Владимир Власюк: Мы – в ловушке глобализации. Импортируем дорогие товары и с их помощью производим сырье

15.03.2018 – Почему Украина может экспортировать 100 миллионов тонн зерна, но все равно останется бедной страной. Почему мы бедные? Из-за деиндустриализации экономики Украина попала в ловушку глобализации. То есть мы поставляем миру сырье и рабочую силу, чтобы покупать дорогую импортную технику, машины и оборудование для потребления, и все большего производства сырья.

О том что, куда и кому мы продаем, почему статус аграрной страны для нас больше проклятие, чем благо и как нам нужно себя вести, чтобы разбогатеть БизнесЦензор поговорил с директором ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Владимиром Власюком.

Госпредприятие «Укрпромвнешэкспертиза» (УПВЭ) занимается обработкой экономических статистических данных. Аналитики предприятия следят за ценами сырья и украинской продукции на мировых рынках, собирают информацию об объемах производства, экспорта и импорта.

Читайте также: Директор ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Владимир Власюк: Мы сильно упали и у нас мало времени

Владимир Власюк: Мы продаем сырье, из которого конкуренты производят добавленную стоимость

ЭКСПОРТ

О структуре экспорта и импорта

В прошлом году Украина нарастила объемы экспорта и импорта товаров. Однако импорт вырос больше, чем экспорт. Так в 2016 году мы имели $36,4 млрд., а за 11 месяцев 2017 года – $43,3 млрд. Рост экспорта произошел более чем на 19%.

В то же время импорт вырос с $39,2 млрд. в 2016 году до $49,5 млрд. за 11 месяцев 2017 года. Рост более 30%. Таким образом, отрицательное сальдо нашей внешней торговли (когда мы покупаем из других стран больше, чем продаем) выросло с $2,9 млрд. до $6,3 млрд.

Давайте сделаем некоторые сравнения. Максимальное отрицательное торговое сальдо у нас было в 2012 году – $15,8 млрд. Далее динамика улучшалась. В 2015 году мы даже вышли на положительное сальдо торговли, так как значительно уменьшили импорт газа. Сейчас у нас опять торговое сальдо ухудшается, мы возвращаемся на тот же круг.

Формирование отрицательного торгового баланса указывает на то, что наша экономика, как и ранее, не может предложить миру достаточное количество конкурентоспособных товаров перерабатывающей промышленности.

Значит, слабая товарная позиция в торговле с другими странами остается «Ахиллесовой пятой» нашей экономики.

Об эффекте от переработки в средние страны

В товарной структуре экспорта у нас на первые шесть позиций приходится более половины нашего совокупного экспорта и это все (кроме подсолнечного масла) сырьевые позиции.

Первая позиция экспорта – подсолнечное масло на $4,3 млрд. Объемы экспорта увеличились на 19%. В позапрошлом году экспорт масла у нас был меньше. Если бы мы экспортировали не масло, а семена подсолнечника, то заработали бы всего, лишь $800 — $900 млн.

Кроме подсолнечника у нас есть и другие масличные культуры, которые мы активно экспортируем. Например, соя. Ее экспорт составил $1,06 млрд. Еще одна культура – рапс. За 11 месяцев 2017 года мы продали его на $882 млн.

Для переработки этих культур у нас достаточно мощности. То есть их переработка в Украине значительно улучшила бы ситуацию. У нас бы оставалось больше добавленной стоимости. Это была бы ситуация, аналогичная с семенами подсолнечника.

Для структурных изменений экономики просто необходимо все это сырье перерабатывать у себя. Экспорт сои и рапса сейчас показывает, что мы ведем себя очень неэффективно.

Возникает вопрос, почему переработчики не могут предложить экспортную цену, чтобы перехватить эти объемы? Одним из возможных объяснений может быть то, что у нас значительные объемы сырья заранее законтрактованы на экспорт. И ты, даже дав лучшую цену, просто не можешь на внутреннем рынке купить товар.

Причина заключается в том, что производители кредитуются крупными трейдерами под будущий урожай.

Поэтому соя и рапс – это первые номинации, переработка которых значительно улучшит наш торговый баланс.

Например, экспортная цена одной тонны сои составляет около 350 $/т. А продукты ее переработки, масло и шрот будут стоить $770/т. В прошлом году мы экспортировали сои около 2,9 млн. тонн. На сумму 1,06 млрд. $. Если бы мы переработали эти объемы, и экспортировали продукты переработки, то получили бы уже $2,2 млрд. Вот такая цена вопроса.

Как сообщал БЦ, в начале декабря 2017 года Верховная Рада внесла изменения в Налоговый кодекс, которыми отменила возмещение НДС при экспорте сои и рапса. Эта норма вступает в действие для сои – с сентября 2018 года, для рапса – с начала 2020 года.

Другие статьи украинского экспорта

Вторая строчка в экспорте из Украины – это металлопрокат. В прошлом году его было экспортировано на $4,1 млрд. Но если мы сюда добавим еще и экспорт стальных полуфабрикатов на $2,6 млрд., то это будет $6,7 млрд. То есть фактически экспорт металлопродукции у нас остается на первом месте по экспорту.

Далее у нас идет экспорт зерна кукурузы на $3 млрд. Ее мы могли бы перерабатывать в разнообразную продукцию: муку, хлопья, крахмал, сиропы. Сейчас эту продукцию широко используют в производстве продуктов питания по всему миру.

Четвертая позиция – экспорт пшеницы. Ее мы вывезли на $2,76 млрд. за 11 месяцев 2017 года. Тонна пшеницы на экспорт при нынешних ценах даст $80 добавленной стоимости. Но если бы мы переделали ее в муку, то это было бы уже $140 добавленной стоимости на тонне. Один миллион тонн переработанной пшеницы в муку – это дополнительных $50-60 млн.

Вот пример из истории – раньше в украинских селах владельцы мельниц всегда были состоятельными людьми. А владелец двух мельниц вообще был сказочно богат по меркам тех времен.

Об отсутствии переработки пшеницы в муку

Почему наши агрохолдинги не переходят на производство муки? Потому что они сильно завязаны на моделях экспорта сырья. Им сейчас проще просто собрать урожай и отправить его на экспорт, чем перестраивать мощности и инфраструктуру под муку.

Кроме того, агрохолдингам будет непросто прийти с конкурентным товаром на рынки, где они раньше продавали переработчикам нашу пшеницу.

С другой стороны, взглянем на Турцию, которая импортирует наше зерно, перерабатывает его в муку и отправляет на продажу в другие страны. Эта страна – лидер по экспорту муки.

Вообще на побережье Турции находится много перерабатывающих предприятий, которые нацелены на переработку сырья из других стран, в первую очередь – из Украины.

В то же время украинскую муку может покупать Китай, Юго-Восточная Азия, Ближний Восток и Латинская Америка.

Переориентация с пшеницы на муку не произойдет в один момент. Но нужно, чтобы украинские крупные игроки уже сегодня начали менять модель бизнеса в пользу переработки.

Отмечу, что за 11 месяцев 2017 года экспорт муки и хлебобулочных изделий вырос на 70%.

О росте цен на железную руду

Пятая позиция нашего экспорта – железная руда и концентрат. Этого сырья мы экспортировали на $2,6 млрд. Здесь ситуация интересна тем, что объемы экспорта руды у нас уменьшились. Но выросли цены.

Это дало эффект увеличения поступления экспортной выручки за 11 месяцев на $566 млн. при уменьшении физических объемов. Рост цен на железорудное сырье составил 48%. Рост цен спровоцировал Китай.

О производстве проводов для автомобилей

Дальше у нас идет позиция в экспорте – провода и кабельная продукция для автопрома. Это около $1,2 млрд.

А что такое эти провода и кабели? Это продукт, который требует много недорогой рабочей силы. Эта позиция выбилась в лидеры по экспорту, благодаря приходу в Украину международных компаний по производству кабелей для автопрома японских Fujikura и Yadzaki, немецкой Leoni AG, американской Delphi.

В международной классификации такая продукция определяется как машиностроительная. Но мы, же понимаем, что на этом этапе производства Украина получает минимальную добавленную стоимость, ведь мы просто перерабатываем давальческое сырье, поскольку у нас дешевая рабочая сила.

После кабелей идут ферросплавы и соевые бобы, семена рапса, жмых, чугун, ячмень и глинозем.

О доли сырья в структуре экспорта

Вот все эти позиции – самые большие наши экспортные статьи. И все они — сырье, кроме стального проката и изолированных кабелей.

Значит, у нас среди крупнейших экспортных статей – 55% сырье и полуфабрикаты. Это очень негативный показатель. Нормальным считается, когда сырьевой экспорт индустриальной страны не превышает трети от общего объема.

Что нам нужно сделать? Увеличить глубину переработки нашего сырья внутри страны. Это должно быть основным трендом.

Нам нужно остановить деиндустриализацию экономики и наверстывать потерянное время. Ежегодно должен расти на 7% ВПП. Для этого нам нужен приток рабочей силы.

У нас отток рабочей силы и рост внешнего долга. В истории экономики еще не было такого случая, когда бы экономика росла высокими темпами при этих двух факторах.

О росте экспорта готовой продукции в ЕС

Хочу отметить, что параллельно у нас появились товарные позиции экспорта в страны Евросоюза, которые показывают значительный прирост. Эта продукция имеет высокую добавленную стоимость. Данные поставки пока не делают картину в общем экспорте, однако я бы обратил внимание на увеличение поставок этой продукции.

Например, в прошлом году на $129 млн. выросли поставки продукции легкой промышленности. Транспортные средства – $70 млн., строительные материалы – на $65 млн., пластмассы и полимеры – на $65 млн. Поставки электроприборов в ЕС выросли на $102 млн. (100% прироста).

Поставки деревообрабатывающей продукции в Европу за 11 мес. 2017 года выросли на $158 млн. В то же время поставки наших необработанных лесоматериалов в страны всего мира уменьшились на $105 млн., в том числе в ЕС уменьшились на $45 млн.

Можно говорить, что мораторий на вывоз леса-кругляка способствовал увеличению переработки нашей древесины в стране.

О перспективных позициях экспорта

Поговорим о приросте поставок продуктов питания. Поставки соков выросли на 39%, маргарина – на 108%, а сливочного масла – на 675%. Украина занимает второе место по поставкам сливочного масла в Европе.

Поставки соевых бобов мы увеличили на $128 млн., до $243 млн. за 11 месяцев 2017 года против поставок соевого масла на $53 млн. Нам есть куда, расти, и в переработке сои.

Интересный кейс – косметика. Ее поставки в ЕС выросли на $8,1 млн. Кстати, один проект в Великобритании исследовался и пришли к выводу, что нужно развивать производство косметики и игрушек. Это перспективно.

ИМПОРТ

О крупнейших позициях в структуре импорта

Теперь давайте взглянем, что мы импортируем. Сразу скажу, что картина импорта сильно отличается от экспорта. Далеко не в лучшую сторону.

Первая позиция по импорту товаров в Украину – нефтепродукты. Это $4,2 млрд. Кто больше всего покупает нефтепродуктов? Аграрный сектор, водители и та же «Украинская железная дорога». В отрицательном торговом балансе эта продукция играет ключевую роль.

Раньше таким продуктом был природный газ.

Это критическая ситуация для нас. Посмотрите, все страны-соседи производят нефтепродукты. У нас из пяти НПЗ работает лишь один.

Далее в импорте у нас идет природный газ. Его за 11 мес. 2017 года мы импортировали на $3,8 млрд. Отмечу, что газ – это та позиция, которая увеличила отрицательное торговое сальдо из-за увеличения объемов импорта газа в 2017 году.

Третья позиция – импорт угля. Общие объемы импорта по 2017 г. составили $2,7 млрд.

Объемы импорта выросли из-за прекращения поставок из ОРДЛО в начале 2017 года. Наибольшие объемы мы завезли из России. Фактически мы потеряли доступ к нашим ресурсам угля и теперь импортируем топливо из российских шахт, ухудшая тем самым наш торговый баланс. Также начался существенный импорт энергетического угля из США (0,68 млрд. $).

Об отсутствии импортозамещения

Еще одна позиция импорта – автомобили ($2,1 млрд.). Это без еврономеров. Лекарственных средств, мы импортировали на $1,43 млрд. Далее у нас идет позиция «аппараты электрические, телефоны» ($1,2 млрд.).

Почти на миллиард долларов, мы импортировали металлопроката. Почему металлургическая страна импортирует столько много металлопроката? Потому что мы не производим много видов металлопроката, которого требуют современные технологии.

Например, производство листа для металлокерамики, или хорошего оцинкованного проката. Это все вопросы нашего развития. Зачем же развивать различные виды проката, когда можно просто экспортировать полуфабрикат, или обычную руду?

Почему так произошло? А потому, что у нас серьезно не занимаются политикой индустриального развития.

Об импорте готовой продукции для экспорта сырья

Еще у нас растет позиция по импорту пестицидов. Их страна импортировала почти на миллиард долларов. Комплексные удобрения – на $760 млн. Тракторы — на $690 млн. У нас в принципе состоялся большой прирост импорта аграрной техники. Своих тракторов и комбайнов мы почти не производим. Лучшая ситуация в навесной технике и в оборудовании для животноводства.

Из-за развития нашего сырьевого АПК, растут и объемы импорта готовой продукции, в частности промежуточного потребления, необходимого для сельскохозяйственного производства. Так, импорт тракторов вырос на $175 млн., ввоз комплексных удобрений вырос на $192 млн., азотных удобрений – на $121 млн., пестицидов – на $132 млн.

Совокупно у нас аграрного импорта было где-то на $5,2 млрд. Вот та сумма денег, которая идет на покупку компонентов. Значит, мы покупаем много продукции с высокой добавленной стоимостью, чтобы с ее помощью производить сырье с низкой добавленной стоимостью и отправить его на экспорт.

Мы сейчас находимся в ловушке глобализации – импортируем дорогие товары перерабатывающей промышленности с более высокой добавленной стоимостью, чтобы с их помощью производить и экспортировать сырье. Мы никогда не станем богатыми без развития собственной перерабатывающей промышленности.

Об аграрном пути Украины

И вот мы приходим к вопросу «Украина – аграрная страна?». Американцы говорят, что мы можем производить 120-125 млн. тонн зерна. Представляете, сколько техники, топлива, удобрений и пестицидов нужно будет для этого купить?

А сколько страна добавленной стоимости получит с этого? Посчитаем это за зерно пшеницы. Пусть при цене за тонну пшеницы в современных условиях $160 мы получим $90 добавленной стоимости. Помножим это на увеличенный объем производства зерна около 60 млн. тонн (по оценкам американцев), и мы увеличим наш валовой внутренний продукт лишь на $5,4 млрд., или 5,5% от уровня ВВП 2017г. (около $100 млрд.). Заметим, что номинальный ВВП, например, в Польше еще в 2016 г. составил $470 млрд. То есть, текущее отставание в 4,7 раза!

Итак, хоть как-то мы, наращивая экспорт зерна, решим вопрос восполнения? Стоит ли оно того, при таких гигантских усилиях и нагрузке на землю?

Мы сделаем колоссальные усилия. Нам нарисуют, что мы лидеры в экспорте, но мы останемся бедными.

ГЕОГРАФИЯ ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ

Об ЕС как стратегическом партнере

Европейский союз играет роль нашего главного торгового партнера. И эта доля ежегодно растет. Так в экспорте она увеличилась до 40,5% с 37% в 2016 году. В то же время импорт из ЕС у нас вообще 44%.

В Азию у нас экспорт возрос на 9,7%, и доля поставок составила почти 30%. В Россию мы поставляем 9,6% наших товаров.

Украина все больше привязывается к ЕС. И здесь важно, используем ли мы шанс и начнем ли поставлять им переработанную продукцию или просто подстраиваемся под более совершенного партнера, которому сейчас нужны сырье и люди.

Об отсутствии выгоды в торговле с Китаем

Выгодно торговать с теми, у кого с нами малейшие асимметрии в товарной структуре экспорта. Возьмем, для примера, Китай, как показатель таких асимметрий. Им вообще нашей перерабатывающей продукции не нужно, потому что Китай – это сплошная фабрика.

В торговле с ЕС у нас также сплошные асимметрии.

Итак, Китай. Отрицательное торговое сольдо с этой страной в 2017 г. у нас составляло $3,6 млрд. Экспорт составлял – $2 млрд. Импорт составлял — $5,6 млрд. В позапрошлом 2016 году отрицательное сальдо составляло $2,9 млрд.

Теперь перейдем к товарной структуре. Вот три позиции нашего экспорта в Китай, которые занимают 70%. Это: железорудное сырье ($630 млн.), масло подсолнечное ($500 млн.) и кукуруза ($420 млн.). Китай не видит нашей перерабатывающей промышленности. Им из наших готовых продуктов почти ничего не нужно.

Что мы импортируем оттуда? 44% — это машины и оборудование. 11,8% — продукция легкой промышленности, 11,5% — продукция химии, 10,2% — металлы и изделия из них. Конечная продукция с более высокой добавленной стоимостью, которая импортируется из Китая, составляет до 90%.

Следовательно, в экономическом обмене с Китаем Украина находится в заведомо проигрышной позиции.

Об экспорте рабочей силы в Польшу

Возьмем другой пример – Польша. В этой стране работает примерно 1,4 млн. украинцев. ВВП Польши по паритету покупательной способности составляет $27 тыс. на душу, или примерно $54 тыс. на одного работника. Это означает, что наши 1,4 млн. людей генерируют $65-70 млрд. добавленной стоимости в Польше. Почему они там? Потому что там имеется развитая перерабатывающая промышленность, способная предлагать конкурентоспособные рабочие места.

Сколько наши рабочие переводят в Украину из Польши? Пусть $4 млрд. Даже эти приблизительные подсчеты нивелируют мнение, что страна может жить и развиваться за деньги гастарбайтеров.

Есть и другие последствия – развал семей, например. Или когда дети растут без родителей.

Можем утверждать, что украинцы сейчас это один из факторов экономического роста Польши. Вспомним заявление главы Нацбанка Польши. Он говорил о том, что без притока работников с Украины, Польша не будет иметь экономического роста. Им нужно еще 5 млн. рабочих и они рассчитывают взять их в Украине и Беларуси. Без таких работников их ждет экономический спад.

О торговле с Польшей

Чем мы торгуем с Польшей? Отрицательное сальдо с этой страной у нас составляет – $700 млн.

Туда мы экспортируем изолированные кабели, прокат, железную руду. Далее идут мебель и ее детали. Как здесь мебель появились? У поляков хорошая мебельная индустрия и из-за больших заказов они не успевают выполнить их. Поэтому часть заказов они переводят в Украину, на аутсорсинг.

Здесь мы для них производим детали для мебели, которые уже в Польше складываются воедино. То есть речь не идет о производстве готовой мебели.

Что импортируем из Польши? Машины и оборудование, транспортные средства, пищевую продукцию, газ, нефтепродукты, химическую продукцию, полимеры, продукты легкой промышленности и мебель. Наши рабочие там сделали мебель из нашего леса, а поляки экспортировали, в частности и в Украину.

Что нам делать?

В Украине должна быть введена политика новой индустриализации. Начиная от макроэкономики и уменьшения стоимости денег и заканчивая работой над торговлей с отдельными странами. Работать над уменьшением асимметрии, считать эффективность, вести переговоры.

Такую политику должно проводить государство.

Стоит понять, что развитие перерабатывающей промышленности это только наша проблема. Никто не заставлять нас, ее развивать. Логика очень простая — зачем иметь еще одного конкурента, который будет отнимать рабочие места у их граждан. Кредиторы из развитых стран не будут от нас этого требовать, потому что им этого не нужно.

В то же время, если сейчас активно заняться новой индустриализацией, то за пять лет мы смогли бы многого достичь. Пример успешных инвестиций, да и вообще атмосферу экономического развития должен начать внутренний бизнес. Тогда и внешние инвесторы идут в страну гораздо активнее.

Авторы: Юрий Винничук, Сергей Головнев

Источник: БизнесЦензор

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна. 

Читайте по теме:

Оставить комментарий