Сергей Власенко: Во второй тур выборов президента попали не те люди

Сергей Власенко, политика, выборы

20.04.2019 – На этих выборах мечта Юлии Тимошенко возглавить страну в очередной раз столкнулась с реальностью. Лидер «Батькивщины» сошла с гонки, заняв третье место. Это болезненное поражение, особенно учитывая то, что не так давно Тимошенко считалась фаворитом, а ее соратники уже присматривались к должностям, которые смогут занять с новым президентом.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Но появление «чертика из табакерки» в лице Владимира Зеленского, мобилизация электората Порошенко, да и, чего греха таить, собственные просчеты Тимошенко привели к третьему поражению на президентских выборах.

Она хоть и заявила, что выборы сфальсифицированы в пользу Порошенко, но надо отдать должное, не стала выводить своих сторонников на улицу.

Сейчас команда ЮВТ осмысливает последние события и готовится брать реванш на парламентских выборах: «Батькивщина» рассчитывает привести в Раду куда большую, чем сейчас, фракцию.

Правая рука Тимошенко Сергей Власенко, который был ее представителем в ЦИК, в разговоре с «Главкомом» рассуждает, почему к избирателям не дошел распиаренный «Новый курс», предложенный ЮВТ, объясняет, на каких условиях «Батькивщина» будет сотрудничать с президентом Зеленским.

«Если избирателям нравится «хайп», тогда пять следующих лет не надо жаловаться» 

Как вы переживаете поражение?

Есть жизнь, есть избиратели, которые сегодня так видят развитие страны. Но люди должны понимать, что выборы – это не только возможность галочку поставить, а огромная ответственность. Ибо я что-то сегодня не вижу тех 54%, которые ранее поддерживали Петра Алексеевича. Они все как-то стыдливо опускают глаза.

Но если мы взрослое общество, то давайте будем отвечать за наши поступки. Политики – за свои поступки, журналисты за свои, а избиратели за тех, за кого они голосовали. Я просто очень не хочу, чтобы у нас повторилась ситуация, когда через какое-то время на вопрос, за кого ты голосовал на выборах 2019 года, человек просто опускал глаза и краснел.

Но это уже третье поражение Тимошенко на президентских выборах.

И что? Если я не ошибаюсь, то Ричард Никсон проигрывал несколько раз, пока не стал президентом.

А вот Анатолий Гриценко, наконец-то осознал, что он «непроходной», и сказал, что это его последние президентские выборы…

Это отношение Анатолия Степановича. Я тогда не понимаю, зачем он на эти выборы ходил, если было очевидно, что он не попадает во второй тур. Я уважаю тех людей, которые за него проголосовали, но с точки зрения политической логики, не совсем понимаю его мотивацию.

Эксперты называют причины поражения Тимошенко – фальстарт, непонятные месседжи… Вы изнутри поняли, какие были допущены ошибки в кампании? 

Мы еще продолжаем проводить работу над ошибками. Буквально только что я вышел от Юлии Владимировны: обсуждали часть вопросов организационного характера. Думаю, когда завершим эту работу, то часть информации обнародуем публично. Но, конечно, мы понимаем, что были ошибки и они были разного характера. И мы будем исправлять эти ошибки.

Наблюдая за ходом кампании во втором туре, вы не думаете, что затея с «Новым курсом» была тяжеловата для избирателя? Потому, очевидно, что сейчас они «хайпа» желают, а не высокомерных разговоров.

Избиратель может хотеть чего угодно и голосовать как угодно – это его святое право. Но избиратели должны понимать: как они проголосуют, так и будут жить. Если избиратели хотят жить в середине шоу «Слуга народа», то это их право. Если они хотят жить внутри огромной коррупции в военной сфере – это тоже их право. Если им нравится «хайп», тогда пять следующих лет не надо говорить, что мы плохо живем. Если мы предыдущие пять лет так жили, потому что 54% так проголосовали, то это их ответственность.

Я точно не собираюсь бежать за трендами, в которые не верю. Лично я не верю в новые лица, у иностранцев у власти, у непрофессионалов. Я считаю, что с теми вызовами, которые сегодня стоят перед страной, может справиться только профессиональный и опытный человек.

Я очень уважаю Владимира Зеленского, его путь в профессии, его становление как бизнесмена. Но политика – это профессия, которой надо учиться, либо иметь опыт. Если мы говорим, что нужна смена элит, новые лица в политике, то это должно происходить эволюционным, а не революционным путем.

Мы от «Батькивщины» пригласили в этот созыв Верховной Рады большое количество молодых людей, но не только, же их. Вот есть партия «Самопомощь», которую я уважаю, и где, наверное, 99% людей никогда не были в политике. И мы видим, что сейчас происходит с «Самопомощью». «Батькивщина» все это прошла еще 15 лет назад. Зачем возвращаться на 15 лет назад?

Но вы сохранились как политическая сила. У всех могут быть взлеты и падения.

Я согласен с вами, но команда «Батькивщины» является в этом плане уникальной и единственной в Украине. Это сплав опыта и молодости, новых лиц и опытных. Нет такой второй команды, при всем уважении к другим. В следующем году нам 20 лет, такого пути не прошла ни одна политическая сила.

Да, у нас есть ряд политических сил, которые сравнимы по возрасту, в частности, «Свобода». Но, ни одна политическая партия не прошла такого пути, как мы. Поэтому я уважаю избирателей, но, по моему убеждению, во второй тур попали люди, которые не отвечают вызовам, стоящим перед государством. Ни один, ни второй.

А насчет тяжелого «Нового курса»… Давайте скажем честно: Юлия Тимошенко – единственный кандидат, который предоставил целостный комплексный план вывода страны из ситуации, в которой мы оказались благодаря нынешней власти. В «Новом курсе» почти пошагово говорится о том, как двигаться. Например, в вопросе налогообложения, изменения пенсионного, земельного, аграрного законодательства, в вопросе судоустройства. Если избирателям это тяжело, то ОК – пусть смотрят «Слугу народа», или читают «Армия, язык, вера».

Вот у меня простой вопрос: почему, когда мы выбираем врача для операции, мы не ищем действительно гениального британского актера Хью Лори, который сыграл доктора Хауса? Почему вместо него мы ищем человека с опытом, который делает такие операции миллионам? Почему же когда мы выбираем руководителя государства или политика самого высокого уровня, мы делаем это не мозгом, а эмоциями? Почему мы живем в комиксах и баночках с анализами?

Если уж рассуждать такими категориями, то сторонники Зеленского вам могут заметить, что мы сейчас выбираем не врача, а директора больницы, который наберет специалистов в свою команду.

Но опять же – мы не выбираем актера, который играл директора больницы. Если мы выбираем директора больницы, то мы должны взять того, кто уже аналогичную больницу построил и ею руководил. Нельзя руководить государством, не понимая, как государство работает.

Вас послушать – так опять не такой народ вам достался…

Я не говорю, что не такой народ. Люди имеют право выбирать того, кого они хотят, и я не посягаю на святое право. Просто мое видение ситуации отличается от того, как это, наверное, видит большинство граждан. Мы все должны понимать, что есть прямая причинно-следственная связь. Поставил крестик здесь – живем так, поставил ниже – живем так. И все.

У Порошенко распространяли мнение, что в таком успехе Зеленского виновата как раз Тимошенко. Потому что люди разочаровались в оппозиции в ее лице и решили совершенно несистемного человека привести во власть.

По логике “порохоботов”, во всем виновата Юлия Тимошенко. Даже в том, что сегодня идет дождь. Поэтому обсуждать их логику нет никакого смысла.

Но ведь вы не будете отрицать, что не смогли достучаться до того оппозиционного электората, который пленился Зеленским.

Мы, кстати, сейчас, также проводим анализ электоральных симпатий – кто и за кого голосовал. И у нас есть определенные предварительные выводы. Я далеко не убежден, что электорат Зеленского – это сознательный оппозиционный электорат. Это в основном голосование против Порошенко.

А голосование против Порошенко – это разве не оппозиция?

За Зеленского проголосовало много «против всех». Оппозиция – это не те, кто просто против, а те, кто предлагает альтернативный путь. Большинство людей на сегодня по разным причинам не готовы или не хотят думать о таком пути. «Батькивщина» хотела, чтобы выборы стали площадкой для обсуждения стратегии и развития государства. Вместо этого нам предложили дискуссии в режиме нападок со стороны Порошенко.

Вы оказались неготовыми к таким нападкам?

Мы были готовы, но считали, что метания в избирательной кампании не должно быть, а должны быть дискуссии о развитии страны. Однако у Петра Алексеевича не было содержательных дискуссий, кроме лозунга «Армия, вера, язык», по которому в его исполнении ничего не стоит, а все остальное он заполнил метанием. Поэтому, к сожалению, сейчас идут дискуссии о том, в какую баночку и где нужно сходить, и где это надо делать – в прямом эфире или не в прямом.

После первого тура Тимошенко вышла на брифинг, где сказала, что выборы сфальсифицированы. Но при этом отказалась обжаловать эти результаты в судах. Почему?

За период избирательной кампании мы точно больше десятка раз ходили в суды. И убедились на собственном опыте, что в судах со времен Януковича все изменилось, но только в худшую сторону. Уровень контроля ситуации со стороны администрации Порошенко над судебной ветвью власти просто зашкаливает. Судьи готовы принимать решения, называя белое черным и делая вид, что все нормально.

Из наиболее характерных примеров: решение о том, что Петру Алексеевичу разрешено бесплатно агитировать на экранах телевидения. Аргумент: камеры снимают его не как кандидата, а как президента. Он оплатил из избирательного фонда и агитировал за себя! И это все телеканалы транслировали вживую. Затем ЦИК под прикрытием судов разрешила платить деньги агитаторам в качестве компенсации, хотя это запрещает закон.

Поэтому ходить в суды нет смысла, это совершенно очевидно. А о том, что Порошенко фальсифицировал выборы, мы говорили неоднократно. Это и формирование ЦИК так, как он хотел, и выплата денег, так, как он хотел. Это и доплата к пенсиям, и монетизация субсидий, и программа «Забота», и «сетка» Березенка. Это также подтвердила “Опора” – наиболее авторитетная негосударственная организация, занимающаяся наблюдением за выборами.

Плюс тотальный контроль Петра Алексеевича над СМИ, в первую очередь, я имею в виду телевидение. И наоборот – ограничение Тимошенко и наших ключевых спикеров в появлении на прямых эфирах телеканалов. Сейчас Петр Алексеевич жалуется, что его «мочат». Так он сам это начал!

«Большинство дел, в которых мы участвовали, слушала почему-то одна и та же тройка судей» 

Вы говорите, что новый состав ЦИК скомпонован под действующего президента. Вы же были представителем Тимошенко в комиссии, какие примеры ее ангажированности можете привести, кроме разрешения платить деньги агитаторам?

Вам надо яркий пример? Пожалуйста. Закон предусматривает пропорциональное распределение руководящих должностей в окружных избирательных комиссиях между теми кандидатами, которые заполнили равное количество мест в комиссиях. Тимошенко и Порошенко заполнили свои вакансии во всех 199 ОИК.

Если они заполнили одинаковое количество округов, то в них должно быть примерно равное количество руководящих должностей в комиссиях. Но у Порошенко общее количество руководящих должностей было 26, у Тимошенко – 20, а у Анатолия Гриценко, который также заполнил все вакансии – 16. Это что – равномерное распределение? Мы обжаловали это решение, но нам суд сказал, что все хорошо. Причем большинство дел, в которых мы участвовали, почему-то слушала одна и та же тройка судей.

Относительно самого подсчета голосов были претензии?

ЦИК – калькулятор, который получает информацию и ее математически заключает. Если он видит неточности, то просто обращается обратно в ОИК и просит уточнить. Все манипуляции на выборах происходят на уровне участковой избирательной комиссии.

Мы сейчас анализируем протоколы всех участковых избирательных комиссий, и нашли просто аномальные участки. Есть 333 участки, на которых явка составляла 100%, что вызывает вопросы. Есть 1879 избирательных участков, где явка составила более 80%, что тоже является аномальным. И не бывает так, что есть два участка в одном селе и на одном явка 30%, а на другом – 80%.

Какое отношение у команды Тимошенко в кампании перед другом туром, в котором вы уже не участвуете? Сама Юлия Владимировна сказала, что известная телефонная «перекличка» в эфире «1+1» унижает институт власти.

С одной стороны, я не могу вспомнить ни одного случая, когда президент страны без предупреждения приезжал в телестудию частной компании и требовал, чтобы его допустили в эфир. Я не могу представить такое даже при Кучме или Януковиче. С другой стороны, мы увидели не совсем адекватную реакцию человека, который, скорее всего, скоро станет президентом. Эти люди просто не понимают, что такое должность президента, что такое достоинство этой должности и как себя настоящий президент должен вести.

Сложилось впечатление, что в своем ролике, записанном по мотивам этих «дебатов», Тимошенко все-таки больше поддержала Порошенко. 

Это вам показалось. Юлия Владимировна адекватно оценивает Петра Алексеевича, которого знает как никто другой из украинских политиков. Мы с ним не то что разные, а с разных планет.

По вашим прогнозам, история с председателем Херсонского облсовета Владиславом Мангером от «Батькивщины», которого сделали известным из-за дела с убийством Екатерины Гандзюк, сойдет, на нет после завершения выборов? 

То, как приклеивали Мангера к этому делу, свидетельствует о том, что это была очевидная предвыборная «заказуха» в борьбе против нас. Я очень внимательно прочитал сообщение о подозрении Мангеру и могу сказать, что этот документ абсолютно пустой, никаких доказательств вины Мангера в нем не было указано.

Тем более что он показал, что никуда не собирается убегать, хотя у него была возможность. Он не обертывался клетчатым одеялом и не представлял, из себя больного. Он пришел с открытым забралом в суд и это вызывает уважение. И до сих пор я не услышал ни одного аргумента со стороны прокуратуры и следствия, которые бы убедили меня в причастности Мангера к этой ситуации. Политическая напряженность в этом деле точно спадет, а дальше – увидим.

«Я немного смущен тем эфиром с включением Зеленского» 

Как будет вести себя «Батькивщина» в случае победы Зеленского? Прежде всего, вопрос о парламентской фракции. Будет ли у нового президента клинч с парламентом, он договорится с ним об определенных правилах игры?

Как не банально это звучит, но все зависит, в первую очередь, от Зеленского. Он же будет занимать проактивную позицию, а не парламент. Президент может вносить популистские законы. Не отвечая за экономическое состояние, не контролируя правительство и не неся ответственность за него, он может делать все, что хочет, и при этом не нести политической ответственности. Он будет говорить, что это же не я виноват, а правительство или парламент не справились. Здесь большое количество переменных, которые нам не известны, и потому, к сожалению, не получится построить уравнение.

Те, кто считает неподготовленного Зеленского страшным злом, успокаивают себя мыслью, что из-за слабого президента у нас де-факто появится парламентская республика? 

Честно говоря, я немного смущен тем эфиром с (телефонным) включением Зеленского. Я не знаю, какой он. Мы шапочно знакомы, но я точно его не видел, в последние несколько лет. Я не знаю, каким он будет президентом – может, слабым, а может, авторитарным. Мы этого не узнаем, пока не увидим методы и формы его управления и команду. К тем людям, которых сегодня выставляют публично фронтменами этой команды, у меня пока больше вопросов, чем ответов.

И все же, например, Зеленский – президент первым образом вносит в парламентский зал какую-то классную и популярную инициативу. Как будет вести себя ваша фракция? 

Если это будет соответствовать основополагающим и идеологическим позициям «Батькивщины», то мы будем поддерживать независимо от того, кто это внесет. И наоборот. Мы так делали всегда, и будем продолжать так делать.

Сколько депутатов, по вашим прогнозам, побежит в лагерь Зеленского сразу после второго тура? В «Батькивщине» такие будут? 

Я убежден, что нет. Очень не хочу ошибиться в этом вопросе, но пока что не вижу у нас, ни одного человека, который бы так себя вел. То, что какие-то люди пойдут к Зеленскому – беспрекословно. То, что такие люди будут во фракции БПП, – беспрекословно. Но такое политическое “проститутство” надо прекращать.

А для этого надо менять избирательную систему. Честно было бы принять пропорциональную систему с открытыми списками, но при этом с жесткими условиями относительно императивного мандата. Надо предоставить механизмы, чтобы дать возможность людям выбирать, а с другой стороны – дать партии возможность реагировать на предателей, которые порой появляются в любой политической силе.

Кстати, мы в свое время настаивали, что в коалиционное соглашение нужно записать обязанность изменить закон на пропорциональную систему с открытыми списками. К сожалению, на тот момент две крупнейшие фракции отказались это делать. Потому что им выгодная коррупционная мажоритарка, которая позволит «засеять» округ деньгами. Мы можем вернуться к мажоритарке через какое-то определенное время, когда у нас будет нормальная традиция и точно исчезнет вот это «засевание» округов. Но не раньше.

«Парламентские выборы будут выборами премьера» 

У Тимошенко больше шансов стать премьером при президенте Зеленском?

Я хочу вам напомнить, что согласно украинской Конституции премьерство с президентством не связаны. Премьерство связано с результатами парламентских выборов. И кто бы ни был президентом, он обязан внести в парламент кандидатуру премьер-министра, которую ему предложила коалиция депутатских фракций.

Да, но президент, у которого есть большая фракция в парламенте, через нее влияет на этот процесс.

Но пока у кандидата в президенты Зеленского нет большой фракции. Давайте дождемся результатов парламентских выборов. Парламентские выборы будут выборами премьера.

В 2014-м также в этом тоже убеждали… Насколько вероятно, что система сожрет несистемного Зеленского, если все элиты поставят перед собой такую задачу? 

Что значит сожрет? Он – яркая личность, имеет определенный жизненный опыт в построении успешных бизнес-моделей. Потому что «95 Квартал» – абсолютно успешная бизнес-модель, как это кажется извне. И я не думаю, что он поднимет лапки и скажет – давайте сживайте меня. Хотя, конечно, он попал в совершенно новую среду, природу которой не понимает. По крайней мере, мне так кажется.

Но опять же, у меня нет достаточной информации для его оценки. Я думаю, что у него будет несколько разных волн в работе. У него будет первая волна, когда он будет принимать решения, имея тот объем информации о политике, который имеет сейчас. Потом он будет набираться опыта, учиться на собственных ошибках и достижениях и принимать решения немножко по-другому. А уже на третьем этапе через определенное время он будет значительно больше понимать политические правила игры.

Сколько времени должно пройти, чтобы его персона как политика стала понятной?

Приведу вам другой пример. Впервые придя в парламент, я «вникал» в парламентскую работу, чтобы понять, как оно все на самом деле работает, точно больше года. Чтобы понять нюансы, кто с кем и как общается, конфликтует, договаривается, какова роль того или иного лица, какова роль вспомогательных структур… Это очень субъективно, ибо зависит от личных качеств человека. А тут он попадает с корабля на бал. Все будет зависеть от миллиона факторов – от того на чьи советы он будет полагаться, кого пригласит к себе в команду, с кем будет советоваться неофициально.

Есть подозрение, что вначале он будет прислушиваться к Арсену Авакову.

Я не вижу прямых сигналов к этому. Вы делаете попытку приуменьшать эту ситуацию. Президентская работа заключается в том, что ты в течение дня принимаешь сотни решений, от которых зависит деятельность государства. Начиная от назначения главы районной государственной администрации, например, в Турковском районе Львовской области, и заканчивая назначением руководителя Генштаба. И не может рядом с тобой постоянно сидеть кто-то, кто будет на ухо шептать, что это решение принимай так, а это вот так.

Я тоже несколько раз пользовался советами людей, которые потом оказывались субъективными и не всегда взвешенными. Не бывает у президента одного советника, будет большое количество людей, которые будут в тот или другой способ влиять на принятие решений. Кто-то будет советовать в одной сфере, кто-то в другой.

То, что Зеленский – «чистый лист», может стать позитивом для страны?

Когда назначали генпрокурором Юрия Луценко, это была ситуация lose-lose, то есть проигрыш в любом случае. То, что он (Луценко) в итоге провалился – это очевидный проигрыш для страны. Ведь если бы он даже получил какие-то тактические победы, то люди бы подумали, что действительно, непрофессиональный человек может решать вопросы такого уровня. И это был бы стратегический проигрыш для страны.

Поэтому «чистый лист» – это, по моему убеждению, lose-lose. И все равно ему нужен будет какой-то период времени для того, чтобы войти в работу, вникнуть в тему, понять нюансы. И как бы он не был обложен советниками, решение ему принимать, а не ими. Но есть ли у страны время на это?

Лично мы не будем субъективно оценивать личность президента, а будем смотреть на него как на институцию, по крайней мере, в первый период его каденции. Если он будет совершать действия, которые не соизмеримы с должностью и Конституцией, мы будем на это реагировать.

Значит, вы не хотите утверждать, что априори с самого начала его каденции «Батькивщина» будет в оппозиции?

Мне безразлично, кто будет вносить законопроекты, которые отвечают основополагающим позициям «Батькивщины». Сейчас мы находимся в оппозиции к общему курсу, который все эти годы проводили президент Порошенко и премьер Гройсман. Честно говоря, я не могу сейчас ничего сказать на ваш вопрос, ибо не понимаю, какой общий курс предложит Украине президент Зеленский. Когда мы поймем, что он предлагает, тогда и определимся, с чем согласны, а с чем нет.

Автор: Павел Вуец

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий