Зиновий Свереда: Проблема не в количестве бюджетных денег для кооперации, а в системе доступности к ним

Зиновий Свереда, кооперация, бизнес

17.05.2019 – Согласно данным Министерства статистики, количество сельскохозяйственных кооперативов в Украине на 2018 г. – около 1091, хотя реально действующих очень мало (порой указывают 775). Хоть государство и заявляет о содействии развитию этого движения, но дальше слов дело не идет.

Вакуум существует в вопросах госстратегии, налогообложения, господдержки… На этот год правительство пообещало поддержать кооператоров гривной. Что из обещанного осталось, и какие теперь перспективы кооперации в Украине? Об этом AgroPolit.com расспросил эксперта по кооперации, доктора социальной экономики Зиновия Свереду.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Правительство Владимира Гройсмана заявило программы господдержки кооперации – например возмещение 70% стоимости приобретенного оборудования, целевую поддержку отрасли животноводства, компенсацию процентной ставки по кредитам на овцеводство, пчеловодство, козоводство. Какие из этих программ заработали качественно и действуют до сих пор?

Если анализировать предыдущую программу «О фермерском миллиарде», то само правительство признало, что она была неэффективной. Хотя в предыдущих статьях я говорил в начале года о несоответствии многих норм для малых и средних аграрных предприятий, фермеров и кооперативов.

Для того, чтобы программы были эффективными, нужно одно – выслушать потребности реальных фермеров, кооператоров, а уже после того утверждать государственные программы. Потому что программы, которые пишутся сверху, часто не соответствуют реалиям села или рынка.

Кроме того, есть проблема лоббизма: это несколько человек, которые сдерживают любые эффективные законы в интересах крестьянства и государства. С одной стороны, лоббизм – это нормальная практика демократии. Однако есть несколько препятствий: сильное лобби нескольких крупных игроков рынка и, кроме того, нежелание многих малых и средних производителей объединяться в эффективные кооперативные союзы, ассоциации для защиты их же интересов.

Часто мифическими являются нормативы получения возмещения: например, не оправдала себя система векселей, требования к количеству членов кооперативов. Об этом говорится каждый год, однако ситуация постоянно повторяется.

Оцените вероятность получения кооперативами бюджетных средств в этом году? И чего ожидают кооператоры?

Сейчас на господдержку АПК обещают 5,9 млрд. грн., но если не будут привлечены специалисты-эксперты, не выслушают точку зрения лиц, занимающихся кооперацией, то, боюсь, что повторится прошлогодняя ситуация. Кроме того, 2019 год – это год выборов президента и парламента. Чувствую, что много бюджетных программ будут больше использованы для политической рекламы, а не для реальной работы. Проблема не в количестве бюджетных денег для кооперации, а в системе доступности к ним малых и средних аграрных игроков.

С коллегами-экспертами мы обработали систему единого открытого «агроокна». Есть проблема, что коммерческие банки не желают финансировать кооперативы. Это естественно: коммерческие банки должны финансировать ООО, а кооперативные банки – кооперативы. Поэтому имеем концепцию кооперативной программы через один из государственных банков в сотрудничестве с объединенными территориальными общинами.

Однако сельское хозяйство не может жить однолетними программами: мы нуждаемся в целостной программе минимум на 4 года. Есть большая потребность специализированного земельного банка и аграрных судов.

Реформу кооперации и получения кооперативами господдержки нужно начинать с создания официального реестра сельскохозяйственных кооперативов. Прежде всего, по нескольким причинам: чтобы государство реально понимало, сколько есть реальных действительных членов кооперативов, их потребности, а кроме того, есть ли возможности проведения аудита по соблюдению кооперативных принципов.

Следует побудить отдельные кооперативы к объединению в территориальные и национальные кооперативные объединения. Отсутствие аудита в отношении соблюдения кооперативных принципов и законодательства ведет к манипуляциям и искажению информации о состоянии кооперации в государстве.

Кроме того, на первом этапе государственные программы отдавали бы предпочтение сотрудничеству с кооперативными объединениями, по крайней мере, по территориальной характеристике и классификации деятельности и ОКВЭД. Одним из требований должно стать членство в кооперативных объединениях.

Второй момент, важна «финансовая децентрализация»: то есть, кооперация должна стать основой для социально-экономического планирования объединенных территориальных общин. Можно было бы разделить возможность получения финансовой помощи для кооперативов соответственно от ОТГ: централизованные правительственные программы по кооперации являются малоэффективными.

В частности, можем проанализировать последние программы: кооперативы молочного и плодово-ягодного направления получили 8,5 миллиона гривен для переработки и хранения продукции. Три кооперативы: 286 единиц оборудования для создания цехов по изготовлению твердых сыров и три кооперативы плодово-ягодного направления (Закарпатской, Тернопольской, Черниговской областей) приобрели 16 единиц оборудования для создания цехов первичной переработки и хранения плодово-ягодной продукции (охлаждение и глубокая заморозка). На уровне государства – это мизер.

Какие программы заложены в бюджете-2019 на развитие кооперации, и на какую сумму (минимальная потребность в финансах, в общем, у этого движения пока)? Какие подводные барьеры видите и почему? 

Пока — что, так или иначе, в центре программ продолжают оставаться фермерские хозяйства. Дополнительно выделены средства на кооперативы пчеловодства и для возмещения до 70% на оборудование и транспортировку отечественного производства. Однако здесь есть парадоксы: каждый год мы имеем конфликты между пчеловодами и фермерами – от пестицидов массово вымирают пчелы. Скоро вообще не станет пчел, если не будет сильного государственного контроля и штрафов.

Но основной вопрос другой: пчеловоды, даже устраивая переработку, не знают, как эффективно организовать рынок сбыта: внутренний рынок достаточно перенасыщен, а экспорт ограничен квотами. Пчелиная переработка является непростым делом и требует времени. Супермаркеты не всегда готовы принимать их продукцию, а иметь свои отдельные магазины – это дорогостоящее дело.

Еще проблема – определение количества государственной помощи. Часто она имеет мифические цифры, а в конце года – отчеты о неиспользованных средствах. Между экспертами есть мнение, что цель таких программ – неиспользованные средства бюджета, то есть, мы вам давали, но вы не взяли…

Можно из части неиспользованных средств создать Фонд развития кооперации и планировать уже следующий год точнее. Потому выделить различные суммы бюджетных средств без реального предварительного планирования не имеет смысла. А так, люди зарегистрировали кооператив, вошли в отдельный реестр кооперативов, комиссия которого будет осуществлять аудит на соблюдение кооперативных принципов, стандартов, консультации советников, и постепенно будет получать помощь от государства на необходимом уровне.

Отдельно есть дотации на животноводство, аж 3,9 миллиарда гривен. Однако трудно сказать, сколько получат кооперативы господдержки в 2019 году. В большинстве случаев, речь будет идти о компенсации для крупных животноводческих ферм.

Кроме того, программа предоставления частичной компенсации процентной ставки по кредитам, привлеченным в овцеводство, козоводство, пчеловодство, звероводство и аквакультуре – 50 млн. грн. Такие подходы в планировании являются несколько непонятными. Они не дают возможности увидеть сам эффект от финансирования: не хватает не финансовых, а социально-экономических показателей.

Какой может быть эффект отдачи от 1 вложенной бюджетной гривны в кооперации для экономики?

Здесь все зависит от сектора и приоритетов развития государства. Однако нужно говорить о качестве и его производительности: создании рабочих мест, поддержке инновационных проектов, производстве качественных продуктов. В частности, устойчивое развитие требует устойчивого планирования и «устойчивой» государственной поддержки, которая измеряется не только в цифрах.

Можно взять пример европейских соседей. Польша содействует и оказывает поддержку инновационным сельскохозяйственным производствам. Германия частично помогает фермерам, но больше беспокоится о помощи сельским общинам. Дотации и субсидии для аграриев в ЕС не всегда являются положительными, потому, что создали аграрные политические лобби, которые часто имеют слишком большие преференции и льготы. Хотя в мире до сих пор существует проблема голода и недоедания в других странах, что порождает неконтролируемую миграцию в богатые страны.

Все взаимосвязано. Планета — это единственный живой организм, поэтому есть вопросы выбора международной кооперации. Так или иначе, наше государство должно иметь стратегию, ориентированную на инновационность и качество, чтобы найти свое место. Пример прост: можно получить дотацию на 1 га для сева зерновых культур, где есть мало человеческого участия (трактор / комбайн).

А можно государственную помощь на 1 га строительства теплицы + оборудование, которая даст до 7 рабочих мест в течение года. Это два разных измерения. Тогда будут учитываться показатели не только количества привлечения средств, но и повышение реального качества жизни людей и благосостояния. Потому что без качественного села нет качественного города тоже.

Какой Вы видите нынешнюю налоговую политику в отношении кооперативов и как она должна выглядеть в будущем для комфортного и качественного хозяйствования?

Первая проблема, которую нужно устранить, это трактовка статуса не прибыльности СОК со стороны налоговых инспекций и других органов. Они могут по-разному объяснять Квэды. Кроме того, наблюдается преимущественно свободное объяснение законов при регистрации: можно использовать закон о сельскохозяйственной кооперации или нормы Налогового кодекса. Часто чиновники не ориентируются в кооперации, или имеют предубеждение к кооперативным хозяйствам.

Однако я считаю, что это вопрос государственной стратегии: государство желает развивать только сельское хозяйство, сельские территории и общины? Делает акцент только на доходность, где в центре финансы, на благосостояние и устойчивое развитие, где употребляются социально-экономические показатели? Все это можно было бы решить за круглым столом, чтобы устранить любые преграды.

 Кроме того, кооперация находится в зачаточном состоянии, поэтому нужна льготная налоговая политика для переходного периода. Есть внутренние проблемы: не все кооперативы имеют профессиональных юристов и бухгалтеров в кооперативных вопросах. Лучше дать возможность крестьянам зарабатывать, вместо выбрасывания денег на пособия по безработице, социальные выплаты и тому подобное. Весь груз ложится на эффективные предприятия, увеличивает цену их товаров и, в результате, они не являются конкурентоспособными с западными аналогами продуктов.

Нужно проработать эффективные механизмы управления в развитии сельского хозяйства: от совместных комиссий чиновников с кооператорами до создания специализированного суда в аграрных вопросах. Закон должен быть понятным и эффективным без интерпретаций со стороны различных государственных органов.

Как оцениваете законопроект «О сельскохозяйственной кооперации», и какой законодательный порядок дня по кооперации ожидаете от Рады? 

данный законопроект еще нужно детально обсудить по соблюдению всех кооперативных принципов. Есть разные точки зрения о законопроекте № 6527-д. В частности, трактовка доходности – не прибыльности кооперативов. В таких случаях размывается роль члена кооператива и его заинтересованности участвовать в кооперативе. Непростым и не до конца понятным является соблюдение принципа «один член — один голос», оформление кооперативных выплат.

Нужно заметить, что под вопросом правильное оформление трудовых отношений, статус исполнительного директора. Есть риск разного толкования одной и той же статьи законопроекта относительно законов Украины. Есть риск потери кооперативом основных кооперативных принципов. Есть потребность более широкой дискуссии. Лично я считаю, что нужно реформировать весь спектр: от финансового, сельскохозяйственного и потребительской кооперации, все направления. Только тогда это даст эффект.

Но основной вызов современной кооперации – это соблюдения основных кооперативных принципов. От Рады не ожидаю чего-то в ближайшее время: к сожалению, депутаты, в основном, мало понимают и поддерживают кооперацию.

В прошлом году крестьяне боялись, что государство запретит принимать предприятиям молоко от хозяев. Есть ли такая угроза сейчас? 

Так или иначе, мы должны европеизировать рынок, а это означает, прежде всего, стандарты безопасности продуктов, потому, что от них зависит человеческое здоровье. Это не угроза, а современное требование, которое уже должно было войти в действие, но пока что отложено во времени, потому что молоко является источником дохода многих семей: они не слишком организованы в данных вопросах, поэтому это приведет к массовому уменьшению поголовья.

В целом наше молоко – высокого качества, однако есть вопросы санитарных норм (ни одно деревенское стойло для коров не имеет умывальника, чтобы крестьянин помыл руки перед дойкой), хранения молока (холодильники).

Кроме того, часто добавляют различные примеси на всех этапах транспортировки-переработки. В среднем молокозаводы на каждую 1000 литров молока добавляют еще несколько десятков литров воды. Разбавляют молочным порошком… Или имеем сыры на заменителях молока или пальмовом масле. Таким образом, молоко становится второго сорта.

Кроме того, например, есть закон о семейных фермах, но не прописан порядок для них, то есть все тормозиться на законодательном уровне, потому что ответственные лица не могут «собраться», упорядочить и издать нормальную дорожную карту деятельности СФ. И дальше нужно оформляться как ООО или фермерское хозяйство.

Надо посмотреть реально на ситуацию в селе. Молодежь не хочет стоять с лопатой у коровы. Одну-две коровы пока удерживает старшее поколение. Реальная модель, чтобы получить прибыль, надо иметь от четырех коров. Но как сформировать кормовую базу? Откуда будете получать корма, когда все приватизировано, даже предместья? Эти вызовы становятся все острее. У нас будет мощная борьба за землю, даже бунты против арендаторов.

Я лично видел списки поддельных подписей на долгосрочную аренду земли. Нужны земельные специализированные суды и программы против рейдерства. Кроме того, будущее – это полностью автоматизированные семейные фермы. Для этого нужно изменить само аграрное образование, его подходы и методы.

Для заказчиков имеем короткие курсы по кооперации в стиле менторства и сопровождения, это гораздо эффективнее, чем 5-6-летняя программа сидения за партами. Мир сегодня очень инновационный, поэтому центральный вопрос – это уметь искать и привлекать инновации, учиться пользоваться технологиями и оборудованием.

Как можно решить такую проблему? 

Часто люди немного подменяют понятия: для многих людей сам кооператив – это проблема, но кооператив создается для решения проблем людей. Если крестьяне объединены в кооператив, они могут арендовать пастбища у сельского совета. Есть много проектов, где могут быть мобильные надои, а хозяева будут обеспечены современными мобильными аппаратами. И все это можно получить через кооператив. Но идеальная форма, чтобы на выходе получали не просто более качественное сырье, то есть молоко, а товары добавленной стоимости, которые можно везти в магазин.

Типичный исторический пример — кооперативные молочные фермы «Маслосоюза» до 1944 года. В Канаде я встречался с сыновьями славных руководителей данной структуры. Кроме того, вместе с партнерами сейчас занимаемся несколькими проектами сыроварни. Ребята чрезвычайно талантливы, организованы, производят сыры высокого сорта. Таких сыров даже нет в супермаркетах. Один из них разработал линию для питания спортсменов, чаи. Это пример, когда люди изучили технологии и работают над собой, зарабатывают, дают крестьянам заработать.

А что чиновники могут сделать для развития таких программ?

Может быть, эффективная программа содействия: создать некий мостик между крестьянами и госорганами. Также государство должно помочь с дотациями на гектар, выплатами на одну корову. Сейчас действует смешная выплата – 1800 грн. Нужно хотя бы 3500 дать, чтобы поднять животноводство. Второе – доработать программу развития семейных хозяйств. Зарегистрировать тех, которые работают дома, чтобы они знали, что когда получат пенсии. Ведь у нас скрытая безработица на селе. Люди всю жизнь официально безработные.

Также нужна эффективная компенсация за строительство ферм, по крайней мере, до 80%. Еще следует отойти от многих моментов, когда государство оказывает помощь, но взамен требует, чтобы все оборудование было от украинского производителя. А ведь многие виды оборудования украинского производителя — низкого качества. Несколько раз представители кооперативов хотели запустить сортировку меда и сухофруктов. Но если взять линию для сушки подержанную шведскую, датскую или немецкую, она намного качественнее, чем наша новая.

Если я возьму нашу линию, и буду выплачивать все расходы по ремонту, то на рынке я проиграю. Государство могло бы сказать – давайте, уважаемые зарубежные инвесторы, какую-то часть монтировки берите в Украине и получайте налоговые преференции. Если мы не обновим технологически сельское хозяйство, будем работать неэффективно. Я бы вообще снял налоги с зарубежного оборудования, если оно монтируется в Украине на базе наших заводов. Нам надо выигрывать в инновациях, чтобы иметь конкурентную ценовую политику.

Какие государственные дотации нужны для развития сельского хозяйства? 

Нужно иметь правильный «калькулятор» дотаций. Основной показатель – то, чтобы украинский конечный продукт в той или иной отрасли был, хотя на 5-10% дешевле среднеевропейского, а также конкурентоспособным.

У нас часто есть парадоксы: свет дешевле, рабочая сила – дешевле, но конечная стоимость продукта выше, чем в Европе. Европейские правительства подсчитывают все эффекты от расходов: лучше дать большую дотацию, создать рабочие места, чем выдавать пособия для безработных, плодя, таким образом, новые «социализмы» или популистов. Если человек не работает, то имеет » ветряки в голове»…

Не нужны большие дотации или расходы, но понятная стратегия государства в отношении кооперативного развития и осознания роли кооперации для сохранения села и устойчивого развития территорий.

Кооперативы занимают важное место в экономике европейских государств, потому что создают средний класс. Есть потребность льготных каникул, пока не сформируются и не окрепнут малые и средние хозяйства. Я изучал кооперативные программы и структуры в Брюсселе, а впоследствии преподавал курсы по кооперации в европейских университетах, в том убедился, что здоровая кооперативная модель может работать и должна работать без чрезвычайной помощи государства.

Она должна давать компенсацию за социальные функции, которые должны выполнять государственные программы, такие, как трудоустройство слабых слоев населения, экология, забота о нуждах общества и тому подобное. Кооператив должен быть эффективной экономической моделью. Государство создано не для построения рая на земле, а чтобы жизнь не превратилась в ад. Поэтому нужно защищать основной принцип капитализма – это защита частной собственности.

Государство должно пересмотреть вопрос «аренды-эмфитевзиса» — это нарушает право собственника-пайщика. Например, арендатор пестицидами уничтожил качество почвы… и кто виноват? Арендатор или субарендатор? С кем судиться? В конце проигрывает простой дольщик, который не имеет средств и времени судиться с арендаторами. Нас ждут большие аграрные войны, потому что здесь есть вопрос выживания крестьянства и его будущего.

Также есть ситуация, что ради безопасности бизнеса, аграрные компании регистрируются в офшорных юрисдикциях. Знаю немало ответственных и честных бизнесменов, которые тоже так регистрируют.

А все из-за того, что часто наши властные органы становятся основными рейдерами: без договорняков и сотрудничества с отдельными представителями власти невозможно осуществлять рейдерские захваты аграрных предприятий. Поэтому нужно понять, что твоей защитой является не мифический закон, а люди, общины, граждане, что защитят тебя, потому что будут иметь уважение к частной собственности, предпринимательской свободе.

Поэтому в Украине будущее увидят те аграрные компании, которые наладят правильные отношения с местными сообществами, будут заботиться об экологии, инфраструктуре, потому что это реальная «инвестиция в устойчивое развитие и будущее детей и поколений». В противном случае, крупные аграрные бизнесы станут «мыльными пузырями»: в лучшем случае их выкупит заграничный капитал, или люди выберут радикальных популистов, которые организуют анархию, как «мать порядка».

Вы поддерживаете идею разного налогообложения в зависимости от региона Украины? 

Если вы хотите поднять далекие села, то нужна преференция в реестре: если у меня предприятие зарегистрировано в развивающихся общинах, и я там плачу налоги, и создаю работе места, то стоило бы дать небольшие налоговые льготы. Если есть переработка или ведение производственной хозяйственной деятельности, то еще льготы, потому что есть постоянные транспортные расходы, так, как это делают прибалтийские республики. Или там, где меньший урожай и труднее вести хозяйство.

Также не лишать льгот его участников. Потому что если ты входишь в кооператив и получаешь кооперативные выплаты, то с тебя часто снимают субсидии. Их надо отменить. Ибо это несколько сотен, или несколько тысяч гривен, которые выплачиваются членам кооператива, но государство их считает прибылью и снимает субсидии. Поэтому люди, которые имеют дома несколько коров или свиней, не хотят входить в кооперативы.

Правительство это может решить публикацией одного указа. Все можно вложить в концепцию децентрализации для эффективного и устойчивого развития регионов.

Кроме территориальных программ в налогообложении, как еще можно помочь регионам с худшим хозяйствованием на селе? 

На практике мы разработали комплексные программы развития кооперации «под ключ»: от образования – финансирования – производства – переработки – сбыта. Очень важно понимать, что отдельным законом не изменить ситуацию в кооперации: нужно развивать культуру сотрудничества, квалификацию, специализацию, уметь анализировать рынки сбыта.

Можно проработать отдельные специализированные программы по кооперации в Донецкой и Луганской областях, чтобы создать им минимальный кооперативный полный цикл. Упорядочить вопрос тендеров и государственных заказов: максимально должны иметь преференции не мифические ООО с 1000 грн. уставного капитала, а реальные предприятия с производственными мощностями, особенно те, которые ближе географически к заказчику.

Так или иначе, при запуске рынка земли, государство будет принимать законы, что компании, зарегистрированные в офшорах, не смогут покупать или иметь долгосрочную аренду земли.

Кроме того, то же самое и в программах крупных государственных заказов. Нужно искать новые модели в Украине. Среди них: создание ассоциаций местных дольщиков, землевладельцев, переработчиков.

На Востоке есть много сел, которые не имеют рынка сбыта – они, прежде всего, должны участвовать в организации обеспечения потребностей армии. И право на первоочередное участие во всех тендерах. Если поставить там, например, линию производства сухих борщей, переработки овощей, изготовления варенья, то они сразу смогут содержать нашу армию за счет тех продуктов, которые выращивают и изготавливают.

Насколько большими могут быть объединения в кооперативы по площадям возделывания и количеству лиц, учитывая то, что Брюссель, создавая инвестиционные проекты, ориентируется преимущественно на малых фермеров и небольшие хозяйства?

Я часто участвую в конференциях, саммитах и съездах Международного кооперативного альянса, европейских кооперативных объединений. Готовимся к мировому кооперативному саммиту.

Главный лозунг кооператоров – принести демократию в экономику. Почему люди бедные? Потому что не участвуют в процессе планирования развития. Поэтому программы Европейского Союза, США и Канады ориентированы на трудолюбивых граждан, молодежь и крестьян, чтобы сформировать активное гражданское общество и средний творческий класс. Потому что им очень важно организовать тех крестьян, которые хотят работать.

К сожалению, не все фермеры или крестьяне должным образом оценивают роль образования и экспертов, а это становится препятствием их бизнесу. Производительность можно повысить только качественной информацией, знанием и привлечением специалистов.

Я имею пример своего знакомого, у которого под Киевом меньше гектара земли. Он имеет предприятие по выращиванию рыбы, 10 т ежемесячно, и одновременно направляет отходы от воды в теплицу без почвы. Там выращивают огурцы, помидоры, салаты. И получает прибыль гораздо выше, чем, если бы этот гектар земли был сдан в аренду.

Но почему он так сделал? Обучение, предпринимательский талант и труд над тем, чтобы все довести до конца. Сейчас изучаем европейские гранты по кооперации, развитию общин, трансприкордонному сотрудничеству и социальному предпринимательству.

Очень важно формировать украинское аграрное лобби в ЕС и мире по определенному принципу: внутри страны мы можем быть конкурентами, но на международном уровне – солидарны между собой. Несколько раз встречался с европейскими аграрными лоббистами: в них так, что уважают тех, кто уважает сам себя.

А кто должен заняться планированием, чтобы предупредить о росте курса доллара, подорожании топлива или обесценивании продукции, как в прошлом году было с морковью, которую продавали втрое дешевле? 

Почему теряют крестьяне, потому что мыслят категориями этого года. Сегодня цена поднялась на морковь – посею. Если нет планирования – цена падает, потому что вырастили слишком много. Или была плохая погода, то цена возросла, или не уродилось. Для этого люди и объединяются в кооперативы, чтобы вносить членские взносы, финансировать профессионалов, которые будут заниматься каждый своим направлением, будут давать объективную картину.

Сегодня очень важно осознать одно: самое ценное – это не сырье, а качественную профессиональную информацию и умение планировать не на год, а на несколько лет. Очень важно научиться лоббировать свои интересы через ассоциации.

Значит, планированием должна заниматься самостоятельно община, а не правительство или государственная структура, ответственная за планирование экономики?

Я часто бываю в Германии. У них есть государственная программа, по которой специалисты занимаются сельскохозяйственным планированием, анализом экономической и финансовой среды Германии. Они прописали приоритеты для кооперации не только в агросфере, но и в финансовой кооперации: поэтому банковская система у них самая стабильная в Европе.

С другой стороны, государственный закон – это всегда принуждение. Я участвовал несколько раз в заседаниях министерства по кооперации, сам лично работал над программами развития кооперации для общин. У нас достаточно профессиональных специалистов по кооперации. Однако есть необходимость осовременить представление информации о кооперации. На прошлой неделе мы встречались с несколькими главами ОТГ на Западной Украине.

Когда начали с ними говорить, они сказали: у нас нет на это денег. И когда мы нормально объяснили концепцию современной кооперации, председатель ОТГ изменил свою точку зрения и сказал: вы это все опишите, я предложу это на заседании. Для каждого кооператива мы найдем от 30 до 50 тыс. грн. Государство должно создать соответствующие условия. Мы этому председателю ОТГ рассказали, как правильно работать с людьми, какие преференции и выгоды от кооператива, как создается занятость населения.

И он тогда посчитал – если нет занятости, он выплачивает пособие по безработице, имеет проблемы социальные. Лучше построить нормальную стратегию работы и иметь дело с людьми, которые хотят работать, они принесут пользу бюджету.

Каким должен быть будущий министр АПК, чтобы воплотить все, о чем вы сказали выше?

я думаю, что и нынешний и.о. министра достаточно эффективен. Тут дело в другом: нужно сформировать эффективную команду реформаторов, которые понимают, что в реформах нуждаются все, но реформироваться мало, кто желает. Поэтому не будут критиковать только того, кто ничего не делает. Министра пусть утвердят, а другие должности могут быть поданы как свободные вакансии на конкурс, или будут избирательными.

Это должностные лица, какого уровня?

Я бы сказал, что заместителей министра или директоров департаментов можно выбирать. Например, создать реестр кооперативов – и пусть действительные члены выбирают или предлагают кандидатов в департамент кооперации. Так же: животноводство, фермерство, садоводство и так далее. Кроме того, было бы хорошо, если бы министр имел советника по современному агропромышленному образованию. В наших министерствах есть много профессионалов, однако, устаревшая система отношений и скорости принятия решений.

Например, я часто езжу за границу. Если взять Италию, там есть 500 тыс. украинцев. Голосовать на выборах президента или парламента могут несколько тысяч, а проголосовали на выборах президента несколько тысяч. И если бы у нас ввели, что посол назначен Министерством иностранных дел, а также избирательную должность вице-посла по голосам от диаспоры, это очень поспособствовало бы его активизации.

Кроме того, в целом есть около 12 млн. украинцев в мире, среди них 7 млн. имеют украинское гражданство. Можно сделать несколько мажоритарных парламентских избирательных округов: по 2 депутата – Канада и США, 4 – Европа, 2 – Южная и Центральная Америка, 1 – Австралия и Океания. Тогда бы вице-посол защищал интересы украинцев в Италии – трудовые, экономические, в частности тех, которые работают там в АПК. А зарубежные депутаты представляли бы интересы украинских мигрантов и разрабатывали бы эффективные программы бизнеса и культуры.

Диаспора перечисляет большие миллиарды денег для Украины. Но они не слишком организованы в этих вопросах. Мир становится глобальным, а мы не используем интеллектуальный и организационный потенциал своих же людей, и есть примеры организованных экономических программ. Когда я был в Тиране, столице Албании, то узнал, что мигрантам-албанцам предоставляли преференции от ЕС в выращивании виноградников.

Много албанцев работало во Франции или Италии на виноградниках, а потом получали дешевое кредитование и возвращались в Албанию развивать сельское хозяйство. Потому что они уже имели опыт, как организуют те или иные дела за рубежом. Ведь практический опыт – это самое главное. Так же здесь, в Министерстве АПК.

Если бы команда Зеленского ввела избирательные должности и новые подходы к избирательному законодательству, это было бы просто бомба – очень быстро нашлись бы местные специалисты или экс-мигранты, которые сами спроектируют и реализуют эффективные реформы. Политика или экономика – это управление. А управление – это мудрость людей.

Автор: Оксана Тупальская

Источник: AgroPolit.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий