Режиссер Стас Жирков: Я хочу, чтобы театр зарабатывал деньги на спектаклях Дмитрия Богомазова

05.02.2019 – 18 января режиссер Стас Жирков в открытом конкурсе завоевал должность руководителя Киевского театра драмы и комедии на левом берегу Днепра. Жирков сразу попросил всех называть победителем не только себя, но и режиссера Тамару Трунову.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Она тоже участвовала в конкурсе, но в определенный момент сняла свою кандидатуру, и вчерашние конкуренты заявили, что объединили свои усилия. Этот замысел сработал, и теперь театром будет руководить дуэт известных молодых режиссеров.

Сейчас Жирков и Трунова уже взялись за работу. По информации «Главкома», они входят в курс дел в театре, встречаются с актерами. Одновременно собрание со всем коллективом состоится на следующей неделе, 7 февраля.

Читайте также: Владислав Троицкий: Мне говорили, что я не знаю нот, а из театра хочу сделать публичный дом

Продюсер Слава Жила: Я принял театр «Актер», и 90% трупы ушли…

Станислав Моисеев: После театра Франко не имею никакого желания управлять любым государственным театром

Джазмен Адам Балдих: Чувствую скрипку, как часть своего тела

Писатель Оливье Бурдо: Человек никогда не живет так полно, как между двумя драмами

На должность руководителя крупного столичного театра на Левом берегу подавались также актер Александр Ганноченко, который работает в театре с 1990 года, и режиссер Екатерина Степанкова – дочь легендарной Ады Роговцевой, которая тоже работает в Театре на левом берегу. Именно Степанкова считалась фаворитом конкурса.

В интервью «Главкому» Стас Жирков и Тамара Трунова рассказали, как проходил отбор, благодаря чему удалось победить и как изменится театр уже вскоре.

Как проходил отбор

Конкурс на должность художественного руководителя Киевского академического театра драмы и комедии на левом берегу Днепра был объявлен 10 декабря 2018 года. Необходимость в отборе возникла после смерти 31 октября 2018 года Эдуарда Митницкого, который много лет был художественным руководителем театра.

Конкурсная комиссия состояла из девяти членов: три – от коллектива театра, три – от общественных организаций, три – представители органа управления театра (театр подчиняется городским властям).

Состав конкурсной комиссии:

От общественности:

Анастасия Гайшинец, журналист, театральный критик.

Надежда Соколенко, театральный критик и менеджер.

Виктор Кошель, заслуженный артист Украины, главный режиссер Классического художественного альтернативного театра.

От органа управления:

Сергей Анжияк, первый заместитель директора Департамента культуры КГГА.

Николай Шуляк, заместитель директора Департамента культуры КГГА.

Виктория Муха, председатель постоянной комиссии Киевсовета по вопросам культуры, туризма и информационной политики, депутат от «Солидарности».

От трудового коллектива:

Виталий Жежера, журналист, театровед.

Римма Зюбина, актриса.

Игорь Тихомиров, режиссер.

Среди требований, выдвигаемых к претендентам на должность руководителя театра, были: стаж работы в сфере культуры не менее трех лет, владение государственным языком и способность по своим деловым и моральным качествам, образовательному и профессиональному уровню, выполнять соответствующие должностные обязанности. Уровень соответствия этим критериям определяла конкурсная комиссия. Дополнительно кандидаты представляли свои программы развития театра.

«Молодые и сообразительные обошли старших и опытных». Можно ли так назвать вашу историю успеха на конкурсе? 

Стас Жирков: Это была очень спонтанная история. Мы с Тамарой встретились по другим делам. И это произошло уже после того, как мы оба подали документы на конкурс. И во время встречи решили.

Тамара Трунова: Договорились: как бы ни закончился конкурс, стоит остаться людьми.

С.Ж.: Да, договорились при любых раскладах дальше общаться. Тогда, помню, мы очень долго говорили. Встретились на следующий день еще раз. Между двумя встречами родилась идея быть одной командой. Она не показалась фантастической. Мы вдвоем поверили, что можем это сделать.

Для ваших конкурентов это было неожиданным поворотом? 

Т.Т.: Наверное.

«Вдвоем мы сможем принести театру минимум вдвое больше пользы» 

Вы просчитывали сценарии, как тандем повлияет на расклады в конкурсной комиссии, которая состояла из девяти человек? 

Т.Т.: Конечно, мы же взрослые люди. Мы объединялись не просто патетично, а реалистично, можно сказать, рационально. Понимали: вдвоем мы сможем принести театру минимум вдвое больше пользы.

Тамара, вы уже давно работаете в Театре на левом берегу и, наверное, знаете нюансы, с которыми столкнетесь. Что вас больше всего пугает? 

Т.Т.: Нас ничто не напугает. Мы идем с честными и открытыми намерениями. Надеемся, что нам удастся вокруг себя объединить весь театр.

Очень дипломатический ответ. Пытаетесь заблаговременно не пугать коллектив изменениями? 

С.Ж.: Не то, что дипломатический. Это просто правдиво. Мне кажется, что ты формируешь место, а не место формирует тебя, хотя это место с историей. Мы идем туда только с хорошими намерениями. С Тамарой шутим о том, что идем не дачи строить друг для друга, а работать. Тамара знает, что такое Театр на левом берегу изнутри, а я знаю, что такое этот театр извне. Соединив этот опыт, пригласив людей, которых мы хотим, думаю, что все будет более чем отлично.

Голосование во время конкурса было тайным…

С.Ж.: Да, тайным. Видео появилось на сайте. На видео есть и обсуждение претендентов, и голосование.

Результат голосования для вас был неожиданностью? 

С.Ж.: Желанной неожиданностью. Когда мы услышали результат, поняли, что правильно сделали, когда объединились.

С кем-то из двух других конкурентов проводили переговоры? 

С.Ж.: Я — нет.

Т.Т.: Да. Потому что у нас два человека подавались от одного театра. Все же взрослые люди, поэтому говорили об этом.

Актер Александр Ганноченко, участвовавший в конкурсе, как-то отреагировал на вашу победу? 

Т.Т.: Мы не видели его реакции, его не было во время объявления результатов конкурса.

Какой была реакция Екатерины Степанковой?

Т.Т.: Реакция будет проявляться в том, как люди будут вести себя в отношении театра. Реакция может быть эмоциональной, вызванной какими-то факторами.

Отношение к кадровым конкурсам, как правило, скептическое. Мол, выбирают все равно того, кого надо. В частных разговорах критики и искушенные театралы говорили так: прекрасно, что подаются Стас с Тамарой, но победит Екатерина Степанкова. Вы нашли рецепт и смогли всех обыграть.

С.Ж.: Рецепт в наших действиях на конкурсе и вообще в нашем отношении к театру. Рецепт заключается в том, что ты должен больше отдать, чем взять. Не с точки зрения финансов, а с точки зрения того, что ты должен больше работать, больше желать. И конечно в том, что мы объединились, чего никто не ожидал. Все хотели, чтобы мы поссорились. И все для этого много чего делали, друг о друге что-то во время проведения конкурса говорили. Но наше поколение, по сравнению с предыдущими, является более дружным. Поэтому объединившись, мы стали сильнее. Надеюсь, что дальше так и будет.

Не секрет, что самой титулованной актрисой театра является Ада Роговцева. Это одна из причин, почему большинство прогнозистов были уверены в победе ее дочери, режиссера Екатерины Степанковой. Не боитесь, что Ада Николаевна может не воспринять новое руководство театра… 

Т.Т. Нет, не знаю о таких планах. Мы не разделяем актеров на титулованных и не титулованных. Есть люди, которые живут театром, а есть те, которые театр используют. Мы на стороне тех, кто живет театром, потому что мы сами так живем.

Кабинеты свои вы уже заняли.

С.Ж.: Да. Но мне не нравится формулировка кабинетов. Мы идем туда не кабинеты занимать, а заниматься делом. А потому, если у нас не будет кабинетов, мы это как-нибудь переживем. Знаете, в «Золотых воротах» мой кабинет был проходным двором в хорошем смысле этих слов. Кабинет – это не самоцель.

Т.Т.: Я вообще к кабинетам не привыкаю.

С.Ж.: У нас есть желание быстрее всего начать, поскольку очень много запланировано до конца сезона, все хочется успеть.

«Мы думаем о том, как нам взаимодействовать с этими актерами» 

Какими будут ваши первые шаги?

С.Ж.: Спланировать всю работу на первые полтора года. Это — работа Тамары Труновой, Алексея Лисовца, Стаса Жиркова, белоруса Евгения Корняка, француза Жюля Одри. Это также работа молодых украинских режиссеров, в частности харьковчанина Александра Середина, с которым мы ведем переговоры. Сейчас очень важно начать все процессы, выбрать тексты, распланировать время и тому подобное. Вот это – самое главное.

В театре Франко, после прихода нового художественного руководителя, труппа существенно обновилась. Следует ли ждать такого и в Театре на левом берегу? Кого из актеров собираетесь привлечь к работе? 

Театр на левом берегу всегда отличался очень хорошей труппой. Сейчас ситуация не изменилась. Чтобы сделать какие-то выводы, нужно с каждым из актеров переговорить, понять ситуацию. Говорить о том, что есть план кого-то брать, а кого-то нет, я не могу. Такого плана нет.

Это вы так коллектив успокаиваете?

С.Ж.: Нет, не успокаиваю. Это правда. Мы думаем о том, как нам взаимодействовать с этими актерами.

И все же, когда вы начинали работу в «Золотых воротах», то пришли с командой. Кого-то с ней хотите видеть и в Театре на левом берегу? 

Это сейчас зависит не от меня. Сначала нужно этих людей спросить, хотят ли они куда-то идти? Пока необходимости привлекать кого-то извне я не вижу, потому что в театре много своих актеров.

Стас, в интервью «Главкому» в 2016 году вы критически высказались в отношении русскоязычных театров. Мол, государство не должно финансировать такое творчество. В Театре на левом берегу 85% репертуара на русском языке. Что с этим теперь делать? 

С.Ж.: Если мы принимаем закон относительно украинского языка, то согласно нему мы можем или переводить спектакль на украинский язык, или субтитровать спектакль на украинский язык. Относительно спектаклей Эдуарда Митницкого, конечно, их никто переводить не будет. К сожалению, мастера уже нет с нами. Поэтому их можно только субтитрировать. Относительно других спектаклей, то о каждом из них надо думать отдельно. Если для режиссеров не проблема, если спектакль будет переведен на украинский, то для нашего театра не проблема этот перевод сделать.

Если будут такие режиссеры, которые не согласятся на перевод, тогда спектакль будет субтитрироваться. Все новые спектакли будут появляться на украинском языке. Наша с Тамарой политика в этом вопросе одинакова, украинский язык является государственным.

Но, Тамара, ваша новая постановка «Дом на краю души» в Театре на левом берегу идет на русском. Почему?

Нет украинского перевода. У нас в этом направлении неразвитое дело. Мы с Эдуардом Марковичем говорили об этом. Он понимал, что есть определенный процент зрителей, которые идут на русскоязычные представления, в то время была в театре своя политика по этому поводу. Мы живем в правовом государстве, есть закон и его нужно соблюдать.

Стас Жирков с 2014 года возглавлял столичный академический театр «Золотые ворота». Тамара Трунова уже 13 лет работает в Театре на левом берегу Днепра 

«На зарплату, которую платят в театре, прожить невозможно» 

Как будут называться ваши должности? 

Т.Т.: Мы еще не знаем. Наши первоочередные цели, решения обоснованы не должностями. Думаю, этот вопрос мы решим, я не буду обижена в любом случае.

С.Ж.: Тамара будет либо главным режиссером, либо заместителем директора. Мы решим, как нам лучше будет сотрудничать, как Тамара будет чувствовать себя свободнее. Понятно, что Тамара будет принимать решение, на нее будет возложена ответственность, большой объем менеджерской, проектной работы. Театр – это же не место, где только делаются спектакли. Театр – это место, где можно реализовывать разнообразные проекты.

Является ли для вас принципиальным то, чтобы актеры были штатными, привязанными к театру?

С.Ж.: Мы никуда не денемся от того, что переходим к репертуарно-проектному способу работы. Театр будет двигаться в сторону проектного театра. По такой схеме работают, к слову, немцы. С одной стороны, есть репертуар, с другой – они постоянно реализуют какие-то проекты. Например, все мои приглашения в Германию – это были проекты. Поэтому говорить о том, что сейчас все актеры будут сидеть по своим театрам, не следует.

Если мы будем нуждаться пригласить какого-нибудь актера из другого театра, то мы это сделаем. Есть уникальная актриса Оксана Черкашина, очень трудно найти идентичную. Возможно, мы будем ее приглашать на какие-то проекты. Я привожу только один пример. Поэтому мы будем думать на эту тему.

Надо также понимать, что актеры в Театре драмы и комедии очень много снимаются. И я это только поддерживаю: театр с этого получит только выгоду. Надо осознавать, что на зарплату, которую платят в театре, прожить невозможно. «Левый берег» финансируется из городского бюджета. Он академический, не национальный.

Задавали ли вам во время конкурса вопросы финансового характера? Брали ли вы на себя какие-то обязательства?

С.Ж.: Мы говорили о том, что хотим, чтобы театр ездил по Украине. Мы говорили и о поездках в Европу, о фестивалях, европейских гастролях. Ведь все это является увеличением финансов. По крайней мере, со мной об этом говорили.

Киевские театралы волнуются: что же теперь будет с «волшебным подвальчиком», театром «Золотые ворота», который Стас возглавлял четыре года…

С.Ж.: На главу «волшебного подвальчика» будет объявлен конкурс. Придет новый «Папа Карло» и все будет хорошо.

Правда ли, что ваш фаворит – ваша жена Ксения Ромашенко? Она идет на конкурс? 

С.Ж.: Наверное, что она пойдет. Ксения Ромашенко является крутым театральным менеджером, одним из лучших в Киеве. Если нужно разрулить какие-то фестивали, гастроли, организовать процесс, то лучшей может, есть Оксана Когут, заместитель Богдана Струтинского в столичной оперетте. Такие люди, на самом деле, на вес золота. Меня волнует то, чтобы мы в Театре драмы и комедии на левом берегу нашли человека, который бы мог занять очень важное место. Мы люди творческие, можем на пять лет план написать. Но это все надо организовывать. Поэтому вот такие люди нужны.

За плечами режиссера Тамары Труновой победы в «Киевской пекторали» в 2012 году и в театральном конкурсе Taking the Stage 2016-го 

«Кто-то пускает сплетни, что я приду в Театр на левом берегу, поснимаю спектакли Богомазова» 

Стас, вопрос о ваших отношениях с главным режиссером театра Франко Дмитрием Богомазовым. Когда актер Иван Шаран посреди сезона перешел из «Золотых ворот» к Богомазову, вы в соцсети написали, что не подадите руки ни актеру, ни режиссеру. До сих пор не здороваетесь?

С.Ж.: Мы не поддерживаем отношений. Относительно того сообщения, моей реакции… Я вообще с юга (Жирков родом из Одесской области), человек импульсивный. Ничего в этом плохого я не вижу. Считаю, каждый имеет право писать то, что считает нужным. Тогда для меня был удар, когда посреди сезона ушли три актера (Иван Шаран, Виталий Ажнов, Кристина Федорак).

Я думаю, меня поймут художественные руководители театров. Вот переживите это спокойно! Я сейчас уже пережил эту ситуацию. Желаю всем счастья, хорошей работы. У меня нет никакого конфликта, я это говорю абсолютно откровенно. Но для меня это тоже был урок.

Теперь кто-то пускает сплетни, что я приду в Театр на левом берегу, поснимаю спектакля Дмитрия Богомазова. Это звучит очень смешно. Мы с Тамарой это обсуждали. Вот знаете, я человек из Одессы, из еврейской семьи, в которой умеют считать деньги. Я хочу, чтобы театр зарабатывал деньги на спектаклях Дмитрия Богомазова. Насколько я знаю, билеты на его постановки очень неплохо продаются, и я сделаю все, чтобы они жили как можно дольше.

Единственное, на что мы сейчас можем наложить «вето», это на спектакли Эдуарда Марковича Митницкого. Для них мы сделаем отдельный раздел в репертуаре.

В отношении Богомазова и его спектаклей, у меня к нему никаких претензий нет, и нет никаких отношений.

Но это еще не все. Уже посреди текущего сезона в театр имени Франко от вас ушла еще одна актриса. На этот раз Анна Глухенькая. У вас как раз готовится премьера, Глухенькая в ней задействована, и здесь… Поэтому этот урок был для вас, а для других участников этой истории он «по-барабану»?

С.Ж.: А вот не надо, чтобы было «по-барабану». Наше объединение с Тамарой заключается в том, что нам не должно быть «по-барабану». Мы все должны сосуществовать в этом мире. Как ты относишься ко мне, так и я отношусь к тебе и другим людям.

Но здесь есть другая сторона медали. Национальный театр, первая театральная сцена страны извлекает из трупы маленького театра актеров – это респект именно вам. 

С.Ж.: Ну, если бы она уехала в Берлин работать, возможно, была бы заслуга большей. Я уважаю, театр Франка, но по факту она только с одного киевского театра перешла в другой. Все. Я Аню отпустил, на самом деле, желаю ей лишь счастья. Если спросите меня, как я бы поступил (на месте Богомазова), то я бы сказал ей так: «Давай, ты доработаешь сезон, я придержу для тебя место».

Как вы собираетесь заполнять эти вакансии?

С.Ж.: У нас нет с этим проблем. На последний конкурс на одну должность актрисы в театре «Золотые ворота» пришло 180 девушек.

Спектакли Жиркова и Труновой ныне есть во многих театрах. Так случилось, что, например, «Молодой театр» в этом сезоне отказался от некоторых постановок. Есть ли вероятность того, что вы перенесете их в Театр на левом берегу? 

Т.Т.: Слава Богу, из моих спектаклей ничего не исчезало. Спектакли идут на родных для себя сценах и принадлежат театрам, в которых были осуществлены. Мы пришли не для того, чтобы спасать собственные представления. Каждый спектакль рано или поздно умирает. Надо осознавать эту быстротечность жизни, надо беречь друг друга, театр и понимать, что всему свое время.

С.Ж.: Что касается спектакля, который исчез, то это «Любовь людей». Конечно, для меня это очень дорогая постановка. Я считаю ее одним из лучших своих спектаклей. Она исчезла не просто так. «Любовь людей» должна была родиться в театре «Золотые ворота», на это был расчет.

Но так случилось, что, как и Тамара, я немного больше верю в людей, чем в театр. Так случилось, что двое актеров из этого спектакля не могут сосуществовать в одном пространстве. А я не могу себе позволить кого-то одного заменить. Возможно, в ущерб театру, в ущерб себе. Поэтому пока этот вопрос закрыт. Но пьеса «Любовь людей» мне очень интересна. Относительно моих представлений, они все останутся в репертуаре театра «Золотые ворота».

Тамара, вы ставите много спектаклей в разных театрах. Сейчас сосредоточитесь только на работе в Театре на левом берегу?

Т.Т.: Театр на левом берегу для меня всегда был центральной площадкой, моим театральным домом. Это нормальная практика, когда я параллельно ставлю два спектакля в двух разных театрах. Конечно, сейчас я сосредоточусь на работе в Театре на левом берегу. Есть много работы, есть новые проекты, и мы уже в процессе.

Стас, вы уже не впервые участвуете в конкурсах, раньше подавались на руководителя Театра юного зрителя. Почему обошли вниманием кадровые конкурсы в театре Франко? Там не нашлось такого союзника как Тамара?

С.Ж.: Относительно театра Франко. Я почему-то верил, что на этот конкурс наберется смелости податься Ростислав Держипильский (художественный руководитель Ивано-Франковского областного театра им. Франко), который, по моему мнению, очень подошел бы этому театру. Это не совсем моя территория, понимаете?

Чтобы становиться директором, художественным руководителем национального театра, до этого надо как-то дойти. Я должен согласиться со всеми сложностями, которые меня будут ожидать в этой должности, но на момент конкурса я себя не видел директором, художественным руководителем Национального театра им. Ивана Франка. Вот поэтому и не подавался. И никогда и не планировал, на самом деле, подаваться.

Люди, которые хорошо знают Стаса Жиркова, говорят, что вы не прицеливались и к Театру на левом берегу. Мол, у вас были другие планы на будущее. Поэтому, возможно, если случится конкурс в каком-то театре на правом берегу, вы в нем примете участие? 

С.Ж.: На самом деле я никуда не прицеливался. Последний год я ставил очень много спектаклей. Но когда случилась такая ситуация, я понял, что должен это сделать, должен. Когда мы встретились с Тамарой, понял, что мы должны идти вдвоем. Сколько это будет продолжаться? Может, пять, 10, 15 лет, откуда мы знаем? Мы не прицеливаемся на какие-то дальние дистанции. Прицеливаемся на ближние.

Я давно уже говорил, что не собираюсь заниматься театром всю жизнь. Может, пять лет поработаю, подумаю, на кой он мне, продам имущество, поеду в Грецию, открою таверну и буду себе жить до конца жизни. И я не шучу.

Стас, вы относитесь к «Киевской пекторали» как к галочке, то есть эту награду не считаете существенной. Если премии – не показатель, то, что для вас является мерилом успеха?

С.Ж.: Для меня успехом будет, если Театр драмы и комедии начнет зарабатывать больше. Я не говорю, что он сейчас мало зарабатывает, в прошлом году – 17 млн. грн. Я говорю о цели, которую ставлю, – чтобы он зарабатывал больше. Далее – чтобы Театр драмы и комедии начал ездить по Украине и начал выезжать в Европу. Чтобы в Театре драмы и комедии начали появляться эксклюзивные режиссеры из разных стран и городов. Это будет классно. Вот если эти три пункта нам удастся за полтора-два года сделать, буду считать это успехом, хорошим результатом.

Нужно ли городу увеличивать финансирование театра? 

С.Ж.: Дай Бог, чтобы у нас вообще хоть какое-то финансирование было. Сейчас при тех обстоятельствах, в которых мы живем, требовать от города еще больше денег не имею права. Тем более что департамент культуры, который пришел уже при Кличко, – это классный департамент культуры.

Во-первых, благодаря этому департаменту появился Стас Жирков в «Золотых воротах», Слава Жила в театре «Актер», Дмитрий Весельский в Малом театре (Украинском малом драматическом театре), Влада Билозоренко, Тамара Трунова. До этого департамента даже и речи не шло о том, чтобы какие-то молодые директора, художественные руководители появлялись.

Большой объем финансирования направлен в ремонт Киевского национального академического театра оперетты, Молодого театра, сделал ремонт фасада даже Театр драмы и комедии. Технические обновления произошли в «Золотых воротах», был проведен частичный ремонт. Не вижу необходимости от них сейчас требовать больше денег.

Каким будет Театр на левом берегу через год? 

Т.Т.: Можно одним предложением ответить: никто этого не знает. Можно сказать, что Театр на левом берегу будет театром Митницкого, которым он является уже 40 лет. Жить активно, работать на собственное будущее. Театр будет живым и профессиональным.

Стас, а у вас какое видение? 

С.Ж.: Тамара придумала слоган, он мне очень нравится: «держись своего берега». Театр драмы и комедии на левом берегу Днепра держится своего берега. Это значит – отстаивает свои интересы. Эта фраза для меня очень важна. Для меня Театр драмы и комедии на левом берегу Днепра – это театр в городе, левая сторона меня. С левой стороны сердце, слева огромный Киев, а в нем только один театр. И эта фраза мне очень нравится. Где-то здесь и будет наше будущее, зона наших интересов.

Итак, это будет новый слоган театра?

Мы хотим попробовать сделать это слоганом, но обращаться к профессионалам, которые будут делать брендинг театра. Подождем, что они нам скажут на это.

Авторы: Николай Пидвезяный, Михаил Глуховский

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий