Руководитель проекта Твининг Райвис Гросбардис: За работу с ядохимикатами без разрешения будет предусмотрен штраф или уголовная ответственность

11.09.2018 – Что было сделано за это время работы проекта ЕС Твининг, какие именно изменения предлагают внести в законодательство европейские эксперты, и поможет ли это преодолеть коррупцию, рассказал постоянный советник проекта ЕС Твининг Райвис Гросбардис.

Читайте также: Директор Института здоровья растений Сергей Проценко: Социальная миссия Института — репатриация украинских ученых

Владелец «UKRAVIT» Виталий Ильченко: Мы хотим реализовать проект биохимического индустриального парка

Юрий Умрихин: При переходе на No-Till уменьшаются затраты, но через 3-5 лет урожайность падает

Исполнительный директор Союза пасечников Украины Татьяна Сушко: Бесконтрольное использование пестицидов и дальше травит пчел

Инструкция по охране труда при работе с пестицидами, минеральными удобрениями и консервантами

Тамара Подберезняк: После ограничения контроля заражения складов, показатель заражения их увеличился на 10-15%

Проект ЕС Твининг по приближению законодательства Украины к законодательству ЕС в сфере защиты растений и здоровья растений, улучшению связанных инспекций и лабораторных служб – так звучит официальное название проекта стоимостью 2 миллиона евро, который начал работать в Украине 13 марта 2017 года. Его задача – урегулировать законодательство Украины в сфере защиты растений, сделать рынок пестицидов прозрачным и побороть контрафакт, доля которого по данным ФАО составляет около 30%. Свою работу проект заканчивает 13 декабря 2018 года.

Райвис, расскажите про сам проект, его основные направления работы? 

— В проекте предусмотрено три основных направления работы. Одно из них — это сближение украинского законодательства в сфере защиты и карантина растений до европейского. Для этого мы разрабатываем новый закон о защите и карантине растений. Он сейчас находится на завершающем этапе. Украинские юристы адаптируют его к юридической системе Украины, после чего он будет направлен на обсуждение и согласование с заинтересованными сторонами и ведомствами.

Вторым направлением является обучение фитосанитарных инспекторов вопросам фитомониторинга, защиты и карантина растений на основе передового европейского опыта. Третье направление – обучение работников контрольно-токсикологических лабораторий и отделов аналитики пестицидов при фитосанитарных лабораториях, помощь в подготовке получения сертификата ISO 17025 и консультация по работе с новым оборудованием.

Чем еще занимается проект в Украине?

— Важным для нас направлением стала кампания «СТОП нелегальные средства защиты растений». Мы создали брошюры и ряд видео, в которых специалисты разных отраслей рассказывают о негативном влиянии фальсифицированных пестицидов. Мы выпустили семь видео с врачом, экологом, фермером и другими экспертами, которые рассказывают о влиянии подделок на организм человека и их работу. Проводили семинары, на которые приглашали европейских и украинских экспертов.

Общались с сельхозпроизводителями на днях поля. Показывали наши материалы, на что фермеры нам сказали, — «все это, конечно, хорошо, но где нормальное законодательство, которое будет этому противодействовать, а, то сейчас, даже если и поймают кого, то дадут небольшой штраф и отпустят». И мы их понимаем, но, к сожалению, работа над новым законодательством идет не так быстро, как бы нам хотелось.

Также мы работаем над тем, чтобы снизить использование пестицидов. Мы стремимся внедрить устойчивое использование ядохимикатов в Украине, когда хозяйство действует не по схеме, где предусмотрено две фунгицидные и инсектицидные обработки, а использует пестициды лишь по необходимости.

Проект Твининг заканчивает свое действие в декабре этого года, планируете ли вы продолжение срока действия проекта в Украине?

— Мы уже готовим документы для того, чтобы продлить срок действия проекта еще на полгода, до 12 июня 2019 года. Мы обсуждали такую возможность с украинской и европейской сторонами. Они не против этого и продолжение проекта вполне возможно. У нас уже есть видение того, чем мы будем заниматься в случае продолжения. Во-первых, мы бы хотели ввести паспортизацию растений. Для этого нужно будет пересмотреть существующий порядок регистрации лиц, занимающихся выращиванием посевного и посадочного материала.

Также мы планируем изменить процедуру проверки средств защиты растений при импорте, мы считаем, что это позволит уменьшить поток контрабандных пестицидов в Украину.

Кроме того, планируем продолжить обучение специалистов, работающих в лабораториях, о которых я говорил ранее.

В Украине могут быть случаи, когда подделку конфисковали, отвезли ее на склад, а через некоторый срок она вновь появляется на рынке. И проблема в том, что негде утилизировать такие препараты. Как с этим справляются в Латвии? 

— В Латвии нет собственных мощностей для утилизации такой продукции, поэтому мы договорились со всеми игроками рынка, если оказывается контрафакт и он копирует именно их препарат, то компания берет на себя все расходы по утилизации этих продуктов. Но у нас небольшая страна и объемы контрафакта значительно меньше, речь идет о выявлении небольших партий в несколько канистр. Поэтому для компаний это не так дорого. А вот что делать в случае Украины, когда партии могут быть по несколько тон, это вопрос. И ответ на него должно найти само государство.

Сейчас ситуация с наказанием за изготовление или распространение контрафакта очень тяжелая. Преступников не могут привлечь к уголовной ответственности из-за недостатков в законодательстве, да и штрафы, которые они получают, совсем несоизмеримы с тем вредом, который они наносят. Будет ли в новом законодательстве предусмотрена уголовная ответственность за изготовление или распространение фальсифицированных СЗР?

— За распространение контрафактных пестицидов будет предусмотрено административное наказание. Относительно уголовной ответственности сказать не могу. В европейском законодательстве нет четкого определения размера наказания, там написано, что оно должно быть адекватным, исходя из тяжести преступления и финансового состояния страны в целом. В Латвии за то же преступление будет другой штраф, чем в Германии или Франции.

Но это не будет штраф в размере 17 гривен за миллионные сделки, он будет адекватным тяжести преступления. А вот за производство таких препаратов, конечно, должна быть уголовная ответственность. Но мы не можем указывать, какие должны быть штрафы в Украине, это должна решить страна самостоятельно, мы лишь советуем и рассказываем, как это действует на примере стран-членов Европейского Союза.

А кто в Латвии принимает решение об определении размера штрафа? 

— У нас процесс происходит таким образом. Инспектор фитосанитарной службы, выявив нарушения, открывает дело, собирает все доказательства и представляет их на рассмотрение руководителю регионального отдела. Он, рассмотрев все материалы дела, принимает решение о сумме штрафа. Это решение может быть оспорено, если обвиняемый с ним не соглашается. Тогда его рассматривает главный инспектор, если и его решение не будет устраивать обвиняемого, тот обращается в суд.

В Украине эта система действует несколько иначе, здесь у инспекторов гораздо меньше полномочий. По нашему мнению, это довольно тяжелая и не совсем эффективная система. Например, бывают случаи, когда решение об аресте или конфискации продукции должно быть принято сразу на месте, а не после обращения в правоохранительные органы или по решению суда. А в Украине возможна ситуация, что инспектор обнаружил производство фальсифицированной продукции, сообщил об этом, а предприятие еще какое-то время работает и выпускает на рынок контрафакт.

А не может ли быть в такой системе коррупционной составляющей, например, обнаружили нарушителя, завели дело, он приходит к региональному инспектору и говорит — «все мы люди, у всех есть семья, давай ты мне поможешь, а я помогу тебе и закроем это дело»?

— Латвийское законодательство построено так, чтобы таких ситуаций почти не возникало. Все решения должны быть пересмотрены главным инспектором, или юристами, и в случае выявления факта коррупции, человека уволят и привлекут к суду. Поэтому взятки придется давать очень широкому кругу людей. Да и культура в Латвии за последнее время значительно выросла.

А кто в Латвии контролирует инспектора, который принимает решение об открытии дела? Есть ли у него возможность получить взятку за то, чтобы он закрыл глаза на выявление контрафактной продукции? Или может они ходят с видеорегистраторами, как наши полицейские? 

— Нет, мы не пользуемся видеорегистраторами. И такие ситуации коррупции могут быть, я не исключаю такую возможность. Видеорегистратор был бы, вероятно, неплохим решением. Давайте я расскажу вам, как работает инспектор в Латвии. У него есть план, что он должен проверить за месяц. На каждую проверку составляется акт, часть документов из хозяйства всегда кто-то проверяет, нет ли там какой ошибки.

Кроме того, у инспекторов есть внеплановые проверки, на которые они ездят по двое, ходят на рынки, и в таком случае взятки уже надо давать на двоих. К тому же, Латвия маленькая страна и в случае чего, сразу все про все знают. Слухи распространяются очень быстро.

Приведу пример с полицейскими, которые работают на дорогах, раньше все знали, что за пятерку или десяточку можно решить любые проблемы, теперь этого нет, за полицейскими следят, присылают к ним «подсадных уток», которые специально будут пытаться дать взятку – и полицейские боятся брать взятки.

Кроме того, если обнаруживают коррупционера, то это освещается во всех СМИ. За дачу взятки у нас также предусмотрена ответственность. Даже уголовная. Достаточно часто пишут в СМИ о том, что пьяный пытался дать взятку, например в 800 евро, чтобы его отпустили. У нас в коллективе был случай, которым я не горжусь: за коррупцию уволили почти весь региональный участок и открыли против них уголовное дело.

Они, видимо, сделали что-то очень серьезное?

— Ну как вам сказать, не особенно. Они предоставляли одному экспортеру сельхозпродукции приоритет в фитосанитарных проверках. То есть его первым проверяли при отправке товара на экспорт, или вообще не проверяли, и этот клиент платил определенные деньги за каждую проверенную таким образом машину.

Всю эту схему вычислили, задействованных работников уволили и судили, но в тюрьму никто не попал, руководитель отделения получил условный срок, а другие заплатили штрафы. Но это повезло, что разоблачили эту схему, ведь если люди сговариваются и не допускают утечки информации, то такую махинацию очень трудно разоблачить.

Вернемся к законопроекту. Сейчас, после закона о дерегуляции рынка СЗР отсутствует какой-либо контроль. Не нужно получать допуск для работы с пестицидами, не требуется разрешение на работу с фумигантами и на продажу ядохимикатов на рынке. Предусматривает ли ваш законопроект исправление этой ситуации?

— Сейчас на рынке нет никаких рамок, ничего не контролируется. И не удивительно, что процветает контрафакт, люди себе думают, почему бы и не заработать, все равно никто ничего не контролирует. Поэтому, конечно, мы бы хотели, чтобы контроль был восстановлен.

Во-первых, мы хотим ввести обучение всех, кто сталкивается в своей работе с пестицидами: это сельхозпроизводители, дистрибьюторы, консультанты, продавцы на рынке. Только после такого обучения человек получит разрешение на работу с ядохимикатами или на их продажу.

За работу с ядохимикатами без разрешения будет предусмотрен штраф или даже уголовная ответственность. Потому что пестициды – это яд, и человек должен это понимать. Он должен знать, как правильно обращаться с пестицидами, чтобы не нанести вред себе, своим близким, потребителям и окружающей среде.

Также мы рассматриваем внедрение технического осмотра опрыскивателей, который нужно будет проводить раз в три года. Если инспектор, который приедет в хозяйство для проверки, обнаружит, что с опрыскивателем не все в порядке, то он будет иметь право приостановить или запретить работу – в зависимости от серьезности поломки – с этим агрегатом, пока его не починят и не пройдут повторный технический осмотр. Кроме того, может быть наложен штраф.

Нам нужно упорядочить законодательство, чтобы вся система нормально функционировала. Конечно, будет переходный период для всех игроков сроком 3-5 лет, во время которого они должны пройти обучение, получить разрешение и провести технический осмотр. Все мы понимаем, что все это за ночь не сделается.

А что будет, если этот законопроект не примут? Деньги были потрачены, время прошло, а депутаты не проголосовали. Какова будет реакция ЕС?

— Я все же оптимист и верю в то, что его примут. Украина обязалась приблизить свое законодательство к европейскому. Украина нас пригласила, поэтому нет никакого смысла не делать этих изменений. Потому что, если этот проект закона не примут, то выяснится, что от нашей работы не было никакого смысла.

И после того, как в ЕС разберутся, в чем причина провала проекта, если в этом не будет нашей вины, то, возможно, будут наложены санкции. У Европы есть рычаги влияния, например, приостановление кредитования или вообще отказ от него. Но это не моя компетенция, решать будут уже на другом уровне.

А есть ли в нашем законодательстве что-то, что бы вы могли использовать в ЕС?

— Да, есть. Вот, например, у вас на законодательном уровне закреплено обязательное ведение журнала поля, в который заносятся все данные об обработке почвы, использовании пестицидов и так далее. У нас обязательный только учет покупки и использования пестицидов. Однако у нас предусмотрены государственные субсидии для производителей плодоовощной продукции, которые ведут аналогичный журнал.

Такая себе морковка, которая поощряет делать так, как нужно государству. Это является составной частью комплексной (интегрированной) защиты растений. И сейчас в Евросоюзе идут дебаты, каким образом ввести контроль над соблюдением хозяйствами этого комплексной защиты растений.

Что говорит бизнес? 

Анатолий Калантарян, руководитель отдела маркетинга ГК «UKRAVIT» 

— Рынок фальсификата является проблемой, ведь только в этом году силами внутренней безопасности «Укравит» было обнаружено и изъято из продажи более 10 видов фальсифицированной продукции под нашим брендом. Осложняется ситуация еще и тем, что порой подделки извне такого качества, что их трудно отличить от оригинала. Конечно, фальсифицированная продукция в лучшем случае просто не срабатывает, а в худшем наносит вред земле и урожаю, однако в обоих случаях, как результат имеем предвзятое отношение к бренду.

Мы имеем надежду, что за счет предоставленного опыта специалистами проекта Твининг будут разработаны и внедрены новые нормативно – правовые акты по более прозрачному и безопасному регулированию рынка СЗР.

Конечно, наше законодательство нуждается в доработке, однако следует заметить, что существующая на сегодня украинская модель регулирования рынка значительно отличается от Европейской, то же требует взвешенной постепенной трансформации с обязательным учетом национальных интересов и, в частности, сохранением и дальнейшим развитием украинского промышленного сектора.

ALFA Smart Agro

— Специалистами отдела противодействия нарушению прав интеллектуальной собственности нашей компанией в 2017 году в Харьковской области было обнаружено производство пестицидов с противоправным использованием знаков на товары и услуги, которые принадлежат компании. Было возбуждено уголовное производство, теперь преступникам грозит лишение свободы на срок до шести лет. Но, самая сложная ситуация с подделками сложилась на рынке мелкой фасовки (препаратов, которые люди покупают для использования на дачах, огородах).

По нашей оценке, около 70% данного рынка – фальсификат. Практически, в каждом сельском магазине можно найти препараты-подделки. Ни одна компания-производитель не имеет физической возможности проконтролировать обращение, что является стихийным. Лишь государство обладает всеми инструментами для решения столь масштабной проблемы.

Поэтому мы поддерживаем проект Твининг и полностью разделяем его цели. Гармонизация украинского и европейского законодательств – процесс, который должен произойти. Согласно Всеобъемлющей стратегии имплементации главы IV (Санитарные и фитосанитарные меры) раздела IV Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС до 2020 года в украинском законодательстве должен произойти ряд изменений, касающихся регистрации средств защиты растений.

В результате, мы должны иметь законодательство, нормы которого соответствуют европейским. В частности, в ЕС усилена роль государства в отношении контроля качества продукции и экологического контроля.

Наталья Литостанская, руководитель проектов Corteva Agriscience, сельскохозяйственное подразделение DowDuPont

— В начале июня 2018 года аналитически-исследовательская служба британского журнала “Экономист” (The Economist Intelligence Unit) на заказ Транснационального альянса по борьбе с незаконной торговлей (TRACIT) провела детальное исследование глобальной среды, которая осуществляет незаконную торговлю, и подготовила индекс глобальной незаконной торговли.

Незаконная торговля включает в себя торговлю людьми, природными ресурсами и всеми видами контрафактных и пиратских товаров. Украина попала в последнюю десятку индекса, что демонстрирует экономическую и политическую ситуацию, в которой не удается предотвратить такие виды деятельности, как нелегальной торговли товарами или контрафактной деятельности.

Незаконное производство и торговля фальсифицированными продуктами защиты растений является главной проблемой в аграрной отрасли, которая по разным подсчетам достигает 20% украинского рынка. Именно поэтому, крайне необходимо согласованное сотрудничество между государственными учреждениями (национальными и международными) для выявления и разоблачения нелегального производства и торговли.

Мы приветствуем и поддерживаем внедрение проекта Твининг, который, по нашему мнению, создаст правовое поле, которое сделает невозможным обращение фальсифицированных СЗР.

Мы считаем крайне необходимым, усилить контроль над ввозом и использованием в Украине действующих веществ (биологически активной составной части) пестицидов и введению лицензирования такого вида деятельности. Поскольку фальсифицированные СЗР преимущественно производятся внутри страны из действующих веществ непонятного происхождения и качества, завозимые в Украину, как отдельные компоненты абсолютно бесконтрольным способом, без всяких проверок, в виде технического продукта.

Автор: Игорь Герасименко

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий