Владислав Голуб: Результаты деятельности премьера Шмыгаля соразмерны по своему негативу с последствиями COVID-19

На внеочередном заседании Верховная рада может лишить руководителя Черкасской ОГА Александра Скичко депутатского мандата. “Цензор.НЕТ” пообщался с его бывшим соперником на выборах 2019 года, экс-нардепом Владиславом Голубом о вероятности такого голосования и назначении выборов в 197 округе.

29 января народный депутат из фракции “Слуга народа” Александр Скичко возглавил Черкасскую областную государственную администрацию. По закону в Украине совместительство запрещено. Поэтому “новоиспеченный” губернатор должен был написать заявление о сложении с себя депутатских полномочий, а Верховная рада – проголосовать за это.

Такое решение дважды планировали принять еще в феврале. Не получилось. “Сделали ставку” на 18 марта, но огромное количество правок к законопроектам для завершения земельной реформы не оставило никаких шансов.

Во вторник предстоит очередная попытка. Накануне мы встретились с Владиславом Голубом. Он в Верховной раде 8 созыва представлял 197-й избирательный округ Черкасской области. Баллотировался здесь и в 2019 году, однако проиграл Скичко. Ответы на вопрос, почему так произошло, что сейчас думают избиратели Черкасщины о своем выборе, и от кого зависит руководитель ОГА Черкасской области, читайте в интервью “Цензор.НЕТ”.

“ЧЕМ ДОЛЬШЕ ЭТО ПРАВИТЕЛЬСТВО БУДЕТ У ВЛАСТИ, ТЕМ ТРУДНЕЕ БУДЕТ ЕГО ПРЕЕМНИКАМ РАЗГРЕБАТЬ ИХ “АВГИЕВЫ КОНЮШНИ” 

– Как считаете, почему откладывают вопрос о лишении мандата Александра Скичко?

– Я вижу несколько причин в таких действиях. Первая и самая главная – политическая. У представителей правящей партии нет убеждений в том, что они снова смогут получить мандат доверия от жителей области, как это было в 2019 году. Потому что для этого сейчас нет оснований. Люди хорошо чувствуют, когда их обманывают, поэтому делают выводы.

Вторая причина, по моему мнению, заключается в том, что у самого главы Черкасской областной государственной администрации нет уверенности в том, что на этой должности можно быть успешным. Поэтому указанное голосование оттягивают, чтобы иметь возможность вернуться в сессионный зал парламента.

– Кто конкретно тормозит процесс голосования?

– Единственное лицо – председатель Верховной рады Дмитрий Разумков, который формирует повестку дня. Приведу пример: в прошлом созыве, когда хотели, чтобы какой-то законопроект не прошел, ставили его на первую половину дня, зная, что очередь к нему не дойдет из-за внесения большого количества правок в документ, который шел первым. Парубий часто так поступал, а потом говорил: “А что я?! Я же поставил, но ведь мы просто не дошли до рассмотрения”. А в тот день, когда осознавали, что проект закона успевают рассмотреть, его просто не вносили в зал.

Сейчас история повторяется. Поставили вопрос о лишении мандата Скичко на той неделе, когда Верховная рада входила во второй этап земельной реформы, а там – три тысячи правок! Всем очевидно, что времени не хватит. Поэтому я и говорю, что речь идет об исключительной ответственности председателя Верховной рады.

Теперь надо определиться: “нам “шашечки” или ехать”?! Мы или придерживаемся, Конституции и законодательства, делаем все возможно, чтобы не было совмещения должностей, или давайте честно отвечать, что политическая целесообразность – на первом плане. А тогда, если свой, то глаза можно немного прикрыть – пусть человек поработает (улыбается). Если бы речь шла о том, кто не принадлежит к властной команде, у него мандат давно бы забрали.

Конечно, монобольшинство не будет собирать отдельное внеочередное заседание только ради этого голосования. Это же не раскрашенное здание Офиса президента (улыбается). Я не поддерживаю того, что сделали некоторые митингующие. Но сейчас говорю о политических приоритетах команды. Такое впечатление, что именно это самая большая проблема в стране. А не погибшие на фронте или сложная ситуация с коронавирусом.

Говоря футбольной терминологией, сейчас мяч на стороне Разумкова. Только от него зависит, когда этот мяч будет брошен на политическое поле, а также будет ли “забит гол”, или мы увидим продолжение политических игрищ.

– Скичко – седьмой глава Черкасской области при правлении Зеленского, если считать губернаторов и исполняющих обязанности руководителя ОГА. Поэтому неудивительно, что он может опасаться из-за вероятности покинуть должность в ближайшее время. Как думаете, почему здесь долго не задерживаются? 

– Кадровая политика нынешней власти, особенно в региональном аспекте, оставляет желать лучшего. Это если выражаться дипломатическим языком…

– А если недипломатическим?

– Она ложная и провальная. Почему так происходит? Потому что нет системности в принятии решений. Как следствие – постоянная смена руководителя Черкасской области. Туда люди приходят с какой-то другой целью, чем развивать мою родную Черкасщину.

– С другой – это с какой?

– Насколько я проинформирован, каждому из них давали определенные политические задания. Политическая составляющая была доминантной над профессиональной. Посмотрите на результаты местных выборов. Некоторые из бывших руководителей Черкасской областной государственной администрации приходили на должность с целью улучшения результатов партии “Слуга народа”.

Мне трудно сказать, на что они рассчитывали. Но опять же, нужно знать специфику Черкасщины. Потому что это свободный край. Здесь трудно кому-то что-то навязать. Я удивлен, что у кого-то может существовать иллюзия, что черкащан можно заставить что-то делать против их воли.

Так вот, как я сказал, ставилась задача улучшения результатов. Мы все помним конфликт центральной власти с городским главой Черкасс. Тогда кандидат от “Слуги народа” даже не вышел во второй тур, а партия на выборах в областной совет заняла второе место. И то только из-за того, что их, говоря непарламентской лексикой, “приводили за уши”, чтобы они не оказались еще ниже. Это одно из оснований, почему “слетел” с должности один из предшественников нынешнего главы области.

Какие задачи стоят перед нынешним руководством? Мне трудно сказать. Но действующий народный депутат и председатель областной государственной администрации – человек молодой, достаточно амбициозный. Кстати, единственный среди своих предшественников, кто является местным. Это еще один признак того, что Черкасщина не принимает “чужаков”.

Поэтому в этот раз расчет был на то, чтобы назначить лояльного к центральной власти руководителя, имеющего местные корни. Удастся ли ему, что-то сделать? Не знаю. Искренне ему желаю успеха по одной простой причине, что от него зависит судьба Черкасской области. А это – мой родной край.

– Можно ли уже давать оценку работе нового председателя Черкасской ОГА?

– Справедливости ради, стоит сказать, что два месяца – это не тот срок, когда надо оценивать деятельность того или иного чиновника. Это касается как центрального уровня, так и регионального.

– Иногда в течение дня можно такого наделать, что кардинально изменит определенную ситуацию.

– К сожалению, история знает такие примеры. Несмотря на то, что меня вряд ли можно назвать сторонником действующей власти (улыбается), считаю пока объективно рано оценивать его работу на должности руководителя Черкасской областной государственной администрации.

– Когда можно будет это делать?

– Есть такое негласное правило – сто дней. Пока это время не истечет, результаты деятельности не комментируют. Поэтому здесь стоит взять паузу.

– Это так называемое правило ста дней у нас было дискредитировано еще несколько лет назад. Премьеры и министры собирали журналистов после ста дней своей работы, показывали почти идеальную картинку на слайдах, а в реальности и половины обещаний не воплощали в жизнь. Поэтому и отношение к такому отчету – соответствующее.

– Где-то с вами можно согласиться. Но не стоит рассматривать главу областной государственной администрации отдельно от центральных органов власти. Мы можем вообще анализировать, какие решения принимаются на этом уровне. Потому что председатель ОГА, особенно нынешний – это зависимая фигура от действующей властной верхушки.

– Конкретно от кого? Президента? Премьера?

– Если вы вспомнили премьера, то скажу так, что результаты деятельности нынешнего премьер-министра Шмыгаля соразмерны по своему негативу с последствиями COVID-19. Это смущает. Потому что речь идет о судьбе страны. Я понимаю, что чем дольше это правительство будет у власти, тем труднее будет его преемникам разгребать (простите, что так скажу) их “авгиевы конюшни”. Потому что те решения, которые сейчас принимаются в социально-экономической сфере, являются несистемными и вредящими развитию нашего государства.

Вспомните пафосное заявление о создании 500 тысяч рабочих мест до конца мая прошлого года. Мы этого не увидели! Помните, как Шмыгаль презентовал аудит страны и рассказывал, какой мы имеем потенциал? А у него за спиной на слайдах можно было увидеть красивые цифры с немалым количеством нулей. Однако они тоже ни о чем! У них слова не подкреплены никаким решением.

– Почему? Это безответственность, некомпетентность, непрофессионализм?

– Некомпетентность и непрофессионализм. Я считаю, что действующее правительство является худшим за всю историю независимости Украины. Подчеркиваю еще раз, что чем дольше оно будет у власти, тем тяжелее будут последствия для страны. К сожалению, Кабинет министров сейчас принимает те решения, которые должны были появиться еще позавчера. Он вообще неактивен! Даже те реакции на события, которые мы иногда наблюдаем, далеки от профессионализма.

– Грубо говоря, “латают дыры”?

– Я даже так не могу сказать. Эти “дыры” просто присыпают. Потому что если бы “латали”, то хотя бы решали проблему на определенный период. Но ведь и этого нет! Вот здесь надо делать оценку, если мы заботимся о будущем нашей страны. Причем как можно быстрее.

– Видимо, президента правительство устраивает?

– Надо не забывать, что у нас есть монобольшинство. Хотя бы на бумаге. Да, безусловно, это партия президента, поэтому он несет равнозначную ответственность с ней. Почему его устраивает правительство? Не знаю. Это надо у него спросить.

Знаете, существует негласное правило, как происходит смена правительства. Не по Конституции и законам, а исключительно тогда, когда есть новый состав. Наверное, сейчас нет понимания, кто может возглавить новый Кабинет министров.

– Отсутствует “скамейка запасных”?

– Безусловно, у действующей власти отсутствует “скамейка запасных”. А на посту премьера нужен действительно профессиональный человек, который готов взять на себя полную ответственность за те последствия, которые созданы нынешним правительством и его предшественниками. Сегодня я четко вижу, что СНБО кое-где пытается перенять функционал КМУ. Те решения, которые сейчас принимает Совет национальной безопасности и обороны, должно принимать правительство. Эта проблема является глубокой, потому что дуализм власти у нас заложен в самой Конституции.

По закону в Украине – парламентско-президентская форма правления. По факту – президент все равно пытается влиять на принятие исполнительных решений. Этот вопрос рано или поздно надо будет решать.

– Вряд ли Зеленский захочет это делать. Ради справедливости надо сказать, что и его предшественники этого не хотели.

– Да, тут вопрос не в Зеленском, а в любом президенте. У нас перед выборами все кандидаты много чего обещают. Большинство рассказывают, что откажутся от определенных полномочий. Но как только приходят на должность, в момент забывают о своих обещаниях! Все начинают “enjoy the power”, то есть наслаждаться своей властью. К сожалению, это не о стране, а о личности.

Знаете, пока я был народным депутатом, всегда говорил, что мы должны строить институты, а мы опираемся на персоналии. Если посмотреть на страны с развитой демократией, там фамилия того или иного политика, по большому счету, ничего не значит. У нас нет. Скажите, пожалуйста, если бы партия “Слуга народа” не опиралась на рейтинг Зеленского, сколько процентов взяла бы на выборах?

– Я думаю, они бы не прошли.

– Я тоже так считаю. У нас не отстраиваются ни партийные структуры, ни государственные институты. Но я убежден, что рано или поздно Украина придет к этому.

– Вернемся к Скичко. От кого конкретно он зависим?

– Он сам не скрывает, что у него достаточно близкие отношения с президентом. За время, когда я являюсь активным политиком на Черкасщине, это первый руководитель ОГА, которого положили в “теплую ванну”. Всегда с областным советом существовали балансы и сдерживания.

А сейчас между председателем областной государственной администрации, областным советом и различными политическими, экономическими “игроками” Черкасской области происходит, как говорят на русском: “конфетно-букетный период”. Сколько он будет длиться? Не знаю. Все зависит от их договоренностей. 

– Почему Зеленский выбрал именно Скичко? Говорят о том, что назначение состоялось не без участия тестя нынешнего председателя Черкасской ОГА Леонида Юрушева, который входит в сотню самых богатых людей Украины.

– Думаю, он входит в двадцатку самых богатых людей Украины. Влиял ли он? С одной стороны, надо иметь факты. С другой стороны, как известно, “дыма без огня не бывает”. Я не исключаю такого развития событий.

– Скичко, будучи депутатом, очень часто критиковал министра инфраструктуры Владислава Криклия и даже заявлял о его возможной отставке. Такое впечатление, что он хочет занять эту должность. Насколько вероятна такая замена, и что она будет означать для отрасли? 

– Скичко не скрывал своих амбиций стать министром инфраструктуры. Более того, когда его еще не назначили главой ОГА, но документы уже были на рассмотрении Кабмина, оказалось, что он воспринимает этот пост, как временное явление – некий “трамплин” к министерскому креслу. Это немного смущает. Потому что не совсем правильно идти на должность не из-за желания внедрить позитивные изменения, а с целью каких-то персональных бенефитов (в данном случае – стать главой министерства).

Мне бы хотелось, чтобы подобные амбиции были чем-то подкреплены. Профессионализм должен быть главным критерием при отборе на должности руководителей центральных органов исполнительной власти. Возможно ли, что он станет министром? Возможно. Все зависит от того, будет ли переформатирование правительства, и какое именно. Полгода мы слышим, что это произойдет, но все никак. Видимо, президента и монобольшинство устраивает нынешний непрофессиональный Кабинет министров.

– До Зеленского губернаторы неформально имели существенное влияние в области. Сейчас, кажется, оно существенно снизилось…

– Знаете, я не люблю само название “губернатор”, потому что получается, как в России с губерниями. Мне больше импонирует председатель ОГА. Действительно, при реформе децентрализации влияние руководителей областей сильно упало. Потому что сейчас территориальные общины имеют прямые межбюджетные отношения с центральной властью. Роль главы областной государственной администрации снижается потому, что он уже не влияет на финансовые решения. Его функции теперь больше контрольные и координационные. Это первый момент.

Второй, из-за постоянной смены руководителей ОГА роль такого лица, несмотря на фамилии, была дискриминирована. Потому что когда человек приходит на должность на три-четыре месяца, как к нему будут относиться?

– Как минимум, к нему не будут прислушиваться.

– Вот и все! Не знаю, насколько правильным является снижение роли руководителей ОГА с точки зрения децентрализации. Но хотел бы, чтобы реформа была завершена как можно быстрее, и были введены так называемые префекты, которые будут иметь контрольные функции, а при областных советах появятся исполнительные комитеты. Тогда у нас на местах может исчезнуть проблема, когда областной совет “воюет” с председателем ОГА. В таком случае и развитие территориальных общин будет проходить лучше, чем сейчас.

“Я ПРОИГРАЛ НЕ СКИЧКО, А ЗЕЛЕНСКОМУ” 

– Если все же будет принято решение о лишении Скичко мандата и назначены промежуточные выборы на 197 округе, планируете ли вы снова баллотироваться?

– У нас после принятия Избирательного кодекса есть только два так сказать электоральных дня – последние воскресенья марта и октября. Март подходит к концу. Сегодня мы можем говорить только о дате 31 октября 2021 года. Причем нужно рассматривать только гипотетический сценарий, потому что до сих пор есть действующий народный депутат, избранный на 197 округе. Вопрос не в том, буду ли я баллотироваться.

Как для человека, который в Верховной раде представлял интересы своей малой Родины, для меня важна судьба Черкасщины и ее жителей. Поэтому я в каком-то статусе буду участвовать в выборах. Кандидатом в народные депутаты или в другой роли, будет видно. Это зависит от многих факторов. Но я сделаю все возможное, чтобы интересы избирателей 197 округа были представлены в парламенте должным образом.

– Звучит очень пафосно.

– Знаете, я не освещал свою деятельность в округе, хотя эти последние два года не оставлял своих избирателей и общался с ними. Я пытался помогать там, где у них не было поддержки власти. Поэтому, если я пойму, что мне нужно идти кандидатом в народные депутаты ради представления интересов своих избирателей в Верховной раде, наверное, я буду принимать соответствующие решения. Для меня эта должность является инструментом для решения проблем людей. Не все имеют такое отношение.

Сейчас очень интересно наблюдать за парадом кандидатов на округе. Некоторые пытаются найти там свои корни. Правда, есть вопрос, почему они не появлялись здесь раньше. Проблема состоит в другом – многие рассматривают этот округ только ради проникновения во власть. Опять же, здесь личные интересы преобладают над общественными.

– Но все же в 2019-м году вы Скичко проиграли.

– На самом деле, я проиграл не Скичко, а Зеленскому. Поэтому лучше не преувеличивать роль людей, которые, условно говоря, тогда победили (улыбается). Была объективная волна поддержки президента и его партии, что мы увидели на примерах не только моего избирательного округа. Этот сценарий был реализован практически по всей Украине. Потому что людям хотелось тотальных изменений и перезагрузки политических элит.

В определенной степени то, что произошло, я воспринимаю как положительный опыт. Помните, был такой фетиш – “новые лица”? Думаю, теперь народ точно убедился, что новое лицо не отождествляется. Сегодня я вижу, что есть запрос на профессионализм, честность и справедливость.

– Но наша проблема в том, что люди продолжают голосовать эмоциями, а не разумом.

– Их можно понять. Особенно на выборах 2019 года. Потому что после Революции Достоинства украинцы имели большие надежды на изменения. На тот момент президент Порошенко получил большой мандат доверия, когда был избран в первом туре. Да, я сам был в БПП до апреля 2017 года. Но это было время упущенных возможностей, что стало одной из причин, почему я вышел из фракции.

Если говорить об общем контексте, то можно увидеть подмену понятий, когда за якобы правильными действиями кроются ошибочные решения и неправильный путь развития. Приведу один простой пример: у нас в последнее время очень любят бороться с олигархами. Самой главной проблемой этой борьбы является то, что кто-то в этом процессе сам может стать этим олигархом.

– Мы с вами встречались накануне вашего выхода из БПП, о котором вы упомянули. Тогда вы сказали, что “последней каплей” для принятия окончательного решения стало то, как пытались принять изменения в закон “О предотвращении коррупции”. Сейчас антикоррупционное законодательство в очередной раз хотят “улучшить”. Нет предела совершенству или “каждая метла метет по-своему”? 

– Думаю, ответ в другой плоскости. Закон “О предотвращении коррупции” – это механизм контроля. Любая власть пытается контролировать как своих представителей, так и оппонентов. Тогда в 2017 году мы с вами обсуждали попытку обязать общественных активистов и журналистов вносить в реестр свои декларации. Политический мотив был таков – возможность контролировать тех, кого называют актикорупционерами, пытаясь “бить” по ним якобы их же оружием.

Хотя все эти люди не используют государственные финансы. Так и сейчас, любые пертурбации, которые касаются изменений в упомянутый закон в части расширения списка тех, кто должен подавать декларации, это политическое средство контроля над ними. Безоговорочно, механизм борьбы с коррупцией в нашем государстве должен существовать. Потому что у нас все паразитировали на государственных средствах и продолжают это делать.

В некоторых странах наказание за неуплату налогов или за нецелевое использование общественных финансов (денег налогоплательщиков) является соразмерным с особо тяжелыми преступлениями – такими, как, например, убийство. Там люди боятся нарушать законодательство в этой части больше, чем уголовное. У нас, к сожалению, нет культуры ответственности за неправильное обращение с общественными финансами.

Если мы говорим об эффективном государственном механизме, здесь должна быть борьба с коррупцией, но не фейковая. Как бы это банально не звучало, но люди, которые распоряжаются государственными средствами, должны находиться под огромной лупой. Я бы очень хотел, чтобы во время внесения изменений в закон “О предотвращении коррупции” усиливали ответственность за неправомерные действия с общественными финансами и незаконное обогащение, а не просто расширяли список людей, которые обязаны подавать декларации.

– Можно вносить изменения в законодательство, а затем Конституционный суд одним решением признает их неконституционными. Например, осенью 2020 года КСУ отменил ряд антикоррупционных норм, после чего возник конфликт с президентом, который продолжается до сих пор. Как быть в таких случаях? 

– Ответ и сложный, и простой одновременно. Мы с вами возвращаемся к вопросу развития институтов, а не персоналий. У нас любая власть всегда стремилась поставить лояльную к себе персоналию. Когда она становилась нелояльной, происходил кризис. Если мы думаем, как побороть эту практику, то ответ очевиден.

Во-первых, восстанавливать сильные институты. Во-вторых, четко и неукоснительно соблюдать процедуру принятия решения. Потому что КСУ “сносит” многие законы не на основании материальной части документа, а из-за того, что был нарушен процесс его принятия. Мы видели такие случаи. Помним этот так называемый “турборежим” и остальные случаи, которые были далеки от правильности проведения процедуры.

У нас иногда нивелируют понятие процесса. А это также важно, как и материальная часть. Почему так происходит? Потому что, опять же, не хватает профессионализма. Нынешняя власть подменяет его политической целесообразностью. Это опасно. Потому что власть – цикличная, что мы четко увидели на примере того же Януковича. Когда придет следующая, на основании прецедентов, которые создала нынешняя, сможет действовать тем же способом, принимая ошибочные решения.

“УКРАИНА НУЖДАЕТСЯ В ТОТАЛЬНОЙ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ПЕРЕЗАГРУЗКЕ” 

– В парламенте вы работали в комитете по вопросам правовой политики и правосудия. В 2016 году мы с вами обсуждали очередной этап судебной реформы. Тогда вы сказали: “Судебная реформа была не нужна судьям и тем, кто привык с ними “работать””. Ситуация изменилась?

– Нет. Прошло пять лет, а мы видим то же самое, что происходило в 2016-м, когда власть пыталась “подмять” под себя судейский корпус, чтобы судьи принимали “правильные решения”. Ничего не изменилось! Мы в очередной раз со всех экранов слышим одно: “Украина нуждается в судебной реформе”. Многих людей от этих слов, извините, уже тошнит. Это же только разговоры! Друзья, давайте, наконец, что-то делать в этом направлении.

– Так опять же, как раз что-то и делают – в Офисе президента создали комиссию, которая занимается и этим вопросом также. 

– Сейчас будет очередной этап судебной реформы. Каждая новая власть приходит и проводит ее, оставляя свое желание “подмять” под себя судебную ветвь власти. Приведу пример: Окружной административный суд города Киева. Мы помним, как несколько лет назад он принимал абсолютно неправосудные решения, которые были выгодны прошлой власти, которая тоже рассказывала, что не влияет на суды. Что мы слышим сейчас? Те же самые слова!

И тот же ОАСК продолжает оставаться инструментом обеспечения потребностей действующей власти! Если эту “гидру” не “убить” и не изменить систему взаимоотношений, Окружной административный суд Киева будет делать для следующей власти то же, что для Порошенко и Зеленского.

Но если мы хотим добиться честного, профессионального, независимого правосудия, то судьям должны быть безразличны фамилии руководителей страны. Они должны опираться на Конституцию и законодательство Украины.

Однако когда мы слушаем пленки с записями разговоров судьи, извините, мне лично становится неловко оттого, что там происходит. Не знаю, достоверные они или нет. Голос похож (на голос председателя ОАСК Павла Вовка). Но если мы проанализируем, какие решения по факту были приняты после тех разговоров, то видим, что пленки уже соответствуют действительности. У меня к вам вопрос: что бы произошло, если бы появились подобные записи в отношении судьи в США?

– Его бы отстранили от должности, и он бы нес ответственность.

– Я бы сказал, он бы понес тотальную ответственность! Мне вот импонирует американская система сдерживания и противовесов (check and balance). Она полностью действенна. Там судьям безразлично: ты президент или обычный гражданин. Если ты выдаешь указ, который идет вразрез с Конституцией США, он будет отменен. У нас такое априори невозможно! Потому что наш судейский корпус – это механизм обеспечения потребностей политических элит. Самим судьям надо это осознать. Ведь суд не является составляющей политической власти.

Если судьи это поймут, тогда любой политик, который придет на высший пост, будет знать, что его решения, которые будут противоречить законодательству, будут точно отменены, а он будет нести за это не только политическую, но и юридическую ответственность.

– Справедливости ради надо сказать, что виноваты не только представители власти. Часто судьи добровольно соглашаются на такие “правила игры”. Мне кажется, главе ОАСК Вовку никто руки не выкручивал, заставляя принимать решения. Вы говорите, что сами судьи должны осознать, что надо должным образом выполнять свои обязанности и не поддаваться политическому влиянию. Как этого добиться? 

– Путем введения в Украине института необратимости наказания. За любое неправосудное решение судья должен нести бешеную ответственность.

– Но в Украине до сих пор существует судебная порука. 

– Безусловно. У меня в свое время была такая идея, что если ЕСПЧ решает, что Украина нарушила Конвенцию о защите прав человека, то все украинские судьи, которые принимали участие в принятии решения, должны нести ответственность. Это мог бы быть один из действенных механизмов. Потому что любой судья, рассматривая дело, несколько раз подумал бы перед тем, как выносить неправосудное решение.

Я все чаще ловлю себя на мысли, что Украина нуждается в тотальной институциональной перезагрузке. У нас просто система правоотношений настолько укоренилась, что страна сталкивается с необходимостью таких глобальных изменений. Эту проблему нужно будет решать в ближайшее время. Как мы с вами говорили в начале разговора, надо убирать властный дуализм, ибо он, как мы видим, не приводит ни к чему хорошему.

– Как известно, где два украинца, там три гетмана.

– Тут как раз речь пойдет о большей ответственности людей. В парламенте тогда можно будет увидеть определенную балансировку. Вы – монобольшинство? Хорошо, несите полную ответственность, но теперь вы не сможете сказать: “Это не наш премьер или министр”. Возникает кризис – идем на досрочные выборы. Снова вспомню Америку. Там абсолютная мажоритарка, а палата представителей избирается на два года. Из-за этого никто не “отрывается от земли” – от тех, кого они представляют.

Потому что в политическом плане такой термин – это мгновенность. Они постоянно думают об интересах того округа, где их избрали. Мне импонирует такая система. Мы можем рассмотреть вариант, когда выборы будут проводиться чаще, но тогда народные депутаты будут работать эффективнее.

Автор: Ольга Москалюк

Источник: “Цензор.НЕТ”

Перевод: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий