Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Охрана труда

Представитель Интерпола Василий Неволя: Нам запрещено любое вмешательство в дела политического, военного и религиозного характера


13.11.2017 – В последнее время слова «Интерпол» и «экстрадиция» стали все громче звучать в информационном пространстве Украины. Этому, в частности, поспособствовал скандал относительно участия сотрудника Интерпола и Европола Главного управления Нацполиции в Киеве в похищении человека и вымогательстве на десятки тысяч гривен.

А также «добровольной экстрадиции» из Панамы в Украину известного экс-руководителя Госагентства по инвестициям времен президента Януковича Владислава Каськива, который подозревается украинскими правоохранителями в хищении и служебном подлоге, и которого суд отпустил под залог.

К сожалению, разговор УНИАН с начальником Департамента Интерпола и Европола Национальной полиции Украины, генералом полиции Василием Неволей происходил до этих событий.

Впрочем, кроме дела Каськива, по которому собеседник агентства не стал вдаваться в детали из-за того, что «оно продолжается, давайте дождемся его завершения», в интервью Василий Неволя рассказал о невозможности задействовать инструменты Интерпола по делам Януковича и Ко, в чем заключается проблема экстрадиции в Украину Александра Онищенко, о сотрудничестве с российским бюро Интерпола и зачем оно нужно.

Кто из украинских экс-чиновников, судей, силовиков времен Януковича еще остаются в розыске Интерпола?

Давайте начнем с категорий. Вы сразу хотите выяснить, сколько силовиков, судей, чиновников топ уровня, высокопоставленных чиновников бывшего режима находятся в розыске, но хочу предупредить, что мы не ведем учета по следующим категориям. Потому что это трудно даже научно обосновать, кто относится к должностным лицам, а кто не относится к должностным лицам. Например, районный прокурор уже чиновник, такому статусу не соответствует.

И вообще принцип работы нашего подразделения и организации в целом – каждое дело рассматривается отдельно, и каждая личность рассматривается как отдельная личность. А дальше мы в процессе работы, устанавливаем, какой статус имеет та или иная особа.

Тогда давайте по персоналиям. Например, как насчет фигурантов дела бывшего главы ликвидированного Министерства доходов и сборов Александра Клименко? Был ли кто найден, будем ли мы их возвращать?

Были найдены и возвращались. Но это вопрос каждого конкретного дела.

И сколько этих людей?

Могу вам назвать только общее количество людей, которые сейчас находятся в розыске по инициативе Украины. Это 2763. По состоянию на сегодня, на момент нашего разговора. Независимо от статуса этих людей.

Против скольких из этих лиц Интерпол применяет «красные» карточки?

2016 – арест и последующая экстрадиция, 297 – установление местонахождения и 450 – без вести пропавшие лица...

Розыск по каналам Интерпола является наиболее известным, популярным, многими считается даже единственным. Но это лишь один из механизмов и каналов, для установления местонахождения лица. У нас есть определенные принципы, которых мы стараемся придерживаться в своей деятельности. Базовых не так много, они закреплены в двух статьях Устава организации. Если коротко, то статья вторая говорит о соблюдении принципа нейтралитета и расследование дел только обще уголовного характера, в соответствии с декларацией о соблюдении прав человека.

Значит, организация себя позиционирует как политически нейтральная и независимая, которая руководствуется обще уголовным законодательством и декларацией об общих правах человека. Статья третья углубляет понимание, в чем, собственно, заключается этот принцип нейтралитета. А заключается он в том, что организации категорически запрещается любое вмешательство в дела политического, военного, религиозного и расового характера.

Имеете в виду, что большинство дел Януковича и Ко имеют политическую окраску?

В последнее время популярной стала методика: как только стоит вопрос об ответственности или розыске, не задумываясь, подтягиваются мотивы политического преследования. Конечно, то, что человек декларирует, не означает, что так есть на самом деле. Но проверку надо проводить, потому что это аргумент, который подлежит изучению и оценке.

Поэтому еще один важный принцип – организация придерживается индивидуального подхода, дело изучается отдельно, по каждому фигуранту. Детально исследуется весь контекст.

Например, как в делах по Майдану. Мне неоднократно приходилось объяснять, почему комиссии по контролю файлов Интерпол отказал в объявлении в розыск, например, Януковича, Захарченко, Ратушняка и других. Удобно нам это признавать, или неудобно, но объективно, с точки зрения независимого наблюдателя, все события происходили в контексте политических процессов, которые в, то время имели место в нашей стране. И эти политические процессы были связаны со сменой власти.

Для экспертов, которые не изнутри оценивают эту ситуацию, а оценивают ее с точки зрения международной организации, в принципе, здесь все достаточно понятно, это - политический процесс. И осуществлять розыск людей, которые занимали должности в государственных органах, в том числе, в правоохранительных органах, в том числе «Беркутовцев», будет не правильным с точки зрения Устава и правил обработки данных организации.

Но, все же, если мы хотим привлечь этих людей к ответственности, это как-то можно сделать?

Через другие механизмы международного сотрудничества, которые могут быть задействованы. Это двусторонние механизмы генеральной прокуратуры, или, возможно, создание отдельных международных институтов.

Давайте поговорим о более свежих делах. Недавно в украинских СМИ появилась новость, что досье известного судьи Чауса появилось на сайте Интерпола...

Я не видел сообщений о якобы объявлении его в международный розыск. Здесь есть некая неточность. Ведь в международный розыск он был объявлен давно. А то, что он был задержан в Молдове – это уже другое.

Расскажите на этом примере, какова дальнейшая процедура - от задержания до экстрадиции?

Собственно на этапе установления места пребывания лица, которое находится в розыске и его задержания, заканчивается полицейский этап работы, поскольку полиция свою задачу выполнила: установила место нахождения, задержала и поместила разыскиваемое лицо, по законодательству той или иной страны, в соответствующее учреждение для задержанных лиц... Далее лицо представляется в суд. И суд решает вопрос, предоставлять согласие на передекстрадицийный арест, или нет.

Передэкстрадицийный арест – это такое мероприятие, предусмотренное Европейской конвенцией о выдаче правонарушителей. В ней идет речь о том, что на 40 суток (как правило, может быть и меньше) применяется передэкстрадицийный арест. Он нужен для того, чтобы сторона, которая запрашивает экстрадицию, успела подготовить соответствующий пакет документов и предоставить его той стороне, которая осуществила задержание. Если за этот период сторона, которая инициирует экстрадицию, не успевает представить документы, тогда этот срок уже не действует и начинается, собственно, процедура экстрадиции.

Она может длиться, в зависимости от законодательства той или иной страны разный период: два месяца, три, полгода, а может даже дольше. В каждой стране это регулируется собственным законодательством, поэтому сроки разные.

А если, например, не успели представить документы с доказательствами?

Тогда это является одним из оснований для освобождения лица. Но если подали с опозданием, или появляются какие-то новые факты, это снова может быть основанием для задержания.

Были ли такие прецеденты, когда Украина не успевала подать такие документы?

Были, но их крайне мало. Это вообще уникальные ситуации, которые бывают крайне редко. На моей памяти, такое было, разве, один раз за 10 лет.

Но бывали ситуации, когда страна отказывается от отправки запроса на экстрадицию из-за различных юридических обстоятельств. Это тоже бывало крайне редко, но бывало.

И какими могут быть причины, чтобы отказаться от экстрадиции преступника, которого мы сами подаем в розыск?

Бывает, что на этапе, когда человека задержали и происходит изучение материалов для направления документов на экстрадицию, оказывается, что какие-то есть пробелы, или недостаточно доказательств. Тогда готовится соответствующее аргументированное послание о том, что мы не будем запрашивать об экстрадиции.

А если документы на экстрадицию собраны и вовремя направлены...

Если документы на экстрадицию своевременно поступили, начинается сам процесс. Но, опять же, может быть принято решение или удовлетворить запрос об экстрадиции, или отказать в удовлетворении запроса на экстрадицию (по разным причинам). В случае если запрос удовлетворяется, начинается технический этап.

Решение об экстрадиции принимается различными инстанциями, так называемыми компетентными органами. У нас это ГПУ и Министерство юстиции. После того, как решение принято, дается поручение, например полиции, обеспечить это решение технически. И потом, выполняя это поручение, мы, как полиция, договариваемся с нашими партнерами в той или иной стране, где именно (обычно, это какой-то аэропорт), в какой день и в какое время будет осуществлена передача задержанного лица. Формируется конвойная группа, она вылетает, по договоренности, в ту страну, которая удовлетворила ходатайство, и производится передача.

Возвращаясь к Чаусу, на каком этапе сейчас его дело?

Идет процедура рассмотрения молдавской стороной доказательств, оснований и обоснований, которые предоставила наша сторона, для решения вопроса об удовлетворении или отказе в выдаче.

Вы говорили, что довольно часто фигуранты дел пробуют подавать их как политически мотивированные. Но, например, дело Александра Онищенко – чисто экономическое. Почему же он до сих пор не задержан, давал ли Департамент запрос относительно него? Пока складывается впечатление, что, несмотря на то, что находится в розыске, он чувствует себя довольно вольготно.

В разрезе вопросов по делу Александра Онищенко, материалы, в отношении которого поступали с НАБУ, должен снова напомнить о механизме рассмотрения вопросов Интерполом. Для того чтобы придерживаться принципов нейтралитета, политической незаангажированности, Интерпол имеет соответствующую структуру. И в ней предусмотрено наличие соответствующего органа – комиссии по контролю файлов Интерпола. Это орган, который рассматривает жалобы от фигурантов дел.

Эта комиссия рассматривает запросы и заявления лиц, которые не соглашаются с тем, что их объявили в розыск по каналам Интерпола. И на это они имеют полное право. Хотя, как правило, одним из первых побуждений, они озвучивают мотив политического преследования. При этом также могут приводиться определенные процессуальные моменты, а также моменты, касающиеся доказанности вины в том или ином уголовном производстве.

В деле, о котором мы ведем речь, комиссия пришла к выводу о несоответствии определенных процессуальных моментов...

Процедуры вручения подозрения и все такое?

Не будем углубляться. Это моменты, касающиеся процессуальных особенностей и действий. Которые должны быть сделаны, которые были сделаны. Но которые не соответствуют правилам обработки данных Интерпола.

Это дело, которое иллюстрирует углубленный подход комиссии к изучению каждой ситуации отдельно. Я не имею права углубляться в комментарии относительно конкретных обстоятельств, но о них хорошо известно нашим коллегам с НАБУ и с ГПУ.

Значит, эта комиссия пришла к выводу, что...

...Осуществление розыска по каналам Интерпола не будет соответствовать правилам организации.

Поэтому мы и Онищенко не можем возвращать в Украину через Интерпол?

Независимо от оснований, суть решения [комиссии по контролю файлов Интерпола] в том, что каналы и механизмы Интерпола, в таких обстоятельствах, которые изложены в данных материалах, привлекаться не могут. А если есть возможность, то, пожалуйста, пользуйтесь другими каналами. Это не означает, что, если возникнут какие-то основания для апелляции, или другая ситуация, мы не сможем обращаться в организацию повторно. Привлекать Интерпол можно, но мы уже будем обязаны предоставлять новые аргументы.

Те, которые уже проверялись, мы больше использовать не можем. Они уже свое отработали.

Еще одно громкое экономическое дело – дело Фирташа. Кто, по вашему мнению, имеет так называемое право первой ночи, в случае, если его решат выдать – Украина, США или Испания?

Здесь можно рассуждать исключительно теоретически, исходя из общих знаний о положении европейских конвенций и двусторонних соглашений. Украина к этому делу не очень причастна. Только исключительно в том контексте, что он (Фирташ) – гражданин Украины. Ведь в розыске он находился не по инициативе Украины.

Вопрос, кому передавать фигуранта, будет приниматься страной, которая должна озвучить решение о выдаче или не выдаче. Это - Австрийская республика.

Представим, что оба запроса – США и Испании – нашли положительное решение (хотя это еще вопрос). В общем, если говорить не о гражданине Украины Фирташе, а про гипотетического гражданина «Икс», в отношении которого будет принято положительное решение, то возникает вопрос конкуренции по экстрадиции – кому первому выдавать. И здесь есть несколько критериев.

Во-первых, время подачи. Кто первый обратился, тот имеет преимущество. Во-вторых, тяжесть совершенного преступления. Если какая-то страна предоставила запрос о каком-то пустяковом преступлении, а другая – о серьезном преступлении, то выдается той стране, где преступление серьезнее. Но решение принимает страна, где находится задержанный фигурант.

В контексте различных экономических преступлений и розыска лиц за такие преступления, интересует также арест их имущества. Кто ответственный за то, что в Европе не арестовываются активы тех, кто находится в розыске от Украины? Какой вообще механизм такой работы? Кто должен этим заниматься – суд, полиция и т. д.?

Я очень схематично могу об этом рассказать, потому что это не всегда работа Интерпола и даже полиции. Имущество и арест имущества - это вопрос отдельных процедур.

При задержании фигуранта, вопрос о личности и его имуществе сразу разводятся в разные стороны. Лицо - это лицо. Им занимаемся по процедуре экстрадиции. А имущество требует отдельных запросов, отдельных обращений, отдельных процедур относительно его ареста. Даже такого имущества, которое изъято при задержании, не говоря уже о счетах и т.д. Значит, этот вопрос решается в отдельном порядке и он очень сложный.

Сейчас снова актуальной стала тема множественного гражданства, которое, де-юре в Украине запрещено, а де-факто - существует. Как быть, если лицо, которое разыскивается и имеет, например, гражданство Украины и США, задерживают в третьей стране? Существует ли в таком случае вероятность выдачи?

Попробую вам объяснить на примере Украины. Для Украины и подавляющего большинства стран важно придерживаться положений, которые, как правило, закрепленные в Конституции, - о невыдаче собственных граждан. Украина своих граждан не выдает. А, вместо этого, мы рекомендуем той стране, которая хочет выдачи нашего гражданина, передать нам материалы соответствующего уголовного производства, чтобы здесь, на территории Украины, в соответствии с нашим национальным законодательством, осуществлялось правосудие.

Следовательно, здесь важно выяснить, что лицо не является гражданином Украины. А сколько у него других паспортов, уже не имеет значения. Даже не имеет большого значения, есть ли у него паспорт той страны, которая просит выдачи. Главное, чтобы не было гражданства страны, которая осуществляет выдачу.

Действительно ли европейцы изучают условия пребывания в Украине для тех, по кому получают запросы на экстрадицию?

Сама эта проверка возможна и осуществляется, но не в процессе изучения материалов подразделениями Интерпола. А в процессе решения вопроса об экстрадиции. Например, у нас была ситуация, когда Италия отказала Украине в выдаче, и одним из аргументов было то, что условия содержания в украинских тюрьмах, на которые ссылался защитник разыскиваемого лица, не соответствуют определенным стандартам. Это было не решающим, но такой аргумент приводился.

Значит, в процессе экстрадиции изучается все, поскольку страна, которая выдает, берет на себя ответственность за дальнейшую судьбу и условия содержания выданного лица.

Во время нашей беседы вы неоднократно упоминали о том, что, когда появляются какие-то новые факты относительно той или иной личности, можно заново подавать запрос на ее розыск. В чем причина того, что новые факты нашими силовыми органами, которые должны готовить такую документацию, не предоставляются вовремя? Так можно «разыскивать» человека бесконечно долго, хотя он будет постить фото в соцсетях, и делать заявления для СМИ...

Этот вопрос не совсем в моей компетенции и мне не очень корректно его комментировать. Но, очевидно, что наши сотрудники, проводя следственные действия в тех условиях нормативного регулирования, в которых они работают и находятся, обязаны соблюдать УПК. И, кроме того, придерживаться порядка, предусмотренного правилами Интерпола. Поэтому, когда возникает очередной гвалт, что Интерпол не объявляет в розыск неких лиц и из-за этого «все пропало», это не соответствует действительности.

Потому что, на самом деле, Интерпол – организация, которая не отвечает за то, привлечено ли лицо к ответственности или не привлечено. Это, в первую очередь, ответственность правоохранительных органов страны.

Существует мнение, что запросы Украины в штаб-квартире Интерпола блокируют представители России. Соответствуют ли эти слухи реальности?

Мне приходилось неоднократно слышать такое мнение. Но это мнение из той, же категории, как и те, что, мол, Интерпол безосновательно не желает объявлять кого-то в розыск, более того, Интерпол не объявляет, потому, что в организации засели русские и все блокируют. На самом деле это совсем не так. Поскольку система принятия решений и оценки материалов по объявлению в розыск такая, которая не позволяет единолично решать этот вопрос любому. Независимо от того, какое гражданство имеет тот или иной работник организации.

Один из вице-президентов Интерпола действительно имеет российское гражданство. Но это не означает, что он проводит политику РФ, и имеет какие-то рычаги, чтобы проводить эту политику в деятельность организации. О принципе нейтралитета я вам говорил.

Во-вторых, принцип формирования исполнительного комитета [Интерпола] сбалансированный таким образом, чтобы поддерживалась равенство представительства континентов, регионов и чтобы его работа была взвешенной и сбалансированной.

Никакого особого «права вето» ни одна страна не имеет. Каждый чиновник, который претендует или занимает какой-то пост в организации, даже рядовую должность в секретариате, подписывает так называемую декларацию о лояльности. Это такой текст, который обязывает работника быть представителем организации, а не своей страны. Подчиняться правилам организации, а не рекомендациям правительства или других учреждений своей страны.

Существует ли сотрудничество между бюро Интерпола Украины и России?

Сотрудничество существует. И сейчас канал Интерпола остался практически единственным каналом для обмена информацией с российскими правоохранителями.

Может, существует смысл полностью разорвать связь с РФ? Почему связи с Интерполом России у нас до сих пор не оборваны?

Во-первых, обе страны находятся в составе Интерпола. Поэтому это уже является основанием для того, чтобы продолжать взаимодействие.

А, во-вторых, иногда это имеет эффект и положительный результат для нас. Например, из последних дел, в РФ были задержаны подозреваемый в нападении на инкассаторов в Чернигове (нападение на инкассаторское авто произошло осенью 2015 года, три инкассатора погибли, их машина была сожжена, а с ней исчезла наличность в более 15 млн. гривен), а недавно – убийца известного кикбоксера Лащенко. Они были задержаны в РФ, выданы, и привлечены к ответственности.

Кого Россия выдавала нам за последние 3,5 года? Кого мы выдали ей?

В течение января-сентября 2017 года на территории РФ установлено местонахождение 149 человек, которые разыскиваются правоохранительными органами Украины. И 72 лица, которые разыскиваются правоохранительными органами РФ, установлены на территории Украины. Кроме того, установлено 36 разыскиваемых транспортных средств – там, и 33 - у нас. Согласовано и принято решение о передаче из РФ в Украину 12 осужденных граждан.

А если речь идет об экстрадиции, то за указанный период из России в Украину выдано 11 человек, а из Украины в РФ - 4.

А как обстоят дела с контролем на границе? Можно ли сразу определять, разыскивается человек по линии Интерпола, или нет?

Можно. С августа 2015 года эта система работает. Мы начали этот проект в августе 2015 года в пилотном режиме, по состоянию на сегодня точная цифра пунктов пропуска, на которых система работает - 157. Имеются в виду и аэропорты, автомобильные и пешеходные переходы.

Система работает и она эффективна. Сейчас она, в принципе, является одним из основных инструментов реализации задач международного розыска по каналам Интерпола. Много человек, пересекая границу, не знают, что такая система существует.

Работает она таким образом: когда наш пограничник, например, в «Борисполе», проводит паспортом по ридерсу, запрос автоматически идет в базу данных Генерального секретариата Интерпола в Лионе. Если информация о розыске подтверждается, лицо выводится из общего потока на вторую линию контроля, проводится дополнительная проверка и если подтверждается, что это лицо действительно находится в базе данных розыска, оно передается полиции. Полиция и пограничники сообщают нам, и дальше мы уже обеспечиваем дальнейшие действия.

А как часто ГПУ, СБУ или НАБУ обращаются в Интерпол напрямую, в обход Национального бюро Интерпола?

Единичные попытки есть и, возможно, будут существовать в будущем. Но это от незнания системы работы Интерпола.

Структура организации построена таким образом – Генеральная ассамблея – высший орган, представительный исполнительный орган, Генеральный секретариат – постоянно действующий офис в Лионе, и дальше идут уже национальные центральные бюро. В каждой стране они обеспечивают информационный обмен. И поэтому весь информационный поток направляется исключительно этими каналами. Но мы не можем знать, что задумает кто-то из наших коллег.

И даже если они подали что-то без нас, то ответ приходит нам с просьбой передать им. И мы все равно видим, что был запрос.

Но Интерпол принимает такие запросы от «посторонних», а не от национального бюро?

Интерпол может принять, а может и не принять. Если незначительный запрос, могут рассмотреть, но ответ все равно отправят через нас. Это нормальная процедура. По ее правилам должны играть все, кто хочет использовать этот механизм.

Читайте также: Ирина Нежинская: Затягивание создания ГБР – это нежелание отдавать следствие и не доведение до ума антикоррупционных реформ

Напоследок, назовите ТОП-3 экстрадиций Интерпола в Украину и из Украины за последний год, которые вы считаете наиболее заметными?

Их было немало. Я их на «топы» не делю. Из тех, что помню, кроме тех, что я уже сегодня называл, дело Шепелева (экс-депутат Верховной Рады Александр Шепелев разыскивался Украиной по подозрению в совершении умышленного убийства и в хищении средств «Родовид Банка» в особо крупных размерах). От нас недавно выдали в Штаты Халупского, который считался у них одним из топ-мошенников (Владислав Халупский находился в розыске за совершение ряда преступлений, в том числе, мошенничество с ценными бумагами и в сговоре с целью отмывания средств на сумму около 30 млн. долларов).

В последнее время количество экстрадиций резко возрастает, потому что работает система на границе.

Если составить список и посмотреть, то можно найти много интересного. Просто мы воспринимаем это как обычную работу.

Автор: Татьяна Урбанская

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Доходы компании NetEnt в январе-сентябре 2016 г. увеличились на 30,3% до 1,055 млрд. шведских крон
 Прямой доступ к рынку в трейдинге (Direct Market Access E-Trading)
 Прогноз основных экономических показателей Украины в 2014-2019 гг. по версии МВФ
 Гостиница «Спутник» предлагает по доступным ценам номера и услуги HoReCa в Санкт-Петербурге
 За что критикуют пенсионную реформу и как успеть заработать стаж: интервью с Владимиром Гройсманом