Заместитель главы Минюста: В прошлом году 90% рейдерских захватов были успешными

22.08.2016 – На уровне публичных заявлений Минюста и правительства регистрационная реформа, которую сейчас часто вспоминают в контексте новых историй о рейдерских захватах, считается едва ли не самой успешной. В общем упрощение регистрационных процедур бизнеса и имущества, ажиотаж вокруг возможности зарегистрировать брак по сокращенной процедуре. Все это, якобы, играет на положительный имидж действий Минюста.

Читайте также: Лилия Гриневич: Невозможно учить современных детей так, как учили нас

Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Однако у них оказалось нехорошее послевкусие. Имидж реформы портят нередкие заявления бизнеса о рейдерских захватах и дальнейших планах Минюста о корректировке регистрационных процедур.

Теперь нужно исправлять ошибки.

ЭП поговорила с заместителем Министра юстиции по вопросам государственной регистрации Павлом Морозом, как это можно исправить, и бизнес сможет почувствовать себя в безопасности.

“БЫЛИ СЛУЧАИ, КОГДА К НАМ ПРИХОДИЛИ С КАСТЕТАМИ И ПИСТОЛЕТОМ”

– То, что упрощение регистрационных процедур может создать проблемы бизнесу, было известно ранее. Почему сразу не просчитали все риски?

– Одна из главных реформ – это децентрализация полномочий. Минюст начал ее с передачи функций регистрации недвижимости и бизнеса органам местного самоуправления, нотариусам и аккредитованным субъектам. Следующий шаг реформы – это передача на места функций регистрации актов гражданского состояния.

Как решали, какие функции передавать нотариусам? Регистрацию рождения и смерти – нет. Нет ни одной страны, где бы эту функцию выполнял кто-то другой, кроме государства. Нет смысла делать исключения.

О регистрации развода – сегодня мы еще не уверены, а вот насчет регистрации брака – рассматривается возможность наделить этими функциями также и нотариусов.

– Нотариусы получили полномочия регистрировать имущество, недвижимость, бизнес по упрощенным процедурам. Это стало реальной проблемой и привело к ряду рейдерских атак на бизнес.

– Когда были первые рейдерские захваты в нашей стране?

– В 90-х годах.

– Именно так. И с тех пор они происходили каждый год. Просто о них публично особо никто не говорил. Что происходило раньше? Единственным средством защиты прав для жертв рейдерских захватов был суд. Судебная тяжба длилась как минимум шесть месяцев – как правило, рейдеры затягивали судебные процессы.

Если людям удавалось выиграть суд первой инстанции, то решение не вступало в силу, потому что рейдерская сторона подавала апелляцию. Пострадавшее лицо получало имущество только после того, как апелляционный суд принимал решение в его пользу. Но после длительных судебных процессов, как правило, уже не оставалось, что возвращать.

Можно было еще идти к рейдерам и предлагать им отступные.

Нынешние методы рейдеров ничем не отличаются от тех, которые были ранее. Рейдерский захват без государственного регистратора невозможен. Он привлекается к рейдерскому захвату в любом случае. Или преступники вводят его в заблуждение, или же регистратор вступает в сговор с рейдерами.

В прошлом году 90% рейдерских захватов были успешными.

Что произошло сейчас? Да, мы действительно упростили сферу регистрации бизнеса и недвижимости. Общество с ограниченной ответственностью можно зарегистрировать в течение дня, обратившись к любому государственному регистратору или нотариусу. Позитив этой реформы в отсутствии очередей и возможности для коррупционных действий.

– Но вместе с этим рейдерам стало проще атаковать бизнес.

– При любом рейдерском захвате  государственному регистратору подается пакет документов, который гарантированно незаконный.

Может сложиться впечатление, что для рейдеров облегчение вроде бы в том, что исчезла необходимость покупать нотариальный бланк. Если раньше для завершения рейдерского захвата нужно было пять дней, то сейчас это можно сделать за три дня.

Но с 1 января заработала комиссия по рассмотрению жалоб. Не обращая внимания на то что, захватить бизнес или объект недвижимости стало якобы проще, создан орган по противодействию рейдерству. Комиссия заработала с января этого года и уполномочена рассматривать жалобы на действия государственного регистратора.

Рейдеры привыкли, что у них есть как минимум полгода на то, чтобы вывести активы или средства с захваченного объекта, но сегодня на отмену незаконных действий регистратора и рейдера нужно 30 дней. На практике, в некоторых случаях, это может происходить даже в течение двух недель.

– Юристы говорят, что этого времени все равно хватает на вывод средств. На возврат недвижимости и корпоративных прав шанс есть, хотя и это требует времени, а перевод средств – это мгновенная операция.

– Нет, они не успевают. Последний пример – с Novus – рейдеры ничего не смогли и не успели сделать.

С этого года с переводом средств со счетов вообще не припомню ни одного случая – для этого новый “руководитель” должен получить ключи доступа к банковскому счету. Для этого нужно привлечь еще и банк. Это сложно. На самом деле, банк всегда на стороне реального владельца и видит, когда операция сомнительная.

Были попытки украсть налоговый кредит по НДС, но они также не были успешными.

Когда комиссия отменяет регистрационные действия – рейдеры остаются неудовлетворенными. Они же уже отработали схему, заплатили всем ее участникам немалые средства. Были попытки повлиять на членов комиссии различными способами.

– Как именно повлиять?

– Были попытки повлиять через средства массовой информации. Через различные сомнительные сайты пытались распространять грязную и лживую информацию о представителях комиссии. Члены комиссии получали звонки с угрозами. Были случаи, когда к нам приходили представители жалобщика с кастетами и пистолетом. Это было несколько месяцев назад.

– Вы заявляли о том, что в комиссию поступило более тысячи жалоб. На что именно эти жалобы?

– Больше половины этих жалоб были переоформлены в обращения – они не были жалобами по своему содержанию. Если мы говорим о реальных жалобах, которые были вынесены на рассмотрение комиссии, то их было 250. Из них примерно 75% – это жалобы на рейдерские захваты. Из этих 250, комиссия рассмотрела по существу и удовлетворила 150 жалоб.

Это 80% спасенного бизнеса и недвижимого имущества. Если в комиссию поступает жалоба на действия регистратора, его доступ к реестрам может быть заблокирован или полностью аннулирован.

Что касается обращений, то заявители получили ответы согласно закона.

Еще одно замечание – если происходит рейдерский захват, первая инстанция, куда нужно обратиться – это полиция.

– Скольким регистраторам вы аннулировали доступ?

– 5% от 150 удовлетворенных жалоб завершились аннулированием доступа, 25% регистраторам доступ был временно заблокирован. Есть один случай, когда нотариусу вообще аннулировали свидетельство на осуществление нотариальной деятельности.

– Как показывает случай с «Укрсоцбанком», блокировка доступа к реестрам не стала эффективным наказанием – после окончания срока блокировки нотариусы снова возвращаются к мошенничеству. Планируется ли ужесточение наказания?

– В случае с «Укрсоцбанком» мы обратились в Национальную полицию с тем, чтобы привлечь его к большей ответственности и более строгому  наказанию, чем блокирование доступа.

Сейчас у нас не много функций по привлечению к ответственности. Мы можем только блокировать или аннулировать доступ к реестрам. И все.

Ситуацию нужно менять. Во-первых, мы хотим усилить ответственность за нарушения как регистратора, так и заявителя. Последний должен нести ответственность за достоверность представленных регистратору документов.

Во-вторых, мы планируем предусмотреть в законе право лишать нотариуса права осуществления нотариальной деятельности на основании нарушений в сфере государственной регистрации. Сейчас у нас нет таких функций. Если это произойдет, рейдерских захватов просто не станет.

– Как насчет уголовной ответственности?

– Это нужно делать. Мы пишем обращения в Национальную полицию с требованием проводить следствие в таких случаях, как с Щуром, и привлекать к ответственности нарушителей.

Административную ответственность надо усиливать. У нас сейчас ограниченные полномочия. Мы можем наложить штраф в размере от двадцати до сорока необлагаемых минимальных доходов граждан. Это не слишком эффективное наказание.

– Во время проведения рейдерских захватов имел место взлом реестров. Планируете ли усиливать их безопасность?

– Нет. Взломов не было. Были случаи DDoS-атак, и когда посторонние получали доступ к ключам нотариусов. Но это проблема конкретного нотариуса, который не обеспечил должный уровень безопасности на своем персональном компьютере.

– Минюст заявил о планах подготовить поправки в законодательство с тем, чтобы вернуть более жесткие условия регистрации. О чем идет речь?

– Мы хотим откорректировать правила регистрации, но так чтобы это не повлияло на позиции страны в рейтинге Doing Business.

Еще в марте в парламенте был зарегистрирован законопроект №4216, но в нем прописаны не все необходимые изменения. Возможно, он будет отозван, и мы подадим новый доработанный проект закона.

– Что планируете менять в законодательстве?

– Сейчас, чтобы зарегистрировать изменения в составе учредителей или участников общества подается очень простой пакет документов – заявление, решение учредительного собрания, устав, договор о переходе права собственности на долю в простой письменной форме, платится сбор и все. В этом пакете нет ни одного нотариально удостоверенного документа.

Мы хотим, чтобы упомянутые сделки и протокол, которым оформляется решение собрания общества, председатель и секретарь подписывали в присутствии нотариуса и чтобы нотариус удостоверял их подписи. Это усложнит подачу поддельных документов, ведь как минимум две подписи должны быть нотариально заверены. Это первое новшество.

Второе касается принципа экстерриториальности. По регистрации нового бизнеса он останется – предприятие можно будет зарегистрировать у любого регистратора, в том числе воспользовавшись онлайн услугами кабинета электронных сервисов. А вот регистрацию смены руководителя общества, учредителей или участников общества мы хотим ограничить уровнем области.

Функции регистрации недвижимости сужены до уровня области, кроме нотариусов. Нотариусы могут регистрировать объект независимо от того, где находится он сам, а где – объект недвижимости. Мы хотим уравнять нотариусов с другими регистраторами в полномочиях регистрации недвижимости. То есть в первом случае регистратор Тернопольской области сможет регистрировать изменения участников обществ только с Тернопольской области, а во втором – нотариус из Хмельницкой области сможет регистрировать недвижимость только из Хмельницкой области. Сейчас нет привязки к регионам.

– Что еще хотите сделать?

– Усложнить процедуру открытия нового раздела в реестре недвижимости. Например, как произошел рейдерский захват недвижимости “Сантрейд”? В реестре есть раздел, согласно которого “Сантрейд” является собственником недвижимости. Регистратор открыл новый раздел и зарегистрировал в нем объект на другого владельца.

Сейчас если у вас есть 50 помещений, то создать 50 новых разделов и перерегистрировать их на других лиц можно за 5 минут. Именно так проходило большинство рейдерских захватов недвижимости. Мы усложним эту процедуру. Сейчас Минюст разработал несколько вариантов решения этого вопроса. Обсуждаем. Также планируем предоставить право выбора гражданам получить свидетельство о праве собственности на объект недвижимости на бланке (данные о выдаче такого свидетельства должны быть внесены в Реестр).

Изменения в законодательство планируем подать в парламент в сентябре.

“МЫ МОЖЕМ РЕГИСТРИРОВАТЬ РАЗВОД В ТЕЧЕНИЕ СУТОК”

– Много молодоженов регистрируется по сокращенной процедуре?

– Мы отошли от советской нормы, когда нужно ждать 30 дней для регистрации брака. Сегодня вы сначала должны прийти в ЗАГС и подать заявление на регистрацию.

Потом должны ждать еще 10 дней до регистрации. По уважительным причинам – например, если девушка беременна или парень идет в армию – вы можете зарегистрировать брак быстрее. Запущенный нами сервис позволяет занять очередь для подачи заявления в онлайн режиме и выбрать удобное время для визита в ЗАГС.

Сегодня от 15% до 40% в зависимости от региона регистрируется по сокращенной процедуре.

Что делают молодожены? Они идут в учреждения здравоохранения, покупают фиктивную справку о том, что невеста беременна, а потом идут в Загсы, о чем-то там “договариваются”, и регистрируют брак по сокращенной процедуре.

Если в нашем обществе есть запрос на регистрацию брака по сокращенной процедуре – почему бы не решить это на уровне закона? Кто захочет ждать 30 дней – пожалуйста, пусть платит 85 копеек и ждет месяц. Кто хочет по сокращенной процедуре – пожалуйста – пусть платит повышенный размер сбора и регистрирует брак быстро.

– Повышенный размер сбора – это сколько?

– Точно меньше, чем молодожены тратят на взятки. Пока мы еще определяемся с цифрами. По моему мнению, размер именно регистрационного сбора может быть в диапазоне 30-80% размера минимальной зарплаты. В зависимости от региона и имеющихся социальных льгот у невест.

– Минюст запустил пилотный проект в шести городах Украины. Какие результаты эксперимента?

– По состоянию на 4 августа в Одессе зарегистрировали 28 браков – один зарегистрирован ночью, 12 – в Северодонецке, 7 – в Мариуполе. На очереди Киев и Львов.

– Есть такое мнение: возможность экспресс–браков приведет к увеличению разводов.

– Те, кто хочет зарегистрировать брак по сокращенной процедуре – сделают это, так или иначе. Каким образом регистрация за сутки повлияет на статистику разводов – я не понимаю. Процедуры развода не меняются.

Скажу вам, что были случаи, когда молодожены подали заявление, жениха призвали в зону АТО, и он там погиб. После того она родила ребенка, ребенок остался без отца. Кстати, именно поэтому Северодонецк был включен в пилотный проект.

Я вам могу сказать о другом эффекте.

Например, в Израиле возможно заключить исключительно религиозный брак. Там очень много молодоженов, которые принадлежат к разным конфессиям и религиям. Что они делают, когда хотят зарегистрировать брак? Они летят на Кипр, регистрируют его там, а затем легализируют его в Израиле.

Такие же правила действуют и с Украиной. Как только молодые люди узнают, что можно будет регистрировать так же брак и у нас, но дешевле, они будут прилетать в нашу страну. Этот сервис упростит процедуры регистрации браков с иностранцами.

Конечно, есть определенные круги, которые не довольны новой практикой (например, учреждения здравоохранения). Причины их недовольства понятны – они “сидели” на этих взятках.

– Это противодействие или недовольство проявлялись как-то на практике?

– Нет. Это не выходило за пределы социальных сетей.

– Вы сказали: относительно разводов “еще не уверены”. Что имеете в виду?

– Я не вижу проблемы в том, чтобы регистрировать развод в течение суток. Расторжение брака не влияет на решение имущественных споров. По закону имущественный спор в любом случае решается в суде. Если между родителями нет согласия, с кем останется ребенок, также нужно идти в суд.

Но с разводами не все так однозначно. Есть и другая практика: в некоторых странах, где можно пожениться за сутки, развод возможен только через суд. Мы не уверены, что кардинальное изменение процедуры развода положительно воспримется обществом. Пока что с разводами оставляем все как есть. А потом – посмотрим.

Сейчас нам нужно подготовить поправки в Семейный Кодекс и убедить депутатов поддержать идею с женитьбой.

– Когда практика сокращенной процедуры может быть распространена на всю страну?

– Как минимум до конца августа у нас будут проходить пилотные проекты. За это время мы должны подготовить законопроект поправок в Семейный кодекс и подать его в парламент. Когда? Сразу после того, как парламент примет закон.

Автор: Галина Калачова

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий