Виктор Чумак: Моя ошибка в том, что я присоединился к кампании Гриценко, а не поступил, как Садовый

Политик Виктор Чумак, политика, выборы

12.05.2019 – На президентских выборах за бесспорным триумфатором Владимиром Зеленским выстроилась целая колонна побежденных. Среди них особого внимания заслуживает вечный «непроходной» Анатолий Гриценко. В первом туре он замкнул первую пятерку с результатом в 6,9%. И это несмотря на то, что в пользу этого кандидата с выборов снялись Андрей Садовый, Дмитрий Добродомов, Дмитрий Гнап. Но, как видим, это не слишком помогло.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Формально Гриценко на полтора процента улучшил свой результат, показанный в 2014 году, и, очевидно, что политик глубоко разочарован. Он уже заявил, что это его последняя президентская гонка.

В декабре прошлого года Гриценко представил главу своего штаба – руководителя малоизвестной партии «Волна» действующего нардепа Виктора Чумака. Чумак – мажоритарщик, в свое время выигравший округ в Киеве у одиозного Олеся Довгого, некоторое время находился в Блоке Порошенко, но впоследствии побил горшки с президентской командой и вышел из фракции.

На форуме, где Гриценко выдвинули в президенты, Чумак уверял корреспондента «Главкома», что видит избирателем Гриценко «образованного думающего гражданина» и что пена и ажиотаж вокруг Зеленского, который тогда только заявил о походе в президенты, должны уйти. Теперь Чумак объясняет, почему этого не произошло.

«Билборды «Честных больше» были подачей в сторону Зеленского» 

Вы, видимо, не очень довольны кампанией Гриценко?

Сказать, что я доволен, – то нет. Сказать, что считаю эту кампанию проваленной, – тоже нет. Мы вытащили все, насколько могли вытащить.

Ну, вы же явно рассчитывали на больше, чем 7%?

Как вам сказать… Я вижу не только проблемы кампании, но и продукта, который мы продвигали.

Самого кандидата?

Само собой. Просто Анатолий Степанович – это Альтер эго Порошенко. Мы поняли это сразу, потому что они оба имели поддержку в тех же областях. По сути, Гриценко поддерживали те, кто был недоволен коррупционностью Порошенко, но довольны его национально-патриотическим настроением. Поэтому рассчитывать на выход за рамки того самого электорального поля, на котором ходили три человека (Гриценко, Порошенко, Смешко), было очень трудно. Но мы видели эту проблему.

Почему же не перестроились в ходе кампании?

А это было невозможно. Нельзя сделать из Гриценко Зеленского. Но так, же Порошенко не имел такой возможности. Это была кампания, которая шла уже годами. И Гриценко, и Порошенко, и Ляшко, и Тимошенко – политики, образы которых формировались годами. Юля попыталась выйти за рамки своего образа «матери-героини» для страны этими экономическими форумами, круглыми столами, но не смогла. Я пробовал это – помните, год назад мои борды с надписью «Другой»? Потому что мы чувствовали этот запрос на другую модель в поведении, совершенно иного политика по своей сути и сущности. Зеленский как раз и является тем другим, а Смешко – другой среди старых.

Потому что он появился прямо во время кампании.

Абсолютно правильно. Тот – другой среди молодых, а этот – другой среди старых. Зеленский – абсолютный инопланетянин для этой кампании.

Вы сейчас все так хорошо рассказываете, а Гриценко понимал это?

Мы ему рассказывали.

Он не верил?

Гриценко, Гриценко. У него есть устойчивый образ заведомо настроенного патриота. Он за рамки этого образа и не мог выйти, хотя эта кампания была немного странной… Когда я пришел в штаб, то пришел уже в готовую кампанию. И когда мы смотрели на эти билборды с надписью «Честных больше», то понимали, что честным воспринимается более Зеленский, чем Гриценко. Это фактически была подача в сторону Зеленского.

Так, а кто придумывал эти месседжи?

Денис Каплунов с Николаем Томенко. Ошибка Томенко — это ориентировка на западный электорат, на одну электоральную группу. Это была огромная ошибка, и мы говорили об этом Гриценко.

А он что говорил?

Нет, фокус-группы показывают другое…

В штабе Гриценко не скрывали проблему ресурсов. Насколько она влияла на кампанию?

На самом деле она не была решающей. Кстати, к финансовому ресурсу я не имел никакого отношения, и это мое спасение. Сбор этого ресурса, его расходование лежали на Гриценко.

«Я был не главой штаба, а политическим руководителем кампании» 

Ваша работа как начальника штаба оплачивалась, или вы были волонтером?

Я был абсолютным волонтером, ни копейки не получил. Более того, половина штаба «Волны», которая туда пришла, работала на волонтерских началах. Наталья Новак, часть СММ и группа продвижения в интернете – все волонтеры.

Как раз в интернете Гриценко очень слабо продвигался.

Сначала все было хорошо, но потом поменялись группа СММ и группа продвижения в интернете – и стало хуже.

Вы были главой штаба, а сейчас складывается впечатление, что вообще ни за что там не отвечали. 

Если говорить правду, то я, скорее, был не главой штаба, а политическим руководителем кампании. Штабом руководил сам Анатолий Степанович Гриценко.

Значит, такая же, как и у Порошенко, была ситуация?

Да, такая же история.

И все же – вы можете признать какие-то свои ошибки как руководителя кампании?

Наверное, моя ошибка была в том, что я вообще в нее пошел. Скорее, надо было поступать точно так, как поступили Садовый, Добродомов и все другие. Участвовать в кампании, а на последнем этапе поддержать Гриценко.

Что вообще за странная история вышла с Садовым? Он открыто поддержал Гриценко, они подписали меморандум с единственным пунктом «быть честным». И на этом участие Садового в кампании практически завершилось, он начал развешивать борды не с Гриценко, а со своей женой.

Понятно, что Садовый не проходил во второй тур, и идти на поражение ему не имело смысла. Они с Добродомовым сделали абсолютно правильные шаги. И я говорил, что надо участвовать в кампании до конечного срока, а потом сняться в пользу того, кто имеет большую поддержку. Но я поддержал Гриценко ранее, это было мое слово, и я не мог его нарушать.

Может, вам просто было жаль два миллиона залога? 

Не сказал бы, что два миллиона было бы жаль, – я бы их нашел. Не знаю, нашел бы я средства, чтобы вести активную кампанию, но в любом случае она придала бы мне узнаваемости в политическом смысле. Но я публично дал слово Гриценко, что буду работать для него. Считаю, что я все сделал правильно, но, конечно, какие-то ошибки были. Например, мы мало настаивали, что надо раньше выйти на улицу. Нам серьезно добавило, когда мы пошли маршем «честных» по городам. Но за две недели до первого тура это было поздно.

«Я не стал членом «Гражданской позиции» 

У Тимошенко мы видели акцент на форумы и «Новый курс», у Порошенко – на походы в народ и томос-туры… На что делались акценты в кампании Гриценко? Какая была его сильная сторона, какую вы должны выпятить?

Самая сильная его сторона – это нравственность и профессионализм.

Это на борде можно написать или в агитационной газете. Но это уже не работает.

Да, не работает, работает только прямое общение с гражданами. Телевизор работает, но это ограниченная вещь.

Под конец кампании вас стали пускать в телевизор. 

Пускать стали не под конец, а где-то с середины – на «1+1» и ICTV.

Вы платили за эти эфиры?

Нет.

У вас был какой-то финальный разговор с Гриценко после кампании? Договорились ли вы о дальнейшем сотрудничестве?

Все дальнейшее сотрудничество будет зависеть от формата следующей кампании. Я надеюсь, что мы все-таки дожмем, и будем иметь новое избирательное законодательство. Я же не стал членом «Гражданской позиции», и «Волна» не перешла в «Гражданскую позицию». У нас сразу после выборов состоялся съезд партии, где мы приняли решение, что будем участвовать в следующих выборах. Либо частью объединения, либо блока, либо даже самостоятельно. Сгорим, то сгорим.

Вы являетесь соавтором законопроекта о возвращении блоков. Насколько реально, что он пройдет в этом парламенте? 

Не исключаю. Здесь главное – правильно построить сценарий, как он должен пройти.

Вы строите этот сценарий?

Да, но пока не расскажу его детали.

Вы считаете, это будет спасением для многих мелких партий?

Это даст возможность, наконец-то, объединить их в блоки, которые затем смогут структурировать всю политическую картину. Далее они смогут объединиться в новую партию, но сначала нужен какой-то толчок, модель взаимодействия.

Привлечение в команду Гриценко таких «вечно перспективных» политиков, как Томенко, Катеринчук, Стецкив – плюс или минус?

Ни того, ни того. Плюсом была возможность дифференцированно подходить к кампании – не исключительно одним кандидатом все пробивать, а командой. Например, Гриценко едет в одно место, а команда – в другое. Это давало возможности маневрировать. Этих политиков никто не воспринимался плохо. Да, это не давало большого электорального прироста, но и не воспринималось плохо. Поэтому, в принципе, это давало более-менее устойчивую конструкцию проведения предвыборной кампании.

«Перед Верховной Радой сейчас чистое поле» 

Кто еще может отколоться от Гриценко от разочарования результатом, так как вы?

Я не откололся, потому что я и не прикалывался. Я дал слово, что я поддержу рейтингового кандидата на выборы…

Но вы не просто поддержали, а работали на его победу.

У меня с ним очень нормальные отношения. Даже больше – если будут, например, досрочные выборы, мы будем думать, как еще уйти вместе. Потому что будет очень мало времени для других поисков. Но в «Волне» есть куча людей, которые тоже были вовлечены в кампанию и я не принимаю решения абсолютно единолично. Есть президиум в 27 человек, которые меня там и спрашивают, а почему там так плохо, а почему тут плохо, а почему мы тут или там не были вовлечены. У них есть свое видение этой кампании из регионов, и я не могу ответить, что я так решил и так оно будет.

Не было бы вам проще идти по мажоритарке, как в прошлый раз? 

Конечно же, проще. Но если ты сам залез в эту беду, то должен ее тянуть.

Ну, вот вы потянули, а она не потянулась…

Будем думать. Когда мы уже будем видеть реальные очертания кампании, и ее формат.

Он таким и останется, судя по всему.

Не думаю. У меня все-таки есть «чуйка», что он может измениться. Сегодня политическим игрокам гораздо выгоднее убрать эту мажоритарку, потому что она выгодна только Петру Алексеевичу Порошенко и части «Народного фронта».

Гройсману?

Гройсман может набрать мажоритарщиков. Но когда ты отдельно набираешь мажоритарщиков, то не можешь быть уверен в них. Они в любой момент могут развернуться и уйти. Мажоритарка – это парламент «шалтай-болтай».

Так вы же, как раз пример этого. Захотели – пошли в БПП, захотели – вышли.

Это БПП перестал выполнять ту программу, которую декларировал. Мы с группой людей создали платформу, выступали на сессионных фракциях, воевали на заседаниях фракций. А когда увидели, что запроса на эту политику нет или наоборот есть «торпедирование» антикоррупционной политики, тогда я и ушел.

Заявление Садового о том, что «Самопомощь» идет самостоятельно на выборы, фактически означает, что он признал ошибкой поддержку Гриценко? Договоренности же предусматривали и сотрудничество на парламентских выборах? 

Я это воспринял абсолютно нормально. Никто не хочет терять субъективность в политике.

Даже вы со своей «Волной».

Даже я. Точно так же Садовый и Гацко, последний тоже не растворился полностью в Садовом. Формируется куча новых проектов – Вакарчук, «Действуй с нами», «Люди важны»… Для чего это делается? Чтобы быть субъектом какого-либо переговорного процесса, чтобы потом найти некую точку сборки и пойти в Верховную Раду. Поэтому, само собой, не хочет Садовый терять субъективность. У него есть партия «Самопомощь», которая представлена в местных советах, представлена ныне в Верховной Раде. Зачем и к кому идти?

Но вы, же видите, что его проект растерял былую поддержку? Это в 2014-м «Самопомощь» была чем-то новым и удовлетворяла этот запрос, а сейчас она совсем не новая.

К сожалению, да. Поэтому теперь «Волна» пойдет как нечто новое. Я, кстати, готов к сотрудничеству с кем угодно. У меня вообще огромные сомнения относительно возможности прохода старых партий в Верховную Раду – «Самопомощи», «Гражданской позиции». На этих политиков уже нет запроса, надо искать совершенно другие подходы. Перед Верховной Радой сейчас фактически чистое поле.

Если выборы состоятся сегодня, то гарантированно в Раду пройдут «Слуга народа», «Батькивщина», Оппозиционный блок, тот который «За жизнь», и Блок Петра Порошенко. Но если они состоятся в октябре, то из этих четырех, двух я уже там не вижу.

Это, наверное, БПП и?..

«Батькивщина», может, все же пройдет, но на мизере. А всех остальных из нынешних я не вижу там.

Значит, для «Батькивщины» и БПП важно сейчас провести выборы?

Для БПП – это критично. А если еще изменится избирательное законодательство, то им вообще капец.

Вы верите, что за эти полгода можно раскрутить абсолютно новый проект, который будет торжествовать на выборах в Раду?

Абсолютно.

«Поменять генпрокурора можно за неделю» 

Чего вы ожидаете от нового президента, который декларировал, что будет перезагружать все антикоррупционные органы?

САП переформатировать очень легко, через квалификационно-дисциплинарную комиссию. Можно поменять генпрокурора за неделю, что я бы и сделал на месте Зеленского. О методах не расскажу, но они могут быть парламентские и непарламентские, конституционные и неконституционные, административные, убеждения и беседы…

И чего вы не даете эти советы команде Зеленского?

Я уже очень стар, чтобы бегать. Но если нужно будет, то я и предложу, и покажу, и расскажу.

Вы какие-то контакты с той компанией имеете? 

Руслана Рябошапку я знаю уже 20 лет. Мы работали вместе, когда я был в Государственной пограничной службе, а он курировал ее в Минюсте. Когда он шел работать в НАПК, я тоже шел. Мы с ним вместе писали закон о предотвращении коррупции. И мне нужно будет его консультировать? Я могу ему написать или позвонить и сказать, что вот так надо делать, но он все это сам очень хорошо понимает. Такая же ситуация с Александром Данилюком, с которым мы несколько знакомы.

Чего вы лично ожидаете от нового президента, который пока является «Терра инкогнито»? 

Я знаю несколько людей, которые сейчас там, в команде, знаю их идеи, желания, принципы и ценности. Но говорить что-то вместо них считаю неэтичным. Причем я не, просто ожидаю, а знаю, что они хотят. Если они будут это делать, – это будет хорошо, я подставлю плечо.

Не уберет ли Зеленского система, которая восстанет против несистемного президента? 

Все очень просто. Если вместе с таким же несистемным президентом придут такие же несистемные люди на ключевые должности, которые имеют совершенно новое поведение в политике, то система мгновенно перестроится. Система – это же люди, а не нечто эфемерное. Не моментально, но за год ситуацию точно можно переломить.

Нужен главный посыл: «Я не беру, мои люди не берут, носить нам ничего не нужно. Мы будем работать открыто и только в рамках закона. И кто первый попадается, свой или чужой, «летит белым лебедем в казенный дом». Через три-четыре таких случая система становится абсолютно прозрачной и нормальной. А такие случаи хоть и будут, но будут несистемными, вот и все.

Как вы считаете, сейчас посыплется ваша бывшая фракция? 

Насколько я вижу, фракции уже давно нет – она разделена на определенные группы влияния, которые абсолютно по-разному голосуют и общаются между собой. Такой является самостоятельная группа влияния «Удар».

Кстати, меня так и не отсадили из того сектора, где я раньше сидел, – «Удар» не дал меня отсадить куда-то там на галерку к нефракционным. А место у меня козырное – четвертый ряд возле ложи правительства. Это серьезное место, можно продавать вход и выход в правительство. Эта группа на сегодня абсолютно самостоятельно принимает решения и давно не является такой основательной частью БПП.

Есть несколько «ударовцев» – Ира Геращенко, Маша Ионова, которые являются частью личной команды Порошенко. Все остальные – нормальные и, скорее всего, сейчас будут вести абсолютно самостоятельную политику. Есть группа Третьякова. Есть люди, которые ориентированы на Березенка и Кононенко. Поэтому они будут вести себя совершенно по-разному.

А кто побежит к Зеленскому?

Дело в том, что там очень мало людей подходит под критерии Зеленского.

Но он понимает, что ему нужны сейчас свои «агенты» в парламенте. 

Он будет их искать, но очень мало политиков, которые «не замаранные» в старых скандалах, партиях, переходах и прочее. Буквально единицы.

У Порошенко есть шансы на политическую реинкарнацию?

Все будет зависеть от того, какой будет политика Зеленского.

Если Зеленский будет успешным, то Порошенко очень быстро забудут?

Нет, если Зеленский будет успешным, то Порошенко не то, что быстро забудут, его окружение очень быстро сядет. А если сядет окружение Порошенко, то у него нет будущего.

Автор: Павел Вуец

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий