Тысячу! Резкое увеличение зарплаты – единственный путь детенизации экономики?

23.05.2017 – Освобождение экспорта от налогообложения и выведение олигархами прибыли в офшоры – фундамент украинской экономики. Ни одна земная сила не способна заставить власть решить этот вопрос.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

 В крупнейшем железорудном бассейне Украины распространяется волна забастовок.

 4 мая 2017 года отказались подниматься на поверхность горняки одной, а затем и всех четырех шахт корпорации ПАО «Криворогжелезрудком» – КЖРК.

 Аналогичные, но менее массовые акции состоялись на некоторых шахтах ПАО «Арселорметалл Кривой Рог». 10 мая на ПАО «Евраз Сухая Балка» на поверхность отказались подниматься по разным оценкам от 400 до 600 шахтеров. Крупнейшая акция происходила на горизонте 1 343 метра шахты «Юбилейная».

 11 мая массовые акции протеста с аналогичными требованиями начались на ПАО «Арселорметалл Кривой Рог». Там около 1,5 тыс. рабочих едва не захватили четыре этажа здания заводоуправления.

 Все эти предприятия входят в пятнадцать крупнейших налогоплательщиков в области.

 В организации и координации этих акций большую роль играет Независимый профсоюз горняков Украины НПГУ. Поддержало протест ОО «Социальное движение».

 Шахтеры требуют зарплату 1 тыс. долл. для работников ключевых профессий. Впервые это требование прозвучало во время единой организованной в 2017 году НПГУ первомайской демонстрации. 1 мая 2017 года в «95-м квартале», в центре Кривого Рога, шахтеры на некоторое время даже перекрыли движение транспорта.

 Руководство города и полиция мобилизовали несколько автобусов спецназовцев, но обошлось без столкновений. На национальное телевидение это мероприятие не попало, но все руководители и владельцы шахт требованиями горняков были хорошо осведомлены.

 На первый взгляд, требование такой высокой зарплаты в нашей нищей стране может показаться утопичным. Достичь такого уровня для большинства работников в Украине, по крайней мере, в течение ближайшего года вряд ли удастся. Однако ситуация с зарплатами в добывающей промышленности отличается от общей украинской зарплаты.

 Так, квалифицированный шахтер-проходчик зарабатывает 10-20 тыс. грн. или 350-700 долл. Следовательно, зарплата 1 тыс. долл. означает ее увеличение на 50-150%. Несмотря на недавнее двукратное увеличение минимальной зарплаты, это не выглядит фантастическим.

 Как известно, повышение минимальной зарплаты вдвое, несмотря на все предостережения либеральных экономистов, не привело к ощутимым негативным последствиям ни с точки зрения ускорения инфляции, ни с точки зрения снижения занятости.

 Наоборот – одновременно со значительным увеличением налоговых поступлений умеренно снижается безработица, растут капитальные инвестиции и, в общем, начинается экономический рост. По крайней мере, последний доклад МВФ относительно оптимистичный.

 Итак, политика увеличения минимальной зарплаты до адекватного уровня и усиление контроля над неформальной занятостью не просто оправдала себя в фискальном смысле, но и дала толчок к росту и детенизации экономики. Стоит добавить, что и к преодолению коррупции и привлечению иностранных инвестиций.

 Ведь выгодами от неформального найма рабочей силы могли эффективно пользоваться только местные коррумпированные чиновники и бизнесмены, а не иностранные инвесторы. Соответственно, европейский инвестор всегда оказывался в дискриминированном положении по сравнению с местным «теневиком».

 Таким образом, рост зарплат оказался, чуть ли не сплошным благом для всех, кроме коррумпированных чиновников и криминализированных бизнесменов.

 Большая часть критики повышения зарплат связана с тем, что некоторые работодатели пытаются нарушать закон и оформлять вроде бы «на полставки» тех, кто работает полный день, а также с тем, что бюджетные учреждения часто не имеют денег для повышения зарплаты, ведь им не увеличили фонды оплаты труда.

 Часто критикуют и то, что повышение минимальной зарплаты было «связано» с прожиточным минимумом. Соответственно, это не повлияло на повышение пенсий.

 Удвоение минимальной зарплаты не привело и к существенному повышению оплаты труда в среднем и высоком сегментах зарплат. Уменьшилось лишь расслоение среди наемных работников, которое некоторые критикуют как «уравниловку».

 Однако эта критика касается не столько повышения минимальной зарплаты, сколько того, что можно сделать еще лучше. В целом же это был настолько удачный шаг, что с подачи Андрея Блинова, автор берет на себя смелость утверждать: повторное повышение минимальной зарплаты вдвое тоже может производить положительный эффект.

 Правительство следует критиковать только за то, что, сосредоточившись на детенизации занятости и повышении минимальной зарплаты, оно пытается отвлечь внимание от самой большой проблемы украинской экономики: уклонения крупного бизнеса от налогообложения и вывода доходов экспортных отраслей страны.

 Масштабы этого явления соизмеримые с размером государственного бюджета Украины и могут превышать годовой бюджет Пенсионного фонда.

 По крайней мере, данные Центра социальных и трудовых исследований свидетельствуют, что объем прибыли экспортеров, который выводится из-под налогообложения в Украине только в пяти самых популярных оффшорных юрисдикциях, превышает 5 млрд. долл. в год, что соответствует более чем 1 млрд. долл. недоплаченного налога на прибыль ежегодно.

 Эти цифры являются оценками снизу, которые включают подсчеты только по выбранным отраслям и выбранным юрисдикциям. Соответственно, реальные суммы уклонения от налогообложения и вывода прибыли могут быть вдвое выше.

 Даже не возвращение капиталов из офшоров, а лишь прекращение почти полного освобождения от налогообложения доходов экспортеров принесло бы государству ресурсы, которых бы хватило для отказа от кредитов МВФ. Это позволит иначе посмотреть на неизбежность и целесообразность сокращений социальных и инфраструктурных расходов.

 Однако, похоже, ни одна земная сила не способна заставить власть решить этот вопрос.

 Даже МВФ, обеспокоенный способностью крайне обнищавшего украинского населения платить достаточно налогов для погашения государственных кредитов, начал намекать правительству на целесообразность «расширения базы налогообложения» при экспорте.

 Однако оказалось, что это именно та грань, которую не дозволено переходить даже «кредитору последней надежды». Сразу несколько депутатских фракций четко заявили: если МВФ будет настаивать, Украина будет вынуждена отказаться от сотрудничества с фондом и в случае необходимости объявить односторонний дефолт.

 Освобождение экспортного бизнеса от налогообложения и обеспечение им возможности беспрепятственно выводить полученные в Украине доходы в оффшор – фундамент современной украинской экономико-политической системы, основы всей системы олигархических монополий и коррупционных сетей, которые душат страну.

 Проблема «офшоризации» украинской экономики и трансфертного ценообразования – ТЦ, благодаря чему выводятся миллиардные прибыли, обсуждается давно.

 Первые попытки урегулировать данный вопрос были до 2010 года, когда в законодательстве появилось понятие «обычные цены». Однако путь от формулировки институциональных принципов до реального применения оказался очень длинным.

 Все, наверное, помнят, что закон о трансфертном ценообразовании, который должен был предотвратить фиктивное занижение цен при экспорте связанными посредниками, с большим скрипом приняли еще при Януковиче в июле 2013 года.

 Закон должен был вступить в силу с сентября 2013 года, но его введение было отложено до 2014 года. Во время Евромайдана властям было не до трансфертного ценообразования. Впоследствии в связи с «критической ситуацией» в стране Верховная Рада фактически отложила вступление закона в силу еще на год.

 Почему из-за критической ситуации надо было создавать условия для беспрепятственного выведения капиталов из Украины? Этот вопрос, несмотря на состав тогдашней, да и нынешней Верховной Рады, конечно, риторический. 13 мая 2014 года Александр Турчинов подписал изменения в закон о трансфертном ценообразовании, которые значительно ослабляли ответственность, особенно для крупных экспортеров.

 В 2015 году, когда закон о трансфертном ценообразовании начал действовать, он был изменен поправками настолько, что стал лишь символически-ритуальным документом. Объем контролируемых операций значительно увеличился, штрафы уменьшились, изменились методики расчета цен, расширились диапазоны.

 Если экспортер фиктивно на бумаге разделяет поставку на меньшие партии, то налоговая инспекция по закону не сможет даже проверить такие операции. На всякий случай был введен еще и мораторий на любые проверки.

 Если же кто-то забудет разделить поставку или докажет, что она была фиктивно разделена, то размер штрафов такой смешной, что доходы от использования оффшорной схемы всегда будут превышать его во много раз.

 В случае с КЖРК согласно старому закону штраф за трансфертное ценообразование в 2016 году могло бы составлять 200-400 млн. грн. или 5% от объема продаж по рыночной цене. Согласно новым правилам штраф не может превышать 320 тыс. грн. или 200 минимальных зарплат, то есть в 1 тыс. раз меньше. Однако и этот смешной штраф не применяется.

 Нельзя говорить, что что-то изменилось к худшему, ведь старый закон о трансфертном ценообразовании в 2013 году никогда не применялся.

 Проблема в том, что, несмотря на революционные события в этом ключевом вопросе ничего не меняется. В базовых сферах, ГМК и АПК, незначительное снижение объемов вывода капитала наблюдалось только в 2014 году, во время самой активной фазы войны.

 Миллиарды долларов ежегодно как выводились из Украины, так и выводятся, избегая налогообложения. Ничего не меняется, кроме зарплат, которые в 2014-2015 годах упали вдвое и не превышают в долларовом эквиваленте половины уровня 2013 года.

 Следовательно, зарплаты падают, доходы олигархов растут, объемы выведения прибылей в оффшоры, несмотря на все законы, увеличиваются.

 Отпускная цена руды на КЖРК, которая фигурирует в отчетности за 2016 год, вдвое ниже рыночной, и это типичное явление. Итак, рисуя на бумаге 4,5 млрд. грн. выручки за 2016 год, владельцы КЖРК на самом деле вывели это в оффшорную прокладку в 2016 году, и еще, по крайней мере, столько же собираются вывести, аналогичную сумму, в 2017 году.

 Законодательство о трансфертном ценообразовании не действует, и нет никаких перспектив, что оно будет применено. Государственная система будет всячески тормозить меры по контролю над ТЦ. Это обескровливает и уничтожает украинскую экономику. Однако в системе олигархической политики нечего надеяться, что посаженные в парламенте олигархические партии начнут с какого-то чуда голосовать вопреки интересам их спонсоров.

 Следовательно, требование о повышении зарплаты до 1 тыс. долл. для работников КЖРК, благодаря которым создается добавленная стоимость в объеме 5 млрд. грн. в год, – вполне умеренная. И не только потому, что зарплата шахтеров и металлургов в ЕС значительно выше 1 тыс. долл. Увеличение зарплаты до 1 тыс. долл. равноценно тому, что владельцам КЖРК пришлось бы выводить в офшор всего на треть меньше.

 Такое повышение было бы полезным для всех, кроме горстки коррумпированных олигархов. Каждая 1 тыс. долл. зарплаты – это спасенные от вывода в офшор деньги, налоги, расширение внутреннего спроса и увеличение инвестиций внутри страны.

 Автор: Захар Попович, кандидат экономических наук, Центр социальных и трудовых исследований.

 Источник: Экономическая правда

 Перевод: BusinessForecast.by

 При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий