В Украине потребительская инфляция в третьем квартале 2018 г. продолжила снижаться

04.11.2018 – В III квартале 2018 года потребительская инфляция умеренно замедлялась (до 8.9% г/г в сентябре), вплотную приблизившись к верхней границе целевого диапазона, установленного Основными принципами денежно-кредитной политики на 2018 год и среднесрочной перспективе (6.5% ± 2 п.п. по состоянию на конец III квартала 2018 года). Об этом говорится в отчете Национального банка Украины.

Однако снижение инфляции было медленнее, чем прогнозировал Национальный банк в Инфляционном отчете за июль 2018 года.

Снижение инфляции произошло благодаря замедлению роста цен на продукты питания. Этому способствовало расширение предложения отечественных и импортных продовольственных товаров, а также снижение мировых цен на продовольствие. Однако фундаментальное инфляционное давление оставалось значительным, а рост административно регулируемых цен и цен на топливо ускорился.

Читайте также: Говорит бюджет. Основные приоритеты государственной сметы на 2019 г.

Представитель Всемирного банка Сату Кахконен: При таком росте ВВП Украине понадобится 100 лет, чтобы догнать Польшу

Миссия МВФ в Украине: Соглашение возможно?

Владимир Лавренчук: За два года кредитный портфель «Райффайзена» в Украине увеличился почти на 80%

СЕО Приватбанка Петр Крумханзл: До конца года Приватбанк будет одним из самых прибыльных банков

Замедление базовой инфляции было умеренным (до 8.7% г/г), она также превысила прогноз. Как и в предыдущие месяцы, хранилось давление на цены со стороны потребительского спроса и дальнейшего роста производственных затрат, в том числе на оплату труда и энергоносители. Так, доходы украинцев росли высокими темпами, значительно превышая темпы роста экономики. В частности, в августе средняя номинальная заработная плата в Украине была на 26% выше, чем год назад.

Дополнительными драйверами роста доходов населения были социальные выплаты (повышение пенсий военным пенсионерам и продолжение отображения эффекта осовременивания пенсий в конце 2017 года).

Стремительный рост мировых цен на нефть и ослабление курса гривны на протяжении последних месяцев привело к ускорению роста цен на топливо. Это отразилось на росте стоимости других товаров и услуг. В частности под влиянием увеличения затрат на энергоносители и оплату труда ускорился рост административно регулируемых цен даже несмотря на отсрочку повышения цен на газ для населения.

Ослабление обменного курса гривны к доллару США в июле-августе отразилось на стоимости отдельных товаров, прежде всего импортных. Повышение турбулентности на валютном рынке в III квартале 2018 года происходило на фоне традиционного в преддверии осени увеличения спроса со стороны импортеров энергоресурсов.

Кроме того, ухудшились рыночные ожидания ввиду отсрочки получения финансирования от МВФ и в целом неблагоприятной ситуации на мировых финансовых рынках. Так, интерес инвесторов к активам стран, рынки которых развиваются, и в дальнейшем уменьшался на фоне дальнейшего ужесточения монетарной политики ФРС.

Это обусловило девальвацию валют стран, рынки которых развиваются, к доллару США, а в отдельных, наиболее уязвимых странах (в частности Турции), спровоцировало финансовую нестабильность.

Кроме того, ухудшились условия торговли для Украины – снижались цены на сталь, подсолнечное масло и кукурузу, стремительно выросли цены на нефть.

Усиление турбулентности на валютном рынке вместе со стремительным ростом цен на топливо, сообщениями о повышении цен на газ и других тарифов ЖКХ, а также приближение в следующем году двойных выборов в Украине подогревали инфляционные ожидания. Ожидания домохозяйств и банков ухудшились, а ожидания профессиональных аналитиков и предприятий оставались высокими, существенно превышая инфляционные цели Национального банка.

Влияние фискальной политики в совокупном спросе в течение девяти месяцев 2018 года оценивается как достаточно сдержанное. Сводный бюджет выполнен с профицитом благодаря постепенному улучшению состояния доходов и ощутимому замедлению роста расходов в III квартале. Увеличению поступлений в бюджет способствовали высокие темпы роста доходов населения, увеличение прибыли предприятий, обновление производства подакцизных товаров и наращивание импорта.

Усиление рисков для снижения инфляции к среднесрочной цели обусловило необходимость проведения жесткой монетарной политики в III квартале 2018 года. Национальный банк повысил учетную ставку совокупно на 100 б. п. до 18.0% годовых.

Повышение учетной ставки эффективно транслировалось в рост стоимости гривневых межбанковских ресурсов и доходность ОВГЗ. В реальном выражении доходность гривневых облигаций оставалась одной из самых высоких среди стран, рынки которых развиваются. Это позволило смягчить отток иностранного капитала из портфельных инвестиций на фоне снижения заинтересованности инвесторов в активах стран, рынки которых развиваются.

В то же время розничные ставки банков еще не полностью отразили эффекты от повышения учетной ставки и роста стоимости ресурсов на межбанковском рынке.

Потребительская инфляция продолжит замедляться, но возврат к целевому диапазону продлится дольше

Национальный банк повысил оценку инфляции на 2018 год до 10.1% (предыдущий прогноз – 8.9%). Это обусловлено более быстрым, чем предполагалось в июле ростом мировых цен на энергоресурсы и пшеницу, а также из-за более высоких темпов роста заработных плат в Украине.

Расширение потребительского спроса, высокие темпы роста заработных плат, недавний стремительный рост цен на нефть будут отражаться на потребительской инфляции и в следующем году. В результате инфляция будет оставаться выше целевого диапазона дольше, чем ожидалось ранее. На конец 2019 года инфляция снизится до 6.3%. Она войдет в пределы целевого диапазона в I квартале 2020 года и достигнет среднесрочной цели 5.0% в конце 2020 года.

Жесткие монетарные условия, которые сформировались, в том числе благодаря повышению учетной ставки в течение первых трех кварталов 2018 года, будут главным фактором замедления инфляции. Также снижение инфляции будет обеспечиваться другими факторами, которые будут сдерживать наращивание потребительского спроса:

— дальнейшее отображение предыдущих повышений учетной ставки на процентные ставки по депозитам населения в гривне, усиленным сокращением профицита банковской ликвидности. В свою очередь, повышение ставок по депозитам будет стимулировать увеличение склонности населения к сбережениям;

— замедление роста заработной платы вследствие снижения интенсивности миграционных процессов, в том числе (в отличие от последних двух лет) из-за насыщения рынка труда в Польше.

Также рост цен будут сдерживать взвешенная фискальная политика из-за необходимости погашения значительных объемов государственного долга и улучшения инфляционных и курсовых ожиданий. На последних должно благоприятно отразиться прогресс в сотрудничестве с официальными кредиторами, в частности из-за начала новой программы с МВФ, которая будет действовать в следующем году.

В результате базовая инфляция замедлится с 7.9% в конце этого года до 5.1% в 2019 году и 3.6% в 2020 году.

Инфляция сырых продовольственных товаров в текущем году существенно снизится – до 4.9% благодаря истощению действия шоков предложения предыдущего года, в том числе связанных с активным ростом экспорта отдельных видов украинской продукции. В 2019 – 2020 годах на фоне сдержанного роста мировых цен на продовольствие инфляция сырых продовольственных товаров продолжит замедляться – до 4.0% и 3.1% соответственно.

Повышение административно регулируемых цен в 2018 году ожидается в размере 18.4%. Ускорение с текущего уровня будет отражать влияние запланированного повышения цен на газ для населения, а также подорожание услуг на отопление и поставку горячей воды. В 2019 – 2020 годах рост административных цен замедлится до 11.7% и 10.8% соответственно. Более высокие темпы (по сравнению с другими компонентами ИПЦ) предопределяются дальнейшим постепенным повышением цен на газ до импортного паритета и увеличением ставок акцизных сборов в следующих бюджетных периодах.

Значительное подорожание нефти с начала года обусловило пересмотр прогноза роста цен на топливо в текущем году до 17.5%, с последующим замедлением до 7.4% и 5% в следующих годах, преимущественно отражая изменение мировых цен на нефть в гривневом эквиваленте.

В 2018 году рост ВВП поддерживался сельским хозяйством и секторами, ориентированными на внутренний спрос  

Во II квартале 2018 года рост реального ВВП ускорился до 3.8% г/г. Высокие предварительные оценки темпов экономического роста объясняются ранним стартом сбора урожая этого года, что отразилось в стремительном росте ВДС сельского хозяйства.

Основным двигателем роста реального ВВП ожидаемо остался внутренний спрос, прежде всего потребительский, поддержанный ростом доходов и улучшением потребительских настроений населения. Это, в свою очередь, отразилось в росте ВДВ транспорта, торговли и секторов услуг. Дополнительным фактором во II квартале стал существенный ускорившийся рост расходов СЗДУ, в частности на предоставление субсидий на оплату услуг ЖКХ. На фоне высоких деловых ожиданий остался значительный рост инвестиций.

Оживление экономической активности и высокие деловые ожидания предприятий обусловили сохранение высокого спроса на рабочую силу, как следствие, уровень безработицы во II квартале стремительно снизился.

Кроме того, в первой половине 2018 года предложение рабочей силы также выросло после длительного спада вследствие активизации поиска работы населением из-за введенных выше требований к стажу для начисления пенсий и высоких темпов роста заработных плат.

В III квартале 2018 года рост экономики Украины замедлился (до 3.1% г/г по оценкам НБУ) на фоне ухудшения динамики большинства базовых отраслей экономики. На показателях сельского хозяйства негативно отразилась более низкая урожайность ранних зерновых. Рост в промышленности сдерживали ухудшение конъюнктуры на внешних рынках, ремонтные работы на нескольких металлургических предприятиях и осложнения грузовых перевозок. Эти же факторы тормозили увеличение экспорта.

В то же время продолжалось дальнейшее наращивание денежных переводов трудовых мигрантов, что вместе с ростом заработной платы и социальных выплат стимулировало потребительский спрос и импорт.

В результате дефицит текущего счета платежного баланса существенно расширился (до 2.1 млрд. долл. за январь – август). Дополнительным фактором расширения дефицита было увеличение объемов выплат дивидендов.

Дефицит текущего счета был компенсирован поступлениями по финансовому счету. Чистые обязательства государственного сектора выросли благодаря заинтересованности иностранных инвесторов в рублевых ценных бумагах на начало года и размещению правительством дисконтных еврооблигаций в августе. Приток капитала в частном секторе обеспечили ПИИ и привлечения средств по долгосрочным кредитам.

Несмотря на незначительный профицит платежного баланса международные резервы сократились из-за выплаты по кредитам МВФ. По состоянию на конец сентября 2018 года они составляли 16.6 млрд. долл. или 2.8 месяцев будущего импорта.

После ускорения в 2018 году экономический рост несколько замедлится 

Как и ранее, Национальный банк прогнозирует ускорение роста экономики в 2018 году до 3.4%. Основным фактором роста останется частное потребление благодаря продолжению роста доходов населения на фоне значительного повышения заработных плат, пенсионных выплат, а также денежных переводов из-за рубежа. Также сохранится активная инвестиционная деятельность предприятий.

Фискальная политика в текущем году будет иметь умеренное стимулирующее влияние на экономику, которое будет реализовано преимущественно за увеличения расходов СЗДУ социальной направленности. Существенное смягчение фискальной политики ожидается в IV квартале вследствие улучшения доступа к внешним рынкам для финансирования дефицита после возобновления сотрудничества с МВФ. Соответственно ожидается, что общий дефицит СЗДУ вырастет до 2% ВВП.

В 2019 году ожидается замедление роста реального ВВП Украины до 2.5% вследствие замедления глобальной экономики, ухудшения ценовой конъюнктуры на мировых сырьевых рынках, сдержанной фискальной политики, учитывая значительные объемы погашения государственного долга, а также жесткой монетарной политики, необходимой для возвращения инфляции к цели.

В 2020 году рост экономики ускорится до 2.9%. В значительной степени этому будет способствовать постепенное смягчение монетарной политики, которое станет возможным в условиях стабилизации инфляции на уровне, близком к цели, и улучшения инвестиционной привлекательности экономики.

В 2019 – 2020 годах ожидается дефицит бюджета в размере 1.5% ВВП. Государственный и гарантированный долг в процентах к ВВП в прогнозном периоде будет снижаться и достигнет уровня 60% ВВП в 2020 году. Этому будут способствовать высокие темпы роста номинального ВВП, умеренная волатильность обменного курса, а также постепенное сокращение доли внешнего государственного долга на фоне значительных погашений.

В 2019 – 2020 годах внешние счета будут сбалансированными. Дефицит текущего счета будет сохраняться на уровне 2.5 – 3% ВВП и будет компенсирован притоком финансирования от официальных кредиторов и частного капитала.

Ключевым предположением макроэкономического прогноза остается дальнейшее сотрудничество с МВФ в рамках новой программы Stand-By Arrangemenet. Получение кредитных средств от МВФ и других официальных кредиторов позволит сохранить доступ к международным рынкам капитала на прогнозном горизонте и рефинансировать часть долга, пик выплат по которым приходится на 2019 – 2020 годы. Это будет способствовать улучшению ожиданий экономических агентов и укреплению макрофинансовой стабильности.

В IV квартале 2018 году профицит сводного платежного баланса вместе с получением финансирования от МВФ даст возможность аккумулировать международные резервы до 19.2 млрд. долл. (или 3.2 месяца импорта будущего периода). В течение 2019 – 2020 гг. международные резервы останутся примерно на том же уровне.

Основным риском прогноза является дальнейшее ухудшение ожиданий и внешних условий 

Ухудшение девальвационных и инфляционных ожиданий является основным риском, который может реализоваться за счет традиционного усиления неопределенности в период развертывания нового политического цикла.

Другим весомым риском базового сценария является риск ухудшения внешних условий. Активизация «торговых войн» крупнейших экономик мира (прежде всего США и Китая) может вызвать замедление мировой торговли и избыток предложения сырьевых товаров с соответствующим давлением на цены в сторону снижения. В таком случае, а также при ухудшении доступа к отдельным рынкам сбыта валютные поступления от экспорта будут сокращаться с соответствующим давлением на обменный курс гривны и, соответственно, инфляцию.

Существенным фактором остается также неопределенность относительно масштаба дальнейшего подорожания энергоносителей на мировых рынках. Достаточно быстрый переход центральными банками ведущих стран к более жесткой монетарной политике усиливает риски возможного приближения мировой экономики в фазу спада и оттока капитала из развивающихся стран, в том числе Украины.

Весомым остается риск усиления процессов трудовой миграции. В среднесрочной перспективе, учитывая ожидаемое замедление экономического роста в Польше и сдержанную заинтересованность польских работодателей в привлечении работников из Украины, предусматривается снижение интенсивности трудовой миграции из Украины в Польшу.

Но остаются риски усиления трудовой миграции в другие европейские страны, включая Чехию и Германию, на фоне объявленных планов по упрощению процедур трудоустройства иностранных граждан. Отток рабочей силы повышает диспропорции между спросом и предложением на рынке труда с дальнейшим ростом заработных плат и локальным дефицитом квалифицированных работников, что сдерживает потенциал экономического роста, а также оказывает давление на уровень цен в экономике.

Текущие и прогнозные монетарные условия являются достаточно жесткими, чтобы снизить инфляцию в среднесрочной перспективе  

Исходя из обновленного макроэкономического прогноза и оценки рисков, 25 октября 2018 года правление Национального банка приняло решение оставить учетную ставку неизменной на уровне 18% годовых. Сейчас Национальный банк воздерживается от более существенного ужесточения монетарной политики для обеспечения баланса между необходимостью привести инфляцию в рамки целевого диапазона и поддержать экономический рост.

В случае сохранения интенсивности инфляционного давления или его усиления за счет действия таких проинфляционных фундаментальных факторов, как потребительский спрос, инфляционные ожидания, отсутствие прогресса в сотрудничестве с международными официальными кредиторами, ужесточение монетарной политики может быть усилено и учетная ставка повышена.

ВНЕШНЯЯ СРЕДА

Во II квартале 2018 года внешние условия для украинской экономики оставались благоприятными благодаря уверенному росту мировой экономики и позитивной в целом ценовой конъюнктуре на мировых товарных рынках, несмотря на некоторое замедление роста мировой торговли. Однако ужесточение финансовых условий и геополитической напряженности, развертывание торговых войн привели к снижению синхронности в темпах экономического роста среди развитых стран и стран, рынки которых развиваются.

Геополитическая нестабильность, повышение торговых барьеров и неопределенность вокруг торговых споров между отдельными странами, прежде всего США и Китаем, негативно сказались на объемах международной торговли, мировых товарных и финансовых рынках. Так, сужение спроса на фоне действия факторов предложения на отдельных товарных рынках привело к усилению волатильности и снижению цен на большинстве товарных рынках, за исключением нефти.

В результате мировая ценовая конъюнктура для украинских экспортеров, выраженная индексом ЕСРІ, в III квартале существенно ухудшилась, а цены на отдельные товарные группы, в частности подсолнечное масло и железную руду, снизились ниже уровня прошлого года.

В то же время стремительный рост цен на нефть, прежде всего, обусловленный опасениями возникновения дефицита на рынке из-за введения санкций США против Ирана, привел к ускорению инфляционных процессов в мире. В развивающихся странах они были усилены влиянием девальвации валют этих стран к доллару США из-за уменьшения интереса инвесторов к рисковым активам.

Последнее было вызвано дальнейшим ужесточением монетарной политики ФРС вследствие нарастания инфляционного давления в США и привело к росту доходности государственных ценных бумаг и укреплению доллара. Весомыми были также факторы локального характера; в частности, дипломатическое противостояние Турции с США на фоне имеющихся внутренних дисбалансов спровоцировало финансовый кризис в этой стране и вызвало опасения относительно его распространения на другие страны.

Во II квартале мировая экономика продолжала уверенно расти благодаря расширению спроса и увеличению инвестиций. Причем фаза подъема мирового цикла приближается к двухгодичному периоду и, по оценкам МВФ, возможно, в отдельных ведущих экономиках достигла своего пика.

Рост стал менее синхронизированным – увеличивается разница в темпах роста между США и Еврозоной, а также расширяется неравномерность между развитыми странами и странами, рынки которых развиваются.

Среди прочего, это связано с неравномерным влиянием роста цен на нефть для стран нетто-экспортеров и нетто-импортеров энергетических ресурсов, оттоком капитала из стран, рынки которых развиваются, на фоне повышения доходности ценных бумаг США и макроэкономической уязвимости отдельных стран из этой группы, ухудшением пессимистических настроений инвесторов вследствие эскалации торговых войн и нарастанием геополитической неопределенности.

Так, с апреля 2018 года продолжалось снижение индикатора уровня делового доверия по расчетам Moody’s. И хотя глобальный индекс деловой активности (PMI) в секторе услуг во втором квартале рос по сравнению со снижением в производственном секторе, в дальнейшем он также снижался, что свидетельствует о замедлении роста внутреннего спроса.

Темпы роста экономики США во II квартале оставались выше потенциальных и достигли самых высоких значений с 2014 года. Потребительские и корпоративные расходы и инвестиции способствовали ускорению роста ВВП. Снижение налогов и рост государственных расходов обусловили активное увеличение количества рабочих мест и, соответственно, потребления.

Кроме того, эти факторы положительно отразились на увеличении операционной прибыли компаний, входящих в состав индекса S&P 500 (на 27% г/г, по оценке аналитиков Standard & poor’s). Однако имеющиеся данные свидетельствуют, что в III квартале произошло замедление в обрабатывающей промышленности из-за роста цен на отдельные товары вследствие введенных дополнительных импортных пошлин и ослабления динамики новых экспортных заказов.

Экономика Еврозоны продолжала расти устойчивыми темпами, хотя и несколько потеряла свой импульс после стремительного роста в 2017 году. Внутренний спрос и расширение инвестиций были весомыми факторами роста, тогда как чистый экспорт имел отрицательный вклад. Имеющиеся данные свидетельствуют о замедлении экономической активности в III квартале, хотя индекс PMI остается существенно выше критической отметки в 50 п.

В частности, в июле, впервые за последние полтора года, снизилось промышленное производство (на 0.1% г/г). Прежде всего, это связано с существенным замедлением роста промышленного производства в Германии (до 0.6% г/г), которое было вызвано торговым противостоянием США и ЕС.

Экономический рост стран ЦВЕ оставался устойчивым во II квартале. Причем темпы роста стран ЦВЕ, которые входят в состав ЕС, были одними из самых высоких среди стран ЕС. Основную поддержку экономическому росту предоставлял внутренний спрос за счет расширения потребления (из-за роста доходов домохозяйств на фоне увеличения занятости и улучшения ожиданий) и инвестиций (в том числе государственных через софинансирование из фондов ЕС). Однако рост импорта превышает рост экспорта, сформировав отрицательный вклад чистого экспорта в рост реального ВВП.

Страны СНГ демонстрировали разнонаправленную динамику. Темпы роста в России ускорились благодаря расширению потребления на фоне проведения Чемпионата мира по футболу. Экономика Казахстана демонстрировала устойчивые результаты благодаря ослаблению инфляционного давления, высокой инвестиционной активности и сохранению положительной динамики в основных отраслях, прежде всего в добывающей.

Темпы экономического роста Беларуси, хотя и оставались на достаточно высоком уровне, но снизились по сравнению с I кварталом 2018 года. Это, прежде всего, обусловлено исчерпанием эффекта низкой базы предыдущего года для нефтеперерабатывающей промышленности (в апреле 2017 года был решен «газовый» конфликт с Россией).

Темпы роста стран Азии, в частности Китая и Индии, оставались одними из самых высоких в мире. Расширение потребления домохозяйств на фоне инвестиционной поддержки было весомым фактором роста экономики Китая. В свою очередь, ускорение роста промышленности и строительства благодаря привлечению иностранных инвестиций способствовало росту реального ВВП Индии до 8.2% г/г.

Усиление геополитической напряженности и развертывание торговых войн, прежде всего между США и Китаем, привело к некоторому сужению спроса и, соответственно, снижению цен на отдельных товарных рынках, за исключением нефти. Индикаторы мировой торговли также зафиксировали потерю импульса роста второй квартал подряд.

В частности опережающий индикатор мировой торговли (WTOI) после умеренного снижения во II квартале 2018 года (на 0.5 п. п.) в ІІІ квартале снизился почти до базового уровня (100.3 п.п.). В структуре индекса показатель экспортных заказов углубил падение (до 97.2 п.п.).

Кроме того, из-за повышения тарифов усилилась регионализация товарных рынков, где именно факторы со стороны предложения начали играть преобладающую роль в динамике цен.

В результате мировая ценовая конъюнктура для украинских экспортеров, выраженная индексом ЕСРІ, в III квартале существенно ухудшилась, а цены на отдельные товарные группы, в частности подсолнечное масло и железную руду, снизились ниже уровня соответствующего периода прошлого года.

В условиях усиления торгового противостояния между США и другими странами, в частности Китаем, ЕС и Турцией, цены на сталь демонстрировали разнонаправленную динамику в зависимости от региона. Сейчас США и Китай обменялись взаимными дополнительными импортными пошлинами на 253 млрд. долл. и 113 млрд. долл. соответственно.

Произошел рост цен на сталь на американском рынке из-за падения цен на европейском и ближневосточном рынках. Цены на сталь на американском рынке росли, несмотря на наращивание объемов производства (использование стальных мощностей в США достигло 79.5%, а объемы роста производства ускорились до 5.1% г/г в августе) из-за существенного ограничения импорта (по предварительным данным в августе сокращение объема импорта стали по выданным лицензиям ускорилось до 12.1% г/г).

Снижение цен на европейском и ближневосточном рынке произошло вследствие наращивания производства на фоне относительно слабого спроса.

Причем впервые за долгий промежуток времени смена тенденции была вызвана не сменой тренда на китайском рынке, а снижением цен турецких производителей. Так, турецкие металлурги под влиянием стремительной девальвации национальной валюты и сужением спроса на внутреннем рынке уменьшали свои экспортные цены. В результате Турция из нетто-импортера стали превратилась в нетто-экспортера.

Дополнительными факторами были праздничные дни в мусульманских странах, уменьшение спроса на иранскую стальную продукцию из-за санкций, введение ЕС возвратных пошлин на отдельные товары США (что уменьшило спрос на сталь автопромышленным сектором).

Однако цены на сталь на китайском рынке колебались в относительно узком диапазоне и снизились лишь с середины сентября. Их высокий уровень был обусловлен устойчивым спросом со стороны строительной отрасли благодаря государственной программе развития инфраструктурных проектов и росту инвестиций в недвижимость.

Кроме того, весомым фактором были усиление экологических требований по использованию доменных печей и ограничение производства в ряде провинций в период с 1 июля до 31 августа с целью уменьшения уровня загрязнения окружающей среды. По этим же причинам сохранялся значительный спрос со стороны китайских производителей на железную руду высокого качества, что удерживало цены на нее, несмотря на давление со стороны избыточного предложения. В результате цены на железную руду в III квартале в годовом измерении умеренно снизились, а в конце сентября возобновили рост.

На мировом рынке зерна в III квартале цены на пшеницу стремительно выросли, тогда как на кукурузу – снизились. Цены на пшеницу в середине квартала достигли максимального уровня с начала 2015 года из-за ухудшения ожиданий по урожаю и несколько скорректировались в конце квартала. В результате среднеквартальная цена была выше, чем на 30% по сравнению с соответствующим кварталом прошлого года.

Так, засуха в текущем году переломила пятилетний тренд роста мирового урожая пшеницы, а запасы пшеницы основных стран-экспортеров достигли минимального уровня с 2007/2008 МГ. Больше всего от засухи пострадали страны Европы и Австралия. В конце квартала поступления на рынок нового урожая пшеницы, прежде всего из США, и ожидания рекордного урожая в Аргентине, сбор которого начнется в ноябре, скорректировали цены.

Цены на кукурузу снижались под влиянием улучшения ожиданий относительно урожая и существенного негативного влияния торговых войн. Сбор урожая кукурузы в США, которые являются крупнейшим производителем кукурузы в мире, происходил ускоренными темпами, превышая их среднее значение за последние 5 лет. Однако экспорт кукурузы из США существенно замедлился, прежде всего, в Китай.

Цены на подсолнечное масло достигли минимального уровня за последние десять лет. Весомыми факторами были ожидания относительно рекордного урожая масличных, в том числе подсолнечника и сои, и торговое противостояние между США и Китаем. По оценке Oil World, рост мирового производства растительных масел составит 3% г/г в 2018/2019 МГ, что существенно превысит мировой спрос.

Кроме того, вследствие ожидаемого, а в дальнейшем реализованного введения пошлин Китаем на сою из США в условиях роста урожая в США на 12% г/г стремительно выросли запасы сои и соответственно снизились цены на нее.

В III квартале цены на нефть второй раз в текущем году протестировали уровень в 80 долл./бар. Весомыми факторами, которые давили в сторону роста, были обострения торгового противостояния между США и Китаем и напряженные отношения между США и Ираном. Так, несмотря на то, что Китай исключил нефть из списка американских товаров, на которые распространяется дополнительная 25% импортная пошлина, неприятие четкого решения по этому вопросу продолжало негативно влиять на рынок.

Также 7 августа вступил в силу первый пакет санкций США против Ирана, согласно которым, среди прочего, введен запрет на продажу долларов Ирана. Отдельные страны, прежде всего Китай, который является одним из мировых импортеров нефти, будут продолжать сотрудничать с Ираном в вопросах поставки нефти, в частности путем расчетов в китайских юанях.

Начиная с марта 2018 года на Шанхайской бирже были введены фьючерсные контракты на поставки нефти, номинированные в юанях. Только за последние четыре месяца, по информации Reuters, юань занял 14% мирового рынка нефти.

Дополнительными факторами роста цен на нефть были существенное сокращение запасов нефти и нефтепродуктов в США (в частности общих – на 5.2% за квартал, в терминале Кушинга – на 20%) и негативные ожидания относительно последствий шторма «Гордон». Хотя укрепление доллара США на фоне обострения турецкого кризиса, действие обновленного соглашения ОПЕК+ по увеличению объемов нефти, рост добычи на сланцевых месторождениях в Северной Америке и уменьшение спроса со стороны Китая на американскую нефть сдерживали рост цен.

Однако в последнюю декаду октября мировые цены на нефть стремительно снизились под влиянием заявлений министра энергетики Саудовской Аравии об отсутствии необходимости установления нефтяного эмбарго, аналогичного 1973 году, и возможности быстрого наращивания добычи нефти.

Стремительный рост цен на нефть привел к увеличению общего уровня инфляции, как в развитых странах, так и в странах, рынки которых развиваются. Дополнительным фактором для последних было ослабление их национальных валют к доллару США. В результате в отдельных странах, в том числе Румынии и Турции, инфляция превысила целевой диапазон. Как следствие, внешнее инфляционное давление со стороны стран -ОТП Украины, выраженное индексом UAwCPI, ускорило рост (до 3.1% г / г в ІІІ квартале 2018 года).

Усиление геополитической напряженности и нарастание торговых войн были весомыми факторами влияния на мировые финансовые рынки. Причем к конфликтным ситуациям легло противостояние между США и Турцией, что привело к валютному кризису в Турции и спровоцировало нестабильность на мировых финансовых рынках, прежде всего для стран, рынки которых развиваются.

На фоне дальнейшей нормализации монетарной политики ФРС и повышения доходности государственных ценных бумаг в США, интерес инвесторов к активам стран, рынки которых развиваются, оставался весьма умеренным.

Инвесторы на протяжении ІІІ квартала продолжали отдавать предпочтение финансовым активам США. В противовес другим базовым индексам S&P 500 продолжил расти в начале октября, обновив рекордный максимум середины января 2018 года. Этому способствовали:

— динамичный рост экономики США и более высокие за почти восемь лет средние темпы роста корпоративных прибылей в первом полугодии (27% и 24% соответственно в I и II кварталах, по данным Thomson Reuters);

— продолжение выкупа американскими компаниями собственных акций, что повышает доходы из расчета на одну акцию путем изъятия акций из обращения (по информации S&P Dow Jones Indices, обратная покупка акций продолжилась с незначительным замедлением темпов во II квартале после достижения рекордного показателя на уровне 189 млрд. долл. в I квартале).

Однако дальнейшая инвертация кривой доходности процентных ставок США ограничивала спрос на акции банковского сектора. Участники финансовых рынков ожидают, что еще одно повышение ставки ФРС может привести к инверсии кривой доходности (то есть долгосрочные процентные ставки могут сравниться или стать ниже, чем краткосрочные), что станет признаком возможной рецессии.

В настоящее время разница между доходностью десяти и двухлетних облигаций Казначейства США минимальная за последние десять лет — 23 б. п. по состоянию на конец III квартала 2018 года, тогда как к началу цикла повышений ставки ФРС в декабре 2015 года эта разница составляла 129 б. п.

Увеличение инфляционного давления (инфляция в США по результатам августа составила 2.7% г/г) и ожидаемое повышение процентной ставки ФРС спровоцировали стремительный рост доходности долгосрочных государственных ценных бумаг США, что негативно отразилось на привлекательности рисковых финансовых активов для инвесторов.

В то же время более очевидные негативные последствия от введения таможенных тарифов для европейского региона, повышенная уязвимость этих стран к финансовой нестабильности в Турции из-за тесной связи с банковской системой и политическая нестабильность, прежде всего из-за Brexit, в регионе ухудшили динамику европейских индексов.

Индекс MSCI находился под давлением глобального бегства инвесторов от рисков, вызванных кризисом в Турции, ожиданий дальнейшего ужесточения монетарной политики ФРС и беспокойством за результаты торгового противостояния между США и Китаем, США и ЕС.

Настроения инвесторов ухудшали также данные относительно замедления экономического развития Китая, прежде всего розничной торговли и инвестиций, и уменьшение прибылей китайских корпораций, а также снижение цен на сырьевые ресурсы, за исключением нефти. В итоге индекс MSCI EM продолжил нисходящий тренд, начатый в конце января 2018 года.

Также масштаб снижения стоимости финансовых активов отличался для отдельных стран, что указывает на дифференцированный подход инвесторов. Отток портфельных инвестиций был сосредоточен в странах со значительным дефицитом текущего счета и уязвимостью к политическим рискам (например, Турция, ЮАР, Индонезия, Аргентина).

В частности, быстрое ухудшение дипломатических отношений между США и Турцией на фоне макроэкономических дисбалансов привело к существенному обесцениванию турецкой лиры и увеличению кредитного риска, а процентные ставки по десятилетним облигациям правительства Турции превысили в августе 20%.

Турция до недавнего времени была одним из наиболее популярных объектов для внешних инвестиций среди этой группы стран, учитывая значительную разницу в процентных ставках, что сформировало зависимость ее от внешнего финансирования и существенную долговую нагрузку.

Однако наибольшим беспокойством инвесторов было возможное распространение нестабильности в мировом масштабе, вроде греческого кризиса (который начался вследствие паники по поводу значительных объемов облигаций Греции в европейских банках).

В ответ на негативные тенденции на финансовом рынке, девальвацию национальной валюты (на 31.6% за III квартал) и рост инфляции (до 24.5% г/г в сентябре) Центральный банк Турции сократил минимальные резервные коэффициенты по всем срокам погашения и на сентябрьском заседании повысил процентную ставку на 625 б. п. – до 24%.

Аргентина также продолжила быть очагом финансовых дисбалансов и усиления турбулентности на фондовых рынках. Несмотря на то, что в июне 2018 года страна подписала соглашение с МВФ о выделении кредитной помощи на 50 млрд. долл. отток капитала из активов Аргентины усилился в III квартале. Вследствие этого аргентинское песо девальвировалось на 41.3% за квартал, а инфляция выросла до рекордного уровня в 34.4% г/г в августе.

С целью сдерживания девальвационного давления Центральный банк Аргентины дважды в августе повысил базовую процентную ставку в целом на 2000 б. п., а в конце сентября еще на 500 б. п. – до 65%.

Кроме того, Аргентина договорилась о получении дополнительной помощи от МВФ на сумму 7 млрд. долл. Однако невозможность удержать инфляционные процессы и падение курса национальной валюты заставило Центральный банк Аргентины с начала октября перейти из режима инфляционного таргетирования к контролю монетарной базы, темп роста которой был зафиксирован на уровне 0% м/м в период с 1 октября 2018 до июня 2019 года.

Основным инструментом достижения монетарной цели определены ежедневные операции по предоставлению ликвидности (LELIQ), по итогам которых ежедневно будет устанавливаться ключевая ставка.

В целом в условиях глобального укрепления доллара США валюты стран, рынки которых развиваются, преимущественно обесценивались.

В частности, китайский юань, за исключением отдельных периодов, зафиксировал рекордные 15 недель падения по состоянию на конец квартала. Реакцией Народного банка Китая было введение обязательного 20% резервирования по фьючерсным контрактам в иностранной валюте, а также изменение формулы расчета официального курса юаня с приданием антициклического фактора, что дает возможность устанавливать значение курса «на опережение».

Девальвация 

Политические риски обусловили резкое обесценивание российского рубля, под влиянием которого обесценились казахстанский тенге и белорусский рубль.

В целом увеличение девальвационного давления на валюты стран, рынки которых развиваются, привело к развороту монетарных политик этих стран со смягчающей позиции для стимулирования экономической активности к усилению с целью сдерживания инфляционного давления. В частности, Банк России, который с начала года дважды снижал базовую процентную ставку в целом на 50 б. п., в сентябре был вынужден повысить базовую ставку на 25 б. п. – до 7.5%.

ИНФЛЯЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ

В III квартале 2018 года, как и ожидалось, продолжалось умеренное замедление потребительской инфляции (до 8.9% г/г в сентябре). Однако инфляционное давление оставалось высоким, а показатель инфляции все еще превышал цели, хотя и вплотную приблизился к границе коридора, установленного Основными принципами денежно-кредитной политики на 2018 год и среднесрочную перспективу (6.5% ± 2 п.п. по состоянию на конец III квартала 2018 года).

Дальнейшее снижение инфляции в годовом измерении произошло благодаря замедлению роста цен на продукты питания. Этому способствовало расширение внутреннего и импортного предложения продуктов питания, а также снижение мировых цен на продовольственные товары.

Кроме того, укрепление НЕОК гривны в первом полугодии 2018 года продолжало смягчать влияние внешних проинфляционных факторов. Однако, несмотря на умеренное замедление базовой инфляции, фундаментальное инфляционное давление оставалось значительным. В частности, как и в предыдущие месяцы, сохранилось давление на цены со стороны потребительского спроса и дальнейшего роста производственных затрат, в том числе на оплату труда и энергоносители.

Административно регулируемые цены ускорили рост. Это произошло из-за повышения цен на транспортные и почтовые услуги, а также водоснабжение, в то же время рост цен на табачные изделия замедлился.

Базовая инфляция  

Базовая инфляция в III квартале 2018 года умеренно снизилась (до 8.7% г/г в сентябре по сравнению с 9.0% г/г в июне), и оказалась несколько выше, чем прогноз НБУ. В целом фундаментальное инфляционное давление осталось значительным.

Согласно результатам альтернативных расчетов нижняя граница диапазона показателей базовой инфляции остается почти неизменной в течение последних пяти месяцев. Определенное сужение этого диапазона свидетельствует о более однородном изменении цен. Это произошло, в том числе, благодаря исчерпанию временных факторов предложения, на которые монетарная политика имеет ограниченное влияние.

Поддерживали все еще значительное фундаментальное инфляционное давление высокие инфляционные ожидания в ІІІ квартале 2018 года. В частности анонсированное повышение тарифов на поставку природного газа и другие коммунальные услуги для населения сказалось на высоких инфляционных ожиданиях домохозяйств.

Кроме того, повысились ожидания относительно темпов роста цен в банках. Вместе с тем, согласно результатам опроса относительно деловых ожиданий в III квартале 2018 года несмотря на снижение инфляционных ожиданий, большая доля предприятий по сравнению с предыдущим кварталом предполагает рост цен на производственные ресурсы, товары или услуги, которые они покупают, и соответственно увеличение цен на собственную продукцию.

В частности, респонденты отметили возрастающее влияние на цены производителей факторов «обменный курс» и «стоимость энергоносителей» на фоне ослабления обменного курса гривны и повышения мировых цен на нефть.

В III квартале 2018 года темпы роста цен на продукты питания с высокой степенью обработки уменьшились (до 10.1% г/г). Это произошло, прежде всего, благодаря замедлению роста цен на сырье, в том числе из-за расширения импортного и отечественного предложения, а также снижения мировых цен на отдельные продовольственные товары.

В частности, замедлился рост цен на изделия из мяса, молочные продукты, в том числе сливочное масло, рис. В то же время из-за ослабления обменного курса гривны с середины июля в III квартале 2018 года ускорился рост цен на продукты, которые преимущественно импортируются, – рыбные продукты, сухофрукты, кофе, шоколад.

Ухудшение ситуации на валютном рынке также повлияло на цены непродовольственных товаров (бытовую технику, автомобили, посуду, товары для поддержания чистоты). Подавляющая часть этих товаров импортируется. Темпы их роста (за вычетом одежды и обуви) увеличились до 5.4% г/г.

В то же время темпы роста цен на одежду и обувь несколько замедлились (до 1.8% г/г) благодаря укреплению курса гривны к валютам стран – ОТП в предыдущие месяцы (по оценкам НБУ, цены на эти товары реагируют на изменение обменного курса со значительным опозданием).

Кроме того, рост цен сдерживался сохранением значительной доли более дешевой одежды в структуре импорта, несмотря на увеличение объемов торговли одеждой (в первом полугодии индекс физического объема розничного товарооборота для одежды вырос на 31.5% г/г).

В III квартале 2018 года также несколько замедлился рост цен на услуги (до 13.6% г/г). Это произошло, прежде всего, из-за снижения темпов роста тарифов на содержание домов и придомовых территорий (до 22.2% г/г), учитывая высокую базу сравнения. Также более низкими темпами росла стоимость услуг заведений общественного питания (13.9% г/г) благодаря замедлению роста цен на продукты питания.

Однако темпы роста стоимости большинства других услуг увеличивались из-за дальнейшего давления со стороны потребительского спроса, а также производственных затрат. Так, под влиянием увеличения доходов населения стремительно ускорился рост стоимости туристических услуг за рубежом (до 16.9% г/г). Эти факторы также сказались на росте цен на авиабилеты (количество перевезенных пассажиров в январе – сентябре 2018 года выросло на 15.5% г/г).

В то же время доступность заграничных путешествий сдерживала рост цен на услуги отечественных пансионатов (снизились на 0.4% г/г). Улучшение материального положения населения также повлияло на стоимость аренды жилья (ускорилась до 10.0% г/г), поскольку арендаторы готовы платить больше за лучшие условия проживания.

Из-за дальнейшего давления со стороны роста производственных затрат, в частности на оплату труда и значительную импортную составляющую в себестоимости, ускорился рост стоимости мобильной связи, ремонта жилья, парикмахерских услуг, маникюрных салонов, больниц, спортивных учреждений.

Небазовая инфляция

В III квартале 2018 года продолжалось замедление базовой инфляции (до 8.9% г/г в сентябре с 10.3% г/г в июне). Однако инфляционное давление оказалось несколько выше, чем ожидал НБУ, если учитывать, что предположение о повышении тарифов на газ для населения отсрочилось. В частности быстрее, чем прогнозировалось, росли другие административно регулируемые цены и цены на топливо.

В целом темпы роста административно регулируемых цен ускорились до 13.5% г/г. Это произошло, прежде всего, из-за существенного увеличения темпов роста стоимости услуг городского транспорта (до 32.2% г/г) на фоне повышения тарифов на проезд. Из-за увеличения себестоимости ускорился рост тарифов на поставку холодной воды и канализацию.

Кроме того, с 10 сентября 2018 года были повышены тарифы на услуги почтовой связи (в целом рост цен на почтовые услуги в ИПЦ ускорился до 60.0% г/г).

Одновременно продолжалось замедление роста цен на табачные изделия (22.4% г/г) на фоне исчерпания негативных эффектов от проблем с дистрибуцией прошлого года, а также цен на алкогольные напитки (до 8.1% г/г) на фоне благоприятной базы сравнения.

Рост цен на топливо в III квартале значительно ускорился (до 22.7% г/г) на фоне повышения мировых цен на нефть и ослабления гривны. Согласно расчетам НБУ, в цене топлива на стоимость нефтепродуктов приходится около 44%, налоги (в том числе акцизный налог, который рассчитывается в евро) – 38%, а доля остальных расходов составляет чуть более 17%.

В то же время темпы роста цен на сырые продукты питания уменьшились и оставались низкими в течение III квартала (0.8% г/г в сентябре по сравнению с 5.2% г/г в июне). Ожидаемо углубилось падение цен на фрукты (до 12.8% г/г) благодаря высоким урожаям яблок и других фруктов и ягод.

Также замедлился рост цен на сырое мясо, молоко и яйца (в соответствии с 7.4% г/г, 12.9% г/г и 22.2% г/г) на фоне соответствующих тенденций на внешних рынках. Темпы снижения цен на гречневую крупу и сахар остались значительными (в соответствии 34.0% г/г и 18.5% г/г).

Однако падение цен на овощи было меньшим, чем в конце предыдущего квартала (2.3% г/г по сравнению с 12.9% г/г соответственно). Снизились цены на перец и баклажаны, а также продолжалось падение цен на огурцы, бобовые и чеснок. Однако ускорился рост цен на овощи борщового набора из-за задержки со сбором урожая поздних сортов этих культур.

Это может объясняться значительным количеством осадков в сентябре (на 19 – 168% больше нормы согласно данным Украинского гидрометеорологического центра).

Ускорился рост цен на муку (до 16.9% г/г), что также сказалось на ценах на хлеб (ускорились до 19.2% г/г).

В целом давление на продукты питания со стороны цен производителей несколько снизилось. Замедлился рост цен в производстве пищевых продуктов, напитков и табачных изделий (до 9.2% г/г). Это произошло, прежде всего, на фоне расширения предложения импортного сырья, снижения мировых цен, снижения индекса цен реализации продукции животноводства (на 0.5% г/г), что обусловило замедление роста цен в производстве мясных (до 2.8% г/г) и молочных продуктов (до 12.8% г/г).

Однако ускорение роста цен в растениеводстве (до 15.0% г/г) обусловило более высокие темпы роста цен в других отраслях пищевой промышленности. Повысились темпы роста цен в производстве хлеба и мучных изделий (16.7% г/г) на фоне роста производственных затрат на сырье (преимущественно из-за роста цен на пшеницу), а также на оплату труда и электроэнергию. Также уменьшилось падение цен в производстве сахара (до 16.2% г/г).

Другие измерения инфляции

Рост индекса цен производителей в ІІІ квартале 2018 года ускорился. Это обусловлено, прежде всего, стремительным увеличением темпов роста стоимости поставок электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха (до 33.9% г/г) под влиянием роста мировых цен на энергоносители. В частности НАК «Нафтогаз» повысил тарифы на поставку природного газа для промышленных потребителей и увеличил цену закупки газа собственной добычи.

Выросли цены и в производстве электроэнергии ТЭЦ, в том числе из-за неурегулированности вопроса о поставках газа по льготным тарифам на киевские электростанции. Рост мировых цен на энергоресурсы привел к увеличению темпов роста цен в химической промышленности (до 13.6% г/г).

Ускорился рост цен в деревообрабатывающей промышленности, что может быть связано с увеличением экспорта продукции этой отрасли (на 14.4% г/г в январе – сентябре 2018 года в физическом выражении). Сдерживало промышленную инфляцию замедление роста цен в добыче металлических руд (до 17.5% г/г) и металлургии (до 16.8% г/г). Это, прежде всего, отражало углубление падения мировых цен на железную руду и замедление роста цен на сталь.

Более низкими темпами росли цены в машиностроении (15.7% г/г). В частности, существенно замедлился рост цен в производстве электрического оборудования (19.3% г/г) на фоне благоприятной базы сравнения – в прошлом году цены росли из-за дефицита графитовых электродов на мировых рынках.

Темпы роста цен на строительно-монтажные работы остались высокими (23.2% г/г в августе) на фоне увеличения производственных затрат, в том числе на оплату труда. К тому же согласно результатам опроса относительно деловых ожиданий в III квартале 2018 года на цены в строительстве существенно влияет стоимость сырья и материалов (82.8% предприятий отрасли отметили важность этого фактора).

Во II квартале 2018 года показатель дефлятора ВВП вырос. В частности это произошло из-за высоких темпов роста цен в строительстве, а также ускорения роста стоимости услуг почты и связи. Дополнительным фактором стало существенное ускорение роста расходов сводного бюджета во II квартале по сравнению с предыдущим годом, в результате чего часть этой разницы была отражена в дефляторе по категории «Налоги на продукты».

В то же время снижение потребительской и промышленной инфляции сдерживало рост дефлятора ВВП. По оценкам НБУ, в III квартале 2018 года ожидается замедление дефлятора ВВП, прежде всего благодаря снижению темпов роста потребительских цен, а также цен в СЗДУ.

ВСТАВКА: ОЦЕНКА ИНФЛЯЦИИ НА ОСНОВЕ ОНЛАЙН-ИНДЕКСОВ ЦЕН

Одной из основных целей центральных банков (далее – ЦБ), применяющих режим инфляционного таргетирования, является соблюдение низкого уровня инфляции. Кроме того, в течение 20 лет количество стран, основным подходом которых в осуществлении монетарной политики стало инфляционное таргетирование, существенно увеличилось. Соответственно, для достижения инфляционной цели ЦБ нужен четкий и наблюдаемый показатель инфляции, который будет служить номинальным якорем для общества.

Для монетарной политики важны показатели, измеряющие стоимость жизни, «очищенные» от влияния ситуативных, административных факторов или факторов со стороны предложения, например, неурожая из-за неблагоприятных погодных условий. Это обусловлено тем, что влияние на них монетарной политики довольно ограничено.

Однако большинство ЦБ, в том числе и НБУ, при проведении монетарной политики использует индекс потребительских цен, который рассчитывается и публикуется государственными статистическими агентствами (в Украине – ГССУ). Такой выбор обусловлен несколькими причинами.

Во-первых, широкой публике больше известен именно показатель общей инфляции, а другие показатели более сложные для восприятия.

Во-вторых, ориентация на показатели инфляции, которые исключают отдельные товары или группы товаров, такие как продукты питания, тарифы на услуги ЖКХ или топливо, снижают доверие населения к самому показателю инфляции, а значит заявлениям и действиям Центробанка (Bullard, 2011). Ведь население чаще всего покупает именно эти товары и/или может наблюдать за изменением цен практически ежедневно. Это, соответственно, влияет на восприятие им инфляции и формирование инфляционных ожиданий (Coibion and Gorodnichenko, 2015).

Наконец, использование других показателей инфляции, например, дефлятора ВВП, снижает эффективность монетарной политики, поскольку данные публикуются со значительным опозданием. Из-за современного ритма жизни оперативность данных становится важным фактором эффективности монетарной политики. Поэтому ЦБ должны быть вооружены всеми возможными инструментами и использовать все доступные источники информации.

В последние годы в Украине быстро растет электронная коммерция. По разным оценкам ее объемы ежегодно растут почти на 30%. В 2017 году она достигла 4 – 9% от общего объема розничного товарооборота предприятий. Такая быстрая интеграция позволила отслеживание цен на различные товары и услуги в сети Интернет.

В частности это дало толчок развитию веб-скрепинга (от англ. web scraping) – сбор данных из онлайн-источников с использованием специально разработанного программного обеспечения. Многие национальные статистические организации и другие государственные институты стран уже начали проекты по внедрению веб-скрепинга для дополнения официальной статистики. Среди них – Бюро статистики труда США, Службы статистики Великобритании, Нидерландов, Новой Зеландии и Норвегии.

По сравнению с традиционными методами сбора данных, веб-скрепинг имеет ряд преимуществ.

Во-первых, сбор данных не требует значительных затрат.

Во-вторых, онлайн-данные доступны в режиме реального времени и с высокой частотой, что дает возможность проводить постоянный мониторинг инфляционных процессов на микроуровне.

В-третьих, большой объем данных с различными характеристиками расширяет возможности их использования в исследовательских целях. Проект «Миллиард цен» (Billion Price Project), основанный А. Кавалло и Г. Ригобоном в Массачусетском технологическом институте в 2008 году, имеет целью сбор цен из сотен розничных онлайн-магазинов во всем мире для проведения макроэкономических и международных исследований (например, Cavallo, 2012).

В 2015 году НБУ также начал проект веб-скрепинга для сбора данных по потребительским ценам, где является целью осуществление опережающей оценки инфляции для принятия решений по монетарной политике.

Массив онлайн-данных НБУ охватывает несколько ведущих розничных интернет-магазинов, которые, кроме онлайн-платформ, имеют широкую сеть офлайн-супермаркетов в пяти крупнейших городах (Киев, Харьков, Днепр, Одесса и Львов).

Массив данных охватывает до 46% потребительского набора Украины и включает более 130 (из 328) товаров-представителей (далее – компонент), на основании которых основывается расчет официального индекса потребительских цен. За 2016 – 2017 годы массив данных НБУ насчитывает 75 000 наименований товаров и почти 3 миллиона недельных наблюдений.

Для того чтобы выяснить, могут ли онлайн-цены, собранные с помощью веб-скрепинга, служить опережающим индикатором официальной статистики, рассчитаны онлайн-индексы, которые сравниваются с официальными данными. С помощью статистических преобразований было выявлено, что онлайн-индексы цен в целом согласуются с официальной статистикой, хотя уровень соответствия онлайн-данных для отдельных компонентов ИПЦ отличается.

Так, например, онлайн-индексы цен на яйца, яблоки, виноград и кефир довольно точно передают общие тенденции и краткосрочные колебания официальной статистики, в то же время ошибки не превышают двух стандартных отклонений. Некоторые онлайн-индексы, например, для цен на батоны, мороженую рыбу и подсолнечное масло, отражают долгосрочную динамику месячной инфляции, однако могут существенно различаться в краткосрочной перспективе.

Различия могут быть обусловлены особенностями массива онлайн-данных, например важную роль играет количество товаров, различия в ассортименте крупных супермаркетов по сравнению с меньшими магазинами, география сбора данных. Однако в целом тенденции изменения цен по обоим методам являются соизмеримыми и однонаправленными.

Кроме того, онлайн-цены могут на самом деле отражать новую информацию, которая еще не фиксируется официальной статистикой. В частности, на это указывает то, что способность высокочастотных онлайн-данных приближаться к официальной месячной инфляции увеличивается при условии учета более широкого периода изменений онлайн-цен. Онлайн-цены могут быстрее реагировать на новые экономические условия, а, следовательно, могут служить ориентиром для прогнозирования показателей официальной статистики.

В результате сбор данных из онлайн-источников и использование иного модельного инструментария дают возможность НБУ осуществлять краткосрочную оценку инфляции примерно за две недели до публикации официальных данных ГССУ для углубленного анализа и проведения монетарной политики.

Источник: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий