Судья Верховного Суда Олег Ткачук: Судебная реформа не должна быть одноразовой акцией

17.08.2018 – В начале марта этого года Совет судей возглавил судья Большой палаты нового Верховного Суда Олег Ткачук. 16 лет он работал военным судьей. Он с уверенностью утверждает, что военные суды в Украине крайне необходимы.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

«На протяжении своей деятельности в военном суде я помню один или два факта коррупции. Была четкая и понятная система работы военного правосудия. Думаю, ее нужно восстановить для защиты мира и наведения порядка внутри военной сферы», – отмечает Ткачук.

В 2010-м он перешел в Высший специальный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел. Избираться в состав Совета судей, а тем более возглавить его, говорит, не планировал. И чувствует серьезную ответственность на этой должности.

LB.ua пообщался с Олегом Ткачуком о проблемах, которые существуют в судебной системе, конфликтах между судьями, их ответственности и последствиях судебной реформы.

Читайте также интервью с судьями Анной Вронской, Валентиной Данишевской, Натальей Антонюк, Владимиром Кравчуком, Аллой Лесько, Николаем Мазуром, Дмитрием Гудимой, Еленой Кибенко, Иваном Мищенко, Дмитрием Луспеником, Евгением Синельниковым, Татьяной Анцуповой, Михаилом Смоковичем, Ларисой Рогач, Станиславом Кравченко, Богданом Львовым, Константином Пильковым, Светланой Яковлевой, Андреем Жуком, Богданом Львовым и Станиславом Шевчуком.

«По сравнению с другими, суды Луганской и Донецкой области – лучше» 

Видела, вы общались с Андреем Садовым в перерыве конференции (интервью состоялось во время конференции относительно результатов судебной реформы в отеле Fairmont Grand, где проводили и другие мероприятия).

Да. Я увидел его случайно. Решил воспользоваться случаем и сообщить ему о проблеме в Шевченковском райсуде Львова. Это помещение непригодно для отправления правосудия. Я как раз просил Андрея Ивановича посодействовать в улучшении условий в этом суде.

По моему мнению, важно обеспечить судьям достойные условия, поскольку это влияет на независимое и беспристрастное отправление правосудия. Чтобы судья написал взвешенное, обоснованное решение, он должен проводить судебное заседание, слушать дело в зале судебных заседаний, который приспособлен для этого, иметь отдельный кабинет, совещательную комнату, в которой мог бы сосредоточиться, подумать.

Так же жители местной общины имеют право на то, чтобы их дело судьи рассматривали не торопливо, не стараясь быстрее освободить место для рассмотрения дел коллегами, а с соблюдением всех процессуальных процедур.

Какова была реакция Андрея Садового?

Он согласился со мной, что проблему с ненадлежащими условиями надо решать.

Он посодействует в выделении другого помещения для Шевченковского суда? 

Это будет задачей для всех государственных органов Львова и Государственной судебной администрации Украины.

Со времени назначения председателем Совета судей вы побывали в Днепропетровской, Запорожской, Луганской и Донецкой областях, в некоторых судах Киева. Какие основные проблемы возникают в судах и судей?

На мой взгляд, после переформатирования законодательства Совет судей должен учитывать новые реалии в судебной системе. Это высший орган судейского самоуправления. И он должен разрабатывать мероприятия по обеспечению независимости судей, контролировать организацию работы судов, условия труда судей, взаимодействовать с гражданами и тому подобное.

Важно, чтобы каждый гражданин, который приходит в суд, получил нужную информацию, при необходимости смог подать заявление, получил и минимальную медицинскую помощь, если ее потребует. Совет судей следит и за соблюдением этических норм судей, а также регулирует вопросы конфликта интересов в судебной системе.

По сути, Совет судей является представителем судей и судебной власти. Другие органы – Высшая квалификационная комиссия судей, Высший совет правосудия, Государственная судебная администрация являются органами судейского самоуправления, они должны помогать судебной власти беспрепятственно, при наличии надлежащим образом сформированного судейского корпуса, в обустроенных помещениях осуществлять правосудие.

Они занимаются обеспечением кадрами, финансированием, привлечением к дисциплинарной ответственности судей. Тогда как Совет судей выступает от имени каждого судьи и всей судебной власти в целом.

Какие все-таки проблемы сегодня чаще всего возникают в судах? 

Самая большая проблема – неполнота штата. В судебной системе заполнено около 60% должностей. Фактически каждый судья работает в среднем за двоих. А есть суды, где правосудие вообще отправляет только один судья. Например, в Апелляционном суде Запорожской области судей-криминалистов в пять раз меньше, чем предусмотрено штатом. Судей гражданской юрисдикции – втрое меньше. Несмотря на то, судьи должны принимать решение в определенный законом срок (два месяца).

Фактически такая нагрузка – это нарушение прав судей на отдых. Более того, это большая угроза объективности решений. Ведь судья, который работает 12 часов только в судебных заседаниях, может не так качественно осуществлять свою работу.

Другой серьезной проблемой, которая существует в судебной системе, является отсутствие надлежащих условий для работы судей. Нет совещательных комнат, и судьям приходится работать в кабинетах вместе с другими работниками. Это может стать причиной нарушения тайны совещательной комнаты.

Конечно, тайна совещательной комнаты не нужна сама по себе. Для принятия объективного решения судья должен отстраниться, подумать о судьбе человека, которому будет вынесен приговор, определить, действительно ли он заслуживает то или иное наказание. Многие судьи не имеют такой возможности. Поэтому мы решили промониторить, в каких условиях они работают. Речь идет не об обобщении информации. Надо разобраться с ситуацией в каждом суде.

К примеру, в Голосеевском райсуде Киева в течение года не проводили собрание судей, что привело к тому, что не избрали председателя суда, заместителя. Возникли проблемы с автоматизированным распределением дел, а двое командированных судей не смогли начать рассмотрение дел, поскольку для них не определили специализацию. Более того, в суде не проводился прием граждан, не было информации об его работе на сайте суда.

Люди не могли вовремя узнать, когда будет слушаться их дело. Фактически отсутствовал диалог между обществом и этим судом. Это нарушение судейской этики, принципов судейской независимости, прав других граждан на скорейшее рассмотрение дел и тому подобное.

Совету судей удалось повлиять на ситуацию в Голосеевском райсуде? 

Прежде всего, мы разобрались, как организована работа суда. Плохая организация – также организация. Суд все-таки как-то функционировал. Мы пообщались с каждым судьей, с работниками суда. Провели заседание коллектива и предложили судьям провести собрание.

Именно от собрания судей, как органа судейского самоуправления в конкретном коллективе, многое зависит. Судья имеет право принимать участие в собрании суда. Закон не устанавливает обязанности судьи приходить на все сборы, которые проводятся. Однако злоупотребление этим правом и систематическое, необоснованное отстранение от участия в судейском самоуправлении может быть причиной серьезных проблем в коллективе и, как следствие, приводит к проблемам с организацией работы и рассмотрением судебных дел. Это мы и увидели в Голосеевском суде.

После проведенной Советом судей проверки мы обратились в Государственную судебную администрацию, чтобы она провела комплексную проверку работы суда, решила вопрос о привлечении к ответственности руководителя территориального управления ГСА, ведь санитарно-техническое состояние помещения этого суда – неудовлетворительное.

Кроме этого, обратились к Высшему совету правосудия для привлечения к ответственности нескольких судей, которые блокировали работу судейского самоуправления. Как следствие таких мероприятий, 9 июля, в Голосеевском райсуде Киева решением собрания судей был избран председатель суда и заместитель. Суд возглавила Наталья Чередниченко. Ее заместителем стала Татьяна Шевченко.

Совет судей также предложил создать единый стандарт деятельности суда.

Мы считаем, что должен быть стандарт поведения работников аппарата суда. К примеру, в каждом суде посетителей нужно встретить, объяснить, куда обращаться за помощью. Должны быть стандартизированы требования к условиям работы суда, обустройству рабочего места для судей или работников аппарата и тому подобное.

После выработки таких стандартов и самим судьям, и органам, которые влияют на организацию их работы, будет понятно, по каким критериям формировать деятельность суда. Этими вопросами раньше никто не занимался. И они крайне важны, в том числе для улучшения взаимодействия судов и общества.

Что касается деятельности судов Луганской и Донецкой области. Хуже ли у них условия труда, несмотря на то, что часть судов передислоцировалась на подконтрольную территорию?

В сравнении с другими, суды Луганской и Донецкой области – лучшие. Состоялась своеобразная фильтрация. На территорию Украины переехали лучшие судьи и работники аппаратов судов. Не только ввиду профессиональной деятельности, но и патриотичности, которую они проявляют.

Отдельные судьи вывозили с неподконтрольной территории мантию, украинский флаг. Мать заместителя председателя Апелляционного суда Луганской области привезла сыну вышиванку. Фактически этот поступок мог стоить ей жизни.

Возле Апелляционного административного суда Донецкой области в Краматорске высадили клумбу роз, которые являются символом Донецка. Некоторые саженцы привозили из неподконтрольной территории. Такие истории невозможно придумать. И они, безусловно, заслуживают уважения и восхищения.

Вместе с тем, отдельные судьи жалуются, что после перехода на подконтрольную Украиной территорию их не обеспечили жильем. В сложных бытовых условиях, наверное, сложно оставаться патриотом, еще и независимо осуществлять правосудие.

Это касается судей, которые переехали в Киев или другие крупные города. Судей Апелляционного суда Донецкой области полностью обеспечили жильем. И не только судей, но и отдельных работников аппарата.

Так же было выделено жилье для судей Апелляционного суда Луганской области. Правда, отдельные судьи блокируют проведение собрания, чтобы распределить эти квартиры.

Почему? 

Возможно, часть этих судей все-таки сомневаются в том, что сделали правильный выбор и остались верными Украине. Я предлагал обсудить проблемы, которые беспокоят судей, на собраниях этого суда, однако некоторые коллеги уклоняются от общения. В этом случае также должен вмешаться Совет судей, и мы начали работать над этим.

Каким образом?

Будем пробовать снова и снова общаться с судьями. В большинстве случаев неформальная беседа приносит положительный итог. Совет судей также может пригласить судей на свои заседания для обсуждения проблем, которые возникли в суде. В крайних случаях – обращаться в Высший совет правосудия.

Судьи должны быть эталоном этичности в обществе. Если они создают искусственные препятствия в работе суда или мешают другим судьям нормально работать, нужно реагировать на эти факты. Совет судей, как и подавляющее большинство судей в Украине, считают, что эффективная работа судов нужна всем членам общества, и должны быть созданы все условия для этого. Материально-технические и бытовые условия в том числе.

«В процессе реформирования судебной системы не должно быть излишней спешки» 

Еще один больной вопрос для судей – заработная плата. Законодательством предусмотрено, что повышение оплаты труда они смогут получить только после успешной квалификации судей, которая продлится до конца года, а возможно и дольше.

Вы метко заметили. Оплата труда – крайне болезненный вопрос. Оно непосредственно затрагивает судейскую независимость. Справедливость у человека проявляется в том случае, если и к нему относятся справедливо. Ситуация, когда трое судей рассматривают одно дело, но зарплаты получают разные, вызывает, по меньшей мере, удивление.

Очевидно, закон («О судоустройстве и статусе судей») был сформулирован несколько несовершенно. Мы общаемся с представителями разных ветвей власти, но результат остается таким же. Надеемся лишь, что Высшая квалификационная комиссия завершит квалифицирование судей в кратчайшие сроки. И заработная плата судей сравнится.

В Верховной Раде зарегистрированы изменения к закону «О судоустройстве…» относительно установления повышенных зарплат судьям, несмотря на квалифицирование. 

Да. И хотелось бы, чтобы этот законопроект был принят. В крайнем случае, можно внести изменения, которые будут определять повышение оплаты труда судьям после прохождения ими тестирования и практического задания во время квалифицирования. По сути, после этого этапа судья подтверждает свой профессионализм. И заслуживает повышенную зарплату. В случае если по другим критериям он не наберет проходной балл, его могут уволить. Но пока судья работает, у него должна быть заработная плата такая же, как и у других коллег, что работают на соответствующих должностях.

Ситуация в судах действительно чрезвычайно напряженная. Когда один судья работает за троих, но получает более низкую зарплату, чем тот, кто прошел квалифицирование, — это несправедливо, по-моему. В таких случаях вопрос независимости очень чувствительный. Думаю, часть коррупционных фактов связана именно с такими условиями.

Насколько вырастет зарплата судей после успешного прохождения квалифицирования? 

В среднем в три-четыре раза. Сегодня зарплата судьи едва покрывает его обычные человеческие потребности. Как правило, теперь в судебной системе судья работает за двоих, а в отдельных судах — за пятерых-семерых коллег, по 12 часов в сутки, изредка видит семью. Он должен хотя бы финансово обеспечивать себя и своих родных. В противном случае возникает еще и дополнительное психологическое давление на судью. А он должен быть вне каких-либо влияний, чтобы принимать решения, которых требует общество.

Судебная реформа, по сути, ввела переформатирование самих судов. Речь идет о ликвидации «старых» и создании «новых». Можно ли ставить под сомнение легитимность судебных решений, принятых в «старых» судах? Ведь «новые» уже созданы, но судьи не переведены в их состав.

Нет. Суды и судьи работают в соответствии с действующим законодательством. Они – действующие судьи, других пока нет. Говорить о двойной судебной системе не приходится.

Подписав соответствующие указы о ликвидации одних и создании других судов, президент дал сигнал, чтобы этот процесс начался. Но глава государство сегодня никоим образом не влияет на судебную систему. Реформированием занимаются ВККС и ОСУ. В том числе, учитывая мнение Совета судей.

В процессе реформирования судебной системы не должно быть излишней спешки. Шаг за шагом. Ведь это процесс сложный, хоть и нужный для государства.

«Очищение судебной власти – вполне естественный процесс» 

Согласно информации Высшей квалификационной комиссии судей, сегодня вакантными остаются около 2400 должностей судей. В отчете Государственной судебной информации говорится, что подготовка одного судьи составляют около 75 тыс. грн. в год. Не дорогой, ли ценой обходится судебная реформа? 

75 тыс. грн., очевидно, покрывают только обучение в Национальной школе судей. Нужно еще и учитывать тот фактор, что квалифицированным судья становится не сразу после обучения. Нужно набраться опыта еще хотя бы два-три года. В течение этого периода судьям выплачивают зарплату, обеспечивают их рабочими местами, необходимыми средствами.

Можно с убедительностью сказать, что судья – это дорогой субъект правотворчества. Однако дешевого правосудия не бывает. Положение судьи гарантирует независимость судебной ветви власти, его авторитет. Да и, вообще, любой квалифицированный работник – дорогое достояние. Ведь именно высокая квалификация обеспечивает высококачественные результаты работы.

Что касается очистки судебной власти, то это – вполне естественный процесс. Как смена времени года, эволюция. Такие процессы должны происходить в судебной системе. Работать судьей непросто. Часть людей приспосабливается к сложным обстоятельствам, растут профессионально. Кое-кто не выдерживает. Происходит профессиональное выгорание. Самому человеку достаточно сложно согласиться с тем, что он потерял квалификацию, требуется обучение профессии. Очень полезным в этой ситуации является квалифицирование, повышение квалификации во время обучения в Школе судей.

Вместе с тем, судебная реформа не должна быть одноразовой акцией. В судебной системе должен быть постоянный фильтрационный процесс. И общество должно следить за тем, кто работает в судах. В том случае, когда эти люди добросовестно выполняют свои обязанности, не злоупотребляют, общественность должна защищать судейскую независимость.

«Хотелось бы, чтобы судьи отвечали перед государством, обществом за свою деятельность» 

Одним из первых решений нового состава Совета судей было предостережение судей Верховного Суда Украины относительно препятствования в начале ликвидационной процедуры. Вместе с тем, ВСУ распространил письмо, в котором говорится, что Совет судей превысил свои полномочия, поскольку не имеет права вмешиваться в самоуправление судей. Кто прав в этой ситуации?

Я, как полковник юстиции в отставке и судья с большим судейским опытом, — сторонник того, чтобы все было в соответствии с правилами, законом. И я уверен, что все члены Совета судей также живут по этому принципу.

Совет судей указал в своем решении, что ни один орган судейского самоуправления не вправе решать любые вопросы вопреки закону. Мы отметили, что собрание судей, в том числе и Верховного Суда Украины, должны действовать согласно закону. И все. Ни в коем случае не критиковали решение судей ВСУ. Никто в государстве не имеет права безосновательно критиковать судей и их решения, которые вступили в силу закона и подлежат исполнению. Тем более решение высшей судебной инстанции. Исключительно ученые.

В то же время, Совет судей является исполнительным органом высшего органа судейского самоуправления – съезда судей. В период между съездами Совет судей обязан следить за тем, чтобы судьи в своих действиях вели себя в рамках закона. Это, в определенной степени вопросы судейской этики.

С другой стороны, Совет судей является высшим органом судейского самоуправления относительно сборов всех судов, в том числе и Верховного. Мы не проверяем и не оцениваем судебные решения, принятые судьями. Для этого есть соответствующие процессуальные правила и высшие судебные инстанции. Но в том случае, когда коллеги, проводя свои собрания, выходят за пределы полномочий предоставленных собранию, Совет судей должен реагировать. Этим руководствовались мои коллеги из Совета судей, принимая упомянутое решение в отношении Верховного Суда.

Совет судей выразил сомнения относительно возможности ликвидации собранием судей Верховного Суда, должности заместителя руководителя аппарата суда, хотя она предусмотрена законом. Конечно, не характерно для судебной системы, Совет судей не соглашается с мнением собрания такой уважаемой институции. Однако принципиальным в судебной системе есть правило: все судьи должны действовать в рамках закона и быть примером его соблюдения.

В своем решении мы также процитировали норму закона «О судоустройстве и статусе судей», которой предусмотрено, что с начала работы нового Верховного Суда, Верховный Суд Украины и высшие специализированные суды прекращают свою деятельность. И нас нельзя за это критиковать. И мы, повторюсь, лишь процитировали норму закона.

Имеет ли Совет судей механизмы влияния на судей ВСУ, чтобы ускорить процесс ликвидации?

Не думаю, что Совет судей должен влиять на Верховный Суд Украины. В Украине существует суверенная власть, которая осуществляется президентом, парламентом, правительством и судами, что предусмотрено Конституцией.

Судебная власть состоит из Верховного Суда, апелляционных и местных судов. И в стране точно нет двух Верховных судов. «Новый» — отправляет правосудие по 15 декабря 2017 года, «старый» – находится в стадии ликвидации.

Вместе с тем, хотелось бы, чтобы судьи отвечали перед государством, обществом за свою деятельность. Грустно, когда существует такая ситуация по ВСУ. Но думаю, время все расставит на места.

«Давление на судей существенно ослабло» 

Согласно статистике Высшего совета правосудия, в 2016 году поступило 23 заявления от судей о давлении. В этом же году только от судей Киева – 76. Можно ли утверждать, что давление на судей усилилось?

Знаете, когда готовишься к исповеди, то на листке пишешь все свои грехи. В итоге оказывается, что их довольно много. Особенно если делаешь все по предписаниям Святых отцов.

По аналогии: Совет судей рекомендует судьям в случае, когда в них есть минимальные подозрения, что на них давят, — говорить об этом вслух. Отправления правосудия, судьи должны быть чистыми и перед собой, и перед обществом. Иначе может возникнуть ситуация, когда фактор давления сыграет против судьи, даже если он выстоял и принял объективное решение. Поэтому очевидно, сегодня судьи хотят быть максимально откровенными в отношении факторов давления.

На самом деле давление на судей существенно ослабло. В основном многочисленные жалобы судей призваны на то, чтобы продемонстрировать перед сторонами процесса, что была попытка повлиять на суд. Даже незначительная. Другая сторона в таком случае вправе заявить отвод судье, чтобы не размышлять над тем, попытка давления была успешной, или нет.

А влияние политиков на судей заметно?

Меня пять раз парламент выбирал судьей бессрочно. Отдельные коллеги тогда не были назначены. Депутаты имели к ним какие-то претензии. Тогда действительно было волнение.

Сегодня политического давления на судей вообще нет. Политические органы никоим образом не влияют на назначение или увольнение судей.

Вместе с тем, к сожалению, случаются случаи, когда отдельные депутаты публично пытаются давить на судей. В частности, один из народных избранников Андрей Лозовой из Радикальной партии, в мае этого года заявил с трибуны парламента, что надо повесить десять судей на Крещатике, мол, чтобы других научить.

Понимаю, если бы это сказал член штаба Гитлера. Но эти слова принадлежат народному депутату страны, которая воюет! И речь идет не столько о судьях, сколько о гражданах Украины…

На такое заявление Совет судей резко отреагировал – направил обращение к спикеру Андрею Парубию, чтобы тщательнее следить за выступлениями депутатов и предостерегать от подобных заявлений. Мы не хотели популяризировать это заявление, распространять на широкую публику такую информацию, но Совет судей должен пресекать подобные случаи.

В этом году случилось несколько погромов в судах. Это также не стоит расценивать как фактор давления на судей?

Нет. Эти случаи связаны с тем, что отдельные акции протеста под судами в Украине превратились в бизнес.

Когда я вижу протестующих людей под зданием суда, подхожу и спрашиваю, что это за акция, когда она закончится. Однажды мне ответили: еще 15 минут осталось, деньги у организаторов закончатся и уходим. И такие мероприятия точно нельзя отнести к проявлению демократии.

Конечно, бывают случаи, когда стоит один человек с плакатом. Жалуется, что дело долго не рассматривают. Тогда предлагаю написать заявление. А со своей стороны стараюсь узнать, какова причина задержки в рассмотрении.

Кому, по вашему мнению, выгодны оплаченные акции под судами?

Прежде всего, тем, кто воюет против Украины на востоке. Дело даже не в судах, а в стабильности государства. Каждый человек должен быть уверен, что будет иметь право отстоять свою позицию в суде, защитить право собственности, восстановить нарушенное право.

В среднем суды рассматривают от полутора до трех миллионов дел в год. В прошлом году – 3,9 млн. дел! Апелляционные и кассационные суды отменяют около полтора процента дел, которые к ним поступают. Остальные – остаются в силе.

Стабильность и гарантия правосудия – это очень важный элемент безопасности в обществе. И когда систематически пытаются поставить под сомнение правосудие, — это попытки дестабилизировать ситуацию в стране. Тот, кто необъективно критикует судей, видимо, сам не святой. «Лови вора», — в основном кричат сами воры.

Я не идеализирую судебную систему. Я вижу ее проблемы. Меня беспокоит то, что в среде судей есть коррупционеры. И я радуюсь, когда их обнаруживают. Надеюсь, что система как можно быстрее очиститься.

«Военные суды в Украине крайне необходимы» 

После погрома в Святошинском суде, а затем после взрывов в Никопольском суде острым стал вопрос создания Службы судебной охраны. Председатель Государственной судебной администрации Зеновий Холоднюк ожидает, что Служба судебной охраны будет создана в 2018 году, и до конца текущего года назначат начальника этой службы. 

Необходимо максимально ускорить процесс формирования Службы судебной охраны. Это важно не только для безопасности судей, работников судов, которых сегодня насчитывается более 70 тыс., но и для граждан, которые приходят в суды. Надеемся увидеть существенные сдвиги в этом вопросе до конца года.

Какие кадры должны наполнить эту службу? Бывшие работники полиции, СБУ?

Не думаю, что это должна быть определенная категория служащих. Главное, чтобы это были люди, которые сознательные необходимостью защиты судебной системы.

Военный прокурор Анатолий Матиос заявлял о необходимости создания военных судов. Такое предложение в прошлом году высказывал и президент. Вы работали военным судьей 16 лет. Целесообразно ли, по вашему мнению, восстанавливать такой вид судов? 

Создание военных судов в стране, которая находится в состоянии войны, — это логичный и правильный шаг. В Украине есть так называемые прифронтовые суды (хоть и фронта официально нет), откуда судьи передвигаются ценой собственной жизни. В Станице Луганской из места, где можно поместить суд, видно прицел снайпера по ту сторону линии разграничения. Эти факты звучат как фантастика в условиях, когда мы с вами сидим в Киеве и смотрим на Днепр.

На протяжении своей деятельности в военном суде я помню один или два факта коррупции. Была четкая и понятная система работы военного правосудия. Думаю, ее нужно восстановить для защиты мира и наведения порядка внутри военной сферы.

«Каждый день чувствую, что ответственность на посту председателя Совета судей только растет» 

Избрание на должность председателя Совета судей в марте этого года было неожиданно. Насколько мне известно, вы и сами до последнего дня не планировали принимать участие в съезде судей. Кто уговорил вас пойти на мероприятие и участвовать в формировании Совета судей?

Сказать, что я имел желание войти в состав Совета и даже возглавить его, не могу. Я пришел на мероприятие, разговаривал с судьями. И в какой-то момент кто-то предложил выдвинуть меня делегатом в Совет судей.

Первое, что я сделал, открыл закон и начал читать, чем конкретно занимается Совет судей (улыбается). И увидел достаточно много полномочий. Это очень ответственная работа, я понял.

Когда за меня проголосовали как за члена Совета, подошел один коллега и говорит: «Олег Степанович, теперь главой уходите». Я снова заглянул в закон. Какие же полномочия у председателя Совета судей?

Начался второй день съезда. Все больше судей подходило с предложением возглавить Совет. В итоге я набрал необходимое количество голосов. На следующее утро проснулся и почувствовал страшный груз…

Ответственности? 

Да. И каждый день чувствую, что ответственность на этой должности только растет.

Вас поддержали тогда в основном судьи хозяйственной юрисдикции. Ходят слухи, это происходило при содействии Богдана Львова, которого вы знаете еще с военных судов. 

Не думаю, что произошел некий заговор… Честно говоря, я не знаю, кто и как за меня голосовал. Вряд ли возможно объективно такие вещи установить. Для меня это было, с одной стороны, неожиданностью. С другой стороны — шансом приложить усилия, чтобы суды были более понятны людям, а судьи работали самоотверженно и честно.

Мне бы очень, хотелось бы, что все судьи работали как единая команда единомышленников и армия защитников прав и свобод каждого человека в государстве.

Возможно, пример Богдана Юрьевича (Львова) показал, что военные судьи – хорошие руководители.

Перед работой в Верховном Суде, я общался с ним всего несколько раз. Он – очень искренний и открытый человек. Настоящий судья, я бы сказал. Возможно, его поведение и пример отношения к другим сыграли роль во время избрания меня на должность председателя Совета судей.

Автор: Виктория Матола

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий