Влияние административного регулирования цен и уровня монополизации на инфляцию в Беларуси

17.03.2011 – Представляем вашему вниманию статью Александра Мухи и Натальи Сакович «Влияние административного регулирования цен и уровня монополизации на инфляцию в Беларуси», впервые опубликованную в рецензируемом журнале «Статистика Украины» (№3 за 2006 год).

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

На современном этапе в Республике Беларусь достигнуты определенные успехи в стабилизации уровня инфляции (см. рисунок 1). Так, в 2005 году впервые за последние пятнадцать лет инфляция снизилась до однозначной цифры – 8,0%, или 0,6% в среднем за месяц. Вместе с тем необходимо признать, что этот результат, по мнению ряда экспертов, в определенной степени достигнут за счет административного регулирования ценообразования со стороны государства [10].

В данном случае количественная оценка степени влияния административного регулирования цен и уровня монополизации на состояние инфляционных процессов в Беларуси приобретает особую актуальность в связи с постоянным расширением сферы централизованного государственного управления экономикой.

 

Рисунок 1. Динамика индекса потребительских цен в Республике Беларусь в 1996-2005 гг.

В рамках предлагаемой статьи рассматриваются три задачи:

1) анализ эффективности административного регулирования цен в начале 2000-х гг.;

2) оценка влияния уровня монополизации на инфляцию в 2000–2004 гг.;

3) анализ влияния административного регулирования цен на инфляцию в 2004–2005гг.

1. Анализ эффективности административного регулирования цен в начале 2000-х гг.

Во второй половине 1990-х и в начале 2000-х гг. в Беларуси, вопреки государственному регулированию цен, наблюдался значительный рост административно регулируемых цен, что было связано с необходимостью поддержания рентабельности производителей [7]. Так, например, в 2003 г. потребительские цены возросли на 25,4%, из них административно регулируемые – на 44,9% (см. таблицу 1, по представленной ссылке можно скачать все таблицы статьи). При удельном весе регулируемых позиций в потребительской корзине в 22,5%, это обеспечило 10,1 из 25,4 процентных пунктов инфляции (см. таблицу 2). В результате прямой вклад в инфляцию 22,5% товаров и услуг, цены на которые регулируются государством, составил в 2003 г. 39,8% (см. таблицу 3).

По данным Министерства статистики и анализа Республики Беларусь [11] в роли “возмутителей спокойствия” в 2003 г. выступили следующие регулируемые позиции: правовые услуги (рост цен составил 201,2%), горячее водоснабжение (175,7%), отопление (175,1%), проезд на поезде пригородного сообщения (166,7%), сигареты без фильтра отечественные (165,0%), газоснабжение (149,0%), электроснабжение (148,1%), водка (144,4%), бензин (143,8%), сигареты с фильтром отечественные (141,7%), проезд на автобусе пригородного сообщения (140,8%), сахар (138,0%) и др.

Представленные товары и услуги указывают на наиболее монополизированные отрасли и сектора белорусской экономики: нефтеперерабатывающая промышленность, электроэнергетика, жилищно-коммунальное хозяйство, алкогольная и табачная промышленность, общественный транспорт и т.д.

Стоит обратить внимание, что в случае, если при расчете индекса потребительских цен исключить регулируемые позиции (или что то же самое, административно регулируемые цены росли такими же темпами, как и нерегулируемые цены), показатель “чистой инфляции” (“net inflation”) составил бы 20,4% (см. таблицу 1). Но в случае, если бы в 2003 г. административно регулируемые цены были полностью зафиксированы, инфляция составила бы всего 15,3%, вместо 25,4% (см. таблицу 2).

В качестве весов для исчисления чистого индекса потребительских цен используется структура фактических потребительских расходов домашних хозяйств за предыдущий год, кроме административных позиций, не участвующих в расчете. При этом сохраняется условие равенства суммы весов единице (или 100%), что достигается путем пересчета (пропорционального увеличения) весов компонентов, участвующих в расчете показателя “чистой инфляции”.

Особо стоит обратить внимание также на дискретный характер повышения административно регулируемых цен, который сам по себе содержит элементы риска дестабилизации инфляционной ситуации.

Наиболее наглядным примером в данном случае является январь 2003 года (см. рисунок 2). Так, например, цены на электроснабжение в этом месяце возросли сразу на 36,9% (при общем росте цен на электроснабжение за 2003 г. на 48,1%), газоснабжение – на 34,2% (49,0%), сахар – на 10,8% (38,0%) и т.д. В результате в январе 2003 г. зарегистрирован максимальный месячный рост административно регулируемых цен в 2003–2005 гг. – на 12,1%. Если исключить регулируемые позиции, то потребительские цены возросли бы не на 4,3%, а всего лишь на 2,1% (чистая инфляция). А в случае, если из показателя чистой инфляции исключить плодоовощную продукцию, то базовая инфляция составила бы всего 1,5% (см. рисунок 2).

Рисунок 2. Динамика важнейших инфляционных индикаторов в Беларуси в январе 2003 г.

Необходимо подчеркнуть, что при расчете базового индекса потребительских цен помимо административных позиций исключается также и плодоовощная продукция, цены на которую подвержены сезонному фактору. В результате базовая инфляция представляет собой ту часть инфляции, которая более тесно связана с индикаторами денежно-кредитной сферы и не подвержена воздействию неустойчивых (волатильных) факторов. Это позволяет использовать базовую инфляцию в качестве ключевого ориентира при практической реализации монетарной политики.

2. Оценка влияния уровня монополизации на инфляцию в 2000–2004 гг.

Высокий уровень монополизации экономики, то есть сравнительно небольшое количество предприятий, контролирующее значительный объем рынка и определяющее ценовую политику в отношении отдельных товаров или услуг, является предпосылкой развития инфляционных процессов, поскольку предприятия-монополисты в условиях отсутствия конкуренции зачастую устанавливают завышенные цены, стремясь получить дополнительную прибыль.

Как отмечает руководитель Федеральной антимонопольной службы России И.Артемьев [8], “работая в этой должности, я вижу, что у нас в стране царит произвол крупных компаний по отношению к маленьким компаниям и гражданам, причем совершенно возмутительный. И инфляция в стране у нас такая высокая во многом благодаря действиям монополистов… Мы оцениваем, что примерно третья часть инфляции связана с монополистической деятельностью”.

Как правило, в странах, экономика которых длительное время развивалась в рамках плановой системы, степень монополизации рынка выше, чем в государствах с исторически сложившимся рыночным хозяйством. Это связано с различиями путей формирования монополистических структур. В рыночной экономике монополистические объединения формировались «снизу», как следствие развития конкуренции, приводящей к росту концентрации и централизации производства и капитала. В плановой экономике развитие монополизма происходило «сверху» с целью усиления эффективности жесткого централизованного управления со стороны государственных органов.

Для экономики Республики Беларусь в настоящее время также характерна достаточно высокая степень монополизации, доставшаяся переходной экономике в наследство от административной системы, и усиливающаяся благодаря проводимой государственной политике.

Для оценки уровня монополизации экономики можно использовать ряд индикаторов, характеризующих основные показатели деятельности предприятий-монополистов (абсолютные и относительные или структурные), их распределение по формам собственности и отраслям и подотраслям экономики, а также степень концентрации производства на крупных предприятиях (доминирующих на соответствующих рынках).

Под концентрацией производства обычно понимают сосредоточение выпуска однородной продукции на специализированных предприятиях и расширение (увеличение) их размеров по объему производства и продаж, по количеству занятых работников, по стоимости основного капитала и по другим признакам. Как показывает опыт многих стран, в условиях рыночной экономики, с одной стороны, имеет место быстрое развитие малого и среднего бизнеса, а с другой – усиление специализации, кооперации и концентрации и, как следствие, — образование монополий. В мировой практике, хозяйствующий субъект признается доминирующим, если доля его продукции составляет более 30-35%, а критическое значение монополизации рынка определяется по сумме долей трех крупнейших производителей, превышающих 70%.

Для количественного измерения концентрации производства в мировой и отечественной практике используются показатели, основанные на статистической группировке предприятий по различным признакам: по объему производства продукции, количеству занятых работников, стоимости основных фондов.

Наиболее распространенный способ определения концентрации в отдельных отраслях и на отдельных рынках – коэффициент доли нескольких (обычно трех-четырех) фирм-лидеров отрасли (рынка) [4, с.59-64]. Для оценки степени концентрации широко используются также коэффициенты Герфинделя, Герфинделя-Хиршмана, Маслова – Пасхавера, Джини, Лоренца и др. [9, с. 232-235].

В области определения степени монополизации экономики Беларуси существуют серьезные пробелы в статистической информации, поскольку официальная статистика фиксирует уровень концентрации производства лишь по промышленности (с 1991 г.). Определение степени концентрации в других отраслях экономики не представляется возможным в силу отсутствия необходимых статистических данных.

Расчет коэффициентов концентрации в промышленности в целом произведен на основании данных Министерства статистики и анализа [1, с. 352-356] по результатам группировки промышленных предприятий по объему производства за 2000–2004 гг. (см. таблицу 4). Приведенные в таблице показатели свидетельствует об усилении степени концентрации промышленного производства в рассматриваемом периоде. По коэффициентам Маслова-Пасхавера и Джини самая высокая концентрация отмечается в 2004 г., а по коэффициенту Герфинделя максимальное значение приходится на 2003 г.

Динамика индекса «доли четырех» за последние годы также свидетельствует о нарастании уровня концентрации в промышленности, а сравнительно невысокие значения коэффициентов объясняются сильной дифференциацией степени концентрации по отраслям промышленности.

Приблизительное представление о процессе монополизации может дать информация о доле объема промышленной продукции выпускаемой тремя, четырьмя, шестью и восьмью крупными предприятиями в разрезе отдельных отраслей промышленности [1, с. 565-567]. Данные показатели (см. таблицу 5) близки по методологии расчета к коэффициенту «доли четырех».

Из приведенной таблицы видно, что в электроэнергетике четырьмя предприятиями производится более 80%, а шесть предприятий, начиная с 1999 г. производят весь объем продукции данной отрасли. В цветной металлургии практически вся продукция производится двумя предприятиями-монополистами. В топливной промышленности, начиная с 2000 г. более 95% продукции производится тремя предприятиями.

В отрасли «Машиностроение и металлообработка» функционирует наибольшее число предприятий-монополистов – в 2004 г. 86 предприятий или около половины (47%) от общего числа монополистов в промышленности. Поэтому доля четырех крупнейших предприятий не так высока, как в вышеназванных отраслях, однако, начиная с 2001 г. их вклад в общий объем производства постоянно растет и становится наибольшим в 2004 г. – 36,9% (для сравнения в 1998 г. эта цифра составляла 31,4%). Усиление концентрации в 2004 г. наблюдается и в химической и нефтехимической отрасли – 67,8%, в предыдущие годы значение доли четырех было на 2-3 пункта меньше. Подобная ситуация наблюдается в отрасли «Промышленность строительных материалов»: после 2000 г. удельный вес четырех предприятий резко увеличился и составил в 20012004 гг. 4144%, в то время как в 1995 г. он был равен 20%.

Традиционно отраслями с меньшей степенью концентрации являются легкая и пищевая промышленность. Так, в легкой промышленности коэффициент четырех колеблется от 20% до 30%, постепенно повышаясь к 2004 г. В пищевой промышленности концентрация производства еще меньше, и здесь также прослеживается тенденция ее роста: в 1995 г. четыре предприятия производили около 9%, а в 20032004 гг. – 1112% общего объема продукции.

В последние годы отмечается постепенное снижение числа предприятий-монополистов в промышленности: с максимума в 1997 г. (343, или 14,3% от общего количества предприятий) до 182, или 8,0%, в 2004. Однако, доля общего объема промышленного производства, приходящаяся на долю предприятий-монополистов практически не изменилась и продолжает оставаться достаточно высокой – более 50%. Данный факт свидетельствует об усилении концентрации промышленного производства, что подтверждается вышеприведенными коэффициентами концентрации.

Кроме обычных монополий выделяют так называемые «естественные монополии», которые оказывают влияние на уровень инфляции в большей мере по сравнению с промышленными предприятиями-монополистами. В Беларуси наибольшее число естественных монополий функционирует в сфере транспортировки нефти, нефтепродуктов и газа, жилищно-коммунальных услуг, а также в сфере железнодорожного и воздушного транспорта. Так, по данным на начало 2006 года [2], из 30 субъектов естественных монополий республиканского уровня 10 (или 33%) оказывают услуги по транспортировке нефти, нефтепродуктов и газа, 6 предприятий (20%) заняты в сфере оказания услуг ЖКХ (электро-, тепло-, водоснабжение и водоотведение), 12 (40%) – услуги железнодорожного и воздушного транспорта, 2 (6,7%) – услуги связи.

Повышающее воздействие на уровень инфляции со стороны естественных монополий в большей степени прослеживается в сфере оказания коммунальных услуг: динамика цен там была выше индекса потребительских цен в течение всего периода 2000-2004 гг. (табл. 6). Тарифы на услуги ЖКХ в течение всего периода росли самыми высокими темпами: тарифы на отопление за период 2000-2004 гг. возросли в 87 раз, электроснабжение – в 52 раза, водоснабжение – в 48 раз, газоснабжение – в 37 раз, в то время как потребительские цены увеличились только в 5,9 раз.

Влияние динамики тарифов на грузоперевозки на железнодорожном и авиатранспорте на инфляцию было положительным в 2000–2001 гг., а затем индексы в этих сферах стали ниже уровня инфляции; за весь период рост цен составил соответственно 10,4 и 4,3 раза. Что касается потребительских услуг на железнодорожном транспорте, то значения их индексов были еще выше по сравнению с тарифами на грузоперевозки, особенно в период 2001-2004 гг.: за весь период тарифы возросли в 30 раз, а всего пассажирского транспорта – в 15,8 раз. Это связано с проводимой политикой государства, направленной на полное покрытие населением затрат на транспортные, а также жилищно-коммунальные услуги (в настоящее время доля оплаты населением составляет около 50%).

Тарифы на услуги связи увеличивались меньшими темпами, чем ИПЦ, за исключением 2001 г., за весь период рост составил 4,8 раз, поэтому их влияние на уровень инфляции было менее значительным.

Отметим, что в настоящее время в Беларуси антимонопольное регулирование в основном сводится к ведению Государственного реестра и ценовому регулированию предприятий-монополистов (прямому или косвенному), не разработаны вопросы регулирования монополистической деятельности на финансовых рынках и ряд других важных вопросов [6].

3. Анализ влияния административного регулирования цен на инфляцию в 2004–2005 гг.

Современный период (начиная с 2004 г.) характеризуется значительным усилением административного контроля за ценообразованием. В результате расширения перечня товаров и услуг, цены на которые регулируются государством, средний удельный вес регулируемых позиций в потребительской корзине возрос с 22,5% в 2003 г. до 33,1% в 2004 г. При росте потребительских цен в 2004 г. на 14,4%, административно регулируемые цены возросли на 10,2% (см. таблицу 1). Как следствие, снизился их прямой вклад в общий рост цен – 3,4 из 14,4 процентных пунктов инфляции, то есть 33,1% товаров и услуг обеспечили 23,6% инфляции (см. таблицы 2 и 3). Напомним, что в 2003 году ситуация была прямо противоположной – 22,5% регулируемых позиций обеспечили 39,8% инфляции.

Действительно, в 2004 г. резко замедлилась ценовая динамика основных регулируемых позиций: рост цен на сахар составил всего лишь 100,1% (напомним, в 2003 г. – 138,0%), водку – 113,3% (144,4%), сигареты с фильтром отечественные – 107,2% (141,7%), сигареты без фильтра отечественные – 109,9% (165,0%), горячее водоснабжение – 137,4% (175,7%), холодное водоснабжение – 105,6% (125,8%), электроснабжение – 106,9% (148,1%), газоснабжение – 103,9% (149,0%), отопление – 101,7% (175,1%), бензин – 111,6% (143,8%), проезд на поезде пригородного сообщения – 120,0% (166,7%), правовые услуги – 135,3% (201,2%) и т.д.

Практика 2005 года демонстрирует тенденции, сложившиеся в 2004 г., – при росте потребительских цен на 8,0%, административно регулируемые цены возросли всего на 4,6%.

Такая динамика ведет к накоплению инфляционного потенциала и серьезных диспропорций. Так, по данным таблицы 1, в 2004 г. инфляционный потенциал оценивается в 2,1%, в 2005 г. – 1,8%, или за два года 3,94%. То есть, если, к примеру, в конце 2005 г. накопленный инфляционный потенциал (3,94%) одновременно разрядился бы, то величина инфляции в прошедшем году составила бы не 8,0%, а 12,3%.

Об этом же свидетельствует и динамика цен на плодоовощную продукцию в 2005 г. – темп роста составил 145,8% (см. таблицу 1). В результате вклад плодоовощной продукции в общий рост цен в 2005 г., по данным таблицы 3, составил 22,5% (для справки: в 2003 г. – 5,9%, а в 2004 г. – 11,8%). Всего за 2003–2005 гг. цены на плодоовощную продукцию возросли более чем в 2,7 раза и стали абсолютным лидером по темпам роста.

Особо обращает на себя внимание, что в октябре 2005 г. был зафиксирован максимальный за период исследования месячный рост цен на плодоовощную продукцию – на 26,9%. Этот рост был вызван тем, что в данном месяце резко подорожали: огурцы (в 2,3 раза), помидоры свежие (в 1,7 раза), лук зеленый (в полтора раза), перец сладкий (на 21,2%), арбузы и дыни (на 19,1%), бананы (на 12%), виноград – на 8,6%. В итоге сложившаяся ситуация в сфере ценообразования на плодоовощную продукцию не могла не вызывать определенную тревогу. Как следствие органы государственного управления включили перечень плодоовощной продукции в состав административно регулируемых позиций.

Важно отметить, что в действительности сезонная динамика цен на плодоовощную продукцию носит во многом объективный характер, хотя и выделяется нестабильностью и неравномерностью внутри года. Традиционно снижение цен на плодоовощную продукцию в летний период (в связи с поступлением урожая нового года) и их рост – в осенне-зимний период. Так, например, наиболее сильно цены на плодоовощную продукцию снижаются в августе  – в 2003 г. (-21,6%), в 2004 г. (-17,4%) и в 2005 г. (-17,8%). В тоже время в октябре наблюдается традиционный достаточно резкий рост цен на плодоовощную продукцию – в 2003 г. (16,0%), в 2004 г. (17,5%) и в 2005 г. (26,9%).

О неоднородности и несогласованности ценовой динамики также свидетельствуют и значительные региональные различия в уровне цен на отдельные наиболее значимые товары и услуги. Так, например, по расчетам авторов на основе данных Министерства статистики и анализа, разница между максимальной и минимальной ценой реализации на конец октября 2005 г. составила: по говядине I категории – в 1,6 раза, свинине – в 1,5 раза, капусте – в 1,7 раза, картофелю – в 2,3 раза, луку репчатому – в 1,6 раза, ремонту обуви – в 2,6 раза, услугам по химической чистке – в 2,8 раза, услугам бань – в 4,4 раза и т.д.

Это может свидетельствовать о существовании искусственного ограничения конкуренции со стороны региональных властей. В частности, это могут быть административные барьеры на вход, разного рода лицензии, сертификаты, прямое ограничение сферы реализации продукции или ограничения другого рода, например, очень сложная процедура регистрации [3, с. 16;  5, с. 21].

В итоге происходит подавление механизмов конкуренции. Из-за наличия барьеров на вход количество компаний, которые занимаются производством или распределением конкретного товара или услуги на рынке региона, ограниченно. Поэтому существующие предприятия и организации могут использовать свое монопольное положение. В результате из-за ограничения конкуренции в определенных регионах, из-за наличия сегментированных рынков цены в целом по стране выше, чем они могли быть при существовании более интегрированного общестранового рынка и при более высокой конкуренции на региональном уровне.

Результаты проведенного исследования позволяют сделать вывод о том, что основными задачами антиинфляционной политики на современном этапе являются сбалансирование темпов роста регулируемых и нерегулируемых цен (впоследствии, отмена административного ценового контроля), достижение согласованной динамики цен на отдельные товары и услуги (в частности, плодоовощную продукцию, услуги жилищно-коммунального хозяйства и др.) с общей динамикой инфляционных процессов, снижение волатильности и обеспечение более плавной динамики цен внутри года.

Вместе с тем сегодня в Беларуси необходимо дальнейшее внедрение рыночных реформ, включая реорганизацию предприятий и стимулов (преимущественно через приватизацию и прямые иностранные инвестиции), углубление структурных и институциональных преобразований, создание конкурентных механизмов и усиление роли антимонопольной политики, развитие малого бизнеса, и в целом уменьшение роли государства в экономике.

Литература

1. Статистический ежегодник Республики Беларусь, 2005 (Стат. Сб.). – Минстат Республики Беларусь. – Мн., 2005. – 609 с.

2. Ганакова Е. О государственном реестре субъектов естественных монополий // Рэспублика. – 9 февраля 2006. – С. 14-16.

3. Зато без посредников // Белорусский рынок. – 2004. – №14. – С. 16.

4. Зенькова Л.П. Концентрация промышленного производства Беларуси и циклическая динамика // Вопросы статистики. 2005. №9. С. 59-64.

5. Империя воды // Белорусский рынок. – 2004. – №14. – С. 21.

6. Мацулевич И.А. Экономические и организационно-правовые предпосылки развития конкурентных отношений в экономике Республики Беларусь // Вестник БГЭУ. – 2005. – № 5. – С. 14-21.

7. Ракова Е.Ю. Государственная ценовая политика и анализ ее эффективности в 1992–1999 гг. // Аналитический доклад №1. – Исследовательский центр Института приватизации и менеджмента. – 2000. – 24 с.

8. Россия – это страна картелей: интервью с руководителем Федеральной антимонопольной службы России И.Артемьевым // Ведомости. – 2006. – №22. – С. 5.

9. Статистика: показатели и методы анализа: справ. пособие / Н.Н. Бондаренко, Н.С. Бузыгина, Л.И. Василевская и др. Под ред. М.М. Новикова. – Мн.: «Современная школа», 2005. – 628 с.

10. Шарапова И. Инфляция под запретом // Ведомости. – 2006. – №3. – С. 3.

Авторы: Александр Муха, Наталья Сакович

Источник: BusinessForecast.by

Уважаемые коллеги, присылайте ваши статьи, посвященные анализу и прогнозированию в экономике и бизнесе, на электронный адрес info@businessforecast.by – мы с радостью опубликуем их у себя на сайте!

Читайте по теме:

Оставить комментарий