Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Базы данных Семинары Партнеры Реклама Охрана труда


 

Интервью с владельцем коммерческой веб-платформы Le Boutique Андреем Дрогобицким


23.06.2016 – Уважаемые читатели и посетители сайта! Представляем вашему вниманию интервью с топ-100 успешными предпринимателями Украины. На этот раз в рамках проекта публикуем беседу с Андреем Дрогобицким – владельцем коммерческой веб-платформы Le Boutique.

Читайте также: Интервью с президентом корпорации «Биосфера» Андреем Здесенко

Справка о компании «Le Boutique» от Михаила Гранчака, директора инвестиционно-банковского департамента Dragon Capital:

Коммерческая веб-платформа по продаже одежды и других товаров со скидками – шопинг клуб.

Компания основана в 2010 году, начиналась с 5 сотрудников и арендованного офиса площадью 15 кв. м.

Le Boutique – один из двух лидеров в сегменте шоппинг-клубов в Украине, сайт компании ежедневно посещают более 200 тысяч человек.

Компания работает с 500 производителями, из которых более 30% – украинские производители, доля которых продолжает расти.

В офисах компании в Киеве работает свыше 250 человек.

Выручка в 2015 году – около 500 млн. гривен.

Ежедневно на сайте Le Boutique продается более 5 тысяч единиц товара.

– Кто такой Андрей Дрогобицкий?

– Мне 37 лет. Я родился во Львове, учился в Москве и Германии, с 2004 года живу и работаю в Киеве.

– А кто ваши родители? Возможно, это они привили вам любовь к бизнесу?

– Они простые украинцы, интеллигенция в прямом смысле этого слова. Папа – профессор и доктор наук, занимается математическим моделированием, автоматизацией экономических процессов. Мама – тоже доктор и профессор, занимается маркетингом и менеджментом. Особенно у папы было желание, чтобы я двигался в направлении образования. Я защитил диссертацию и стал кандидатом экономических наук, но сейчас не занимаюсь научной деятельностью.

– Потратив несколько лет на диссертацию, почему вы не захотели стать доктором наук?

– Я всегда был более заточен на практические вещи. В 1995 году я поступил в финансовую академию в Москве, и уже с 2-3 курса все мои однокурсники и я активно занялись поиском работы. Тогда был активный рост корпоративного сектора, и на 3-4 курсе мы все уже имели работу. Я параллельно с учебой работал в Бабаевской шоколадной фабрике в Москве, это мое первое рабочее место. Закончив университет, я получил 3 предложения по трудоустройству и принял одно из них – от американской консалтинговой компании Аccenture, где впоследствии проработал три года. Офис был московский, но в рамках проектов я работал в Болгарии, Америке и Москве. Это был замечательный опыт.

– А как вы попали на строительство металлургического комбината Ferrexpo в Полтаве?

– Весной 2004 года, уже после Аccenture, я работал в московском офисе компании из сферы корпоративных финансов и получил приглашение на собеседование. Я согласился, со мной поговорили и предложили работу в Киеве. И да, я был связан с командой Ferrexpo (принадлежит украинскому бизнесмену Константину Жеваго, ЭП).

Она управляет активами, которые добывают железную руду в Полтавской области. А под проектирование и строительство металлургического комбината была создана отдельная компания, которая занималась воплощением в жизнь проекта по строительству завода. Это был очень масштабный проект с привлечением передовых технологий и специалистов, проектировщиков. Даже в Советском Союзе не было такого масштабного строительства.

– И в 2008-2009 годах кризис так его подкосил, что он до сих пор закрыт?

– Насколько мне известно, команда проектантов сейчас выполняет там работы, связанные с основными и вспомогательными цехами. Проект формально не закрыт, но он очень масштабный и сложный. Чтобы его поднять и реализовать, нужна была финансовая поддержка и помощь на государственном уровне. В Украине произошел кризис, поэтому привлечь финансирование тогда было невозможно.

– А что случилось? Вас уволили или вы сами уволились?

– Проект временно остановился. Было много времени, и надо было тратить его на что-то другое.

– Вы решили поехать на лыжный отдых?

– Кажется, это был Новый 2010 год, и да, мы поехали на горнолыжный курорт в Австрию. Собралась большая компания, там был мой товарищ, который сейчас работает в Facebook, и студенческие коллеги из Германии. Все московские однокурсники ушли в серьезный корпоративный сегмент, нефтяную промышленность, инвестиционный банкинг, а немецкие – в совершенно другую сторону, Интернет. Была хорошая погода, мы проводили много времени вместе, и впервые я посмотрел на Интернет, как на бизнес. До этого он был мне нужен, чтобы почту проверить и новости почитать, раньше я работал в индустриальных и фундаментальных областях.

– Компания LeBoutique возникла в августе того же года. Как это все происходило?

– Мы тогда все искали, чем заниматься, и начали смотреть, какие модели и проекты набирают популярность, и остановились на шопинг-клубе.

– Расскажите про эту модель.

– Она появилась во Франции где-то в 2002 году. Французы смогли перенести в онлайн традицию собирать людей в одном месте, проводить «пати» и эпилогом предлагать что-то купить – одежду, обувь, прочее. Они это все поместили в Интернет с простой логикой – например, виртуальный бутик одежды открывает дверь в понедельник утром, в 9 часов, и закрывается в среду. Каждый, кто зайдет туда с понедельника до среды, может что-то купить. Потом бутик закрывается, и следующее предложение надо ждать 1-4 месяца.

Под акцию привлекается много людей в онлайне, делается большое предложение, приходит куча покупателей, и надо предложить большие объемы и внушительный ассортимент вещей по правильным ценам. И таких акций одновременно проводится несколько – фактически ежедневно открываются 5-10 магазинов, которые закрываются за два дня.

Мы посмотрели на Германию и Россию, где эта модель также набирала большую популярность, и выбрали ее. Когда началась предметная работа, мы нашли людей, которые были связаны с немецким проектом brands4friends, и привезли их в Киев. В течение нескольких недель они проводили с нами консультации в большом конференц-зале. Мы подбирали людей, но еще не очень хорошо понимали, какой должна быть команда. Все формировалось последовательно и динамично.

– Как у вас появился партнер? Вы поняли, что не можете реализовать все самостоятельно, или не хватало денег?

– Наш проект стал на паузу. И вот однажды мы с Романом (Роман Онищенко, совладелец LeBoutique, ЭП) встретились, и состоялся такой диалог: «Чем занимаешься?» – «Вот думаю. А ты чем?» – «А я тоже думаю. Какие у тебя идеи?» – «А вот такие» – «Давай» – «Давай вместе».

– Вы как-то говорили, что для старта проекта был нужен миллион евро.

– На этапе становления этот миллион был точкой, которую надо было достичь. Такую сумму мы взяли за базовую благодаря нашим немецким консультантам. Было понимание, что, если нет миллиона, то не стоит начинать. Мы начали искать ресурсы. Это были 2010-2011 годы, у нас были показатели немецкого и российского проектов, которые привлекали гораздо большие средства – десятки, сотни миллионов долларов.

– Привлекали как? Одалживали?

– В форме инвестиций разного размера фондов. Если кратко, есть бизнес-ангелы, которые инвестируют небольшие деньги, есть фонды, которые берут большие риски, и фонды, которые берут меньшие риски, инвестируют в более стабильные проекты. В этой экосистеме инвестирования огромное количество таких фондов. Мы эту систему изучали, делали презентации, ездили и общались, наверное, со всеми фондами, с которыми можно было, но так и не получили финансирования. Все говорили, что у нас классный проект, команда, показатели, страна перспективная, потому что в ней живет аж 50 миллионов человек, но почему-то при слове «Украина» инвесторы теряли аппетит.

– Так вы искали не только в Украине?

– Скажу больше – только не в Украине. Есть специализированные конференции, встречи, найти фонд не проблема, но инвесторов нужно убедить. Им сложно найти интересный проект, в который свои деньги можно вложить. Нам вот не дали.

– И что вы делали дальше?

– Параллельно мы продолжали работать – разрабатывали сайт, набирали команду, опираясь на собственные деньги, и искали финансы. В таком состоянии компания была, наверное, в 2010-2011 годах. В 2011 году мы договорились с немецкими инвесторами, которые дали не миллион, а значительно меньшую сумму, но на то время мы уже были способны работать и мы набрали обороты. Деньги нужны были на много направлений. Одним из важнейших был маркетинг.

Мы вышли в онлайн в августе 2010 года – первая продажа состоялась 2 августа.

Позже 2013 год был самым успешным в украинской электронной коммерции у всех игроков, которые занимались этим сегментом. Люди находили себя в Интернете, начинали им пользоваться не только для развлечений, но и чтобы реализовать потребности в разных товарных нишах, от электроники до одежды. Это было время активного роста, расширение интернет-аудитории в Украине. Мы вышли в сегмент одежды, а тогда такого предложения в Интернете фактически не было, и нашли своего клиента.

– У вас скидки 70-90%. Что это за бизнес-модель такая, где работают только скидки?

– Мы одежду не покупаем, это главное. Такие большие скидки, потому что каждый бренд отшивает одежду на сезоны осень-зима, весна-лето – в больших количествах, чтобы забить физические магазины. В таких компаниях, как Hugo Boss, годовой оборот составляет 3-4 миллиарда евро, поэтому им надо спланировать пошив, пошить, а потом передать это все магазинам по всему миру. А сезон осень-зима длится 4-5 месяцев, и пока этот товар шьется, завозится и распределяется, много что может случиться – кто-то ошибся, кому-то в магазинах эта одежда уже не нужна, и появляется много остатков. Сезон завершается, а товара полно, и он обесценится до следующего сезона.

На этом стыке появляются такие игроки, как мы, которые предлагают взять весь товар или значительную его долю и продать своим клиентам. Мы берем товар на два дня, после чего долю возвращаем наличными. На 2 дня нам дают виртуальный доступ к товару, который остается на складах, мы его продаем, они отправляют товар нам, а мы – покупателю. Мы помогаем брендам реализовать остатки и даем клиентам возможность купить дешевле.

– А где вы продаете и у скольких стран мира покупаете продукты?

– Продаем только в Украине. Мы не сотрудничаем с Америкой, Китаем или Азией. А вот с Европой работаем активно – Италия, Германия, Португалия. Брендов сейчас больше тысячи, в Украине, в частности, сейчас очень много производителей.

– Что-то изменилось за последние 5 лет? Компании, с которыми вы сотрудничаете, начали вам доверять? Вы получили лучшую цену, условия?

– Процесс получения лучших условий и поиска интересных предложений вечен.

– Сколько у вас работников?

– Сейчас в компании более 300 человек, все в Киеве и работают со всем миром. Мы компания полного цикла, все делаем сами – даже создаем собственные бренды, начинаем шить одежду.

– Поэтому компания будет заниматься производством?

– Это, прежде всего, позволит диверсифицировать предложение в плане одежды, создавать дополнительные рабочие места в Украине и развивать это направление легкой промышленности, которое за последние несколько лет здесь значительно выросло. Тогда украинские производители составляли в нашем портфеле менее 5%, а сейчас в некоторых категориях их больше 50%. После СССР в Украине осталось более 10 тысяч швейных производств, и остались площади, есть люди, которые умеют это делать. Очень много наших фабрик шьют для известных западных брендов.

– Это одна из конкурентных ниш? Потребность в этом товаре будет расти?

– В качественной одежде потребность всегда была и не пропадет. Люди, особенно в Украине, по сравнению с той же Германией, любят одеваться и умеют это делать.

– Если посмотреть на последние 5-6 лет, что такого успешного вы сделали и какие были ошибки? Что привело вас к успеху и что было неправильным?

– Сначала мы были очень неподготовленные, просто вышли в эфир, фактически не имея системы, возможности обрабатывать заказы, и достаточно долго работали с колес, подгоняя и меняя систему обработки заказов, переписывая ее несколько раз. Разработка отняла немало времени. Мы сначала выбрали одну платформу, потом перешли на другую, и так три раза – сделали три переноса данных, а это очень трудоемкий процесс.

Насчет достижений – мы компания полного цикла, имеем 7-8 своих студий, где делаем фото- и видеосъемку, и у нас есть свои модели. Все складские операции полностью наши – хранение, сортировка, упаковка. Такая модель на Западе называется дроп-шопинг. От момента, когда посылка приходит к нашему складу от поставщика, до момента, когда уже все заказы упакованы в коробки LeBoutique, и на них стоит наклейка, куда и к кому он поедет. И дальше посылка идет на «Новую почту», «Мост Экспресс» или другие службы или в наш центр самообслуживания в Киеве. Один час на весь складской процесс. Если мы везем товар из Европы, время доставки может быть и 2-3 недели, если украинские товары, то 3-4 дня.

– Процессы вы налаживали постепенно, с учетом того, как увеличивалось количество клиентов и поставщиков. Но что именно привело компанию LeBoutique к успеху?

– За любыми процессами и успехом стоят люди. Люди и команда – это первое, что должно быть в любой компании или организации.

– А где был пик? Расскажите о вашем партнерстве с «Одноклассниками»?

– Это был маркетинговый контракт. Они предоставили нам возможность разместиться на сайте, конечно, за деньги – были неплохие конверсии, в 2010-2011 годах сайт был популярным, а Facebook в Украине еще не был таким известным. Сейчас на «Одноклассниках» мы уже не размещаемся, потому что теперь в Украине наиболее популярная социальная сеть – Facebook, она стала инструментом рекламы наших услуг.

Привлечение клиентов – это целый процесс, мы их называем мемберами, или членами, участниками шопинг-клуба LeBoutique. Только в Украине уже 4,5 миллионов членов клуба, и мы продолжаем собирать их каждый день благодаря инструментам онлайн-маркетинга, в частности, в Facebook, Instagram и Google.

– На какое количество вы рассчитываете через 3-4 или 10 лет? Или этот рынок имеет ограничения? Будете иметь 10 миллионов – и точка, все?

– Я не думал над этим. Рынок имеет ограничения в первую очередь из-за количества людей на нем. Мы не можем иметь больше, чем в Украине людей, которые пользуются Интернетом.

– А кто ваш самый большой конкурент?

– В Украине есть несколько компаний, которые работают в нашем сегменте, в направлении одежды. Безусловно, мы их знаем, можно зайти на их сайт и купить одежду, но у нас дешевле. Наш клиент, прежде всего, обращает внимание на сервис. Мы предлагаем хорошие вещи по хорошей цене, которые привозятся домой. Обычно, процесс шопинга у клиентов занимает не день и не два, чтобы выбрать что-то себе и детям, надо потратить несколько дней, обойти все магазины, ничего не найти и расстроенным приехать домой. А здесь можно потратить значительно меньше времени и найти все нужное. У нас появляется от 15 до 20 тысяч новых артикулов ежедневно.

– Могут ли у вас появиться новые конкуренты? Вы говорите, что это все не ваше – просто берешь, обращаешься к Hugo Boss, Versace, и все.

– На самом деле, все сложно. У нас нет ничего простого, это труд команды на протяжении многих лет. Контракты, подписанные сейчас, делались на протяжении 6 лет. Такие компании постоянно возникают, разных размеров, и у каждой из них своя философия. Мы выбрали философию постепенного роста, шлифовки процессов и построения бизнеса с позиций фундаментальной экономической теории.

– То есть, сказать, что Андрею и Роману повезло, нельзя?

– Я бы не назвал это везением. Это просто закономерность труда.

– А в Германию вы попали благодаря кому?

– Я хорошо учился и поехал по программе, сам. Английский я знал неплохо, а вот немецким владею только на бытовом уровне. Однако учебный процесс в Германии был на английском.

– А как сегодня у вас с партнерствами? Споры есть? Как вы смотрите на партнерство с высоты опыта в 6 лет?

– Безусловно, в спорах рождается истина. Каждый человек уникален, порой нужно посоветоваться, и каждый имеет несколько сильных сторон и талантов. За счет их сочетания возникают мощные партнерства. Партнерство должно быть сильным, в нем намного легче работать, чем самому. Оно сильное, когда несколько людей не дублируют, а дополняют друг друга различными подходами и мнениями.

– Вы достаточно много зарабатываете и все же продолжаете ходить на работу каждый день?

– Да, каждый день. У нас хороший коллектив, очень много интересных процессов – продакшн, фотография, видео, работа с соцсетями, маркетинг. Мы начали работать, когда все пользовались десктопами, как средством выхода в Интернет, – это такие большие компьютеры на работе или дома. Тогда 95% или больше людей выходили в сеть через них, а сейчас с телефонов, iPad или других планшетов. Новое поколение вообще перестает пользоваться десктопами, им нужно другое предложение, другие бренды, в другом стиле, с ними нужно общаться в Facebook и Instagram. Нужно этому учиться. И мы учимся.

– Сколько времени вы работаете в день? Сколько работали?

– Сегодня 6-8 часов, а раньше бывало и больше. Не могу сказать, что раньше было 12, а сейчас 8 – есть периоды, когда 12, есть периоды, когда 10 часов.

– Вы участвуете в бизнес-клубах и форумах? Дают ли они Вам новые знания?

– Мы постоянно посещаем несколько конференций в сфере Интернет, онлайн-проектов и электронной коммерции. Это все очень интересно. Конференции, в том числе в Украине, в Киеве, привлекают очень много интересных спикеров. Это на самом деле вдохновляет.

– Что Вы думаете о бизнес-школах? Нужны ли они молодым людям? Какое образование сегодня необходимо иметь молодежи, чтобы открывать проекты, подобные вашему?

– После учебы в Москве я был поражен, насколько в Германии иначе подходят к обучению. Там действует так называемая модель обучения на кейсах, когда по каждому предмету задают какую-то конкретную проблему. Короткий кейс на 10-20 страниц, и в команде с 3-4 людьми надо подготовить решение. Конкретная ситуация, конкретная проблема с конкретными цифрами и людьми. Команды соревнуются, кто лучше. Украинские бизнес-школы тоже сейчас применяют такой подход, привлекают спикеров. Мой партнер Роман, например, в восторге от программы Киево-Могилянской бизнес-школы, и я тоже.

– Есть ли в Украине конкурентные ниши, кроме ИТ и агробизнеса?

– Я считаю, что Украина в будущем будет серьезным игроком не на узком рынке ИТ, а станет экосистемой для стартапов. Мы умеем не только программировать, но и сопровождать проект с точки зрения маркетинга, PR, и тому подобного. Сейчас ИТ – это разработка, но есть проекты, которые реализуют и какой-то конкретный физический продукт, и Украина способна его сделать. Вот на Мукачевском заводе сейчас производят детали для iPhone.

У нас есть возможности построить экосистему полностью замкнутого цикла, где проекты программируются и полностью сопровождаются, и продукт доносится до конечного покупателя. Следующее направление – сфера услуг. Структура экономики, которая еще несколько лет назад была скорее промышленная и сырьевая, будет переходить в сферу услуг, и там будут появляться малые и средние предприятия в широком спектре услуг. Сейчас услуги составляют около 70% нашего ВВП, и я считаю, что эта пропорция сохранится. Но продукт должен расти.

– Есть ли шанс у украинской одежды и обуви продаваться на Западе?

– Почему бы и нет? Это все уже продается в Объединенных Арабских Эмиратах, в Польше. Впоследствии наш производитель будет заявлять о себе.

– Стоит ли оставаться здесь, открывать новые проекты и ждать новые возможности? Или надо собирать чемоданы и ехать за границу, где все стабильно и красиво?

– Я считаю, что в Украине много возможностей. Украинец по своей природе хозяин – у него всегда хата убрана, двор чистый, заборы покрашены, все ухоженное. Я убежден, что он это сможет сделать и на уровне малого или среднего бизнеса. Ему надо немножко помочь в плане условий и дать больше стабильности...

– Стоит ли всем пробовать себя в бизнесе? Или должен быть какой-то врожденный талант?

– Пробовать нужно все, что хочется попробовать. Лучше попробовать и знать, чем не попробовать и не знать.

– Что бы вы посоветовали украинским предпринимателям?

– Когда что-то делаете, надо осознавать, что вы никуда не едете и остаетесь здесь. То есть, любить эту страну, принимать все условия и нюансы, которые у нас есть. И не бояться.

Автор: Ярослав Заблоцкий

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Экономическая и финансовая ситуация в Беларуси в 1997 г. Часть 1
 Экономическая и финансовая ситуация в Беларуси в четвертом квартале 1997 г. Часть 1
 Новая украинская медицина – сейчас или в 2022?
 Онлайн казино Igrovye-avtomaty-pharaon.com предлагает популярные игровые автоматы и азартные игры
 Logitech в мае 2013 г. начнет продажи новой беспроводной гарнитуры Logitech Wireless Headset H820e