Председатель Гослесагентства Кристина Юшкевич: Из-за теневых сделок в лесной отрасли государство ежегодно теряет 2,2 млрд. грн.

05.03.2017 – Про новые подходы к управлению, мораторий на экспорт леса-кругляка и кадровые изменения в интервью Agravery.сом рассказала председатель Гослесагентства Украины Кристина Юшкевич.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Наиболее резонансной темой последнего времени является ситуация вокруг леса-кругляка. Что сейчас происходит?

– По лесу-кругляку с 1 января 2017 года действует полный мораторий на экспорт деловой древесины. Вывозить можно только дрова. Да, сейчас много говорят о случаях, когда под видом дров вывозят деловую древесину и высокоценные породы деревьев. Для того чтобы исключить любые злоупотребления в этом направлении, в начале 2017 года я издала приказ, который обязывает руководителей государственных предприятий, которые принадлежат к сфере управления Гослесагентства, во время поставок за пределы таможенной территории Украины топливных дров ограничить их длину двумя метрами. Согласитесь, деловая древесина такого размера при экспортных поставках никому не интересна. Предприятия Гослесагентства обязаны выполнять этот приказ, он доведен до сведения органов таможенного контроля.

В случае если данные грузы не будут указаны в электронном реестре, и не будут иметь сертификата происхождения, этот груз не сможет пересечь границу, а информация о правонарушении будет сразу передаваться нам и правоохранительным органам. Если этот приказ не будет выполняться работниками Гослесагентства, то я могу пообещать кадровые изменения, а в случае масштабных правонарушений – материалы дел сразу будут поступать к правоохранителям.

Кроме Гослесагентства есть и другие структуры, которым также принадлежат значительные лесные массивы, к примеру, Минобороны – их ваш приказ об ограничении не касается.

– Надеемся, вскоре другие государственные структуры и органы примут аналогичные решения, и все лесопользователи будут руководствоваться едиными правилами. Борьба с незаконным оборотом и экспортом древесины в стране уже начата.

Я думаю, за вопросами экспорта мы забываем главную функцию леса – экологическую. Если сравнивать 2014, 2015 и 2016 годы, то заготовка древесины одинакова – в среднем по Гослесагентству 15,5 млн. куб. метров. Если сравнивать с другими странами, то от среднего ежегодного изменения запаса древесины мы используем 60%. Лес, так же как и сельскохозяйственные культуры, требует сборки – он имеет длинный период спелости – 80-100 лет, но насаждения нужно менять. Если лес перестаивает, то он теряет свою ценность. Здесь нет разницы, кто покупатель – внутренний потребитель или экспортер, главное – не забывать об экологии.

Как вы оцениваете масштабы незаконных сделок в лесной отрасли. Сколько государство теряет от этого денег?

– От так называемых “теневых” сделок в лесной отрасли государство в среднем теряет 2,2 млрд. гривен в год. Мы не знаем, что реально происходит в отрасли, поскольку лесами руководит несколько ведомств. Гослесагенству принадлежит 73%, Минобороны, Минприроды и областным советам – 27% лесных массивов. Средний процент лесистости по государству 16%, а должен быть 20%. Если бы мы учли все массивы, эта цифра была бы значительно большей. К примеру, в Закарпатье мы имеем до 20 тысяч земель запаса, на которых состоялось самозалесение. С экологической точки зрения, этот лес нужно сохранять и отдавать на учет областных советов или госпредприятий, охранять и ухаживать за этими массивами.

Мы не знаем реальной лесистости Украины, нет реальных цифр заготовки древесины по стране. Если взять официальные цифры экспорта, то в прошлом сезоне он был наименьшим за последние годы – 1,6 млн. куб. метров деловой древесины, при этом 12,3 млн. куб. метров древесины идет на внутренний украинский рынок.

Сейчас нам удалось запустить проект единого электронного учета древесины, чтобы было четко понятно, кто и сколько древесины заготавливает. Это должно быть сделано, чтобы вся древесина заготовлялась и снабжалась по единым правилам. Второе – должны быть введены единые правила реализации древесины для всех постоянных лесопользователей. Этим порядком нужно предусмотреть прозрачность и свободный доступ к аукционам по продаже древесины и единый механизм работы на них. Когда мы будем иметь и электронный учет, и общие правила, то сможем отслеживать, что происходит с древесиной в государстве и, наконец, прекратить “дерибан” леса.

Как и в какой перспективе можно побороть “тень” в лесной торговле и экспорте?

– Конечно, масштабы коррупции в отрасли, о которых я говорила, невозможно побороть без учета и четкого понимания, зачем нам древесина и что с этого можно заработать. Соглашение Украина-ЕС не предусматривает возможности введения запретов или экспортных пошлин. Поэтому мы должны стать, в первую очередь, надежным партнером и выполнять те соглашения, которые мы подписываем. А второе – наконец упорядочить отрасль.

Распиливать кругляк на доску и продавать его может не каждый, а вот делать продукт нам пока трудно. Быть сырьевым придатком – недальновидная позиция. Наша цель – не только остановить незаконную торговлю и, как следствие, насытить рынок древесиной. Мы на государственном уровне должны способствовать образованию деревообрабатывающих предприятий, чтобы создавать качественный конечный продукт.

Если у нас будут отечественные двери, парты, детские кроватки, которые отвечают всем европейским стандартам, то сможем отправлять на продажу не чистое сырье, а продукцию с высокой добавленной стоимостью. Если это будет достигнуто, то вопрос моратория или увеличения экспортных пошлин на древесину отпадет сам по себе.

Недавно прошел Новый Год. Увеличилось ли количество случаев незаконной вырубки новогодних деревьев?

– Согласно сводной информации, лесниками было обнаружено 2353 шт. незаконно срубленных новогодних деревьев. Лесными рейдовыми бригадами составлено более 620 административных протоколов. Общая сумма штрафов и возмещений за причиненный вред лесу составила более 260 тыс. гривен. Штрафы варьировались в зависимости от вида, возраста и количества вырубленной древесины и составляли от 355 до 1800 грн.

Конечно, такого наказания за вырубку лесов недостаточно, поэтому недавно мы разработали законопроект, предусматривающий увеличение штрафов за незаконную рубку в 10 раз, а также в некоторых случаях (к примеру, вырубку высокоценных пород) может применяться лишение свободы до 5 лет.

Не секрет, что первыми поощряют незаконные вырубки лесов сами же лесники. Проводите ли вы какую-то работу для того, чтобы ловить этих людей по “горячим следам”? Сколько работников получили наказания и выговора?

– Да, есть ряд случаев, по которым мы осуществляли проверки и направляли материалы в правоохранительные органы. За прошлый год было уволено 6 директоров лесохозяйств и 744 работника отрасли привлечены к дисциплинарной ответственности, 79 – уволено, в отношении 13 человек возбуждены уголовные дела. Уголовные дела открываются, а со временем прекращаются, якобы из-за отсутствия состава преступления. Дел, доведенных до конца, увы, маловато. Часто нам поступают сигналы от людей, и после проверки оказывается, что рубка на этом месте была вполне законной.

А как вообще прошел “елочный сезон”?

– Довольно хорошо. У нас было предусмотрено реализовать 630 тысяч новогодних деревьев, и мы на 90% выполнили это задание. Радует то, что покупатели стали больше отдавать предпочтение елкам в горшках, которые можно будет в дальнейшем высаживать в грунт. Мы также имели возможность почти в два с половиной раза увеличить количество рейдовых бригад. Если в прошлый новогодний сезон их было чуть больше 1100, то теперь 2730. Участие в елочных рейдах приняло почти 9,5 тысяч человек.

В этом году к нам присоединилось больше экологов, общественных активистов, помогала полиция. С последней мы в конце прошлого года подписали меморандум, которым предоставили доступ к системе электронного учета древесины. Это упростило обеим нашим организациям работу. Отныне, если машина с древесиной будет остановлена, работник полиции сможет оперативно зайти в базу и проверить легальность перевозки. В случае если предприятие добросовестно работает, претензий к нему не будет.

Если сравнивать с прошлым годом, выросла цена новогодних насаждений?

– Да, закупочная цена новогодних деревьев на госпредприятиях несколько увеличилась – на 10-15 грн. Средняя цена за погонный метр новогоднего дерева составляла 50 гривен. Рыночные цены на елки мы, увы, контролировать не можем – это частный бизнес.

За свой счет

Какое финансирование Гослесагентства предусмотрено в 2017 году?

– На этот год в государственном бюджете предусмотрено 124 млн. – это на бюджетные учреждения, национальный парк и на зарплату работникам. На ведение лесного хозяйства средств не предусмотрено. Аналогичную ситуацию с финансированием мы наблюдали и в прошлом году. Несмотря на это, в прошлом году мы возобновили 52,6 тысячи гектаров леса, на что лесохозяйственными предприятиями было потрачено более 300 млн. гривен собственных средств. Также 4,2 млрд. гривен мы отчислили в виде налогов в бюджеты всех уровней.

Достаточно ли этой суммы для полноценного функционирования отрасли?

– Нет. Если учесть заработную плату, противопожарные меры в юго-восточных регионах, а также лесовосстановление и лесоразведение, то нам дополнительно нужно минимум 422 млн., а достаточная сумма – 700 млн. гривен. И это только на семь областей. Остальные регионы должны вести лесное хозяйство за свой счет. Сами понимаете, из 4,2 млрд. грн. отчислений мы не можем забрать на нужды лесной отрасли хотя бы 700 млн. гривен.

Чувствует ли Гослесагентство кадровый “голод”?

– Сейчас, в лесной отрасли Украины 50 тысяч работающих, средняя заработная плата – около 6700 гривен. Если брать показатели по стране, это достойный заработок. Поэтому проблем с кадрами нет – люди готовы работать. Очень сильно страдает юго-восточный регион, где заработная плата минимальная, там просто нет соответствующего ресурса. Каждый год ранее выделялась господдержка на защиту этих лесов. Однако, в бюджете, как прошлого, так и текущего года средства на заработную плату персонала не предусмотрены.

В прошлом году мы перебрасывали деньги и перечисляли одно-двухдневные зарплаты, чтобы хоть как-то охранять лес от пожаров и масштабных незаконных рубок. Сейчас решается вопрос, как спасать юго-восточные области.

Насколько Гослесагентство обеспечено специальными видами техники? Была ли приобретена в прошлом году новая техника, если да то какая именно?

– Обновление техники происходит исключительно за счет государственных предприятий. Мы не используем на это государственных денег. Техника постоянно обновляется – в западном регионе мы делаем упор на закупки трелевочных установок, которые позволяют делать выборочные рубки. Стоимость одной такой установки – 230 тысяч долларов. Были закуплены трактора и техника для посадки леса, пожарные модули и машины лесной охраны.

Постепенно обновляются противопожарные башни, устанавливаются камеры наблюдения, которые обнаруживают лесные пожары и реагируют на дым. Вообще, в украинских лесах уже установлено около 600 пожарно-наблюдательных вышек, из них 300 оборудованы современными телевизионными системами наблюдения. Также используем дроны, их на балансах госпредприятий есть около 100 штук, устанавливаются фотоловушки.

Вы заявляли, что одной из задач является сотрудничество с международными донорами для привлечения средств в отрасль. Что уже сделано в этом направлении? Какую сумму планируете привлечь в ближайшее время?

– В рамках сотрудничества с Турцией мы договорились о поставках оборудования для двух лабораторий, которые будут заниматься биологическими средствами борьбы с вредителями леса. На сегодня Генеральный директорат лесного хозяйства Турции ждет соответствующего разрешения от своего правительства. Они также должны оказать помощь по обучению наших специалистов.

Кроме этого, ведем переговоры с австрийской и немецкой стороной. В рамках меморандума о сотрудничестве мы хотим привлечь средства для проведения учета леса по всей территории Украины, ведь последний полноценный учет проводился в далеком 1996 году. Как любой врач не может делать предписания без обследования, так и мы не знаем реальное состояние дел, – состояние леса есть только на бумаге.

Знаю, что сейчас существует большая проблема усыхания лесов в связи с уменьшением уровня вод. Как будете бороться с этой проблемой?

– Да, это глобальная проблема, массово усыхают ельники в Карпатах. Еловые насаждения в Карпатском регионе занимают площадь 432 тыс. га. Их санитарное состояние неудовлетворительное. В последние 15 лет наблюдается прогрессирующее усыхание леса. Катастрофического размаха усыхание ельников во всей Европе приобрело с 2003 года.

На сегодня объемы усыхания, как производных, так и коренных ельников приобрели стихийные масштабы и продолжают расти дальше. Это достигло 36 тыс. га, и масса высыхающей на корню древесины составляет более 11 млн. куб. м. Их нужно менять, однако это сложно делать. В последние годы в развитие лесной науки почти не вкладывались средства, мы не имеем современного “лесного архива”, который бы показал, какие породы деревьев более приспособлены в том или ином регионе.

В Беларуси, например, есть семеноводческий центр, который оборудован по последним тенденциям, там можно изучить породы деревьев, заложить семена на хранение, разработать механизмы защиты от болезней и вредителей леса. В Украине есть хороший семенной центр во Львове, и еще несколько по стране. Однако их нужно совершенствовать и увеличивать.

Вы пока исполняете обязанности председателя Гослесагентства. Планируете ли оставаться на этой должности в качестве руководителя?

– Я свои полномочия выполняю полноценно. У меня есть видение дальнейшей работы, много планов по привлечению средств. В сентябре я принимала участие в конкурсе на замещение должности председателя, сейчас ожидаю распоряжения о назначении.

Что удалось/не удалось сделать за это время?

– Мы стали открытыми для общества, у нас есть новый общественный совет. Мы открыли результаты незаконных рубок – то, что всегда скрывалось, а показатели существенно занижались. Мы открыли доступ ко всем документам по лесозаготовке, лесорубным билетам. Наконец, внесли изменения в санитарные правила, к которым очень долго не доходили руки у бывших руководителей. Конечно, это заслуга не моя лично, а всех работников.

Я сама лично веду прием граждан, независимо от того, приемный этот день или нет. Мне приятно, что наша работа дает результат. Конечно, не все происходит так быстро, как хотелось бы, однако начало реформированиям положено, и это главное.

Как складываются ваши отношения с Минагропродом? Как часто встречаетесь с министром Тарасом Кутовым?

– Отношения нормальные. Министр занимается отраслью и переживает за нее, мы не за “бортом” интересов, часто общаемся в телефонном режиме и встречаемся по рабочим вопросам. С первым заместителем министра, который курирует наше направление, мы встречаемся фактически каждый день.

Автор: Ирина Глотова

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий