“Без МВФ уже некомфортно”. Глава Минфина Марченко о карантине, индексации пенсий и бюджете

Сергей Марченко в интервью для LIGA.net рассказал о взаимоотношениях с МВФ, бюджете, индексации пенсий и помощи бизнесу во время карантина.

“Государство не должно кредитовать экономику” 

– Украина снова оказывается в волне локдауна. Правительство учитывало такую возможность в своих финансовых сценариях? 

– Страна пошла по пути локальных карантинов, что, по-моему, более адекватно. Массово закрывать все города, ограничивать движение транспорта, как было в марте-апреле 2020, вряд ли кто будет.

– Новых “8000 от президента” изначально не ожидалось?

– Важно бороться с пандемией через вакцинацию и локальные локдауны. Конечно, мы можем локально поддерживать бизнес, который пострадал, но опять же, для этого нужен ресурс. Недавно было принято решение выделить дополнительный ресурс для поддержки бизнеса в условиях локдауна (30 марта ВР поддержала законопроект, предусматривающий выплату компенсаций предпринимателям из территорий, попавших в красные зоны и соответственно находившимся на карантине).

– Вы считали убытки, которые карантин наносит именно госбюджету?

– Возможны потери местных бюджетов, поскольку страдает малый бизнес, который платит единый налог. Также есть вероятность дополнительных выплат по безработице, но мы готовы профинансировать их. Я не склонен думать, что будут массовые увольнения.

Во-первых, давайте откровенно, ведь часть предпринимателей проигнорируют ограничения, поскольку они работают в тени. Во-вторых, бизнес в целом уже привык к периодическим локдаунам и понимает план действий на случай новых ограничений. Даже нынешнее решение о локдауне в Киеве (разговор состоялся 18 марта в течение нескольких часов после решения КГГА о введении жестких ограничений в Киеве), хоть и было, в общем-то, неожиданным, но все, кто отслеживает статистику заболеваемости, понимали, что карантин возможен.

– А налоги на импорт? Во время карантина импортный ритейл, как правило, останавливается.

– Я меньше всего волнуюсь за импорт. Как показала практика прошлого года, определенные остановки во время карантина очень быстро наверстываются за счет отложенного спроса. С другой стороны, в этом есть позитив с точки зрения платежного баланса и соответственно давления на курс гривны.

“Приоритетом в расходах должна стать вакцинация” 

– У вас уже есть точный ответ, почему прошлогодний ковидный фонд был потрачен, мягко говоря, не совсем на борьбу с ковидом?

– Верховная рада приняла решение, что средства могут быть направлены также на другие цели, связанные с восстановлением экономики.

– Здесь речь идет о том, почему Минздрав не смог распорядиться этим ресурсом? 

– Действительно, как министру финансов, мне часто не хватало прогнозируемости от Минздрава относительно расходов. Формат “пожарного” выполнения расходов со стороны Минздрава не совершал нам доброго дела. В этом, на мой взгляд, причина не совсем эффективного использования ковидного финансирования прошлого года.

– Сколько средств предусмотрено на борьбу с ковидом в бюджете 2021?

– На начало 2021 года образовался остаток 6,1 млрд. грн. Эту часть можно считать быстрой ликвидностью, за счет которой мы можем финансировать расходы, связанные с ковидом, например, на дополнительные выплаты и пособия по безработице.

Часть этого остатка в соответствии с решениями правительства в 2021 году уже направлена для закупки вакцин против COVID-19 и оплату услуг по вакцинации. Для завершения оказания единовременной материальной помощи предпринимателям, которые могут потерять доходы во время карантина, на материальное обеспечение в связи с временной потерей трудоспособности и выплаты пособия по безработице.

Учитывая указанное, общий объем средств на закупку вакцин – 4 млрд. грн, также есть 17,3 млрд. финансирования Нацслужбы здоровья – это полный спектр расходов, необходимых на борьбу с пандемией.

– Десятков миллиардов, как было в прошлом году, уже не нужно?

– Вопрос не в ресурсах, вопрос в направлениях. Если нам необходимо финансирование на определенные особые “ковидные” расходы – сформируйте запрос, средства мы найдем. В прошлом году мы всегда находили возможность, например, перераспределить расходы из других статей бюджета. Но важно, чтобы мы понимали, на какие цели нам нужны эти средства.

– У Минздрава появилась способность своевременно формировать такие запросы – Украина готова ли к пандемии в 2021 году?

– Готова. Средств, которые мы заложили на финансирование НСЗУ, достаточно для решения всех необходимых вопросов. Мы не сформировали особого emergency-пакета, но таким пакетом являются расходы на вакцинацию. Это должно стать нашим приоритетом: можно выделять средства на лечение, но, я считаю, что лучше действовать на опережение.

“Рефинансирование старых долгов в 5-7-9 нужно пересматривать” 

– Программа 5-7-9 после постковидного переформатирования предусматривала поддержку бизнеса, пострадавшего от пандемии. Но сейчас одну из опций программы – пополнение оборотных средств под 3% годовых, ‒ насколько нам известно, довольно активно используют аграрии для финансирования посевной кампании. Является ли адекватным такое использование антикризисной помощи правительства?

– При первой волне пандемии правительство стремилось максимально быстро ввести меры по государственной поддержке всех малых и средних предприятий, независимо от вида деятельности. Сегодня, по результатам года мы четко понимаем, в какой степени пострадали те или иные сферы, и в зависимости от этого будем делать соответствующие изменения в программе, чтобы обеспечить пропорциональность государственной помощи полученным убыткам.

По моему мнению, антикризисная версия 5-7-9 проходит обычный путь любого временного инструмента. Теперь происходит его определенное искривление. То, о чем вы говорите, в целом поднимает перед Минфином вопрос целесообразности такого инструмента, ведь его цель – предоставить малому-среднему бизнесу подушку ликвидности. Поэтому программе снова необходимо переформатирование.

Мы не можем установить ограничения, чтобы кредиты не выдавались определенной области, это неправильно, к тому же многие аграрии в прошлом году пострадали от засухи, их также важно поддерживать. На мой взгляд, необходимо собрать информацию и усовершенствовать требования к участникам. Думаю, в ближайшее время мы будем к этому готовы.

– О каком именно усовершенствовании идет речь? Возврат к ограничениям по сумме и объемам выручки предприятий? 

– Изначально целью программы была поддержка инвестиционных проектов бизнеса. Рефинансирование старых долгов и “оборот” должны были дать возможность компаниям перевести дыхание на время кризиса. Думаю, что сейчас стоит возвращаться к приоритетным задачам: развитию бизнеса, созданию новых рабочих мест. У бизнеса был год времени, кто не смог воспользоваться этой помощью – что ж, государство не должно кредитовать экономику, это не наша задача.

У нас на пороге новый локдаун. Я думаю, антикризисные программы не надо трогать. А вот рефинансирование старых долгов – нужно пересматривать. Кстати, динамика последних месяцев показывает, что рефинансирование уже насытило рынок.

“Планируем реформу налога на прибыль и НДС” 

– Аграрии жалуются, что в связи с конфликтом вокруг АО “Мотор Сич”, их доступ на китайский рынок может осложниться. Рассматривает ли государство варианты компенсаций тем, кто, прежде всего, пострадает от этого? 

– Аграрный сектор в Украине – это высоко маржинальный бизнес. Если мы учтем высокие цены на товары украинского экспорта в мире, примем во внимание всю господдержку, плюс – компенсацию НДС и сравним это с налогами, которые в Украине платят крупные промышленные группы, то государство вполне может задать вопрос: а где доходы? Это касается не только аграриев, но и, например, других финансово-промышленных групп.

– Значит, налог на прибыль по сравнению с компенсацией НДС составляет мизерную сумму?

– Если в процентном соотношении, то эта цифра близка к нулю.

– У вас есть понимание, что с этим делать?

– Нужен диалог с бизнесом. В то же время сейчас мы готовим комплекс изменений в Налоговый кодекс, которые разрушают существующие пробелы в законодательстве, позволяющие различным бизнесам уклоняться от уплаты налогов. Речь идет, прежде всего, о налоге на прибыль, НДС и экологическом налоге. Но я бы не хотел вдаваться в детали, ведь сейчас происходит согласование модели. Однако политическая поддержка этих изменений есть.

Я понимаю, что это решение будет трудно провести через парламент, ведь многим это не понравится, но и в дальнейшем терпеть уклонение от уплаты налогов – не тот путь, который нас устраивает.

– Вы не считаете, что в последнее время налоговая система в Украине имеет все меньше общего со справедливостью? Речь идет о снижении НДС до 14% для агропереработки, откровенно льготной системе налога на труд для IT-компаний, которые используют труд ФОП, о проекте стимулирования IT-бизнеса «Дия. City». 

– Я понимаю, о чем вы говорите, но не во всем согласен. Например, «Дия. City» – это проект, который предоставляет дополнительные условия на уже существующем поле, то есть он не сужает налоговую базу, а наоборот поможет нам привлечь новых налогоплательщиков.

14% для агропереработки – согласно расчетам это дает нам определенную экономию на возмещении НДС и позволяет более эффективно бороться с налоговыми схемами. Хотя есть вопросы относительно категорий товаров аграрной продукции, которые получили снижение НДС.

– Вы, как министр финансов, за «Дия. City»?

– Мы не были флагманом этого проекта, но на определенном этапе присоединились, чтобы помочь. Так что в целом да, мы поддержали эту идею.

Можем предоставить государственные гарантии для «Укрстроя» и «Аркады» 

– В прошлом году Минфин предоставил государственных гарантий по кредитам на 48,5 млрд. гривен. Кого государство готово поддерживать так в дальнейшем?

– Традиционно гарантии имеют ограниченный круг потенциальных получателей, их перечень определяется в законах о государственном бюджете на соответствующий год. Среди приоритетных сфер кредитования под государственные гарантии – самоокупаемые инвестиционные проекты и оборонная сфера.

В предыдущие годы использовали возможность их получения в основном предприятия оборонной отрасли. В прошлом году гарантии также получили Укрэнерго и Укравтодор. Помимо этого Минфин запустил совершенно новый инструмент – государственные гарантии на портфельной основе для поддержки микро-, малого и среднего бизнеса.

– Действительно ли сейчас Минфин готов предоставить государственные гарантии компаниям, которые будут достраивать объекты «Укрстроя» и «Аркады»? 

– Скажем так, возможность есть. Но для того, чтобы частная компания получила государственную гарантию, ей придется приложить усилия, чтобы убедить нас, что это не приведет к потерям государственного бюджета в будущем.

– Какой будет гарантия для Автодора в этом году? 

– Пока речь идет о 10 млрд. грн., но от них есть запрос на большую сумму гарантии. Увидим. В целом у нас есть законодательное ограничение на этот год: не более 40 млрд. грн. гарантий. Эта сумма появилась в ходе переговоров с МВФ. Если мы захотим дать гарантии на большую сумму, нужно будет отдельно обсуждать это с фондом.

“Программа с МВФ будет продолжена” 

– Каков сейчас статус переговоров Украины с МВФ? Со стороны выглядит, что мы вообще ни о чем не договорились. 

– Эта история не о “договорились или нет”, а об ответственности и способности выполнять взятые на себя обязательства. Украина подписывает программу с определенными позициями. После этого не может стоять вопрос, чтобы что-то из них снять или не выполнить – это наши обязательства.

Мы смогли договориться, что после изменения программы в прошлом году, которую предложил сам фонд, учитывая коронакризис, с повестки дня ушло около шести позиций, то есть мы уменьшили количество структурных маяков. Но такое бывает крайне редко. Более того, у нас возникает откат с обязательствами, выполненными в рамках предыдущих программ, поэтому в МВФ резонно поставили вопрос об этом.

– Вам было бы проще вести переговоры, если бы миссия проходила офлайн, а не онлайн?

– Думаю, шансов достичь конструктивных итогов было бы больше. Когда мы сидим за одним столом, донести позицию легче и быстрее, чем через видеосвязь. Во время последней миссии мы несколько дней обменивались определенной статистической информацией, в частности, относительно фискальной части. Но это нюансы. МВФ надо понимать, что мы движемся достаточными темпами к выполнению взятых обязательств. В условиях офлайн-миссии нам было бы проще показать прогресс и готовность выполнять обязательства.

– Что нужно сделать Украине, чтобы достичь прогресса с МВФ?

– На повестке дня есть энергетические вопросы: рынки газа и электричества, далее – антикоррупционная политика, судебная реформа. В части компетенции Минфина есть дискуссии относительно бюджетного баланса на 2022-2023 годы. МВФ видит необходимость снижения дефицита до 3,5% ВВП, мы хотели бы смягчить это движение, ведь каждый год сокращать дефицит бюджета на 2% – это политически сложная задача для любого министра финансов.

– До какого времени Украина более-менее комфортно будет чувствовать себя без денег МВФ?

– Нам уже некомфортно. И так было еще в прошлом году. Конец 2020-го был очень сложным, но нам удалось согласовать параметры бюджета-2021 и получить финансы от ЕС. Для этого в ноябре мы две недели ежедневно обсуждали бюджет с нашими партнерами.

– Значит уже сейчас критически необходимо получить средства фонда?

– Они предусмотрены бюджетом, у нас нет возможности получить доходы из другого источника. Программа МВФ – наш базовый сценарий.

– Вы могли бы выйти на внешние рынки заимствований без МВФ?

– Да, но какова цена вопроса? Никто нам не запрещает этого делать, но инвесторы также спрашивают у нас, как Министерства финансов: что у вас с МВФ? Что нам отвечать на это?

– Когда Украина будет иметь следующий шанс получить положительное решение от фонда? 

– Когда мы сможем решить текущие вопросы, которые отмечены выше.

– Сколько на это есть времени и когда планируется следующая миссия?

– Сейчас такого нет. Мы общаемся с МВФ три раза в неделю, поэтому они в реальном времени прекрасно понимают наш прогресс.

– Текущая программа Stand-by должна завершиться в этом году, но Украина уже совсем не вписывается в эти сроки. Возможно, есть смысл начинать переговоры о новой программе?

– Наша главная задача – выполнять текущую программу. Относительно новых переговоров – вопрос пока не стоит на повестке дня.

– Будет ли продлена текущая программа Stand-by?

– Да, она может быть продлена минимум на полгода.

– МВФ как-то отреагировал на высказывания советника президента Тимофея Милованова (в комментариях в Facebook Милованов нецензурно обвинил МВФ в безрезультатном завершении последней миссии)?

– Тимофей Милованов, конечно, является спикером в определенной степени, но он не ведет непосредственно переговоры. Если бы это прозвучало из моих уст, то, конечно, такое было бы неприемлемо с нашей стороны. А в этом случае – это лишь определенные заявления отдельных лиц.

– Иностранные инвесторы, которые вкладываются в гривневые ОВГЗ, недавно приостановили вхождение в украинские активы. Это реакция на отсутствие прогресса с МВФ?

– Нерезиденты уже вернулись, они присутствуют на нашем рынке. Пока нет свидетельства, что у них есть определенные негативные ожидания в отношении нас.

– Как вы относитесь к идее другого советника президента Олега Устенко относительно обмена ВВП-варрантов на обычные еврооблигации.

– С позиции Минфина такие заявления очень нежелательны.

– Вы планируете выкуп варрантов в этом году?

– Я не могу это комментировать. Но в целом, учитывая их рыночную стоимость, я бы не хотел быть министром финансов, который переплачивает за варранты.

“Индексация пенсий – это проблема” 

– Как МВФ относится к проектам нулевой декларации, которые недавно появились в ВР? Есть информация, что фонд сейчас категорически против этого – так ли это? Что об этих проектах думает Минфин? 

– Минфин приобщался к работе над законопроектами о добровольном (нулевом) декларировании. Сейчас мы дискутируем этот вопрос с МВФ.

– Обсуждалась ли с МВФ тема запуска обязательных пенсионных накоплений? Какова позиция Минфина: согласны ли вы с моделью, по которой на финансирование пенсионных взносов будет направлена часть ЕСВ и НДФЛ?

– Да, с МВФ вопросы введения второго уровня пенсионной системы обсуждались. Представители МВФ готовы присоединиться к работе по определению оптимальной модели второго уровня пенсионной системы, что обеспечит сбалансированность системы общественных финансов и минимизирует возможные риски введения второго уровня. Относительно модели уплаты и размера взноса в накопительную пенсионную систему – в настоящее время этот вопрос мы детально изучаем.

– Индексация пенсий, которую правительство провело в марте, не подрывает ли наши договоренности с МВФ? 

– В целом это проблема, ведь средства были предусмотрены на несколько другие сроки индексации. Это создает определенный дефицит Пенсионного фонда, а значит, нам придется искать для этого решения. Цена вопроса – до 6 млрд. гривен. Конечно, с точки зрения социальной справедливости, все правильно. Но для министра финансов это сложный вопрос.

– Как на это реагирует МВФ?

– Они не против индексации, но нам нужно показать компенсаторы. Сейчас мы смогли их убедить, что такое политическое решение будет для нас хоть и болезненным, но не критичным, частично мы сможем компенсировать его за счет перевыполнения плана по налоговым поступлениям за первый квартал.

“Для нас нежелательны любые колебания курса” 

– За счет чего будет перевыполнение по налогам? 

– Более высокий, чем планировалось налог на прибыль: объемы минимизации налога уменьшились за счет борьбы со схемами. Продолжается чистка фиктивного НДС. Там также будет убеждение.

– Вы постоянно говорите, что борьба со схемами продолжается. Сколько за счет этого получил дополнительно бюджет за год, что вы находитесь на посту? 

– 50 млрд. грн. по платежам ГНС по общему фонду.

– Павел Рябикин справляется ли с задачами во главе таможни?

– Скажу так, что таможня пока выполняет план.

– В этом году реальный курс гривны, похоже, снова будет ниже показателя, по которому рассчитан госбюджет. Нам ожидать девальвации под конец года? 

– Зачем?

– Чтобы у Минфина не было проблем с налоговыми поступлениями, как в прошлом году.

– В прошлом году проблема была не в поступлениях, а в источниках финансирования дефицита. Нас интересует прогнозируемый курс, а значит, любые резкие колебания для Минфина нежелательны. Как профинансировать дефицит – мы найдем источники.

Авторы: Сергей Шевчук, Борис Давиденко

Источник: Правительственный портал

Перевод: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий