиться к новым условиям уменьшенного ЕСВ. Ресурс у бизнеса образовался, часть компаний потратила его на увеличение зарплат, но часть нет. Поэтому, я думаю, что увеличение минимальной зарплаты – это, безусловно, серьезный путь к детенизации экономики. Ведь сегодня 3-3,5 млн. работающих получают зарплату примерно на уровне минимальной, и мы же прекрасно понимаем, что эти люди живут не на эту зарплату, а получают дополнительные средства в конверте.

То есть вы не видите рисков для тенизации или увольнений?

Нет, я считаю, что будет наоборот. В принципе зарплаты за последний год в Украине существенно выросли. Размер реальной зарплаты, с учетом инфляции, вырос на 7%. Средний размер зарплаты по промышленности сегодня – почти 5 тыс. грн. Поэтому нет никаких оснований утверждать, что увеличится теневой сектор.

Тем более что мы снизили ЕСВ. Если бы мы этого не сделали и административно подняли минимальную зарплату – безусловно, был бы риск. А мы и дальше продолжаем упрощать жизнь бизнесу. Например, в Нацсовете реформ под председательством президента Украины в минувший вторник были утверждены новые шаги по упрощению налогообложения и уменьшению налоговой нагрузки. И мы хотим, чтобы такие шаги власти конвертировали в увеличение зарплат работающих людей.

Потому что в последние 15 лет, если не брать в расчет пенсионеров, то, наиболее бедными категориями населения оказываются семьи с детьми и семьи, где один из членов работает. Это не нормально, когда человек работает и не может вывести свою семью за черту бедности.

Поэтому я думаю, что этот шаг будет адекватно воспринят бизнесом. Тем более, есть еще два с половиной месяца, чтобы он скорректировал свои планы на 2017 и последующие годы и был готов к повышению оплаты труда.

С частным сектором понятно, а как насчет бюджетников, первый тарифный разряд повышают также?

Да, первый тарифный разряд вместо 1335 грн. станет 1600 грн. Но, несмотря на то, что первый тарифный разряд будет 1600 грн., ни один работник не будет получать меньше 3200 грн.

То есть это также рост минимальной зарплаты вдвое, но это повлечет за собой нагрузку на бюджет страны, где найти средства?

Во-первых, мы даже в пределах тарифной сетки можем сделать балансировку, что-то поднять большими темпами, а что-то меньшими. Во-вторых, я убежден, что за счет детенизации экономики, увеличения доходов бюджета и сокращения других расходов мы сможем это компенсировать. На самом деле это не большие средства. Премьер уже дал поручение Министерству финансов провести расчеты. Окончательные цифры мы будем иметь через неделю, когда доработанный проект бюджета будет представлен в Верховную Раду ко второму чтению.

А если Минфин еще расчеты не провел, не рановато назвали точную цифру? Такое впечатление, будто избрали просто красивое увеличение вдвое.

Все предварительные расчеты сделаны. Поверьте, это была серьезная работа экспертных групп. Сегодня речь идет о более детальных перерасчетах. Если бы не было расчетов, премьер бы не выходил на трибуну и не объявлял цифру.

То есть 3200 гривен – окончательный вариант?

У нас были разные варианты. Просчитывалась минимальная зарплата 2100 грн., 5000 грн., но остановились на 3200 грн. Таким образом, у нас не будет роста дефицита государственного бюджета, и мы не будем для этого печатать деньги, то есть увеличение минимальной зарплаты не повлечет за собой роста цен.

К минимальной зарплате у нас привязаны зарплаты судьям, депутатам и некоторым чиновникам. Премьер сказал, что их отвяжут. Как они будут устанавливаться теперь?

Я считаю, что привязка к минимальной зарплате является ошибкой. Именно это и сдерживало ранее рост минимальных зарплат. И мы не могли ее поднимать для частного сектора, который пошел гораздо дальше в оплате труда, ибо такая привязка существовала для разнообразного круга чиновников и высокопоставленных чиновников.

Это, кстати, было ошибкой депутатов, когда они повысили себе зарплату в привязке к минимальной. Надо было абсолютные цифры записать, тогда бы нынешнее повышение минимальной зарплаты не влекло бы безумного повышения их доходов.

Есть два варианта: или в законах Украины мы устанавливаем фиксированные размеры зарплат и окладов для судей, прокуроров, полиции, депутатов и др., или передаем эти функции Кабмину, и он будет устанавливать оклады в соответствии с бюджетным финансированием.

Первый вариант тяжелее, потому что придется каждый год во время бюджетного процесса утверждать законом новые оклады. Мы еще будем думать, как правильно сделать. Но я выступаю за то, чтобы вывести все зарплаты из законодательства и четко прописать, что есть один орган, который ведет и ответственен за систему оплаты труда – это Кабинет министров.

Кстати, вот где сейчас устанавливает зарплаты своим постановлением Кабмин: для госслужащих и для не государственных служащих, то есть министров, секретариата Кабмина и прочих, там уже сейчас нет привязки к минимальной зарплате, там установлены должностные оклады – конкретные цифры – и от них уже считают все надбавки и др. Это, по моему мнению, правильный подход.

Ранее в Минсоцполитики подчеркивали, что целесообразно установить минимальную зарплату выше прожиточного уровня. Сейчас же премьер заявил, что минимальная зарплата будет поднята вместе с прожиточным минимумом. Они все-таки будут отделены?

Так и будет. Прожиточный минимум будет отвязан от минимальной зарплаты.

То есть нормативный прожиточный минимум может вырасти лишь на 10% с 1 декабря, как заложено в бюджете на текущий год и все?

Да. По крайней мере, для других категорий это точно будет так, но по прожиточному минимуму для работающих – он будет также индексироваться. Будет четко установлено, что заработная плата должна быть не ниже прожиточного минимума, и она будет не ниже, а значительно выше.

Также Гройсман сказал, что следующий шаг – введение справедливой пенсионной системы, что имелось в виду?

Мы говорим о том, что поднятие минимальной зарплаты даст дополнительный ресурс Пенсионному фонду, потому что возрастут поступления ЕСВ. Темпы повышения минимальной пенсии мы оставляем пока такими же, 10% с 1 декабря текущего года и 10% в течение следующего года.

Но у нас есть определенная несправедливость, потому что последние три года пенсии вообще не индексировались. Мы только с прошлого года начали повышать минимальную пенсию, которая касается около 7 млн. пенсионеров.

Однако есть сегмент пенсионеров, которые получают пенсии от 1400 до 3000 грн., у которых пенсия не зависит от прожиточного минимума, и поднять ее можно только через механизм обновления. Последний раз для них пенсии пересматривались в 2011 году, и потом Янукович с Азаровым эту практику прекратили.

То есть, когда премьер говорил о справедливой пенсионной системе, он имел в виду обновление пенсий этим категориям пенсионеров?

Да. По этим людям так же ударила инфляция и девальвация, но обновление их пенсий не происходило. Поэтому с точки зрения социальной справедливости мы как можно скорее должны провести обновление пенсий.

И когда это можно сделать?

У нас есть несколько вариантов, и мы уже на финишной прямой понимания того, как и когда это сделать. Хотелось бы быстрее, но для этого нужно в следующем году 10-15 млрд. грн. дополнительного ресурса. Я не исключаю, что часть того ресурса, который получит Пенсионный фонд от детенизации при увеличении минимальной зарплаты, мы используем как раз на обновление размеров пенсий.

Может ли это быть сделано с 1 мая, когда повысится минимальная пенсия?

Я ставлю этот вопрос на первое место по приоритетности, потому что мы должны исправить несправедливость для пенсионеров. Но, опять же, пока у нас есть понимание, как поднимать минимальную пенсию в следующем году, а по обновлению пенсий еще нужно решить. У нас есть разные расчеты, в том числе о потребности в средствах в этом году, но давайте подождем.

Есть еще одна проблема в пенсионной системе. Ее разбалансированность отмечают МВФ и другие международные партнеры, в частности, предлагая установить одинаковый механизм выхода на пенсию для всех, кроме военных. Но мы видим, что сначала Конституционный суд отменил нормы закона о пенсионном обеспечении для судей, вернув им спецпенсии, а потом был принят и закон о госслужбе, которым госслужащим также предусмотрели индивидуальные правила выхода на пенсию. Почему у нас опять идет расслоение граждан по пенсионному обеспечению?

С 1 июня 2015 года мы установили единые принципы пенсионного обеспечения для всех категорий граждан. И я сам возмущен, что Конституционный суд сделал судей отдельной кастой. Этот вопрос требует публичного обсуждения, потому что судьи сегодня действительно имеют самые большие пенсии.

Я уверен, что к теме единых принципов начисления пенсий мы вернемся, ведь это совпадает с идеологией правительства. Но рассматривать их нужно не с точки зрения сбалансирования пенсионного фонда, спецпенсии там не играют важной роли из-за их малого количества. Это вопрос социальной справедливости.

Относительно дискуссии с МВФ, то нынешнее влияние расходов госбюджета на Пенсионный фонд не является сюрпризом ни для нас, ни для них. К этому привела не столько пенсионная система Украины, сколько снижение ставки ЕСВ.

В следующем году дотация из госбюджета для покрытия дефицита ПФ еще увеличится?

Да, увеличится. Но сегодня у нас нет возможностей для сокращения пенсионных программ, там уже нечего сокращать. Я считаю, что довольно говорить о бюджетной политике в части сокращения расходов. Нужно говорить о том, за счет чего мы можем увеличивать доходы, как Пенсионного фонда, так и бюджета страны.

Увеличение доходов должно давать развитие экономики и вся государственная политика должна быть направлена на то, как наполнить бюджет, а не на то, чтобы где-то что-то обрезать, или сократить, какие-то социальные программы закрыть – это путь в никуда.

Сегодня люди и так живут в стесненных условиях, все неэффективное уже сократили. Поэтому нужно думать над увеличением доходов граждан. Это единственный продуктивный путь, все остальное – это тот же популизм, только либеральный.

В этом году вы прогнозируете, что количество домохозяйств с субсидией возрастет до 8,5 млн. Если будет поднята минимальная зарплата в 2017 году, с какого периода можно ожидать уменьшения количества пользующихся субсидиями?

Этот год будет пиковым, количество человек получающих субсидии будет максимальным. Хотя, если загадывать на следующий сезон, то, безусловно, уже не будут расти такими темпами тарифы на жилищно-коммунальные услуги. Поэтому количество человек, получающих субсидии, не будет увеличиваться стопроцентно.

Более того, этой зимой мы будем впервые за 25 лет иметь реальную картину социального состояния общества. Если не брать в расчет пенсионную систему, мы будем иметь наиболее масштабную систему социальной защиты в виде субсидий. По тем семьям, которые подали на субсидию, мы будем иметь полную информацию об их доходах, расходах, стоимости жилищно-коммунальных услуг.

То есть повышение минимальной зарплаты уже в следующем году серьезно уменьшит и количество получателей субсидий и размер пособия?

Не совсем так. Сегодня людям или уже назначены, или в стадии назначения субсидии. Для их назначения берутся доходы за предыдущий, то есть 2015 год. Поэтому повышение зарплат с 2017 года не повлияет никоим образом на уровень назначенных субсидий. У людей просто появятся дополнительные деньги, которые они смогут потратить на другие нужды, а не на оплату газа и услуг ЖКХ. В следующем отопительном сезоне будут браться доходы за 2016 год, а в нем же у нас не происходило значительного повышения социальных стандартов.

Сегодня никому ничего сокращать не будут, субсидии не будут пересчитывать или забирать. Люди могут быть спокойны. Я бы не забегал на 2017-2018 отопительные сезоны, какова тогда будет политика сейчас сказать трудно. Никто не спит и не думает, как у кого-то забрать субсидию, социальную помощь и прочее. Подчеркиваю, что наша задача – обеспечивать рост качества уровня жизни людей.

А насколько вообще справедливо брать заработок за 2015 год? Если человек обращается за субсидией в октябре 2016 года, то он мог уже 10 месяцев получать большую зарплату и при этом, все равно, ему назначат субсидию, если он мало получал в 2015 году.

Поверьте, человек, у которого резко возросла зарплата, не придет за субсидией.

Хорошо, а если зарплата поднялась с 5 до 10 тысяч гривен, ему же целесообразно было бы дать меньшую субсидию.

Как только человек получает нормальный уровень социального обеспечения, он сразу откажется от системы субсидий. Ну не пойдет тот, кто зарабатывает 10 тыс. грн. в отдел социальной защиты стоять в очередях, сдавать декларации, проходить проверку, верификацию Министерства финансов. Это человеку не надо.

Я не исключаю единичных случаев, но вы не назовете сектора экономики, где за последние полгода произошло существенное увеличение зарплат. Поэтому системным такое злоупотребление не может быть. Система субсидий не идеальная, но более-менее справедливая.

На недавних парламентских слушаниях представители департамента верификации Минфина докладывали о случаях, когда субсидию получают люди, которые покупают слитки золота по четверть килограмма и летают частными бортами. Им же не было лень обратиться за субсидией?

Я бы не хотел, чтобы единичные примеры называли системой. Очевидно, что единичные злоупотребления имеют место, но это не значит, что 5 млн. получателей субсидий имеют возможность отдыхать на Канарских островах.

Та же верификация Минфина подчеркнула, что системных проблем ни в субсидиях, ни в пенсиях нет, только единичные факты, которые будут выловлены благодаря проверке.

В Минсоцполитики также отмечали, если человек получил субсидию, а потом сделал дорогую покупку на сумму выше 50 тыс. грн., то субсидию у него не заберут. Это лишь будет учитываться при назначении субсидии на следующий год. По-вашему это справедливо? Не нужно субсидию останавливать сразу, когда об этом стало известно?

Есть разные ситуации. Безусловно, это должно быть основанием для отказа от предоставления субсидии в следующем периоде. Но такие случаи у нас проверяются социальными инспекторами, и есть возможность даже прекращать им помощь сразу. И такие случаи бывают.

Однако, опять же, когда Минфин передал соцзащите информацию о том, что было несколько тысяч назначенных субсидий после того, как человек совершил покупку на более чем 50 тыс. грн., в 90% случаев на это было соответствующее решение комиссии. Это чаще всего было назначение субсидий тем людям, которые разменивали жилье.

Вы говорите об отсутствии системных нарушений и о том, что гоняться за субсидиантами не нужно. Однако сейчас Минсоцполитики разработало законопроект о создании целой Социальной инспекции, то есть хотят усилить контроль?

Когда сегодня Минфин проводит верификацию, он же не говорит нам останавливать выплаты…

Он рекомендует их проверить…

Правильно. Мы должны проверить рекомендации Минфина в «поле». Но у нас сегодня возникает проблема, когда вся система соцзащиты сегодня сидит и оформляет субсидии, социальные пособия и другие выплаты, а проверять некому. Поэтому, возможно, где-то на местах не доходит до реальных проверок.

Еще возникает вопрос подчинения. Есть логика в том, что говорят в Минфине, что система социального инспектората не должна быть подчинена органам социальной защиты местных органов власти.

Я, например, подчинения их Минсоцполитики не боюсь, потому что Минсоцполитики не назначает никаких выплат. Есть предубеждение, что Минсоцполитики хочет что-то скрыть, но министерство не имеет собственных территориальных органов, оно не назначает пенсии или социальные выплаты. Поэтому нам нечего переживать, что какие-то нарушения в Минсоцполитике может обнаружить верификация. Это чушь и предубеждения. Мы, наоборот, заинтересованы найти дополнительный ресурс на возможных злоупотреблениях, чтобы пустить его на дальнейшее увеличение соцвыплат.

Поэтому я не имею ничего против, чтобы в системе Минсоцполитики создать вертикаль социальных инспекторов. Но, если есть возражения, можно ее сделать в системе областных государственных администраций, чтобы она не была подчинена Минсоцполитики и делала проверку адресности субсидий и всех других социальных пособий. Эта идея полностью согласована с Всемирным банком и Международным валютным фондом. Это та система, которая позволит усилить адресность социальных выплат, к чему мы все время стремимся.

А кому сейчас подчиняется социальный инспекторат, если вы ему приказываете проверять рекомендации Минфина?

Как такового социального инспектората сейчас нет. Он фактически подчинен местным органам власти, а инспекторы находятся в составе управлений соцзащиты. То есть местное управление социальной защиты назначает выплату и само же проверяет на себя жалобы. Вот это и надо разделить. Но сегодня создать Социальную инспекцию в пределах ресурсов этих управлений не имеется возможным.

Я вспоминаю 2014 год, когда тогдашнее правительство совершило ошибку, по моему мнению, сократив численность социальных работников по всей Украине с 12 тыс. до 1,4 тыс. Мы были в состоянии войны, мы нуждались в увеличении социальной работы с гражданами. Тогда это было абсолютно непродуманно и недальновидно. Речь же шла не о сокращении чиновников, которые сидели в кабинетах, а о социальных работниках, которые работали непосредственно с людьми.

И когда мне сейчас говорят, что органы соцзащиты на местах плохо работают с переселенцами, участниками АТО или медленно назначают субсидии, я это признаю. Что мы хотим от системы, численность работников которой сократили почти в 10 раз? Если бы численность была сохранена, проблема своевременного назначения субсидий вообще бы не появилась.

Сейчас Минсоцполитики просит почти 20 млн. грн., чтобы обеспечить с июля 2017 года работу 550 социальных инспекторов новой инспекции. Они рассчитывают на то, что Минфин будет вести верификацию и присылать рекомендации, а Социальная инспекция будет успевать их проверять на местах?

Если эти люди будут сконцентрированы только на функции проверки, на первом этапе такой численности, очевидно, будет достаточно. Посмотрим на эффективность Социальной инспекции, но, в любом случае, это будет еще одной гарантией того, что социальная выплата предоставляется тому человеку, который в ней реально нуждается. Чтобы у нас, действительно, не было таких случаев, когда субсидию получает человек, который совершает дорогие покупки или отдыхает на дорогих курортах.

Автор: Дмитрий Сидоренко

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий