Вице-премьер Геннадий Зубко: Жесткое задание – чтобы на конец 2018 г. не оставалось ни одного района без ОТГ

01.05.2018 – Децентрализация в Украине – это «пятое колесо к телеге» или реальная действенная реформа в арсенале правительства? Мнения разнятся. С одной стороны, только слепой не видит – значительные финансы на места все-таки передали и общины чувствуют себя уверенно.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

С другой стороны – земля и до сих пор «мираж — обетованный» для ОТГ. За это нужно указать парламенту, который провалил три земельные законопроекты. 1 апреля исполнилось 4 года с момента запуска этой реформы.

Де-юре, главным по децентрализации в КМУ является глава правительства. Впрочем, львиную долю практической работы осуществляет отраслевой вице-премьер, который и выполняет всю текущую работу, ведет переговоры с европейцами, готовит законопроекты.

Какие имеются достижения децентрализации за эти 4 года, о провалах и планах в дальнейшей жизни. Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью AgroPolit.com рассказал вице-премьер, министр регионального развития, строительства и ЖКХ Геннадий Зубко.

Читайте также: Вице-премьер Геннадий Зубко: Зарплата в размере 16 тысяч гривен даст возможность удержать людей в Украине

1 апреля 2018 года прошло 4 года с момента старта децентрализации. Эксперты говорят, что она «забуксовала», а что скажете Вы, где мы находимся?

Всегда нужно смотреть на то, как децентрализация проводилась в других странах, каким был путь и сроки ее внедрения. Швеция потратила на это 20 лет, Польша – 12 лет, Украина движется 4 года с момента принятия Концепции реформирования местного самоуправления.

Теперь по поводу оценок. Для нас важны «маркеры» от наших европейских коллег (Совета Европы, Конгресса местных и региональных властей, ОЭСР).

Они оценивают реформу очень успешно, ведь, кроме объединения общин, они видят нашу работу в секторной децентрализации, как меняются сервисы, как увеличиваются полномочия ОТГ, как растут финансовые поступления, как местное самоуправление приходит к среднесрочному планированию, потому имеют абсолютную налоговую базу и тому подобное.

Меняется система менеджмента в ОТГ. В объединенных общинах такие же полномочия, как у местной власти Киева.

Они имеют главу, исполком, совет, прямые бюджетные отношения с центральным бюджетом (не только по собственным поступлениям, государственным субвенциям, а еще и по делегированным полномочиям, как медицинская и образовательная субвенции). Раньше только города областного значения имели такие команды менеджеров, а теперь ОТГ имеют аналогичные. Благодаря децентрализации, в частности, сейчас ментально меняется система менеджмента в Украине.

В течение 2015 года в Украине создано 159 объединенных территориальных общин, в 2016 – 207 ОТГ, в 2017 – 299. В течение трех лет мы наблюдаем ежегодный прирост +30%.

С начала 2018 года Центральной избирательной комиссией на 29 апреля 2018 года первые выборы назначены в 40 ОТГ, 21 ОТГ ждут назначения первых выборов ЦИК, на разных стадиях образования находится около 50 ОТГ. Поэтому процесс объединения в общины продолжается успешно.

Что этому способствовало? Первое – передача финансов на места. Именно финансовая децентрализация дала такой четкий сигнал, что заявленная реформа – не просто разговор.

В 2014 году доходы местных бюджетов составили 68 млрд. грн. 2015 год закончили на уровне 100 млрд. грн., 2016-й – 146 млрд. грн. и 2017-й – 192 млрд. грн. Это собственные доходы – без межгосударственных трансфертов, которые касаются медицинской, образовательной субвенции и иных полномочий, которые передаются сегодня именно на места.

Если добавим их в бюджетные 192 млрд. грн., то увидим, что 50% госбюджета Украины – в распоряжении органов местного самоуправления межбюджетные трансферты, а остальные 50% – это расходы казны на национальную безопасность, социальную и другие статьи.

Значит, вместе с полномочиями от министерств местным ОТГ передаются финансы во исполнение функций, чтобы услуги или сервисы предоставлялись лучше.

Параллельно мы следим за тем, чтобы органы местного самоуправления чувствовали ответственность за качественное предоставление этих услуг. Поэтому для нас очень важно, сколько в реальном выражении составляют эти 192 млрд. грн.: количество инфраструктурных проектов, школ, новой дорожной инфраструктуры, спортивных и медицинских учреждений, прежде всего в части первичной медицины.

Именно так мы оцениваем эффективность реформы. Я готов общаться с любым экспертом, который говорит, что реформа «пробуксовывает», чтобы показать, какие именно достижения есть сегодня в общинах.

Значит, децентрализация «is going on»?

Именно так. По моему мнению, это самый успешный проект за всю историю страны, в частности, антикоррупционный. Сейчас много оценивается, какие антикоррупционные шаги сделало государство. Созданы следующие органы: НАПК, НАБУ, Антикоррупционная прокуратура, готовится к действию Антикоррупционный суд.

Есть и другие инструменты, которые системно делают невозможными коррупционные риски, например, система ProZorro экономит средства, как местного, так и государственного бюджетов на публичных закупках.

Децентрализация передала 50% средств государственного бюджета на местный уровень, что, в свою очередь, сделало невозможным влияние коррупции центрального уровня на половину госбюджета. Могут сказать, что коррупция спустилась вниз. Ведь коррупция идет туда, где есть бюджетные средства.

И с другой стороны, лучший предохранитель в этом случае – контроль самой общины за использованием средств через избрание власти, которая публично показывает, куда расходуются эти средства (на строительство детсадов, дорог, на инфраструктуру, ремонт жилищного фонда, модернизацию социальных объектов и тому подобное).

Ведь вместе с этим контролем наступает непосредственная ответственность органов местного самоуправления.

Процесс присоединение пошел, органы местного самоуправления приняли решение о присоединении 56 сельских и поселковых советов к 30 имеющимся ОТГ.

Изменилась ли ситуация с присоединением слабых к уже имеющимся общинам после того, как был принят закон № 4742 о «масляном пятне» (в 2017 году парламент принял изменения в закон «О добровольном объединении территориальных общин»)?

Это очень важный вопрос. Ведь, во-первых, добровольность объединения позволяет восстановить исторические границы той или иной общины. Во-вторых, мы даем возможность более слабым общинам, которые не могут сами решить вопрос относительно присоединения или объединения, присоединиться к уже созданным.

Вопрос объединений общин из других районов также важный, потому что они происходят за счет восстановления исторической памяти, поскольку ранее (в советские подходы) большая община делилась именно на районы.

Уже 17 общин объединились благодаря этому закону. Процесс присоединение пошел, органы местного самоуправления приняли решение о присоединении 56 сельских и поселковых советов к 30 имеющимся ОТГ.

Если посмотреть на карту Украины, то 130 районов (всего – 490) еще не имеют никаких ОТГ. Хочется, чтобы в 2018 году не осталось районов без общин.

Парламент принял законопроект №6466 о привлечении городов областного значения к децентрализации. Что это означает?

Самое главное – процесс децентрализации стартует теперь в городах областного значения. 40 городов областного значения ждали этот закон, чтобы присоединить к себе близлежащие общины. Что это даст?

Во-первых, его принятие увеличит долю привлечения граждан к процессу децентрализации. Ведь в сельской местности проживает 35% всех украинцев, а 65% – городское население. Иначе говоря, жители городов исключены из этого процесса. Этот закон очень серьезно усилит показатель привлечения горожан в децентрализацию.

Если посмотреть на карту Украины, то 130 районов (всего – 490) еще не имеют никакой ОТГ. Хочется, чтобы в 2018 году не осталось районов без общин.

Во-вторых, улучшится количественный показатель децентрализации, поскольку самое главное, объединение нужно для людей, а не для территорий. Поэтому давайте ориентироваться на способность общин, количество людей, проживающих в общинах, количество территории, которую покрывают общины.

В-третьих, минимизируется риск образования «жирового пояса» вокруг городов областного значения. Что это означает? Сегодня сельская община, которая существует рядом с таким городом, пользуется его социальной городской инфраструктурой (детские сады, школы, медучреждения), но затрат на ее содержание не несет.

Принятый закон позволит расширить границы общин на базе городов областного значения за счет близлежащих деревень и совместно развивать эту социальную инфраструктуру.

Города областного значения должны быть заинтересованы в том, чтобы по возможности присоединить к себе, прежде всего, не территорию, не земли, а людей, которые живут вокруг. Речь о расширении границ именно общины, а не города. Это и заложено одним из базовых пунктов в рамках поданного в парламент законопроекта №8050 «Об основах административно-территориального устройства», который определяет общины базовым уровнем.

Основным аспектом, который мешал децентрализации в городах областного значения, – это нежелание уже избранного депутатского корпуса и глав идти на выборы в общины.

Я общалась с представителями этих городов, и они видели главную причину задержки децентрализации в нежелания власти терять административное влияние на них в процессе выборов. Ведь если города областного значения обрастут общинами, то станут сильнее – никого уже слушать не будут.

Это не так. Мы постоянно держали руку на пульсе в этом вопросе, и 5 апреля приняли в парламенте законопроект №6466. Я думаю, что один из основных аспектов, который мешал децентрализации в этих городах, – это нежелание уже избранного депутатского корпуса и глав идти на выборы в общины.

Мы упростили этот вопрос, люди выбирают только депутатов из той общины, которая присоединяется, для дальнейшего вхождения в городской совет. И таким образом образуется мощная община. Поэтому опасений с точки зрения городов областного значения абсолютно никаких нет, у них ничего не меняется, просто общины увеличиваются.

Давайте рассмотрим каждую вертикаль. Например, районная государственная администрация, которая ранее руководила всем районом. Сейчас в районе появилось 2-4 общины. Райгосадминистрация управляет только теми общинами, которые не объединились. Все остальные являются самостоятельными, получают прямой бюджетный ресурс.

Встает вопрос взаимоотношений районного совета, районной власти с общинами для отстаивания общих интересов. Кроме того, на сегодня заключен 171 договор межмуниципального сотрудничества между территориальными общинами (на базе закона о межмуниципальном сотрудничестве), и надо просто научиться сотрудничать и управлять в совершенно других условиях.

Мы понимаем, что каждый шаг, который ведет к внедрению демократических принципов управления, влечет за собой переориентацию к прямому общению и поиску взаимных интересов. Но именно этот принцип управления на базе децентрализации на различных уровнях дает наибольший толчок для развития.

К сожалению, советская власть воспитала людей патерналистами, которые привыкли постоянно чего-то ожидать от государства. А изменения начинаются с изменения каждого. Децентрализация дает возможность развить такие лидерские качества у людей и управленческих команд общин, которые станут двигателем развития общин.

Есть ли желающие рассоединиться?

Желающих рассоединиться за четыре года не было, но есть те, которые не выдерживают сегодня такой нагрузки. Из 665 образованных ОТГ есть три обращения от председателей ОТГ об отставке. Возможно, люди не понимали до конца этой нагрузки. Ведь это не просто получать и распределять субвенции. Речь идет об управлении финансами, человеческими ресурсами, ЖКХ, ответственность за предоставленные полномочия и за качество сервисов.

Кстати, интересный момент: сейчас, растет количество женщин, которые включаются в избирательную борьбу в объединенных общинах и соревнуются за право управлять и работать. Хотя раньше большинство было однозначно за мужчинами.

А есть ли механизм для разъединения общин сегодня?

Мы не закладывали такого механизма.

Он будет или нет?

Мы его не закладываем, поскольку убеждены, что сегодня движение должно идти к присоединению-объединению, а не разъединению. Это даже не брак между женой и мужем, когда они посмотрели на совместную жизнь, что-то не понравилось и разошлись.

Нет. Децентрализация – это объединение большого количества людей, инфраструктуры, вопросы менеджмента и управления. Поэтому, если возникают вопросы, то их решение должно заключаться в поиске уборки барьеров, которые мешают развитию.

Наша задача объединить в мощные общины те 12 тыс. местных советов, которые были на начало децентрализации… Уже объединились 3378 общин.

Ваша оценка-прогноз прироста общин к концу года?

Для нас очень важно качество общин, а не их количество. На конец года ожидается уменьшение ОТГ в сравнении с прошлым годом (в 2017 году было создано 299 ОТГ). Если в этом году, например, будет 100 общин, но они будут больше по территории, количеству людей и финансово более состоятельны, я этому буду только рад.

Ведь наша задача объединить в мощные общины те 12 тыс. местных советов, которые были на начало децентрализации. Именно такие более состоятельные общины будут брать на себя ответственность, и развивать территории значительно эффективнее.

Мы наблюдаем за тем, какое количество общин уже приступило к переговорам об объединении. Уже объединились 3378 общин. Нам нужны более мощные и более состоятельные общины, тогда страна будет сильнее. Поэтому сегодня идем не по количеству общин, а за их качеством.

Вы у меня с языка сняли вопрос о том, что сегодня в Украине, пожалуй, важнее децентрализация не в селах, а именно в городах, потому что там – львиная доля украинцев, в частности, которые переехали туда из села. Принятие этого законопроекта, по Вашему мнению, начнет новый тренд – присоединение к общинам в городах областного значения?

Так и будет. Сегодня город областного значения является общиной. Принятие закона позволит ему укрупняться за счет прилегающих сельсоветов и получить большие возможности для развития. А построение таких отношений между общинами городскими и сельскими немного отличается, у них своя структура населения и тому подобное.

Почему децентрализация успешно шла на селе и именно там появились первые общины? Ответ – в стремлении людей к городскому качеству жизни. Но мы считаем, что благодаря децентрализации качество жизни можно значительно улучшить и в селах, и в городах. Присоединенные общества вместе с гражданами, которые там проживают, – это дополнительный ресурс для развития, в частности, привлечения инвестиций.

Ведь инвесторы приходят, прежде всего, за рабочими руками, трудовым ресурсом, квалифицированными кадрами, а не только за территорией.

И самое главное – мотивация сельских общин строить городское качество жизни у себя создает конкуренцию за инвестора, людей, инфраструктуру, возможность получения налогов и дополнительных поступлений. Поэтому в итоге децентрализация усилит внутреннюю конкуренцию, которая быстрее и мощнее будет развивать всю Украину.

По Вашей статистике, треть районов Украины – еще без объединенных общин. Как это «исправляете»?

Мы идем двумя направлениями. Первое – создание перспективных планов. Этими планами уже покрыто 75% территории Украины, то есть там происходит обсуждение и движение к объединению. Поэтому и важно, чтобы не оставалось ни одной субрегиональной единицы (района), где вообще не видели «живой» ОТГ (как и чем она живет).

Знаете, мы, когда начинали реформу децентрализации, то стоял вопрос ее всеобъемлемости. Другими словами, чтобы каждая область имела на своей территории ОТГ. Чтобы из Запорожья не ездили в Херсон или из Днепра в Харьков посмотреть, что это такое. Этот план мы очень быстро выполнили в большинстве регионов, во всех областях есть ОТГ.

Теперь важно, чтобы не осталось ни одного «необобщенного» района. Поэтому жесткое задание для всех органов местного самоуправления – чтобы на конец 2018 года не оставалось ни одного района без ОТГ. Все председатели облгосадминистраций, райгосадминистраций, офисов развития местного самоуправления работают над этим.

А это реально сделать к концу года?

Мы понимаем имеющиеся барьеры и угрозы. Например, в Закарпатской области. Там объединение общин сдерживается или политическим или административным воздействием. Но мы должны ставить себе такие амбициозные задачи, чтобы стремиться их выполнять.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ МЕЖДУ ИСПОЛКОМАМИ, ОТГ И РАЙСОВЕТАМИ

В концепции по децентрализации есть два понятия: «исполком общин» и «райсовет». Сейчас мы слышим все чаще от экспертов, которые работают с Офисом реформ, что нужно ликвидировать райсоветы. Объясните, будут или нет райсоветы, и как тогда эти два органы будут взаимодействовать? Что дальше?

Это очень важный вопрос. Чтобы снять все спекуляции на эту тему, я хочу вернуться к поданному нами законопроекту №8051 «Об основах административно-территориального устройства». В нем мы стремимся к трехуровневой модели управления. Где первый базовый уровень – это община (в основе – город, или поселок). Второй – субрегиональный (район), и третий – региональный (область).

Поэтому и по Конституции, и по представленному закону три административные уровни остаются. В рассмотренных парламентом в первом чтении изменениях к Конституции также остается субрегиональный уровень и районы.

Теперь относительно районных советов и их полномочий. Сегодня райгосадминистрация фактически выполняет дублированные полномочия, предоставляемые государством и Верховной Радой. В изменениях к Конституции мы предлагаем передать исполнительные функций в районный совет и созданный исполком.

Они нанимают менеджера, который будет выполнять делегированные государством полномочия, прежде всего, по вопросам социальной защиты, а также другие функции, которые возложены на район. Районный совет остается. Сейчас у него есть только аппарат, а все остальные функции выполняет райгосадминистрация.

Райгосадминистрацию убирают, функции передают на исполком, который уже создается, и районный совет в дальнейшем продолжит работать.

Какие полномочия остаются за районным советом? Вопросы координации делегированных полномочий государства, прежде всего, социальной защиты, пенсионного обеспечения.

Почему так? Уже нет, например, школ в районном совете, которыми он управлял, или других сервисов, которые передали на ОТГ. Поэтому на районном уровне остаются вопросы, которые волнуют непосредственно общины.

Возможно, будет передан вторичный уровень здравоохранения или профессионально-техническое образование (уровень колледжа), или другие культурные или спортивные заведения, которые будут координироваться на районном уровне.

Но для этого ОТГ, которые будут полностью на этой территории, будут финансировать эти вещи. И здесь мы опять возвращаемся к возможности сотрудничества между ОТГ и заключением межмуниципальных договоров.

На областном уровне будет уже сотрудничество всех общин на территории области, районных советов, а также общая координация. Районный совет может также заниматься созданием, содержанием, эксплуатацией, развитием дорожной инфраструктуры. То есть вещами, которыми не может управлять одна община, теми, которые нужны нескольким общинам или на территории района.

Иначе говоря, райсоветы остаются, потому что именно в них принимают решения депутаты, которые могут быть делегированы с территории или из общин. И они именно в райсовете будут представлять интересы той или иной общины, заниматься поиском общих интересов и решений.

Мы также понимаем и то, что если сегодня есть ОТГ, которая образовалась на территории одного района, то возникает дублирование функций между райгосадминистрацией, райсоветом и советом ОТГ. В таких случаях, возможно, районы нужно объединить, и эта община должна войти в другой район, или, наоборот, тот район, который рядом, должен приобщиться к этому районному уровню.

Поэтому здесь очень важны те предложения, которые мы предоставили профильному комитету Верховной Рады, чтобы рассмотреть возможные варианты, каким образом принимается решение по укрупнению районов, процесс прохождения этих решений, и кто их инициирует. Поэтому районы остаются, единственное, к чему будем стремиться, — устранить дублирование административных функций.

Будет ли предусматривать объединение нескольких общин в рамках района в одну общину еще и приближение границ госпитальных округов?

Госпитальный округ – это немножко другой подход. Мы не должны идти к тому, чтобы один район был равен «госпитальному округу». Госпитальный округ – это территория, где есть доступность ко второму уровню медицинской услуги.

Госпитальный округ означает, что есть медицинский совет, в который входят все владельцы медицинских коммунальных учреждений на этой территории. Его цель — совместно построить инфраструктуру второго уровня оказания медицинских услуг.

Нужно, чтобы в каждом госпитальном округе была одна больница, которая сегодня есть только в областном центре. Она может быть с меньшим количеством узкопрофильных специалистов, а вот уровень и качество медицинских услуг – выше.

Ведь она будет создаваться, прежде всего, в зависимости от количества обращений, например, родов, урологии и так далее. Именно за потоком таких обращений должно формироваться то или иное направление госпиталей в госпитальном округе. Все будет решать сотрудничество между общинами и районной властью в пределах одного госпитального округа.

В одном из Ваших интервью Вы упоминали об объединении границ районов. Когда это произойдет?

Объединение границ районов будет происходить, сейчас разрабатывается механизм для этого в рамках отдельного законопроекта. Сначала нужно принять соответствующий закон с механизмом и пониманием того, кто будет инициировать такое объединение.

Сейчас только областные советы могут запускать изменения границ районов, обратившись в Верховную Раду с просьбой об утверждении соответствующего постановления с перечнем населенных пунктов.

Мы хотим добиться, чтобы такое право получили непосредственно и общины, чтобы менять свои границы в рамках районов. Для этого сначала нужно решение профильного парламентского комитета, каким образом двигаться в этом вопросе, а дальше – сессионный зал.

Такое право инициировать изменение границ районов прописано в законопроекте №8051?

Законопроект №8051 «Об основах административно-территориального устройства» – это, собственно, документ, который определяет только базовые принципы административно-территориального устройства и короткие механизмы введения названных выше трех уровней. Механизм объединения границ нескольких районов в этом законе не прописывается. Его сейчас рассматривает профильный комитет, и он прописан в отдельном законопроекте.

Земля и общины – неотъемлемые составляющие децентрализации, и одно без второго невозможно. Когда найдете компромисс?

Нужно как можно быстрее принимать закон о передаче общинам полномочий по управлению земельными ресурсами. Сегодня на территории общины есть разные земли: частные, государственные, коммунальные, промышленные (земли запаса) земли в границах и вне границ населенного пункта.

Когда говорим, что стремимся обеспечить максимальное поступление в местный бюджет, то должны дать инструмент и возможность видеть, кто и какими землями пользуется, как они учитываются, кто платит налог не землю, и каким образом земельный налог наполняет бюджет.

Сейчас в этих вопросах местное самоуправление практически слепое. Оно видит только коммунальные земли в пределах населенного пункта. Что происходит вне этого – вакуум.

Президентский законопроект о деконцентрации предусматривал не только вопросы передачи земельных полномочий, но и значительно более широкие возможности для поддержки бизнеса в общинах: регулирование нормативно-денежной оценки, чтобы поддержать фермерский бизнес; давал возможность ФЛП уплачивать налоги именно в этот местный бюджет, а не по месту регистрации и так далее.

То есть законопроект давал возможность привлечения инвестиций и, самое главное – наполнение бюджета, контроль и учет этих земель. Ведь сейчас контроль над землями всех уровней и землями любой формы собственности осуществляет Госгеокадастр. Как может местное самоуправление говорить о своем развитии, привлечении инвестиции, если оно даже не видит, кто конкретно сегодня получает доходы с этой земли?

Оно видит, но не имеет желания и механизмов, чтобы заставить платить легально больше в бюджет. Ваше ощущение, что дальше будет с земельной децентрализацией? Ведь решение Рады отклонить три децентрализационные законопроекты (остался еще правительственный законопроект №7118) поставило сегодня все общины если не на колени, то в другую неудобную позу.

Что касается меня, то я не видел ни одного депутата в парламенте, который бы, не поддерживал вопрос передачи земельных полномочий общинам. А на практике оказалось, что не хватило голосов за закон №7363, который я лично считаю, что мог бы закрыть очень много проблем в этом направлении. Почему не проголосовали за три варианта?

«Дьявол кроется в деталях» – так и здесь. Все хотят чем-то улучшить земельные законопроекты, поэтому и затормозился процесс. Яркий пример с правительственным законопроектом №7118. Мы его подали в Раду, и сразу появился альтернативный депутатский законопроект. Почему не проголосовали депутаты? Это вопрос к ним. У каждого из 450 может быть своя версия объяснения, я не готов за них объяснять. Пусть они озвучивают аргументы своим избирателям.

По нашему законопроекту №7118, он очень простой, короткий и эффективный. Его следует принимать как можно быстрее, потому что финансовая мотивация ОТГ – хорошо, но земля – заключительная мотивация. Сегодня мы работаем с депутатским корпусом, чтобы решить вопрос земельной децентрализации.

Наш законопроект №7118 остается в парламенте, а мы делаем все, чтобы его поставили в повестку дня и проголосовали. Если парламент все же примет закон о передаче земельных ресурсов ОТГ, то он войдет в историю Украины как самый реформаторский.

В целом же нужно принять еще 16 законопроектов для завершения децентрализации. Мы предложили этот перечень парламенту и ждем содействия в этом.

Так, в части завершения земельной децентрализации важный законопроект №6403: обязывает местную власть спланировать застройку территории общины (где социальная инфраструктура, дорожная инфраструктура, спортивные, культурные объекты, учреждения здравоохранения).

Чтобы передать в распоряжение земельные ресурсы, нам нужно заставить общины, чтобы они показали, какая у них будет стратегия развития, которая ляжет в основу работы любого главы ОТГ и заберет земельный козырь в Госгеокадастре.

После этого, пожалуйста, выставляйте ее в прозрачный публичный доступ и можете тогда решать, какого инвестора приглашать для того, чтобы он внедрял свои проекты на территории ОТГ.

С 1 февраля 2018 года стартовала передача земель вне границ населенных пунктов правительством, в объединенных общинах. Уже какие-то земли передали или нет?

Такой информации у нас в министерстве нет, потому что Госгеокадастр больше координирует эти действия с Минагрополитики. Они понимают, действительно ли эта земля передается в коммунальную собственность.

В целом же это распоряжение правительства – только первый шаг в вопросе передачи сельскохозяйственных земель за пределами населенных пунктов ОТГ, и без принятия базового закона оно временное.

Для нас очень важна возможность именно управления и учета всех земель. Это касается государственной земли, которая является в пределах ОТГ, а также – запаса.

Планируется ли обновлять закон «О столице», чтобы Киев присоединился к децентрализации?

Здесь нужно больше работать Киевскому городскому совету и столичному главе вместе с парламентом. Я думаю, что это глобальный законопроект. Мы понимаем, что столица должна иметь отдельный статус, но надо детально разобраться, какие именно аспекты нужно учесть. Потому что всегда почему-то переносится все в плоскость только финансов, дополнительного ресурса и полномочий.

На самом же деле Киев – это большая община, и нужно искать эффективный путь управления ею. Возможно, стоит вводить дополнительные префектуры, которые помогут с управлением отдельно на территории именно этой общины.

Я лично согласен с положениями «Европейской хартии местного самоуправления» и считаю, что Киев нельзя делить на отдельные советы или общины, ибо сейчас это многолетний живой механизм, который своим примером поддерживал очень много этапов становления демократических принципов в Украине.

Автор: Наталья Белоусова

Источник: AgroPolit.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий