Депутат Леонид Емец: Посидеть в тюрьме – без яхт и ресторанов – это аргумент для депутатов

26.06.2018 – Нардеп от фракции «Народный фронт» и соавтор проекта Избирательного кодекса предлагает сажать народных депутатов на 3-7 лет за кнопкодавство. С Леонидом Емцом мы общаемся, прогуливаясь в парке возле комитетов Верховной Рады. Он – в кроссовках, джинсах, рубашке и пиджаке – совсем не похож на народного депутата.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Емец считает добрым знаком, что 7 июня парламент принял закон об Антикоррупционном суде. Ведь это означает, что депутаты, хоть и под давлением общества и международных партнеров, но могут принимать хорошие инициативы.

Так, парламентарий, который совместно с Андреем Парубием и депутатом Александром Черненко является автором проекта Избирательного кодекса, надеется, что следующей победой парламента станет изменение избирательной системы. А именно – отмена мажоритарки и переход на пропорциональную систему с открытыми региональными списками.

На днях Леонид предложил еще одну инициативу – сажать депутатов в тюрьму за кнопкодавство (неличное голосование).

Поэтому мы поинтересовались у депутата Емца, почему он предлагает столь радикальные санкции для коллег, почему штрафы нардепам не страшны, и какие сейчас настроения в Верховной Раде относительно избирательной реформы.

– Недавно вы зарегистрировали законопроект, который предусматривает уголовную ответственность за кнопкодавство. Почему такая жестокая санкция?

– Депутаты шли в парламент, обещая отменить кнопкодавство как позорное наследие старого режима. К сожалению, это уже не наследство. Это абсолютно рабочий инструмент сегодняшнего парламента. Это позорно и с моральной точки зрения, и с юридической.

Кнопкодавство является также вредным. Конституционный суд уже в двух своих решениях – относительно языкового закона «Кивалова — Колесниченко» и закона о всеукраинском референдуме – признал их неконституционными именно из-за нарушения процедуры голосования и неличное голосование.

Тот закон, который принимается с кнопкодавством, на самом деле не стоит даже той бумаги, на которой его напечатают, потому что рано или поздно он будет отменен. Кроме прямых убытков – его публикации, обнародования и реализации, – есть еще косвенные убытки, потому что какое-то время государство будет жить по закону, который является фейковым, и который, в конце концов, будет отменен.

Поэтому надо останавливать эту практику.

– Сколько лет «светит» депутату — кнопкодаву, если законопроект примут?

– У нас есть прямой запрет кнопкодавства – прописан в Конституции (статья 84). Но нет ответственности. То есть уже сутки как мы обнаружили, общественно осудили – и все.

Если это депутаты, которые избираются, покупая себе мандаты, им фиолетово – осудило их общество или нет. А вот уголовная ответственность – это уже совсем другая история.

В моем законопроекте за неличное голосование предлагается наказание от 3 до 7 лет лишения свободы плюс штраф.

Уголовная ответственность – это не слишком, потому что мы живем по законам, которые принимаются кнопкодавами. И часто эти кнопкодавы даже не в курсе, какие законы они прокнопкодавили.

– Почему бы не наказывать депутатов, например, большими штрафами?

– Объясню. Я как депутат, когда получаю зарплату, ставлю подпись об этом в специальной книжке. А у нас есть избранники, которые за 2-3 года своего депутатства ни разу не получили свою зарплату. Какими штрафами их можно ограничить?

Некоторые депутаты тратят от 2 до 5 миллионов долларов на предвыборную кампанию, а вы хотите их штрафами запугать? Даже если это будет 20-50 тысяч гривен. И они даже не почувствуют  такие штрафы. А вот посидеть в тюрьме, без яхт, без ресторанов и другой роскоши – это для таких депутатов аргумент.

– Как считаете, коллеги поддержат ваш законопроект?

– Программа максимум – принять закон и прекратить кнопкодавство.

Программа минимум – узнать пофамильно кто за то, чтобы у нас реально избавились от кнопкодавства, а кто просто обманывает людей, рассказывая на эфирах о важности отмены этого явления.

– Вы также является соавтором проекта Избирательного кодекса, который предусматривает отмену мажоритарки и переход на пропорциональную избирательную систему с открытыми списками. Какие сейчас настроения у депутатов, они готовы ли к избирательной реформе?

– Те, кто раньше смеялись над идеей изменения избирательного законодательства, сейчас гораздо серьезнее относятся к тому, что очевидно придется это законодательство менять. Это есть во всех фракциях.

Но наши народные избранники уверены, что у них все будет хорошо и независимо от того, как они выполняют свою работу, их снова изберут в парламент. Они не ходят на работу, в комитеты. Но без них, увы, голосовать за реформу невозможно, потому что нужно 226 голосов.

Общество увидело, что для того, чтобы этот парламент принимал правильные законы, депутатов нужно, как стадо сгонять и принуждать что-то делать.

– Кто в Верховной Раде против отмены мажоритарки и открытых избирательных списков?

– Проблема в том, что партийному руководству не очень нравится этот закон. Ведь он лишает их инструментов влияния на будущий список и на будущую фракцию. И именно партийное руководство может быть далеко не первыми по результатам выборов. Поэтому они не в восторге. Хотя и обещали избирательную реформу и понимают, что это общественное требование. И если будет возможность съехать с этого вопроса, то они ею воспользуются.

То же самое с депутатами. Мажоритарщики, они отчитываются перед своими избирателями, готовы изменить избирательное законодательство. Но есть те мажоритарщики, которые не отчитываются. Они просто купили свои мандаты и будут категорически против реформы.

К сожалению, этот слой самый мощный и богатый в парламенте. Они будут искать возможности «сбить» этот закон.

– Сейчас Избирательный кодекс прорабатывается в комитете по вопросам правовой политики и правосудия. Сколько правок подано в законопроект и сколько из них уже рассмотрели?

– Зарегистрировано 4400 правок. Из них обработано сейчас где-то 25%. Проблемные вопросы оставлены на финал.

Примерно 10-15% всех правок достойны внимания и имеют стремление действительно улучшить закон. А 70-80% – это замыливание процесса, чтобы сделать его длинным, тягучим.

Этот документ не является простым. Он сложный, потому что это Избирательный кодекс. Если бы депутаты поддержали тот законопроект, который мы с Виктором Чумаком делали (проект закона «О выборах народных депутатов Украины» №1068-2), то было бы намного проще.

Хорошо, что над кодексом работает рабочая группа. У них есть все рычаги и возможности доработать этот закон так, как они считают нужным. Главное, чтобы сохранялась система открытых избирательных списков и отмена мажоритарки.

– Что именно депутаты предлагают изменить в Избирательном кодексе?

– К сожалению, у нас правки в основном не для того, чтобы улучшить законопроект, а чтобы пропиариться на них или сбить процесс.

Есть такие правки, которые вообще возвращают 100% мажоритарку. Есть такие, которые делают закрытые списки. Правок настолько много, что из них можно слепить 20 совершенно других, кардинально разных законов.

– Сколько народных депутатов реально поддерживают избирательную реформу?

– Думаю, 40% парламентариев готовы поддержать новое избирательное законодательство. Еще как минимум 10% нам надо убедить.

В принципе, 90% депутатов обещали украинцам изменение избирательного законодательства. Не обещал только «Оппозиционный блок». Все остальные говорили, что проведут избирательную реформу, прописали это в коалиционном соглашении.

Поэтому надо давить как раз этими аргументами – обещали, то выполняйте. Или признайте, что вы лжецы, которые не собираются реализовывать свои обещания.

– А сколько депутатов сомневаются?

– Думаю, 20%. Но сомневаются они пока что не в пользу реформы – их надо убедить.

– Чем избирательная реформа может быть выгодна депутатам?

– Она выгодна тем, кто представляет своих избирателей. Потому что украинскому народу вслед за антикоррупционным судом нужен антикоррупционный парламент.

В том виде, в котором это есть сейчас – что можно стать депутатом, купив себе мандат через гречку или купив место в партийном списке, – это коррупционный парламент. Потому что потом те деньги они начинают компенсировать в Верховной Раде за соответствующие изменения в закон. А потом эти законы, по которым живет вся страна, несут эту коррупцию в нашу жизнь.

Этот коррупционный парламент чрезвычайно вреден для Украины и ее будущего. Поэтому те депутаты, кто заинтересован, чтобы мы жили в европейском государстве, таких депутатов 100-150 точно есть, заинтересованы в том, чтобы избирательная реформа была проведена.

– Когда будет следующая битва за Избирательный кодекс?

– Второе чтение мы получим где-то осенью.

Общество все громче начало требовать от парламента выполнение этого обещания – введение открытых избирательных списков и отмены мажоритарки. Митинг, который состоялся перед парламентом, уже показал, что есть сотни и тысячи людей, которые не за деньги, а ради будущего своего и своих детей готовы выходить и требовать от депутатов выполнения политических обещаний.

Думаю, что чем ближе к выборам, тем громче будет это общественное требование. Прогнозирую на начало сентября митинги, акции, медийные проекты, которые должны побудить парламент изменить избирательное законодательство.

Автор: Дарья Рогачук

Источник: Украинская правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий