Тамара Подберезняк: После ограничения контроля заражения складов, показатель заражения их увеличился на 10-15%

01.09.2018 – Дерегуляция привела к бесконтрольности на рынке фумигации – существенно увеличилось количество летальных исходов из-за отравления фумигантами. И эти вопросы до сих пор никто не решает, а уголовные дела так и не находят виновных. Об этом в интервью Agravery.com рассказала председатель ВОО «Фумигационной ассоциации Украины» Тамара Подберезняк.

Читайте также: Исполнительный директор Союза пасечников Украины Татьяна Сушко: Бесконтрольное использование пестицидов и дальше травит пчел

Инструкция по охране труда при работе с пестицидами, минеральными удобрениями и консервантами

Владелец «UKRAVIT» Виталий Ильченко: Мы хотим реализовать проект биохимического индустриального парка

Увеличилось ли количество случаев заражения зернохранилищ после введения ограничений контроля малого и среднего бизнеса?

— По моему субъективному мнению, заражение складов увеличилось на 10-15%. За последние годы по нашей отрасли нанесли несколько ударов. Первым стала отмена лицензии на проведение фумигации.

Второй удар – это ликвидация сельхозинспекции и технического регламента зернового склада, в котором содержались требования относительно подготовки зерновых складов к хранению урожая и инструктивные советы по фумигации зерна. Отменив этот технический регламент, ничего на замену не было создано.

Мне известно, что существуют обновленные проекты инструкций по качественно-количественному учету зерна, но они давно находятся на сайте Министерства аграрной политики Украины, и никому до этого нет дела. В Госпродпотребслужбе, которая, теоретически, должна вести надзор за складами, этого не делают.

Значит, законодательная дерегуляция помешала области? 

— Не совсем так. Вообще, очень хорошо, что провели дерегуляцию, сняли коррупционные риски, но исчезли требования, которые контролировали всю отрасль. Поэтому, в связи с отсутствием ограничений, фумигацию начал проводить любой. Хотя во всем мире специалисты по фумигации проходят тщательное обучение, поскольку фумиганты относятся к препаратам наивысшей группы риска.

К примеру, в США специалист год учится, год стажируется и только после этого получает разрешение на приобретение и работу с фумигантами. А у нас эти препараты продаются, чуть ли не в киоске с газетами и их может купить любой желающий. Я в Львове в магазине для ухода за растениями видела фумигант в стеклянной колбе. Если вдруг она упадет, то могут погибнуть люди, а это уголовное дело.

Фиксируете ли вы увеличение летальных случаев из-за неправильного обращения с фумигантами? Были рассмотрены ли эти дела в судах, а виновные привлечены к ответственности?

— Да, за последние пять лет в Украине из-за безответственного отношения к фумигации погибло пять человек. Мы в каждом случае проводили расследования, но, ни одно из них не дало результатов. Все дела «тушились», чтобы не наказывать виновных. Одним из таких дел было отравление в Белгород-Днестровском КХП. Рабочий украл в хозяйстве препарат для фумигации и в результате неправильного использования погиб ребенок.

Директор этого КХП сразу после этого случая уехал в Литву на ПМЖ, чтобы избежать наказания, поскольку мы сразу инициировали общественное расследование. Он уехал, а дело потихоньку замяли.

Другой случай произошел в Одесской области. Это была гагаузская (тюркская христианская народность, обитающая на юге Украины, на границе с Молдовой) семья, которая не умеет читать на языке украинском. Они украли этот препарат и, не ознакомившись с инструкцией, использовали, в результате чего и произошел летальный случай.

Этот случай получил огласку на телевидении, потом был извращен, на передачу были приглашены те «эксперты», представители СЭС (Санитарно-эпидемиологическая служба), Госпродпотребслужбы, на которых и лежит вся вина. А в первую очередь, в такой ситуации виноват министр аграрной политики. Поскольку именно он ответственный за безопасное применение пестицидов в аграрном секторе.

Каким образом ваша организация пытается навести порядок в этой ситуации? Ведь, к примеру, вы неоднократно выступали с призывами о создании саморегулируемых организаций. Возможно, это могло бы стать выходом? 

— Как я уже говорила, все такие дела просто тщательно затираются. В некоторых случаях виновными признают родителей. Никаких изменений и до сих пор не происходит. Мы стараемся все это наладить, в частности хотим создать саморегулирование отрасли. На рынке не должно быть анархии, кто-то должен регулировать все эти процессы и если государство отказалась от этих функций, то ее должны заменить негосударственные организации.

Мы над этим сейчас работаем, но не все мы еще для этого сделали. Причина проста – члены нашей ассоциации разбежались, поскольку они уже не имеют тех прибылей, что были раньше, нет членских взносов, и мы должны искать другие пути финансирования для того, чтобы решить этот вопрос.

Что, по вашему мнению, нужно сделать, чтобы улучшить ситуацию с зараженностью складских помещений и других объектов? 

— Во-первых, нужно ввести обязательное обучение для специалистов по фумигации. После обучения выдать им сертификат, который будет предоставлять доступ к работе с фумигантами и только по этому сертификату позволять работать. Тогда мы хотя бы будем видеть, кто прошел обучение и кому можно будет доверять. Вообще все очень просто.

Нужно создать правила, научить этим правилам как можно большее количество людей, контролировать соблюдение этих правил и наказывать тех, кто их не соблюдает. Правила, мы можем создать, мы уже создали и назвали «Pestfree», то есть свободный от вредителей. Мы взяли все лучшее, что было у нас, соединили с зарубежным опытом и сформировали их, но это можно сделать только добровольно. Поэтому саморегулируемые организации, в создании которых настаиваю, могли бы стать здесь очень полезными.

Отмечалась ли в последнее время активизация карантинных вредителей, повреждающих запасы, например, капрового жука?

— В начале этого года карантинной службой Украины в Черниговской области был обнаружен капровый жук и моментально уничтожен. Надо сказать, что с карантинными вредителями у нас порядок. Здесь ситуация значительно лучше чем с контролем вредителей внутри страны, а все потому, что Всемирная организация торговли требует качественного контроля карантинных вредителей. И поэтому на эту сферу не жалеют ни ресурсов ни средств. Мы же не разграничиваем карантинных и обычных вредителей, для нас они вредят одинаково.

Они поедают зерно и оставляют продукты своей жизнедеятельности, засоряя всю партию. Недопустимо потреблять такое зерно. Нам безразлично, кто испортил зерно, карантинный или обычный вредитель, я даже больше скажу, наш долгоносик для нас более актуален, чем один какой-то случай выявления капрового жука.

Я видела лично партию зерна в Харьковской области, которая имела зараженность долгоносиком больше, чем 30%. Они были всюду, зерно от них волнами ходило. Фумигаторы, которые стояли в зерне, были покрыты теми долгоносиками. В результате, пришлось списать тот хлеб, ведь там жуков было, пожалуй, больше чем зерна.

Увеличивается ли количество недобросовестных игроков на рынке фумигации. Можете ли вы их назвать?

— Вопрос в том, кого сейчас считать недобросовестными, а кого нет, когда на рынке нет никаких правил? Разве что можно сказать, что увеличилось количество игроков, которые используют поддельные препараты. Тогда да, их стало больше. Сама экономическая ситуация к этому побуждает. На рынке есть препараты оригинальные «Фостоксин» и «Магтоксин», которые имеют высокое качество, но со скачком курса валют они значительно выросли в цене.

Итак, их стали меньше использовать, и эту нишу занял фальсификат, который производят неизвестно где. Конечно, на рынке есть украинские и китайские аналоги, но их эффективность значительно меньше.

Рынок фальсификата пестицидов, в общем, составляет примерно 25%, а вот среди фумигантов эта цифра, по моему мнению, значительно выше. Весь экспорт требует фумигации, внутренний рынок также нужно удовлетворить, а это тонны препаратов и фальсификата стало очень много. Большое количество контрафакта поступает из России и Китая.

Делает ли что-то Госпродпотребслужба для того, чтобы улучшить контроль над ситуацией на рынке фумигации?

— Я не могу сказать, что они делают для внутреннего рынка фумигации, могу сказать, что за экспорт они хорошо взялись. За это направление можно быть спокойным, там работают очень мощно. На внешнем рынке Украина выглядит красиво, не смотря на некоторые нотификации, что к нам поступают.

Их количество увеличилось, но не из-за некачественного контроля над фумигацией экспортных партий, там все отработано, отутюжено, а из-за отсутствия контроля на внутреннем рынке. Я всегда говорила, что нельзя возлагать все на транзитную фумигацию. Она должна применяться тогда, когда внутри страны недосмотрели. А у нас превратили в то, что транзитная фумигация проводится в любом случае.

Это неправильно, ведь при транзите нет таких идеальных условий, которые есть на элеваторе. Там можно изолировать, герметизировать, а о какой герметизации идет речь в море в случае шторма? Но кто, же об этом думает, когда так выгоднее. Здесь сразу большая партия, которую можно обработать, это значительно выгоднее и быстрее. Да и фирмы, которые там работают, зарабатывают миллионы, им выгодна такая ситуация. Тогда как в Украине работают средние и небольшие компании.

А на железной дороге какая ситуация?

— На железной дороге у нас также вакханалия творится. Сначала грузят товар, а потом оказывается, что он заражен вредителями. Спешно закладывают туда таблетки фумиганта и отправляют поезд, но таблеткам требуется время, чтобы уничтожить вредителей и, чтобы выветрилось, это минимум семь дней, а значит, нужно, чтобы вагоны простаивали, пока действует фумигант.

И кто же даст стоять им в сезон, когда зерновозов и так маловато? Такое зерно через двое суток выгружают, а из зерна таблетки выкатываются. Такой случай произошел в Одессе. Мы тогда вызвали специальные отряды, проводили дегазацию. Но это лишь один зафиксированный случай, такое случается на каждом шагу.

Не лучше ситуация и с зерном, что отправляют в Турцию. Судно идет туда не более двух суток, после чего выгружается, времени на обработку нет, поэтому рано или поздно, с грузами будут проблемы. По моему мнению, нужно формировать товарную партию на элеваторе и делать обработку там, после чего уже экспортировать в ближние страны.

Как продвигается ситуация с необходимостью обработки товаров метилбромидом поступающих в Индию? Как выходят из этой ситуации украинские экспортеры, учитывая запрет использования этого препарата в Украине? 

— Требование обработки зерна метилбромидом – это сугубо технический нетарифный барьер, который индусы установили, чтобы не покупать украинское зерно по форвардным контрактам, ведь в России можно взять дешевле. Вот они и посмотрели, ага, в Украине запрещено использование метилбромида, а в России – нет, поэтому они и ввели это ограничение.

Сказать, что это острый запрет – нет. Те, кто хотел, находили пути поставок в Индию товаров обработанных фосфидом алюминия. Об этом нужно было договариваться с инспектором и небольшие партии проходили. Но массово все, же не пускали. Это все торговые отношения, и свойства фосфида алюминия или метилбромида здесь ни к чему. Метил-бромид запрещен Монреальским протоколом, как озоноразрушающее вещество.

Кроме того, это химическое оружие, тяжелый военный газ. При его использовании мы получим безумный штраф. Я начинала свою работу с обработок метилбромидом. Ума не имела, загрузила баллоны с ним в такси. Не припусти Господи, произошла бы какая-то авария, и погибли бы, не только я с таксистом, но и люди вокруг. Я потом как начала читать и поняла это, у меня волосы на голове дыбом стали, это же боевой газ!

Какова сейчас стоимость проведения фумигации и как она изменилась в последнее время? 

— Фумигация тонны зерна сейчас составляет 15 гривен, а обработка аэрозольным методом 35-40 копеек за метр кубический. Это обработка складов, контейнеров. Цены почти не изменились. На море также цена фумигации почти не выросла, сейчас она ориентировочно составляет 50 центов. Конечно, хотелось бы, чтобы услуги стоили дороже, но рынок говорит, что это не возможно.

Как вы оцениваете загруженность рынка фумигации, есть ли еще место для новых игроков?

— Мы условно делим рынок на внешний и внутренний. Внутренний рынок не структурирован, он свободен – пожалуйста, заходи, учись, начинай дело, мы научим и поможем с препаратами и оборудованием. Есть ниша. На экспорт с конкуренцией туго, там все поделено, и зайти туда очень трудно. Трейдеры знают каждого фумигатора десятилетиями, кто сделает хорошо, а с кем могут возникнуть проблемы. И новым там не доверяют.

Чувствуете ли перераспределение рынка фумигации?

— На море крупного передела точно не будет в ближайшее время. А вот внутри страны все еще впереди. Мы еще дойдем к нормальным условиям работы, потому что так было всегда. В советские времена это были экспедиции по защите хлебопродуктов. В каждой области была государственная команда по фумигации, которая стояла на страже, как пожарные. И в случае возникновения каких-либо проблем с вредителями запасов они сразу выезжали по вызову и проводили фумигацию.

Эта система действовала и в первые годы независимой Украины, в каждой области была такая фирма, которая за час выедет к вам и все обработает. Так должно быть и сейчас. Рынок структурируется, и мы к этому придем.

Автор: Игорь Герасименко

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий