Вице-премьер Владимир Кистион: До 2020 г. мы сможем обеспечить энергетическую безопасность государства в газовой сфере

25.06.2017 – Один из ближайших соратников премьер-министра Владимира Гройсмана, вице-премьер Владимир Кистион, в интервью УНИАН рассказал о том, что будет делать правительство для комфортного прохождения отопительного сезона, когда наконец-то завершится период чрезвычайных мер на рынке электроэнергии и раскрыл детали, каким образом Украина будет реформировать проблемный государственный угольный сектор и НАК «Нафтогаз Украины».

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Правительство на последнем заседании вновь продлило срок действия чрезвычайных мер на рынке электроэнергии. Когда наша энергосистема выйдет из этого периода?

Как только на складах будет накоплено достаточное количество угля марки «А» (антрацит – УНИАН), что обеспечит стабильное прохождение зимнего периода.

Каким должен быть этот запас?

Это зависит от баланса генерации электроэнергии. Мы поставили задачу, чтобы к началу отопительного сезона (по состоянию на середину октября) иметь не менее 1,8 миллиона тонн угля марки «А» и, по крайней мере, около 2-2,2 миллиона тонн марки «Г» (газовый уголь – УНИАН). Этого нам хватит, чтобы спокойно войти в отопительный период.

Соответственно в течение зимнего периода будет использоваться уголь со складов, но, учитывая подвоз новых партий, мы планируем, на конец отопительного периода выйти на показатели, которые будут не хуже, чем в прошлом году. А на середину апреля 2017 года мы имели около 1,5 миллиона тонн всех марок угля.

С какими запасами газа, по вашему мнению, Украина должна войти в отопительный период 2017-2018 годов?

Вопрос, — с каким объемом газа мы должны войти в отопительный период – вопрос энергетической безопасности нашего государства. В прошлом году мы вошли с объемами в подземных газохранилищах на уровне 14,5 миллиарда кубометров. Отмечу, что мощностей по закачке газа в подземные газохранилища у нас больше, чем достаточно. При необходимости мы можем закачивать более 100 миллионов кубов газа за сутки.

Максимальное потребление газа в самые холодные дни прошлой зимы достигало 90 миллионов кубометров, из которых 30-50 миллионов кубометров мы отбирали из подземных хранилищ, а остальные – до 60 миллионов кубометров мы получали по реверсу.

Мы ориентируемся, что 14,5-15 миллиардов кубометров нам достаточно для того, чтобы начать отопительный сезон. Но это вопрос к менеджменту «Нафтогаза» — в ближайшее время эти показатели будут уточнены и четко определены.

По постановлению правительства о возложении специальных обязанностей на НАК «Нафтогаз Украины» на рынке газа, «Нафтогаз» обязан поставлять природный газ для нужд населения, в адрес компаний облгазов и их отделов сбыта. НАК выполняет это обязательство, однако со стороны облгазов перед «Нафтогазом» накопилась задолженность за газ на сумму более 30 млрд. грн. Как в правительстве видят решение проблемы погашения долгов поставляющих компаний перед «Нафтогазом»?

Эта задолженность – это компенсация из Государственного бюджета поставщикам коммунальных услуг так называемой разницы в тарифах. Это фактически последние обязательства правительства по возмещению разницы в тарифах, которая накопилась в прошлые годы, по состоянию на 1 января 2016 года.

Относительно суммы задолженности. Из этих 30 млрд. грн., львиную долю – 20 млрд. грн. — составляют не возмещенные льготы и субсидий. Правительство в ближайшее время планирует путем внесения изменений в Бюджет исправить эту ситуацию и выполнить обязательства перед потребителями – гражданами Украины — в полном объеме.

Кроме того, «Нафтогазу» необходимо усилить работу с газовыми поставщиками относительно повышения расчетной дисциплины. До 1 апреля 2017 года действовали так называемые счета со специальным режимом использования, которые определяли достаточно четкий механизм расчета между всеми субъектами транспортировки и распределения газа. Предложенные правительством изменения к закону «О рынке природного газа» сделаны для того, чтобы продлить действие счетов со специальным режимом использования. Почему на наш взгляд это нужно и важно. Это залог высокой дисциплины расчетов в цепочке «потребитель – облгаз — «Укртрансгаз» — «Нафтогаз».

На сегодня цена, по которой «Укргаздобыча» продает газ «Нафтогазу», составляет 4849 грн. за тысячу кубов (без НДС). Не планирует ли правительство менять в будущем стоимость этого топлива?

С мая прошлого года правительство не меняло цену на газ как товара. Сегодня оптовая цена природного газа для Украины составляет 4 942 гривны за 1000 кубометров. Учитывая затраты на доставку газа внутренними трубопроводами, обслуживание счетчиков и формирование платежек, а также НДС, предельный уровень розничных цен на природный газ для населения, как и ранее, составляет 6 879 гривен за 1000 кубометров.

Установление единой цены на газ позволило «Укргаздобыче» получить дополнительные средства на ремонт и введение в эксплуатацию новых скважин, разведочное бурение, модернизацию инфраструктуры. И последняя статистика «Укргаздобычи» оправдывает такой шаг правительства: в мае 2017 года компания добыла 1 289 млн. куб. м природного газа, что на 5% превышает показатели мая 2016 года. Объемы бурения за январь-май 2017-го компания увеличила почти на 30%, если сравнивать с прошлым годом.

Готова ли энергосистема Украины к прохождению периода летних максимумов — высокого уровня нагрузки в условиях повышения температуры? Каким образом сбалансирована работа «Энергоатома» и тепловой генерации?

Объединенная энергосистема без прогнозирования на будущее работать не может. Поэтому главный документ, который разрабатывается и доводится до сведения энергетиков, – это прогнозный баланс производства электроэнергии. После этого мы определяем количество энергоресурсов, которые должны быть накоплены соответствующими энергетическими компаниями. Имея баланс производства, топлива и генерирующих мощностей, график ремонтных работ, мы формируем график работы энергосистемы на каждые сутки, месяц и так до конца года.

В настоящее время атомная энергетика несет львиную долю нагрузки. Она не может маневрировать, поэтому мы устанавливаем график так, чтобы атомная энергетика работала равномерно и в день, и в ночь, а пиковые потребности закрываем маневровыми мощностями. Прежде всего, максимально используем гидроэнергетику, возобновляемые источники энергии. Пик, что остается, покрывает тепловая генерация.

Мы сейчас имеем дефицит угля марки «А». На сегодня задание следующее – максимальная нагрузка на блоки, которые работают на марке «Г», и если их недостаточно в пиковые периоды, то добавляются блоки на угле марки «А». На антраците сейчас Луганская ТЭС работает, и несколько дней назад было запущено полблока на Трипольской ТЭС для поддержки питания Киевского энергоузла. В настоящее время изучается возможность, как обеспечить стабильную работу энергосистемы, чтобы остановить эти полблока.

Вернемся к газовой отрасли — на каком этапе сейчас находится процесс разделения «Нафтогаза»?

План реструктуризации «Нафтогаза» одобрен правительством 1 июля 2016 года, и этим же постановлением даны задачи для органов власти. Первое — образование нового оператора газотранспортной системы – ПАО «Магистральные газопроводы Украины». Он на сегодня уже существует, утвержден его Устав, назначен исполняющий обязанности руководителя. Но это — лишь первый шаг, который дает возможность двигаться дальше.

В соответствии с планом реструктуризации, нужно было осуществить ряд шагов — сделать предварительный анализ активов, необходимых для надлежащего функционирования нового оператора, сформировать их предварительный перечень, а также отработать план их передачи.

План передачи активов — достаточно сложный документ, готовился в течение четырех месяцев. Над ним работало много экспертов, в том числе из Секретариата Энергетического Сообщества, рассматривались различные варианты передачи активов, с учетом особенностей налогового законодательства, чтобы добиться уменьшения налоговой нагрузки при осуществлении транзакции. На сегодня мы уже вышли на финальную версию этого плана. По моему мнению, план будет вынесен на следующее заседание правительства и принят как документ, нужно оперативно реализовывать (на время выхода публикации план был утвержден правительством на заседании 14 июня – УНИАН).

Объем работ по передаче активов — очень большой. Мы обратились за помощью к нашим партнерам — международным финансовым организациям, которые бы могли нам институционально и финансово помочь. Что я имею в виду? У нас план есть, но надо провести много «полевой» работы – сделать анализ кредитного портфеля «Укртрансгаза», определить риски, которые могут возникнуть, провести анализ дебиторской и кредиторской задолженности, скрупулезную инвентаризацию основных средств.

Какие работы проводятся сегодня?

Как я уже отмечал, на сегодня сделан предварительный анализ активов, которые нужно передать от «Магистральных газопроводов Украины». Но это — лишь предварительный анализ. По каждому конкретному активу нужно отработать механизм, ведь мы должны понимать, что «Укртрансгаз» является акционерным обществом, есть, по крайней мере, 2 вида имущества: одно – государственное, второе – это имущество, которое было приобретено или образовалось в процессе хозяйственной деятельности. Процесс передачи государственных активов – один механизм, а имущества, которое является собственностью компании, – совсем другой механизм. Эта работа проводится. Считаю, что мы движемся в ногу, исходя из тех задач, которые стоят перед правительством и учитывая политическую ситуацию на сегодня.

Правильно ли я понимаю — компании «Магистральные газопроводы Украины» будут переданы магистральные газопроводы, а подземные хранилища газа – ПАО «Подземные газохранилища Украины»? Не будет, ли нарушена технологическая связь между газопроводами и хранилищами?

Да, и газопроводы и хранилища должны работать синхронно, контролироваться единым центром управления. Поэтому на первом этапе в «Магистральные газопроводы Украины» будут переданы и газопроводы, и подземные хранилища — как единый технологический процесс. После налаживания эффективной работы нового оператора ГТС мы оценим ситуацию и будем переходить ко второму шагу – к вопросу подземных хранилищ.

Какова позиция правительства в отношении того, чтобы к деятельности газотранспортной системы была привлечена европейская компания, чтобы сохранить транзит газа после 2019 года, когда закончится действующий транзитный контракт с «Газпромом»?

В законе «О рынке природного газа», который принят в 2015 году, четко прописано, что в перспективе к работе ГТС будут привлекаться соответствующие европейские компании, которые могут быть партнерами в совместной эксплуатации через соответствующие механизмы. Считаю, что это перспектива и к ней нужно двигаться.

«Нафтогаз» подписал меморандум с итальянской Snam S. p.A и словацкой Eustream a.s. — операторами национальных ГТС, которые предоставляют возможность начать работу по оценке технических возможностей для вхождения европейского оператора в «Магистральные газопроводы Украины», но это – сложный процесс. Нужно еще много вещей адаптировать к европейскому законодательству. Мы ответственно прогнозируем и понимаем, что перспектива украинской ГТС при наличии партнера в качестве европейского оператора гораздо выше, чем, если мы будем заниматься данным вопросом самостоятельно.

Насколько я понимаю, пока механизмы участия европейской компании еще неизвестны, их надо разработать?

Абсолютно верно. Эти механизмы не прописаны в законе «О рынке газа». Их еще надо детально отработать, но сначала мы должны совместно оценить нашу ГТС.

В 2014 году правительство установило для себя задачу к 2018 году достичь так называемой «точки энергетической независимости» — такого уровня добычи газа, который будет покрывать потребности населения и сферы теплокоммунэнерго. Что для этого делается?

Если говорить о комплексном подходе, то перед центральными органами исполнительной власти стояли разные задачи, начиная от уменьшения потребления (энергоэффективность) к повышению работы газодобывающей отрасли (увеличение добычи).

По фактическим данным, в 2014 году Украина добыла около 20 миллиардов кубических метров газа, а потребление было на уровне 35-36 миллиардов кубических метров. Значит, обеспечение государства исключительно собственными ресурсами было практически невозможно.

Поэтому с 2014 года продолжается работа относительно ряда мероприятий. Одним из них стала программа «теплых» кредитов для приобретения энергоэффективного оборудования и проведения работ по тепловой модернизации, в рамках которой за счет государственного бюджета компенсируются тело кредита и процентная ставка. Данной программой активно пользуется население.

В 2016 году правительство приняло Концепцию развития газодобывающей отрасли, где определило цель — достичь не менее 27 млрд. куб. м ежегодной добычи газа до 2020 года. По нашим расчетам, этого объема будет достаточно для обеспечения государства собственным газом.

Вы имеете в виду обеспечение газом населения и теплокоммунэнерго?

Я имею в виду эти сектора, а также удовлетворение потребностей бизнеса. К 2020 году мы сможем обеспечить энергетическую безопасность нашего государства в газовой сфере.

И обнулить импорт?

Абсолютно так. Если будет хватать собственной добычи для обеспечения функционирования, как промышленности, так и бытового потребления, в том числе бюджетного и частного сектора, то мы будем энергетически независимыми. И если мы эту работу продолжим, то у Украины появится перспектива стать экспортером. На первых порах небольшим, но экспортером.

На сегодня Дания и Нидерланды уменьшают добычу по объективным причинам. В то же время у нас есть перспективная возможность войти на рынок ЕС. Но для этого нужна модернизация, прежде всего, государственной компании «Укргаздобыча», которая добывает около 80% украинского газа. Нужно вести работы по разведке, интенсификации добычи газа, обновлять оборудование. Но цель — реальная.

В прошлом году правительство приняло решение о введении единой цены на газ. Это дало возможность консолидировать финансовый ресурс, прежде всего, для «Укргаздобычи». Эта госкомпания может консолидировать примерно 15 миллиардов гривен в год чистых инвестиций для технической модернизации и выполнения работ по разведке.

Кроме того, компания в виде налогов и сборов, в том числе рентной платы, направит в государственный бюджет почти 36 миллиардов гривен в 2017 году.

Кстати, в 2014-2015 годах работы по увеличению добычи газа не проводились. Как результат: в 2014 году «Укргаздобыча» добыла 15,1 миллиарда кубических метров газа, а в 2015 году — только 14,5 миллиарда. Это показатель естественного процесса: если не вести работы на перспективу, то скважины исчерпывают свой ресурс, и дебит (суточная добыча газа на скважине — УНИАН) падает.

Практически финансовый ресурс в компании появился во второй половине прошлого года, и «Укргаздобыче» удалось приостановить динамику падения. За 2016 год и часть 2017 года компания вышла на уровень добычи 15,4 миллиарда кубических метров газа. За первый квартал этого года уже есть плюс 300 миллионов кубических метров по сравнению с первым кварталом 2016 года.

Какой план по добычи у «Укргаздобычи» в 2017 году?

15,5 миллиарда кубических метров. Чтобы этот процесс двигался, мы дали возможность компании получить дополнительные спецразрешения. Депутаты приняли разработанный вместе с нами закон, который позволяет осуществить децентрализацию рентной платы. Значит, передать ее часть органам местного самоуправления территорий, на которых осуществляется добыча газа. Это оговорено законом «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Украины относительно упорядочения системы поступления и использования средств из рентной платы…».

Мы также работаем над последней версией «Правил добычи нефти и газа», которые должны упростить ситуацию. В Верховной Раде находится законопроект, цель которого — открыть данные о добыче газа (законопроект «О раскрытии информации в добывающих отраслях» — УНИАН). Мы также поддерживаем позицию, что рентная плата для новых скважин должна быть уменьшена примерно до 12%.

Украина добывает всего 2% собственных разведанных запасов газа, тогда как средний показатель в европейских странах составляет 8-12%. Вот это и есть перспектива нашей страны.

Довольно ли правительство выполнением программы «20/20», которая предусматривает увеличение добычи газа «Укргаздобычей» до 20 млрд. кубических метров в год к 2020 году?

Правительство не может быть довольным. Если правительство удовлетворено, то тогда исчезают стимул и желание работать. Мы констатируем, что есть соответствующая положительная динамика. Наша задача — мониторить и помогать «Укргаздобыче» и частному бизнесу наращивать добычу украинского газа.

Недавно правительство приняло Концепцию реформирования угольной отрасли. Расскажите, каким образом будут достигнуты целевые показатели – прирост добычи и вывод шахт на уровень безубыточности?

В Украине более 160 угольных шахт. Большая часть находится на подконтрольной территории, меньшая – на неподконтрольной территории. Эти шахты имеют разную форму собственности. Государственных шахт на сегодня насчитывается 33, которые распределены между четырьмя государственными предприятиями, которые ими управляют. Если проследить динамику добычи угля в течение последних лет, то она постоянно отрицательная: в 2014 году — 8 миллионов тонн, в 2016 году — более 5 миллионов тонн.

Из 33 шахт только на двух себестоимость угля ниже уровня, который установило Минэнергоугля. В других шахтах реальная себестоимость угля была гораздо выше, чем цена. Например, когда цена была 1730 гривен за тонну, то в некоторых государственных шахтах себестоимость составляла 20 тысяч гривен за тонну. Так нельзя работать!

Также мы понимаем, что среди 33 шахт есть предприятия, которые могут иметь перспективу при соответствующем уровне инвестиций. И также есть часть шахт, где, сколько ресурса не вкладывай, мы никогда не выйдем на уровень безубыточности. В таких шахтах могут быть недостающие запасы, или быть сложная геология и еще тысячу причин.

Поэтому на сегодня задание очень простое: 33 шахты передать в созданное государственное предприятие — «Национальную угольную компанию», которая достаточно быстро определится, какие перспективные шахты, в которые надо вкладывать финансовый ресурс для их модернизации. Также она определит перечень бесперспективных шахт.

В рамках одной государственной компании достаточно просто решать административные вопросы, менеджмент сможет намного быстрее и проще передавать оборудование из неперспективных шахт на другие объекты. По грубым оценкам, создание такой компании даст экономию расходов на сумму 1,5 миллиарда гривен в год.

Кстати, в рамках Минэнергоугля работает структура, которая занимается ликвидацией шахт, но, скажите, пожалуйста, сколько шахт было ликвидировано за последний период?

Это просто «черная дыра», куда вкладываются финансовые ресурсы, а результата – ноль. А почему ноль, потому что сам подход неправильный — данное предприятие заинтересовано в долгосрочной ликвидации — чем дольше ликвидируют, тем дольше финансируют.

Почему новая компания не будет заинтересована, максимально долго тянуть деньги из бюджета?

Бюджет будет поддерживать только расходы на техническое переоснащение и, возможно, на тот период, когда компания скажет, что для определенной шахты нужны такие капитальные инвестиции, чтобы через полгода выйти на безубыточную работу  (себестоимость выше отпускной цены – 2 тысячи гривны за тонну).

Если они не будут ликвидировать бремя убыточных шахт, то это будет влиять на общий баланс компании. Она будет заинтересована максимально быстро, избавиться от того, что будет уменьшать ее эффективность. Общая задача компании – создать такую систему, которая бы стимулировала повышение эффективности работы, и оптимизировать текущие расходы, особенно те, которые напрямую не касаются добычи угля. Надо отметить, что за годы независимости были приватизированы лучшие шахты, а во власти государства остались худшие активы. Именно с них надо «слепить» новое, успешное предприятие.

Кто и как должен будет определять дальнейшую судьбу каждой шахты?

Менеджмент «Национальной угольной компании» самостоятельно, или с привлечением стороннего консультанта должен сформировать паспорт каждой шахты. Этот документ определит, что, например, шахта перспективная, в нее нужно вкладывать средства, и за определенный период она увеличит добычу на столько-то, а себестоимость упадет на столько-то. Такой анализ надо будет провести.

Значит, менеджмент новой компании составит такие паспорта, потом придет в Кабмин, принесет план увеличения добычи на утверждение, чтобы получить стартовое финансирование от государства?

Да. Но капитал может быть как государственный, так и за счет кредитных средств.

Я сомневаюсь, что банкиры выстраиваются в очередь, чтобы предоставить средства государственным шахтам…

Я с вами не согласен. У банков появится интерес, когда менеджмент представит четкий бизнес-план, который будет включать размер инвестиций, увеличения добычи и сроки возврата кредитного ресурса.

Когда начнется создание такой компании?

Правительство уже приняло Концепцию, дальше будет План мероприятий по ее реализации с дедлайнами по каждой позиции. Еще надо убедить всех, кто причастен к угольной отрасли, что это нужно.

Каким образом будет обеспечен приход в новую компанию действительно эффективного и не коррумпированного менеджмента?

Правительство приняло ряд нормативно-правовых документов, которыми определил критерии для отбора руководителей, как государственных предприятий, так и членов наблюдательных советов и правлений. Это — независимый конкурс, номинационный комитет, участие общественности и СМИ. Тогда обязательно придут специалисты, которые знают свое дело.

В этом конкурсе смогут принимать участие иностранные менеджеры?

Конкурс не имеет ограничений на участие. Это — публичный конкурс. Конечный результат – получить специалиста, который умеет и знает, как это делать. Однако отмечу, что не всегда иностранный специалист лучше.

Автор: Дмитрий Сидоров

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий