Замминистра Наталья Микольская: PayPal может увеличить украинскую электронную коммерцию в несколько раз

18.07.2018 – Заместитель министра экономического развития и торговли – торговый представитель Украины Наталья Микольская на посту более трех лет. В июне 2018 года стало известно, что госпожа Микольская намерена приостановить работу с сентября в связи с учебой в Стэнфорде.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Журналисты LB.ua решили воспользоваться информационным поводом и расспросить торгового представителя о результатах работы: про изменение макропоказателей, развитие системы поддержки экспортеров, спорах во Всемирной организации торговли (ВТО) с Россией, о которых мы говорили в прошлом году.

Читайте также: Первые 10 лет в ВТО: как Украина использует инструменты организации

Андрей Яницкий (АЯ): Поздравляю вас с избранием в Стэнфорд, кто остается вместо вас?

Наталья Микольская (НМ): Решение относительно моей дальнейшей работы и работы в направлении международной торговли примет Кабинет Министров Украины по представлению первого вице-премьер министра Украины – министра экономического развития и торговли Степана Кубива. Соответственно, я пока воздержусь от любых комментариев.

АЯ: Тема вашего обучения связана с работой в министерстве?

НМ: Это не учебная, а исследовательская программа Ukrainian Emerging Leaders Program. Конечно, она предусматривает обучение, возможность проходить курсы, которые преподаются в Стэндфордском университете. Но она также предполагает большую часть самостоятельной работы: общение с профессорским составом, с предпринимателями, которые работают в Кремниевой долине, с работой исследователей докторальных, магистерских студий. Это скорее симбиоз обучения с получением новых навыков и компетенций.

Тематика, которую я подавала для исследования – «Украина как экспортная нация». Это тема, как мне кажется, не только экономическая – она касается вопросов политологических, образовательных, вопросов, касающихся формирования и внедрения государственных комплексных политик (мы их называем «кросс — секторальные»).

Почему я такую тему предложила? За более чем три года работы мы запустили ряд стратегических проектов, одним из которых был и есть экспортная стратегия Украины. Когда мы ее готовили, мы идентифицировали значительную часть пробелов, барьеров, которые мешают украинскому экспорту.

Большое количество этих барьеров касается вопроса навыков и компетенций украинских бизнесменов, участия государства в поддержке и развитии этих навыков и компетенций. Поэтому я решила, что возможно, экспорт — это национальная идея, по крайней мере, это может быть одним из элементов национальной идеи.

Пришло время определить, куда мы в экономическом плане движемся и что мы делаем. Несмотря на то, что экспорт у нас составляет почти 50% ВВП, на наше географическое расположение, на то, что в последнее время почти все инвестиции, которые приходят в Украину, приходят либо в экспортно-ориентированные секторы, или в сектора, которые обслуживают экспорт. Мы имеем огромную возможность все это трансформировать в одно большое движение и на уровне бизнеса, и на уровне государства.

Мы должны увеличивать не просто количественно, но и качественно и в денежном выражении наш экспорт в мире, — тем самым изменять Украину изнутри, а также формировать позитивный имидж нашей страны на международной арене.

Надо менять бизнес-культуру, стандарты качества и безопасности, повышать заработные платы. Социологически подтверждено, что заработные платы и условия труда на экспортоориентированных предприятиях выше. Этот комплекс мероприятий будет иметь эффект не только на бизнес — он будет иметь эффект и на жизнь рядового украинца.

АЯ: Звучит прекрасно, но сейчас, кажется, Украина – это страна импорта. У нас много импортных товаров. Возможно, нужно заниматься именно импортозамещением?

НМ: Наличие импортных товаров и услуг на рынке государства не является проблемой, при условии, когда государство экспортирует больше, и экспортирует много качественных товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью.

Мы не должны все товары, которые у нас потребляются, производить. Есть глобальные и региональные цепочки добавленной стоимости, некоторые страны имеют одни конкурентные преимущества, некоторые – другие. Наша задача – внедрить в наше ДНК культуру экспортного предпринимательства. Но мы не должны предлагать товары или услуги, которых рынок не хочет. Ошибочно говорить, что нам следует полностью заниматься импортозамещением.

АЯ: По цифрам торговый баланс отрицательный. 

НМ: У нас растет как импорт, так и экспорт. Если смотреть на состояние нашего торгового баланса, он действительно является отрицательным. Импорт превышает экспорт.

В 2017 году сальдо торгового баланса товаров и услуг сложилось отрицательным в сумме 2,6 млрд. долл. против положительного показателя в 2016 году – 541,6 млн. долл. Но внешнеторговый оборот товаров и услуг увеличился на 17,6 млрд. долл. и составил 107,3 млрд. долл. Экспорт товаров и услуг вырос на 7,2 млрд. долл. и составил 52,3 млрд. долл., импорт в то же время увеличился на 10,4 млрд. долл. и составил 55 млрд. долл.

Замечу, что увеличение импортных поступлений в 2017 году произошло по всем товарным группам, но больше всего вырос импорт минеральных продуктов – на 4 млрд. долл. И это за счет нефти, продуктов ее перегонки.

Импорт превышает экспорт, в первую очередь потому, что мы импортируем энергоносители. Соответственно все, что касается энергетической независимости, внедрение альтернативной энергетики, внедрение энергосберегающей технологии – это то, что может изменить состояние нашего торгового баланса.

И еще один момент: чтобы производить товары, нам нужно модернизировать производство. А это связано с импортом оборудования. Если мы говорим про новые производства и инвестиции, то здесь, то же самое. Для производства нам нужно импортировать технологии, запчасти и составляющие. Соответственно, когда происходит экономический рост, он подпитывается ростом импорта. Поэтому искусственными методами импорт уменьшать не нужно.

Необходимо:

увеличивать нашу энергетическую независимость;

развивать производство;

увеличивать экспорт из Украины товаров и услуг.

У нас есть достаточно устойчивая тенденция роста украинского экспорта. Я не приписываю эту заслугу только нашей команде — экспорт, в первую очередь, делают экспортеры, и это их заслуга. Если посмотреть на цифры за первые четыре месяца этого года, то у нас экспорт составил 15,5 млрд. долларов США, и увеличился на 1,8 млрд., или на 12,8% по сравнению с таким же периодом в 2017-ом. Если взять цифры за 2017 год по сравнению с 2016 годом, то, повторюсь, все равно имеем рост — экспорт товаров и услуг составил 52,3 млрд. долл. и увеличился на 16%, или на 7,2 млрд. долл.

Рост украинского экспорта происходит ежемесячно. Важно, что эта тенденция не прекращается. У нас были месяцы и иногда периоды, когда экспорт товаров немного проседал, но в целом мы видим, что экспорт товаров постоянно растет. И экспорт услуг растет также. К примеру, по итогам 2017 года экспорт украинских услуг в секторе информационно-коммуникационных технологий, который среди перспективных секторов экспортной стратегии Украины, составил 1,8 млрд. долл. и увеличился на 7,1%.

Экспорт также качественно меняет страну. Это валютные поступления в экономику нашего государства, лучшие условия труда и более высокие зарплаты на тех предприятиях, которые экспортируют, а еще это новые качественные продукты и услуги на внутреннем рынке.

АЯ: Возможно, это просто игра статистики? Сравнение с низкой базой в прошлые годы? Любой кризис…

НМ: Нет, это не просто какой-то кризис. Мы потеряли наши исторические рынки. Если посмотреть на Российскую Федерацию, только чистые цифры потери экспорта товаров без сопутствующего экспорта услуг за первый год, — 1 млрд. долларов США. Я не считаю потерю 20% производства на неподконтрольных территориях.

Это то, что шло в Российскую Федерацию и в страны, в которые мы сейчас не можем везти транзитом по сухопутной территории России из-за запрета транзита, который они ввели. Переориентироваться с традиционных рынков на нетрадиционные рынки, компаниям было крайне сложно.

Например, с России в Европейский Союз, который был совсем не традиционным рынком для некоторых видов продукции. А сейчас украинское сливочное масло продается в ЕС. К примеру, в январе – ноябре 2017 года в ЕС было ввезено 2,3 тыс. тонн сливочного масла, при этом годовые объемы поставок по сравнению с 2016 годом увеличены почти в семь раз.

Все говорили: «Никогда украинская молочка не будет нужна на рынке Евросоюза». А мы уже вторые после Новой Зеландии поставщики сливочного масла на этом рынке.

Все говорили, что не нужна будет наша продукция машиностроения. Что мы видим? По итогам 2017 года экспорт продукции машиностроения увеличился на 715 млн. долл. и составил более 5 млрд. долл. в сравнении с показателями 2016 года. Больше всего мы экспортировали в ЕС — 53,1% общего экспорта по области, далее Россия — 22%, Китай – 4,3%, Беларусь – 2,5%, Индия – 2%.

Сейчас на рынок ЕС поставляются как новые товары, которые у нас начали вырабатываться благодаря европейским инвестициям, так и запчасти, например, для вагонов и локомотивов, для которых типичным был рынок Российской Федерации и стран СНГ.

Поэтому говорить о том, что это какие-то стандартные цифры, нельзя. Мы сами были достаточно пессимистично настроены. Рост экспорта — это не статистика, это результат ежедневной борьбы и кропотливой работы украинских экспортеров. Ведь они как никто другой понимают, что экспорт – это возможность заработать для себя и для страны.

АЯ: Возможно, не надо делать из экспорта национальную идею, а лучше развивать внутренний рынок сбыта? Нас 42 млн., если бы еще был платежеспособный спрос… 

НМ: Я в это не верю, не верила и никогда не поверю, что экономический рост на 7 и более процентов может дать внутренний рынок. Какой бы у нас рынок не был, количество населения, которое у нас есть, не является достаточным для того, чтобы сделать самодостаточный рынок. Сравните с рынком Европейского союза — там 500 млн. человек. Разница есть, поэтому возможностей множество.

Даже если бы у нас был большой спрос на все товары и услуги, бизнес все равно пытается диверсифицировать риски, поэтому думает и про внутренний рынок, и экспортные рынки. Речь идет не только о политических рисках, но и об экономических вопросах, поскольку экономическая политика правительств меняется, доходы населения изменяются. А когда у тебя есть другие рыки сбыта, твой бизнес становится более стабильным, более независимым, ты становишься глобальным игроком.

И здесь не только вопрос прибыли, здесь вопрос амбиций. Готовы ли мы быть глобальными игроками, увеличивать капитализацию своего бизнеса и привлекать иностранные инвестиции?

АЯ: Молодежь это уже чувствует. У меня есть знакомая, которая экспортирует хенд-мейд кукол. И получает гораздо больше средней украинской зарплаты.

НМ: Я недавно обсуждала этот вопрос с руководителем “Укрпочты” Игорем Смелянским, и он говорит, что у них сейчас количество перевозок товаров в США постоянно растет, причем в разы. Он это связывает как раз с активностью мелких украинских экспортеров, онлайн — коммерции. Я очень надеюсь, что новый закон о валюте, который был недавно принят Верховной Радой Украины, будет иметь на это положительное влияние.

И что сейчас удастся Национальному банку, Минфину и Минэкономразвития завести в Украину PayPal. Мы считаем, что мероприятие PayPal может увеличить электронную коммерцию в несколько раз.

Вы назвали пример товаров хенд-мейда («оригинальные товары») – мы можем посмотреть на это с точки зрения украинской моды, украинской легкой промышленности, аксессуаров. За последний год фактически все украинские дизайнеры и много магазинов, которые работают в этой сфере, начали предлагать онлайн — продажу товаров за границу.

Мы находимся в глобальном мире и нам нужно предлагать что-то миру. Сейчас нас воспринимают как проблему, об этом мы можем открыто говорить. Из-за войны, из-за пропаганды Российской Федерации, из-за нашей внутренней ситуации. Эти проблемы в мире мультиплицируются благодаря российской пропаганде в разы и, соответственно, мы воспринимаемся как проблема. Нам нужно позиционировать себя в мире, как страна, которая предлагает решение — качественные товары и услуги, с индивидуальным подходом и конкурентоспособной ценой.

Почти всегда, когда украинские компании, которые выходят на Kickstarter, собирают необходимую сумму в сроки намного быстрее, чем заявленные.

Собственно, здесь важная эта цепочка, как для бизнеса, так и для власти: экспортная амбиция — экспортная стратегия — экспортная дисциплина — экспортная победа.

Надо понимать, что ты можешь предложить миру, как это продать, кому это продать, на какую площадку пойти, как привлечь средства и как сделать так, чтобы идея превратилась из изобретения и идеи в коммерческий продукт. Это непросто, но украинские экспортеры успешно справляются с такими вызовами, поэтому часто называю их «экспортные камикадзе». Они креативные, с абсолютно другим видением, чем их конкуренты, и я этим горжусь! Экспортеры – это мои герои!!

АЯ: Расскажите, пожалуйста, про наши споры в ВТО с Россией. 

НМ: Сейчас в рамках Всемирной организации торговли есть несколько дел, где задействованы Россия и Украина. Мы подали два иска, по третьему идем, и дальше работаем с производителями, поскольку доказательная база там, в первую очередь, зависит от производителей.

Первый иск касается ограничения импорта железнодорожного оборудования из Российской Федерации. Второе дело – об ограничении транзита наших товаров по территории Российской Федерации. И третье дело, над которым мы работаем, – об ограничении импорта Российской Федерацией некоторой продукции, как пищевой так и не пищевой. Это когда Россия называет наши продукты некачественными или опасными продуктами, или не нравится упаковка, шрифты на упаковке не соответствуют какому-то техническому регламенту…

Мы имеем также спор России против нас, который в активной стадии, по антидемпинговым пошлинам на аммиачную селитру.

Ожидается в ближайшее время решение по двум делам: об аммиачной селитре и по железнодорожному оборудованию.

В Украине довольно часто спекулируют, я их называю «квазиспециалистами», по различным спорам в международных судебных или арбитражных процедурах с участием Украины, споры в рамках ВТО не является исключением. Должна сказать, что в рамках рассмотрения споров в ВТО простых решений не бывает.

Как правило, в рамках первой стадии рассмотрения часть требований отклоняют. Государство заявит больший объем требований, понимая, что есть те, которые крайне важны, и есть те, которые слабее. Это – стратегия работы в рамках таких дел. И говорить сразу о полной «измене» или «победе» довольно сложно.

Большое количество решений на уровне апелляции меняется. Поэтому я всегда говорю о том, что в любом случае нам надо готовиться к апелляции. Потому что она точно будет, — или инициированная РФ, или нами.

Одни из немногих решений, где были отклонены все требования — это недавние решения по делам против Австралии, инициированные Гондурасом, Доминиканской Республикой, Кубой и Индонезией относительно «просто упаковки» сигарет (относительно запрета маркировки на пачках с сигаретами). И вот 28 июня ВТО вынесла решение и отказала всем этим странам в признании незаконности или не соответствия требованиям ВТО решения Австралии о введении этой упаковки. Отказали по всем требованиям. Полностью.

Очень интересно, что Украина тоже была среди стран, которые оспаривали это решение Австралии. Однако Украина отказалась от этого спора, потому что такое решение приняло правительство по моей инициативе и инициативе министра Айвараса Абромавичуса. Украина инициировала этот спор еще в более ранние времена. Мы не экспортировали туда ни одной пачки сигарет, этот спор вызвал достаточно большое напряжение в наших отношениях с Австралией.

Конечно, мы должны работать с национальными индустриями, защищать их интересы на внешних рынках и бороться за каждый доллар украинского экспорта. Но мы никоим образом не должны выступать суррогатной страной, которую используют, как страну, которая «проталкивает» чьи-то интересы без учета национальных интересов, в том числе на внешней политической арене.

Табачная отрасль в Украине работает, и производители этой отрасли являются одними из крупнейших налогоплательщиков. Они являются экспортерами и мы готовы защищать их интересы на тех рынках, куда они экспортируют, а также работать над открытием новых рынков. Мы это делали и делаем. Но, если говорить про такие дела как с Австралией, мы должны исходить, прежде всего, из национального интереса.

АЯ: Можете ли анонсировать новые договоры о торговле с другими странами? Мы уже вышли на пик по нашим соглашениям?

НМ: Мы живем в другой парадигме, чем раньше. У нас есть экспортная стратегия Украины. Она определяет видение нашего экспорта на пять лет, три основные блоки, в которых нам нужно работать, перспективные секторы и кросс — сектора, рынки в фокусе и план действий.

Мы движемся по этой стратегии. Это не просто бюрократический документ, он у меня весь в закладках, и я постоянно его пересматриваю. Почему стратегия важна? Например, вы спросили, мы уже вышли на пик по нашим соглашениям по свободной торговле? Если вы просмотрите наши рынки в фокусе, то однозначно увидите еще большое количество рынков, с которыми у нас нет преференциальных режимов торговли.

«Рынки в фокусе» определены на основании расчетов, анализа дополнительных факторов, например, имеем ли мы в страну транспортный доступ, или нет, страна не вводит какие-то ограничения? Потому что если Россия является для нас рынком, с которым мы должны были бы торговать, то мы понимаем, что сейчас она, в силу сложившейся ситуации, априори не может быть рынком в фокусе.

Соответственно, мы теперь из этого списка работаем над тем, чтобы разработать для каждой страны свой план действий по тому, как увеличивать наш экспорт туда. Понимаем, что у нас уже в ЕС отпадает одна страна, Великобритания, в контексте Брекзита. Но по экспортной стратегии она является рынком, поэтому мы заинтересованы в первую очередь, в сохранении с ней не только действующего режима торговли, но заинтересованы в том, чтобы его увеличить, забрать исключения, которые у нас сейчас есть из ЕС.

Рынки в фокусе – это яркий пример того, где это делать. Далее идет работа Офиса по продвижению экспорта. К примеру, в прошлом году 112 украинских компаний открыли для себя рынки Кении и Танзании, Израиля, Швеции, Германии. Дважды — Канады, Индии, Нидерландов, Китая. В этом году была Нигерия и Гана, Австрия. Планируем и работаем над торговыми миссиями в Израиль, Турцию и Германию.

Кстати, работаем не только по рынкам, но и по секторам. В этом году при поддержке международных партнеров начали разработку секторальных и кросс — секторальных экспортных стратегий. Их 9. Это информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), креативные индустрии, машиностроение, пищевая и перерабатывающая промышленность, техническое обслуживание и ремонт воздушных судов, инновации для экспорта, совершенствование навыков, транспортировка и упрощение условий торговли, торговая информация и продвижение экспорта.

АЯ: Что это такое – Офис по продвижению экспорта?

НМ: Офис по продвижению экспорта – это консультативно-совещательный орган при Министерстве, который был создан как “единое окно” для помощи украинским экспортерам в выходе на экспортные рынки. Офис превратился из инициативной группы волонтеров в полноценный функциональный инструмент поддержки украинских экспортеров, который сейчас трансформируем в государственное учреждение.

Сейчас Офис работает как проектная команда за средства технической помощи, при этом оказывает системную, последовательную помощь украинским экспортерам по пяти направлениям – образование для экспортеров, бизнес — возможности (торговые миссии, поиск партнеров за рубежом), экспортный консалтинг, В2G площадка (диалог между бизнесом, властью и экспертами), платформа SheExports (поддержка женщин-предпринимателей, женщин — экспортеров).

Сейчас мы работаем именно над трансформацией проектного офиса в государственное учреждение «Офис по продвижению экспорта Украины». Его работа будет определяться, в первую очередь, перспективными секторами и перспективными рынками, которые определены в экспортной стратегии Украины.

Мы планируем торговую миссию – значит, торговая миссия должна быть распланирована на рынки в фокусе. Планируется стенд государства Украина на международной выставке – это должно быть или по перспективному сектору выставка, если она не по стране, а по региону, или это должна быть выставка в этом рынке в фокусе.

Мы в этом году делаем интересный эксперимент: едем в Китай, потому что это рынок в фокусе, плюс интересен нам по перспективным секторам, где у нас есть совпадение – Китай ожидает ту же продукцию, которую могут предложить украинские экспортеры. Украина будет представлена национальным стендом на крупнейшей импортной выставке Китая.

Китай собирается увеличить к 2020 году свой импорт товаров втрое, соответственно, возможности колоссальные. Мы едем с национальным стендом, на котором будет представлен потенциал отраслей, а компании имеют возможность быть представлены в выставочных павильонах отдельно.

Призываю бизнес активно пользоваться услугами Офиса – находить иностранных партнеров, открывать для себя новые рынки, обучать работников своих компаний, которые занимаются вопросами экспорта, присоединиться к программе поддержки женского предпринимательства в Украине, которой раньше не было.

Нам нужно мобилизировать ресурсы правительства, парламента, бизнеса и экспертной среды для того, чтобы наш экспорт укреплялся и рос.

АЯ: Почему Экспортно-кредитное агентство до сих пор не заработало?

НМ: Возвращаемся к нашей экспортной стратегии. Один из блоков работы называется «Развитие услуг по поддержке бизнеса торговли, способных повысить конкурентоспособность предприятий, задействованных в малом и среднем предпринимательстве». Приоритет в этом году — «создание системы государственной поддержки украинского экспортера». Эта система состоит из нескольких элементов. Первый элемент, который мы создали в виде пилота, и сейчас превращаем в государственное учреждение, – «Офис по продвижению экспорта».

Второй элемент этой системы – это Экспортно-кредитное агентство. В какой форме оно создано, как оно работает? Мы берем лучшие международные практики. Не надо выдумывать велосипед. Третий элемент, крайне важный, – это все, что касается онлайн-сервисов для экспортеров. Это веб-портал, система информационной поддержки экспортера. И четвертый элемент – это представительства на местах, элемент торгово-экономических миссий или хорошей работы отделов по экономическим вопросам при посольствах.

Наша задача — уже в этом году запустить все эти элементы. Я считаю, что Экспортно-кредитное агентство нужно потому, что в Украине экспорт составляет около 50% ВВП и финансовая поддержка экспортерам нужна, потому что экспорт – это командная игра!

АЯ: В чем отличие работы этих элементов? 

НМ: Основная задача Офиса – помогать украинским экспортерам, становиться успешными на внешних рынках путем предоставления им услуг по продвижению на внешние рынки, стратегического и тактического консультирования, образования и предоставления информации для экспортеров. Плюс одной из его функций является выставочная деятельность.

Основная задача Экспортно-кредитного агентства – финансирование тем или иным способом деятельности экспортера. Агентство должно работать по прозрачным правилам, иметь прозрачную систему корпоративного управления, четко понимать свою финансовую модель.

По нашему мнению, Экспортно-кредитное агентство в первый период времени своего создания должно заниматься страхованием и перестрахованием, несмотря на ограниченный финансовый ресурс.

Вернемся к вопросу «что же с Экспортно-кредитным агентством?». Конечно, закон, который был принят, содержит пробелы. Мы подготовили и подали в Верховную Раду законопроект относительно его изменения для того, чтобы Экспортно-кредитное агентство отвечало тем критериям, о которых я только что сказала.

Когда закон принимался, у него не было финансовой модели, депутаты забыли предусмотреть и выделить на него средства в государственном бюджете. Мы прошли год без бюджетного финансирования. В прошлом году предусмотрели бюджетное финансирование, просили 364 млн. грн. — нам выделили 200. Как это соотносится с финансовой моделью – непонятно.

Нам также необходимо внесение изменений в закон. Законопроект рассматривался на комитете Верховной Рады по вопросам финансовой и банковской деятельности. Комитет поддержал идею внесения изменений, но сам проект был отправлен на доработку. Теперь это решение должно рассматриваться на заседании Верховной Рады. Мы сейчас очень тесно работаем с народными депутатами для того, чтобы найти компромиссный вариант и внести изменения в закон об Экспортно-кредитном агентстве.

Экспортно-кредитное агентство должно работать по прозрачным правилам, особенно если мы хотим привлекать в него средства международных финансовых корпораций и организаций. Поэтому мы привлекаем сейчас к работе членов комитета представителей международных финансовых организаций. Когда принимался бюджет, у нас был старый закон об акционерных обществах. Сейчас у нас новый закон об акционерных обществах, соответственно, нам нужно внести изменения также в отношении корпоративной структуры Экспортно-кредитного агентства.

АЯ: Представительства Офиса по продвижению экспорта будут работать отдельно или при дипломатических миссиях?

НМ: Мы уже достаточно долгий период времени ведем диалог с Министерством иностранных дел, пока что не удается достичь с ними компромисса по поводу того, каким образом должны работать такие пилотные проекты. Со своей стороны мы готовы на любые компромиссы в том, что у нас два года уже выделены бюджетные средства на эти пилотные проекты, и мы их не используем. От этого страдает, в первую очередь, бизнес, экспортеры.

Считаю ли я реальной работу каких-то отдельных учреждений без сотрудничества с нашими дипломатическими учреждениями за рубежом? Не считаю. У нас есть достаточно талантливые дипломаты, которые понимают, для чего нужны эти функции. Во-вторых, я понимаю, что посол является представителем государства за рубежом, соответственно, он осуществляет все контакты самого высокого уровня, это человек, под зонтиком которого все это должно происходить.

Даже сейчас, когда мы делаем торговые миссии Офиса, у нас все они проходят в организации с посольствами на местах, потому что без них это делать нереально.

Конечно, у нас есть в планах представительства Офиса за рубежом некоторые ключевые рынки в фокусе. При этом они будут заниматься немного другой функцией, чем отделы посольств по экономическим вопросам или пилотные проекты. Думаю, что в интересах всех сдвинуть этот вопрос с мертвой точки.

Автор: Андрей Яницкий

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий