Вера Савченко: Ляшко открыто говорил «я сожгу эту трибуну», но его почему-то не закрывают, как Надю

11.06.2018 – Пока Надежда Савченко находится в СИЗО, ее главным защитником остается сестра Вера. Она – и помощник, и публичный адвокат, и организатор акций поддержки, и просто близкий человек.

Разговор «Главкома» с Верой была очень непростой. Сестра Надежды болезненно, даже агрессивно, реагирует на любые острые вопросы, особенно относительно сотрудничества с Владимиром Рубаном. В ходе беседы Вера несколько раз жаловалась на журналистов, которые подхватывают «вбросы», искажают информацию и смещают акценты.

На просьбу прокомментировать фото, на котором Надежда Савченко с Рубаном жгут бумаги в столичном парке, Вера вообще пожелала остановить интервью, считая это провокацией. Перед публикацией сестра Надежды попросила выверить текст, и ни от одного слова не отказалась.

Следует отметить, что из эфира в эфир (и общение с «Главкомом» не стало исключением) Вера повторяет тезис «Не судите по словам – судите по делам!». Она непременно напоминает о том, что слова о подрыве парламента, которые можно услышать на «пленках Луценко» из уст Надежды, не причина заводить дело, ведь много людей в Украине сейчас говорят: «Я бы Верховную Раду сжег», «Да я бы их расстрелял».

В интервью «Главкому» Вера Савченко рассказала о состоянии здоровья сестры, об угрозах, которые они получают, о неудавшемся покушении на свою жизнь, а также про дальнейшую политическую карьеру сестры. Как известно, Надежда третий месяц находится в СИЗО.

Правда, голодовку она снова прервала: для того, чтобы повторно пройти полиграф. По словам Веры, результатов предварительной экспертизы ни она, ни Надежда так и не увидели. Поэтому нардеп решила второй раз пройти «детектор лжи», чтобы доказать свою правоту.

«У них не складывается картинка, нечего подшивать к делу»

Как сейчас самочувствие Надежды?

Нормально. Плохо, когда мертв, когда жив — еще все нормально. Я не буду жаловаться на состояние ее здоровья. Голодовку она уже проходила в России. Надежда просила не акцентировать внимание на этом, это ее выбор. Если бы ей нужно было привлекать к этому внимание, она бы вела себя как остальные политиканы: падала бы в инвалидное кресло, плакалась… Военные так не делают.

Были проблемы с зубами – сделали операцию на деснах. Кроме того перед полиграфом Надежда была вынуждена прервать голодание. Все это немного сбило ход голодания.

Надежда сейчас принимает какие-то медикаменты?

Витамины и кальций.

Она уже проходила полиграф. Почему решила пройти второй раз?

Тогда полиграфологи нам обещали результаты через два дня после процедуры, однако выводов экспертов до сих пор нет. На все вопросы о том, хотела ли Надежда захватить власть, ответ «нет» — и прибор показывает, что это правда. У них не складывается картинка, нечего подшивать к делу.

По какой причине до сих пор не предоставлены результаты? Что вам официально отвечают?

Я регулярно обращалась к следователю с этим вопросом, его ответ: «Мне тоже не дали». Когда начала сильно переживать и добиваться, мне сказали: «Вы не являетесь участником процесса, мы не должны давать вам результат». Кроме того, практика показывает, что наш лже-прокурор (генпрокурор Юрий Луценко) всегда хвастается результатами, когда они в его пользу. А тут молчит.

На одном из последних судебных заседаний Надежда жаловалась, что к ней как депутату продолжают поступать обращения граждан, а она не может работать ни с одним из своих 15-ти помощников, поскольку все они в статусе свидетелей. Вы – также помощник. Не боитесь, что из свидетеля превратитесь в соучастника?

Все документы на подпись передаются Надежде через адвокатов, помощники не могут к ней попасть. По закону, у народного депутата может быть 31 помощник, из них пять по контракту, остальные – на общественных началах. Мы сейчас собираемся взять шестнадцатого помощника и посмотреть, пустят ли его к Надежде?

Вот у меня на руках сейчас есть обращение к Василию Грицаку (глава СБУ) и Арсену Авакову (министр внутренних дел) относительно большого политикана Олега Ляшко, который прямо на заседании Рады открыто, говорил «я сожгу эту трибуну». Это, то же самое, что говорила Надежда.

Почему против него не возбуждено уголовное производство? Это называется «провокация», и в Уголовном кодексе есть соответствующая статья. Но друзьям все, а врагам – закон.

Я являюсь соучастником жизни Надежды. Мы – родственники, живем в одной квартире, поэтому если они захотят пришить соучастие, то это действительно возможно. Я не боюсь, переживу их «выходки» по указанию Петра Алексеевича.

Зачем Порошенко, как вы утверждаете, отдавать такие указания?

Он убирает всех конкурентов. Я в этом году окончила Академию государственного управления при президенте Украины, моя магистерская касалась специальных информационных операций. Я проанализировала то, что происходит в медиапространстве: да, власть прибегает к информационным спецоперациям, и это логично.

Даже по Макиавелли властям нужно просчитывать все риски и угрозы короне, как у нас говорят, булаве. Власть думала, что сама искусственно сделала героем Савченко, а оказалось, что это произошло естественно.

Надежда не продалась, не купилась, поэтому им надо было просчитать, как ее уничтожать. Тут и начался шквал лживых информационных выбросов, искажений фраз. Это подхватывали даже умеренные журналисты. Финал таких спецопераций – посадка.

Логично на протяжении полтора года уничтожать авторитет, чтобы потом за человека никто не вступился, а впоследствии – посадить, убить… Никому уже дела к ее судьбе не будет. Также не случайно звучит слово «терроризм», поскольку на Западе к такому обвинению крайне негативно относятся. Для «внутреннего потребителя» избран другой термин – «агент Кремля».

В конце марта 2018 года Верховная Рада лишила Надежду Савченко неприкосновенности. Ее обвиняют по ряду статей: насильственное свержение конституционного строя или захват государственной власти; подготовка преступления, поиск средств и сообщников; групповое преступление; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля; террористический акт; вербовка людей и поиск оружия для террористического акта; незаконное обращение с оружием, боеприпасами и взрывчаткой.

Некоторые из этих статей предусматривают наказание до 15 лет лишения свободы.

Поэтому команда Порошенко пошагово все запланировала, просчитала все риски от общественного деятеля (политика, потому что политики пекутся только о собственных бонусах) в масштабах Надежды.

Как Надежда и вы восприняли информацию о том, что Рубан внесен боевиками в списки на обмен?

Я сразу позвонила журналистам «Украинской правды», которые обнародовали эту информацию, и спросила, откуда им об этом известно. Они сослались на Василия Грицака – он об этом говорил на брифинге.

Но откуда об этом знает Грицак? Ему позвонил Захарченко или Плотницкий и сказал: «Вася, дай Вову»? Или позвонили Медведчук и Геращенко, которые в минской переговорной группе? Я позвонила жене Владимира Руслане, она сказала, что сама узнала из СМИ. Поэтому есть вариант, что это умышленное нагнетание: Рубан – «их», а Савченко «при нем».

Из собственных источников «Главком» несколько месяцев назад получил фото Надежды и Рубана, на котором они на набережной жгут какие-то бумаги. Фото было сделано весной прошлого года. Возможно, вам известно, что именно они уничтожали в тот момент?

Надя с Владимиром общались только по вопросам пленных: списки, передачи. Вспомните тот шум, который наделал в украинском информационном поле «список Савченко». Тогда началась верификация, наконец, таинственность была снята. К тому освобождением пленных могли заниматься только СБУ и какие-то «минские люди». И какое они имеют право? Это все должно проходить открыто!

В январе прошлого года Надежда Савченко у себя на странице в Facebook опубликовала списки пленных украинцев, которых удерживают на неподконтрольных территориях. Как отмечала Савченко, данные подтверждены «стороной, что удерживает».

Тогда Надежде набросали нарушение законодательства о защите персональных данных, которыми являются фамилия, имя, отчество и дата рождения.

По фото. Я вижу, что Надежда с Рубаном находятся в публичном месте, они нигде не прячутся, рядом ходят люди. Владимир не раз встречался с Надеждой исключительно в отношении пленных: кого кто видел, кто что передал. Мне вообще этого не хочется комментировать. Какое это имеет значение? Я тоже могу сейчас что-то сжечь – вот, например, мне Надежда передала рукописные материалы. Это что, будет доказательством чего-то?

С Рубаном вы сейчас общаетесь?

Нет, моя коммуникация с ним сейчас невозможна. Разве что я прихожу на суды и поддерживаю его.

Но вся эта история началась задолго до того, как они что-то придумали с Рубаном. Эти ублюдки следили за ней, провоцировали на какие-то фразы, даже отдельные слова, которые записывали. Едва не каждый украинец может сказать «да я бы этого П… повесил», «да я бы их расстрелял», «я бы Верховную Раду сжег» и прочее.

Из этого всего они сейчас клепают дело, только вот беда: есть только Савченко и Рубан, а вот армии террористов нет. Кто же должен был «положить» четыре здания? Мне жаль сотрудников этих ручных спецслужб, которые ложатся под власть.

Не было у нас нормальных спецслужб во времена свободной Украины: всегда часть работает на Россию, часть – на президента. После Революции Достоинства пытались что-то изменить, появились там достойные люди, но сейчас снова чистки, их потихоньку убирают.

Я очень хочу, чтобы в ситуации разобрались западные политики, чтобы они увидели: это были провокации, спецоперации с логическим завершением.

После того, как генпрокурор подписал представление в Раду о снятии неприкосновенности с Надежды, она во время брифингов рассказывала, что спецслужбы ввели в ее окружение лиц, одно из которых она назвала «объект А». По ее словам, этот «объект» должен был провоцировать ее на жесткие высказывания, которые можно было бы расценивать как угрозы, фиксировать все ее слова. У Надежды был помощник Олег Мезенцев. И СМИ озвучивали версию, что он и есть «объект А». Это так?

По словам Савченко, украинские спецслужбы ввели в круг ее общения несколько людей, чьи действия якобы были направлены на провоцирование ее на неоднозначные действия и высказывания, фиксацию их на видео, и аудиоаппаратуру, а после этого использовать эти записи как доказательства в деле против нардепа. Этих людей Надежда не называла, ограничиваясь общим названием «объект А».

Для того чтобы «притянуть за уши» дело по обвинению в терроризме, власть начала искать «террористов». Начали, конечно, с ее помощников, среди них Мезенцев. Воевал на Саур-могиле с Гордейчуком (Игорь Гордейчук — Герой Украины, который защищал Саур-могилу, боец АТО с позывным «Сумрак») – класс, подходит. Некоторым помощникам, например, звонят с предложениями улучшить финансовое состояние за счет торговли оружием. Вот так грубо и по-тупому работает СБУ.

Как минимум, к двум помощникам были такие звоночки с предложениями поработать, они вербуют людей в «дело». Мезенцев идеально им подходил, но Олег за неделю до того предупредил Надю, что поедет на работу в Польшу по контракту. Пресса подхватила эту историю и подала как предательство.

Мезенцев никуда не прячется, просто работает и зарабатывает средства, как абсолютно нормальный человек, которые уезжают, к сожалению, из страны.

Недавно у себя на странице в Facebook вы сообщили, что шины вашей машины порезали. Сказали, что собираетесь писать заявление в полицию. Кого-то наказали?

Я действительно тогда вызвала полицию, написала заявление. Квалифицировали как «хулиганство». Я знаю, кто это сделал, знаю, почему. Я не имею права их называть. Понимаете, это борьба Надежды, я делаю все, как просит она. Я с рождения жила в этом доме, мы все друг друга знаем.

Кстати, потом это существо (лицо, которое подозревает Вера), общаясь с одним из Надиных помощниц, сказало: «Это не мы резали шины. Ты что, у нас уровень выше». Штирлиц еще никогда не был так близко к провалу.

Полиция не говорила с соседями. Более того, у нас на одном из подъездов висит камера, так правоохранители даже не поинтересовались записью.

Вы также говорили, что находили в машине закладки под взрывчатку. Это правда?

Да. Когда это все с Надеждой произошло (лишение неприкосновенности и арест), я отдавала машину на техосмотр, проверить наличие «прослушки» и всего такого. В машине нашли закладку, которая была заведена на тахометр, чтобы сработать на большой скорости. Заглушка была на «ручнике», то есть нужно было лишь снять рычаг, заложить туда взрывчатое вещество и поставить обратно. Все провода уже были подключены.

Но ведь это — покушение. Вы обращались в полицию?

Нет. Понимаете, даже если бы я предоставила видеодоказательство, снятое этими техническими специалистами, расследование бы не произошло.

На том авто мы с Надеждой ездили в АТО и порой давали транспортное средство некоторым «тварям», которые были водителями там. Нам тогда некоторые люди намекнули, когда и где была сделана эта закладка.

Вы получали какие-то предупреждения или угрозы?

Было два телефонных звонка перед самой ее посадкой, говорилось: либо быть лояльной к власти, или физическое уничтожение.

Именно так это звучало?

Да, это было ночью перед распятием в Верховной Раде. И раньше тоже поступали.

К слову, все это происходило очень символично, перед Пасхой: трижды отреклись от нее Иуды, вот там их 268 штук. До обеда трижды отреклись, проголосовав, а потом закрыв.

Сейчас вы получаете какие-то угрозы или предложения?

У меня нет времени читать мессенджеры, но помощники Надежды говорят, что получают.

«Надежда сделала рейтинг News One. А сейчас канал переориентировался на Юлию Тимошенко»

Консультировались ли вы с зарубежными юристами по «делу Савченко»? Какие они дают прогнозы?

Разве что с Ильей Новиковым (адвокат, защищавший Надежду в суде РФ), который, если хотите, зарубежный. С другими — нет. Сейчас есть куча адвокатов с Barristers (компания, одним из учредителей которой является российский адвокат Новиков), их юристы сейчас представляют Надю. Возможно, они и общались с кем-то из коллег, но я не интересовалась этим. У них есть стратегия, они согласовывают все с Надеждой.

Сейчас Надежду защищает Юлия Ткач, Александр Шадрин и Константин Глоба?

Ткач уже не защищает. По закону, если человек не имеет защитника, государство его должно назначить. Если появляется адвокат по контракту, то государственный защитник отзывается. Надя симпатизировала Юлии и была ею довольна, но Ткач просто не имеет права продолжать защиту. Она должна покинуть дело. Юлия сделала апелляционную жалобу, отстояла ее в апелляционном суде — и все.

Сейчас Надежду защищают Александр Шадрин, Константин Глоба и Андрей Фомин.

Кто оплачивает их услуги?

Да, это платно, потому что таковы условия их стандартного договора они не имеют права работать бесплатно. Но плата может быть символической.

На одном из судебных заседаний Надежда сказала, что между ее предыдущими защитниками и вами возник конфликт, и из-за этого она от них категорически отказывается. Считает, что нельзя «выносить из избы сор».

Нет, ее пугает не это. Ее возмутило желание их настроить нас друг против друга.

В чем именно была проблема?

Они не рассчитывали на нашу степень доверия, взаимоуважения и любви. Хочу похоронить эту тему.

Предыдущими клиентами Шадрина были одиозная Неля Штепа и Топаз. Имели ли эти факты для вас значение в выборе защитника?

Этого человека нам посоветовал Илья Новиков. Я абсолютно не интересовалась, кто его клиенты, поскольку работа адвоката вне политики. К примеру, я по первому образованию архитектор, и заказ на какое-то здание не должно иметь отношения к политике. Адвокат защищает всех. Для меня эта информация стала неприятной неожиданностью, потому что лично я не поддерживаю Нелю Штепу. Но мне нравится, как работает Александр Шадрин.

Как ваша мать относится к новым защитникам Надежды?

Маме 80 лет. Вы знаете, я ее никогда не видела такой. Ей очень тяжело, она переживает. Я корю себя за то, что иногда жестока к ней: отталкиваю, мол, нет времени. А старушка человек потихоньку превращается в ребенка, и иногда она не понимает, что происходит. Мама — это святой человек, и я хочу ее максимально защитить.

Собираетесь ли вы обращаться в Европейский суд до того, как украинский суд вынесет окончательное решение?

Обязательно. Изменение в 2014 году пятой части 176-й статьи Уголовно-процессуального кодекса – о том, что человек должен сидеть по этой статье — не коррелируется с европейскими нормами прав человека. И Европу это возмущает.

Надежда сейчас получает депутатскую зарплату?

Зарплату Надежда не получает. По закону, она не ходит в сессионный зал, не расписывается и, соответственно, не получает зарплату. Она обращалась к дорогим нашим руководителей с заявлениями о том, что это – коллапс законодательной системы Украины. Они не раз ломали закон Украины через колено для Луценко (ради назначения Луценко депутаты отменили требование иметь юридическое образование для генпрокурора) или еще кого-то.

Для Надежды они закон игнорируют. Депутаты обязаны выполнять свои депутатские обязанности, ходить в сессионный зал хоть в наручниках. У депутата нет функции отзыва, это избирательная должность. Сейчас она передает через адвокатов наши проработанные обращения от людей, которые, кстати, продолжают поступать.

На каких условиях Надежда работала на NewsOne? Получала ли она там жалованье?

Нет, по закону нардеп не имеет права занимать другие должности. Надежда сделала рейтинг этому каналу. Я общалась с директором канала, он был доволен. Сейчас нет Надежды и, к сожалению, этот канал нас не приглашает, чтобы подогревать интерес к Надежде, информировать о событиях вокруг нее. Сейчас они переориентировались на Юлию Тимошенко.

«Бабах!» снимали наши друзья абсолютно бесплатно»

Депутаты из «Батькивщины», с которыми Надежда долгое время работала в Раде, как-то поддерживают ее сейчас?

Призываю всех, кто будет читать это интервью, прекратите быть наивными. Все политики заняты только своими бонусами. Если им что-то вредит, они тихонечко самоустраняются от этого дела. Поэтому сейчас фишка «Батькивщины» «free Сенцов». Белым по красному написано «free Сенцов».

«Надежда – государственный деятель. И она сделала много. Просто телеканалы это не пиарят»

Год назад Надежда говорила «Главкому», что собирает деньги на то, чтобы баллотироваться в президенты. Только для того, чтобы зарегистрироваться, необходимо 2,5 млн. грн. Вы в телеэфирах говорили, что собираетесь подаваться на гранты. Как продвигается сбор средств?

Относительно финансирования – все в процессе. Мы сейчас запустили сайт «Надежда есть», там есть счетчик учета. Люди присылают СМС на номер, таким образом, мы считаем настоящие рейтинги.

Если до выборов президента вы накопите нужную сумму, рассматриваете ли вариант, что баллотироваться может не Надежда, а вы?

Нет, не рассматриваю. Надежда – государственный деятель. И она за свое коротенькое время жизни на свободе в Украине сделала много. Просто наши телеканалы это не пиарят и не освещают.

Всех, кто пытается влепить мне идею в голову, чтобы я собиралась идти в президенты, я рассматриваю как наших врагов. Мне как-то сказали, мол, «тебя очень хорошо научили твои кураторы, это же ты ее засадила, тебе выгодно, что она сидит, чтобы она не вышла…». Забывайте про эту тему, она искусственно раздута.

Вас консультируют политтехнологи?

Мы смеемся, глядя на то, как пресса расписывает, что вроде у Надежды появился новый имиджмейкер, политтехнолог, то еще что-то… Иногда, когда у меня есть время, я сижу, смотрю телевизор и слушаю, как Тягнибок, то Тимошенко, то Ляшко, то еще кто-то растягивает нас на цитаты.

«Судьи должны быть выборными», «должен быть механизм отзыва с выборных должностей», «глава муниципальной полиции должен быть выборной должностью», «должен быть механизм отзыва депутатов из Верховной Рады», «должно быть прописано в законе об импичменте президента». Это все наша смена политической системы.

Чуть раньше они очень любили говорить о перезагрузке политической системы. И сколько угодно перезагружай компьютер, но если в Windows есть вирус, то его надо убрать и переустановить. Вот это изменение политической системы. Поэтому мы сами – политтехнологи для них.

Когда происходило снятие неприкосновенности с Надежды, разорвал соцсети ролик «Бабах!». Политтехнологи говорят в один голос, что это очень качественная и дорогая работа. Кто снимал, сколько это стоило?

Мы сейчас не та партия, которая разбрасывается деньгами. Поэтому все сделано абсолютно бесплатно, как и два ролика, снятые перед тем, на которые не очень обратили внимание.

В первом из них речь шла о концепции изменения политической системы. Сразу после того, как вышел этот ролик, различные боты осуществили «вброс» о том, кто толстый, кто худой – им надо было отвлечь внимание от изменения политической системы и акцентировать на фигурах, прическах и так далее.

Второй ролик – тот, в котором Надежда переодевается из вышиванки в военную форму и говорит, что ей уже сейчас нужна поддержка людей для начала внедрения изменений — был снят ранее, но запущен после того, как Надю арестовали.

Третий ролик, который наделал столько шума, — вот этот «Бабах!». Там есть два варианта концовки: один — «А они нас боятся», другой — немножко нецензурный.

Все три видео снимали наши друзья бесплатно. Мы платили определенные деньги за первые два — около 3 тыс. грн. за аренду студии. У друзей перегорела какая-то лампа, которая стоит около 1,5 тыс. грн. Ролик, который крутили по NewsOne, стоил 14 тыс. грн. Его прокрутили несколько недель, дважды в день. Эти деньги заплатила заместитель председателя партии. Те, кто снимал, попросили не называть их, потому что работают с оппонентами Надежды.

И напоследок. Чем закончилась эпопея с выделением земли для Надежды. Киевская власть дала участок, но ваша семья отказывалась, потому что земля якобы была болотистой. Значит, у вас теперь есть своя земля?

Для меня сама эта история неприятна, потому что инициатива была от мамы, и я не успела за этим уследить. Все мамы атошников подавались на землю. По закону, каждый киевлянин имеет право на землю в Киеве. Мы с Надеждой отказались от этого.

Эта земля, к сожалению, все равно грязью легла на биографию Надежды. У нас нет той земли, нет ни одного документа, который бы удостоверял, что нам ее предоставили. Но есть осадок: для народа эту историю раздули, людям бросили это в уши.

СМИ сообщали, что матери Надежды Савченко в июле 2016 года выделили 9 соток земли на окраине Киева. Однако выделенный земельный участок – заброшенный, совсем рядом – болото.

Всякие женщины Луценко ездят на «Лексусах», имеют по 10 квартир, я уже молчу про нашего министра юстиции. Их это не касается, а касается только Савченко. Мы как были с одной квартирой на троих, так и остаемся. У семьи есть все, что я задекларировала: мой автомобиль, средства от продажи книг, средства от продажи домика в селе на Житомирщине. Он принадлежал маминой сестре, которая умерла.

Автор: Наталья Сокирчук

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Оставить комментарий